171 статья УК

автор ответа,

Вопрос

За какой период определяется сумма ущерба (дохода) для привлечения лица, ведущего незаконную предпринимательскую деятельность?

Ответ

Условием уголовной ответственности за незаконное предпринимательство является причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо извлечение в результате незаконного предпринимательства дохода в крупном размере за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности. То есть такой доход берется следственными органами с той даты, которая стала им известна как дата начала незаконной предпринимательской деятельности до момента пресечения такой деятельности.

Обоснование

Согласно примечанию к ст.170.2 УК РФ крупным размером, крупным ущербом и доходом в ст. 171 УК РФ признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей два миллиона двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным — девять миллионов рублей.

В соответствии с п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 N 23 (ред. от 07.07.2015) «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве» под доходом в статье 171 УК РФ следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности.

Важно! В п. 2 данного Постановления разъяснено следующее: «В тех случаях, когда не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя лицо приобрело для личных нужд жилое помещение или иное недвижимое имущество либо получило его по наследству или по договору дарения, но в связи с отсутствием необходимости в использовании этого имущества временно сдало его в аренду или внаем и в результате такой гражданско-правовой сделки получило доход (в том числе в крупном или особо крупном размере), содеянное им не влечет уголовной ответственности за незаконное предпринимательство. Если указанное лицо уклоняется от уплаты налогов или сборов с полученного дохода, в его действиях при наличии к тому оснований содержатся признаки состава преступления, предусмотренного статьей 198 УК РФ.»

На вопрос отвечала:
Виктория Александровна Лексина,
консультант ИПЦ «Консультант+Аскон»

Из Уголовного кодекса исключат статью 205 о фиктивном предпринимательстве. Соответствующий Закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины и Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно уменьшения давления на бизнес» (законопроект № 1080) принят на сегодняшнем заседании Верховной Рады.

Декриминализация фиктивного предпринимательства позволит рассматривать создание или приобретение субъектов предпринимательской деятельности с целью прикрытия незаконной деятельности или осуществления видов деятельности, в отношении которых есть запрет, как приготовление к преступлению. В то же время собственно прикрытие такой незаконной деятельности с помощью фиктивного предпринимательства сможет рассматриваться как способ совершения определенных преступлений (в частности, уклонения от уплаты налогов, сборов, мошенничества и т.п.).

Также будет повышен размер сумм фактического непоступления в бюджет налогов, сборов и других обязательных платежей для установления наличия признаков составов уголовных преступлений, предусмотренных ст. 212 Уголовного кодекса. А именно предлагается определить:

— под значительным размером средств следует понимать суммы налогов, сборов и других обязательных платежей, которые в три тысячи и более раз превышают установленный законодательством необлагаемый минимум доходов граждан (сейчас — тысячу);

— под крупным размером средств следует понимать суммы, которые в пять тысяч и более раз превышают установленный НМДГ (сейчас — три тысячи);

— под особо крупным размером средств следует понимать суммы налогов, сборов, других обязательных платежей, которые в семь тысяч и более раз превышают установленный НМДГ (сейчас — пять тысяч).

Кроме того, ко второму чтению проекта № 1080 были рассмотрены правки, одну из которых учли при принятии Закона, в частности, увеличен размер штрафов за уклонение от уплаты налогов (ст.212 УК).

Так, за умышленное уклонение от уплаты налогов в значительных размерах установлен штраф от трех до пяти тисяч необлагаемых минимумов доходов (было от одной до двух тысяч), а за те же действия, совершенные по предварительному сговору или в крупных размерах, — от пяти до семи тисяч необлагаемых минимумов доходов (было от двух до трех тысяч).

Напомним, для норм административного и уголовного законодательства в части квалификации преступлений или правонарушений сумма необлагаемого минимума устанавливается на уровне налоговой социальной льготы. Размере налоговой социальной льготы можно узнать в справочнике ИПС ЛІГА:ЗАКОН. Тестовым доступом к продуктам ИПС ЛІГА:ЗАКОН можно воспользоваться .

