Бухгалтер в кино и литературе

Путешествия Морские приключения Боевик Вестерн Научная фантастика Космическая фантастика Юмористическая фантастика Историческая фантастика Боевая фантастика Эпическая и героическая фантастика Утопия Антиутопия Киберпанк Постъядерный мир Попаданцы Героическое фэнтези Эпическое фэнтези Историческое фэнтези Городское фэнтези Ироническое фэнтези Исторический детектив Иронический детектив Любовный детектив Фантастический детектив Детективный боевик Политический детектив Полицейский детектив Шпионский детектив Военный детектив Мистика Триллер Катастрофы Любовный роман Философский роман Исторический роман Авантюрный роман Готический роман Сага Отечественная классическая проза Классическая проза СССР Зарубежная классическая проза Авантюрная историческая проза Военно-историческая проза Альтернативная история Современная отечественная проза Современная зарубежная проза Самиздат Контркультура Античная литература Древнерусская литература Древнеевропейская литература Древневосточная литература Юмористическая проза Юмористическая поэзия Сатира Афоризмы Анекдоты Отечественная поэзия Современная отечественная поэзия Зарубежная поэзия Поэма Песенная лирика Басни Драма Комедия Трагедия Современный фольклор Народные песни Повесть Сборник Рассказ Новелла Очерк Эссе Детская проза Приключенческая проза для детей и подростков Детский детектив Детская фантастика Детское фэнтези Духовная литература для детей Детская поэзия Для самых маленьких Русские народные сказки Сказки народов мира Современные сказки Партитуры Вокал Сценарии Киносценарии Рукоделие Биология Биохимия Ботаника Зоология Астрономия Геология География Природа Животные Экология Общество Государство Право Политика Этнография Социология Политология Экономическая социология Обществоведение Педагогика Античная философия Отечественная философия Западная философия Восточная философия Политическая философия История философии Этика Эстетика Религиозная философия Метафизика Эзотерика Теория литературы Языкознание Русский язык Физика Химия Математика Информатика Христианство Буддизм Иудаизм Ислам Индуизм Религиозная публицистика Духовные движения История религий Священные тексты Религиоведение Язычество Астрология, хиромантия, гадания Организационная структура армии Военная документалистика Разведка Спецподразделения Военная аналитика Военная подготовка Военная техника Военная история Древняя Русь Российская империя СССР Современная Россия Дописьменная история Античная история Средневековая история История Нового Времени Новейшая история Металлургия Электроника Ценные бумаги Инвестиции Финансовый учёт Налогообложение Карьера История экономики Личные финансы Биржа Экономическая теория Бухгалтерский учет Банковское дело Макроэкономика Недвижимость Делопроизводство Рынок труда Ветеринария Базы данных Интернет и сети Программное обеспечение Программирование Справочники Словари Карты Энциклопедии Руководства Атласы Путеводители Самоучители Военные мемуары Политики Авантюристы Ученые Спортсмены Звезды и знаменитости Политическая публицистика Социальная публицистика Художественная публицистика Образовательная публицистика Историческая публицистика Научно-техническая публицистика Экономическая публицистика Юридическая публицистика Публицистика: этика и воспитание Спортивная публицистика Военная публицистика Медийная публицистика Учебная литература о компьютерах Учебная литература по искусству Учебная литература по социально-экономическим дисциплинам Школьные учебники Учебники и для среднего и специального образования Учебники для ВУЗов Латинский (Lingua Latina) Английский язык Славянские языки Итальянский язык Немецкий язык Французский язык Испанский язык Восточные языки Коллекционирование Рыбалка Охота Туризм Альтернативная медицина Теория и история психологии Психология восприятия и памяти Психология личности Психология управления Психология развития Психология семьи Социальная психология Клиническая психология Популярная литература по психологии

Предложив редакции опубликовать эту статью, профессор М.Л. Пятов (СПбГУ) фактически на время уступил трибуну рубрики «Занимательная бухгалтерия» своему Учителю, ее основателю — профессору Я.В. Соколову (1938 — 2010). Этот текст практически полностью составлен М.Л. Пятовым из цитат, представляющих написанные Ярославом Вячеславовичем в разное время работы, которые сложились в увлекательный рассказ о том, почему бухгалтерский учет — это замечательная наука, почему бухгалтерам нужно любить его (учета) теорию, и зачем бухгалтерскому учету нужна философия.

Любовь к бухгалтерии и бухгалтерам

Профессор Ярослав Вячеславович Соколов (1938 — 2010) очень любил бухгалтерский учет и бухгалтеров. «Любовь, — писал Я.В. Соколов, — слово весьма неопределенное, как бы красиво оно ни звучало.
…И только любовь к своему делу может доставить спокойную тихую радость. Люди изменяют друг другу, дети огорчают родителей, …а любовь к бухгалтерии может по-настоящему согревать людей» (, стр. 178).

«Литература — отражение нашей жизни, свидетельство того, как действительность воспринимается писателями и поэтами. Благодаря их творчеству мы узнаем необыкновенно много… Оценка писателями и поэтами представителей нашей профессии — бухгалтеров помогает раскрыть феномен счетного работника и одновременно понять современное им общество. Бухгалтер — это тот, кто посвятил себя, добровольно или вынужденно, определенному и, несомненно, очень важному делу. В художественной литературе, театре, кино мы находим если не сложившийся в обществе стереотип бухгалтера, то, по крайней мере, взгляд на человека этой профессии