Узнать попала ли ваша компания в графики плановых проверок государственных органов надзора и контроля можно с помощью сервиса CONTR AGENT от ЛІГА:ЗАКОН. Кроме того, вы можете проверить благонадежность контрагента, который вас интересует, прямо сейчас, оформив заявку на тестовый доступ к сервису.

О первых шагах и решения новой власти читайте

ЛІГА:ЗАКОН приглашает представителей бизнеса принять участие в конференции Safe Side 2.0, которая состоится 9 октября. Подробнее о мероприятии

Владимир Малыш, адвокат уголовно-правового департамента АО «AVER LEX», прокомментировал некоторые нюансы принятого Закона

Декримининализация статьи о фиктивном предпринимательстве (ст. 205 Уголовного кодекса Украины) может привести как к увеличению привлекательности украинского бизнеса для инвестирования и роста государственного бюджета, так и к росту массы незаконно полученных средств на рынке и огромных бюджетных потерь.

Как отмечает законодатель, целью является уменьшение неправомерного давления на бизнес со стороны правоохранителей и увеличение поступлений в бюджет государства за счет увеличения штрафов за совершение смежных с фиктивным предпринимательством преступлений. Учитывая тот факт, что правоохранители часто манипулируют наличием фиктивного предпринимательства в длинной цепи контрагентов для обвинений государственных и частных предприятий в хищении средств и совершении других преступлений с более тяжкой ответственностью, указанная цель имеет высокие шансы реализоваться.

Однако, с другой стороны, могут возобновить свою деятельность так называемые «конвертационные центры» — предприятия, которые занимаются отмыванием средств, но в большинстве своем прекратили деятельность в Украине. Теперь у них появляется возможность зарегистрировать юридические лица в больших количествах на «подставных» лиц и возобновить работу по отмыванию средств, полученных незаконным путем, без значительных потерь. Кроме того, компании, которые ранее имели статус неприбыльных (с нулевым доходом) без ущерба для себя смогут перейти в статус убыточных, так называемых — «минимизаторов».

Поэтому еще одним следствием таких изменений может быть рост количества незаконного бизнеса, который приносит огромные репутационные и финансовые потери стране.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 N 23 (ред. от 07.07.2015) «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве»

В том случае, когда незаконная предпринимательская деятельность, осуществленная организованной группой лиц, была сопряжена с извлечением дохода в особо крупном размере, действия этих лиц подлежат квалификации по пунктам «а» и «б» части 2 статьи 171 УК РФ с приведением в описательно-мотивировочной части приговора мотивов принятого решения.

Указание Генпрокуратуры России N 65/11, МВД России N 1 от 01.02.2016 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности»

п. «б» ч. 4 ст. 162, п. «б» ч. 2 ст. 171, п. «б» ч. 4 ст. 174, п. «б» ч. 4 ст. 174.1, ч. 3 ст. 228, ч. 5 ст. 228.1, ч. 2 ст. 228.3, п. «в» ч. 2 ст. 228.4, ч. 4 ст. 229, п. «б» ч. 4 ст. 229.1.

Указание Генпрокуратуры России N 744/11, МВД России N 3 от 31.12.2014 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности»

п. «б» ч. 4 ст. 162, п. «б» ч. 2 ст. 171, п. «б» ч. 4 ст. 174, п. «б» ч. 4 ст. 174.1, ч. 5 ст. 228.1, ч. 2 ст. 228.3, п. «в» ч. 2 ст. 228.4, ч. 4 ст. 229, п. «б» ч. 4 ст. 229.1.

Определение Конституционного Суда РФ от 14.05.2015 N 1127-О «По жалобе гражданки Немецковой Татьяны Анатольевны на нарушение ее конституционных прав подпунктом «а» пункта 1 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Как следует из представленных материалов, по уголовному делу, возбужденному 18 января 2013 года по признакам преступления, предусмотренного пунктом «б» части второй статьи 171 УК Российской Федерации (незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере, выразившееся в незаконной добыче неустановленными лицами песчано-гравийной смеси), 14 февраля 2013 года в ходе осмотра места происшествия — карьера, расположенного вблизи деревни Есипово Солнечногорского района Московской области, были изъяты автосамосвалы и специальная техника, которые в тот же день постановлением следователя следственной части Главного следственного управления Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Московской области были признаны вещественными доказательствами, а 16 мая 2013 года — переданы на ответственное хранение ООО «Автостоянка». Среди прочих технических средств были изъяты и переданы на ответственное хранение бульдозер и экскаватор, которые на праве собственности принадлежат Т.А. Немецковой и которые на основании выданной ею доверенности находились в управлении и распоряжении гражданина С.Г. Саркисова, участвующего в уголовном деле в качестве свидетеля.

Определение Конституционного Суда РФ от 10.03.2005 N 97-О «По жалобе гражданина Головкина Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 3 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, части 12 статьи 27.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении Положения о направлении на переработку или уничтожение изъятых из незаконного оборота либо конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции»

1. В ходе расследования по уголовному делу по обвинению гражданина А.И. Головкина — директора Калининградского филиала ООО «Уния» в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «а» и «б» части второй статьи 171 (Незаконное предпринимательство) и частью второй статьи 199 (Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации) УК Российской Федерации, должностными лицами следственного отдела при Западном управлении внутренних дел на транспорте МВД Российской Федерации на основании статей 81 и 82 УПК Российской Федерации были признаны вещественными доказательствами, приобщены к уголовному делу и затем, как изъятые из незаконного оборота, переданы для технологической переработки в ЗАО «Центрспиртпромпереработка» 62 контейнера с алкогольной продукцией (более 1,16 млн. л), поступившие в адрес филиала ООО «Уния» из Бельгии и ФРГ.

Указание Генпрокуратуры России N 52-11, МВД России N 2 от 15.02.2012 (ред. от 15.08.2012) «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности»

п. «б» ч. 4 ст. 162, п. «б» ч. 2 ст. 171, п. «г» ч. 3 ст. 228.1, п. «б» ч. 4 ст. 229.1.

Указание Генпрокуратуры РФ N 450/85, МВД РФ N 3 от 28.12.2010 «О введении в действие Перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности»

п. «б» ч. 4 ст. 162, п. «б» ч. 2 ст. 171, п. «г» ч. 3 ст. 228.1

4.2. Преступления, отнесение которых к перечню зависит от даты возбуждения уголовного дела:

Указание Генпрокуратуры РФ N 268/85, МВД РФ N 2 от 16.12.2008 «О введении в действие Перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности»

ст. 170, ч. 1 ст. 171, ч. 1 ст. 171.1, ст. 177, ч. ч. 1 и 2 ст. 180, ч. 1 ст. 181, ч. 1 ст. 188, ст. 194, ст. 256, ч. 1 ст. 327.1.

Определение Конституционного Суда РФ от 05.11.2004 N 360-О «По жалобе гражданина Краюшкина Евгения Васильевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1. Постановлением Сокольского районного суда Вологодской области уголовное дело в отношении гражданина Е.В. Краюшкина, обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части второй статьи 171 (Незаконное предпринимательство) УК Российской Федерации, было прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления вследствие устранения новым уголовным законом до вступления приговора в законную силу преступности и наказуемости этого деяния.

Указание Генпрокуратуры РФ N 399/11, МВД РФ N 1 от 28.12.2009 (ред. от 30.04.2010) «О введении в действие Перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности»

ст. 170, ч. 1 ст. 171, ч. 1 ст. 171.1, ст. 177, ч. ч. 1 и 2 ст. 180, ч. 1 ст. 181, ч. 1 ст. 188, ст. 194, ст. 256, ч. 1 ст. 327.1.

Объект преступления в составе незаконной банковской деятельности…

УДК 343.23 ББК 67.408.013

Объект преступления в составе незаконной банковской деятельности (ст. 172 Уголовного кодекса РФ)

А.А. Коренная, В.А. Мазуров

Алтайский государственный университет (Барнаул, Россия)

The Object of Crime as a Part of Illegal Banking Activity (Art. 172 of the Criminal Code of the Russian Federation)

A.A. Korennaya, V.A. Mazurov Altai State University (Barnaul, Russia)

Исследована одна из наиболее востребованных правоприменительной практикой статей главы 22 Уголовного кодекса РФ — незаконная банковская деятельность (ст. 172). Рассмотрены проблемы определения объекта преступления, приведен анализ основополагающих теоретических позиций, сформировавшихся в науке уголовного права, рассмотрены определяющие положения специального законодательства о банках и банковской деятельности в Российской Федерации, выделены признаки банковской деятельности как особого вида предпринимательской деятельности для целей применения норм уголовного права. На основе проведенного анализа разработано авторское определение понятия основного непосредственного объекта преступления, а также изучены признаки дополнительного объекта незаконной банковской деятельности, предложено определение дополнительного объекта преступления. Исследован вопрос о значении для квалификации в правоприменительной практике четкого, системного определения объекта преступления. Приведены основные теоретические положения, позволяющие отграничивать преступление, предусмотренное ст. 172 Уголовного кодекса РФ, от смежных составов, в первую очередь от состава незаконной предпринимательской деятельности, а равно от различных форм мошенничества.

Ключевые слова: банк, кредитная организация, банковская деятельность, банковская организация, Центральный банк России, лицензия на осуществление банковской деятельности, организационные основы осуществления банковской деятельности, уголовная ответственность, незаконная банковская деятельность.

БОТ 10.14258Лгуа8и(2018)3-14

Юридическая природа рассматриваемого преступления, размещенного законодателем в самом начале главы 22 УК РФ, заключается в нарушении порядка осуществления специального вида предпринимательской деятельности — банковской. Такое нарушение определено как осуществление банковской деятельности, отождествляемой в уголовном законе с банковскими операциями без регистрации или без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно. Таким образом, понятия «банковская деятельность», «банковские операции» являются основополагающими для определения непосредственного объекта преступления и отграничения незаконной банковской деятельности как специального состава преступления от иных преступных посягательств, совершаемых в сфере предпринимательской деятельности, а также преступлений, так или иначе связанных с деятельностью банков и иных кредитных организаций.

В науке уголовного права сформировались два основных подхода к определению непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 172 УК РФ. Обозначим их традиционно: широкий подход (расширительное толкование) и узкий (ограниченное толкование). По мнению сторонников расширительного подхода, под объектом преступления, предусмотренного ст. 172 УК РФ, следует понимать общественные отношения, обеспечивающие функционирование всей денежно-кредитной, финансовой системы государства . Подобное понимание объекта незаконной банковской деятельности скорее относится к общему групповому (условному) объекту целого ряда преступных посягательств: фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации (ст. 172.1 УК РФ), организация деятельности по привлечению денежных средств и (или) иного имущества (ст. 172.2 УК РФ), незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ), изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК РФ), неправомерный оборот средств платежей (ст. 187 УК РФ), уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ (ст. 193), совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ на счета нерезидентов с использованием подложных документов (ст. 193.1 УК РФ), мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ), незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации (ст. 312 УК РФ). Столь широкий подход к определению признаков непосредственного объекта преступления не позволяет установить индивидуальные, сущностные характеристики незаконной банковской деятельности как самостоятель-

ного преступления и может препятствовать верной квалификации содеянного.

Сторонники второго подхода (ограничительное толкование) предлагают под непосредственным объектом понимать общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в банковской деятельности , либо общественные отношения, направленные на выполнение принципа законности осуществления банковской деятельности, который подразумевает осуществление банковских операций . Н.А. Лопашенко определяет объект преступления как принцип законности осуществления банковской деятельности .

Подобный подход представляется более логичным, так как позволяет индивидуализировать преступное посягательство в целях как правильной квалификации содеянного, так и повышения эффективности уголовного закона и исключения из него дублирующих запретов.

Термин «банковская деятельность» является общим для экономической и юридической наук. Банковская деятельность рассматривается в экономической теории как деятельность кредитной организации по оказанию банковских и иных не запрещенных законом финансовых услуг, связанных с привлечением и (или) размещением денежных средств, а также денежными расчетами . Банковская деятельность по существу является финансовым посредничеством между вкладчиками и заемщиками, между контрагентами, выполняющими финансовые обязательства. Сущность банковской деятельности заключается в аккумулировании денежных средств, трансформации ресурсов, регулировании денежного оборота.

Ст. 1 Закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее по тексту — Закон о банках), несмотря на тождественное наименование, не содержит определение понятия «банковская деятельность». Нет определения данного понятия и в иных законах и прочих нормативных источниках. Таким образом, само понятие «банковская деятельность» является теоретическим, что, безусловно, ставит под сомнение возможность его использования в уголовном законе для определения признаков преступного поведения.

В литературе под банковской деятельностью предложено понимать «предпринимательскую деятельность кредитных организаций, а также деятельность Банка России (его учреждений), направленную на систематическое осуществление банковских операций (либо обусловленную ими) на основании: для Банка России и его учреждений — закона о Банке России; для кредитных организаций — специального разрешения (лицензии) Банка России, полученного после государственной регистрации кредитной ор-

Объект преступления в составе незаконной банковской деятельности.

ганизации в порядке, предусмотренном федеральным законодательством» .

Таким образом, мнения ученых расходятся в первую очередь в том, относить ли к банковской деятельность Центрального Банка России. В соответствии со ст. 2 Закона о банках банковская система РФ включает в себя Банк России, кредитные организации, а также представительства иностранных банков. Порядок функционирования Центрального Банка РФ определяется в специальном законе — Законе о ЦБ. Исходя правового статуса банка России (ст. 1), целей деятельности (ст. 3), функций (ст. 4), порядка назначения высшего руководства Банка (ст. 4.1), Центральный банк России — это орган финансового регулирования и контроля с полномочиями разработки, выполнения и контроля за единой денежно-кредитной политикой государства («регулятор»). Банк России сопровождает деятельность кредитной организации с момента образования, выполняя регистрационные функции до момента прекращения деятельности (ликвидация, банкротство, выплаты, следующие за ликвидацией кредитной организации, и т.д.), обеспечивая надлежащую, законную работу банков и иных кредитных организаций. Возникающие при этом отношения по своему содержанию являются административно-организационными. В этой связи деятельность Банка России не может быть отнесена к банковской деятельности в контексте уголовного закона.

Далее выделим характерные признаки банковской деятельности, позволяющей отграничить ее от иных видов деятельности на рынке финансовых услуг, в первую очередь от деятельности ломбардов и микрофинансовых организаций. К таким признакам относятся:

1) признак субъекта осуществления деятельности. Осуществлять банковскую деятельность имеют право только специализированные кредитные организации — банки, и в случаях, специально установленных законом, в ограниченном режиме — небанковские кредитные организации. Законом о банках установлены требования к лицу, желающему осуществлять банковскую деятельность. Эти требования относятся как к «содержанию» юридического лица (их можно именовать «требования финансовой устойчивости» — существенно повышенный минимальный размер уставного капитала, установление минимального размера собственных средств (резервов), ограничения при формировании уставного капитала привлеченных денежных средств и т.д.), так и к «форме» осуществления деятельности («формально-юридические требования» — порядок использования фирменного наименования, расширенное содержание учредительных документов, порядок формирования органов управления, усложненный порядок регистрации и т.д.);

2) лицензионный признак. Лицо, отвечающее требованиям «финансовой устойчивости» при условии полного соблюдения «формально-юридических требований» для осуществления банковской деятельности обязано получить разрешение Банка России — лицензию, являющуюся обязательной;

3) признак содержания выполняемой деятельности: банковская деятельность заключается в осуществлении банковских операций, определенных в специальном законе как исключительный вид деятельности. Данный признак условно можно именовать производным, так как право на осуществление банковских операций обусловлено соблюдением первых двух (формальных) признаков. Таким образом, под банковской деятельностью следует понимать предпринимательскую деятельность, осуществляемую специализированными организациями, отвечающими признакам «финансовой устойчивости» и «формально-юридическим признакам», указанным в специальном законе, на основании лицензии, заключающуюся в осуществлении банковских операций как исключительном виде деятельности. Ключевой признак банковской деятельности — ее исключительность. Исходя из этого основного признака выделим два вида банковской деятельности:

1) основная — совершение банковских операций;

2) вспомогательная — осуществление иных сделок, указанных в ст. 5 Закона о банках. При установлении уголовной ответственности за незаконную банковскую деятельность законодатель существенно «сузил» понятие банковской деятельности, отождествив ее с банковскими операциями. В Законе о банках термин «банковские операции» раскрыт посредством перечисления исчерпывающего перечня конкретных видов деятельности. Банковская операция имеет следующие отличительные признаки: 1) имеет смешанный характер: а) публично-правовой проявляется в том, что исключительное право осуществления таких операций принадлежит кредитным организациям, порядок деятельности которых определяется с участием «регулятора»; б) частно-правовой — осуществление отдельных банковских операций основано на договоре между банком и третьим лицом (например, договор банковского вклада); 2) объект банковских операций: денежные средства в валюте любого государства, ценные бумаги, драгоценные металлы, природные драгоценные камни; 3) не является сделкой в традиционном ее понимании. Содержание банковской операции шире, чем содержание гражданско-правовой сделки, и включает в себя, как указано выше, публично-правовые элементы. Подобной позиции придерживается высшая судебная инстанция, прямо указавшая на это в Определении от 31 августа 2007 г. № 10619/07 по делу № А12-17354/06-С52; 4) признак субъекта — банковские операции имеет право осу-

ществлять только специализированное юридическое лицо, имеющее лицензию. Таким образом, признаки банковской деятельности и банковской операции схожи, но не тождественны. В рамках рассматриваемого состава преступления, как и в целом ряде других составов преступлений главы 22 УК РФ, законодатель применяет термины иных отраслей права в ином понимании, чем в первичной отрасли права. В настоящем случае — более узком. Принципиально с раскрытием отличительных признаков состав незаконной банковской деятельности посредством обращения к функциональной составляющей такой деятельности является верным. Совершение неспецифических сделок (обычных гражданско-правовых сделок — ст. 5 Закона о банках, разрешенных для осуществления кредитными организациями) не может образовывать состава незаконной банковской деятельности, ибо такие сделки может совершать любой субъект, следовательно, отсутствует один из ключевых признаков банковской деятельности — признак субъекта. Однако терминологически уголовный закон должен быть более четким и, конечно, соответствовать «родной» для того или иного термина отрасли права. При определении объекта преступления мы исходим из того, что объект преступного посягательства — это некое материальное благо, правовое благо (право на осуществление определенной деятельности), правовой интерес. Преступное посягательство направлено на причинение вреда такому объекту, являющемуся элементом общественного отношения.

На основании вышеизложенного, исходя из приведенных признаков банковской деятельности и банковских операций, полагаем возможным предложить

следующий подход к определению непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 172 УК РФ, — это установленный законом порядок осуществления на территории РФ одного из видов предпринимательской деятельности — банковской, выражающийся в совершении банковских операций как исключительной деятельности, реализуемой специализированными субъектами на основании специального разрешения (лицензии).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В связи с тем, что деятельность ЦБ не входит в объем банковской деятельности для целей применения ст. 172 УК РФ, при этом ЦБ РФ с обширным объемом полномочий входит в банковскую систему РФ и посредством реализации своих прав и исполнения обязанностей координирует работу банковской системы и реализует функцию государственного контроля, преступление имеет дополнительный объект. Дополнительным объектом преступления является установленный законом порядок осуществления банковского регулирования, контроля и надзора за осуществлением банковских операций со стороны Банка России.

Таким образом, незаконная банковская деятельность имеет сложный непосредственный объект и в результате его совершения причиняется вред и/или создается угроза причинения вреда не только в сфере частно-правовых отношений по реализации конституционного принципа свободы осуществления экономической деятельности. Негативному воздействию в результате посягательства на сложный объект подвергаются и организационно-распорядительные отношения, складывающиеся в связи с реализацией ЦБ РФ государственных функций.

Библиографический список

2. Уголовное право. Часть Особенная / под ред. Л.Д. Га-ухмана и С.В. Максимова. — М., 2005.

3. Корчагин А.Г., Сонин В.В. Современные проблемы ответственности в банковской сфере России // Право и политика. — 2010. — № 2.

5. Ручкин Р.О. К вопросу о понятии банковской деятельности и необходимости его законодательного закрепления // Банковское право. — 2015. — № 3.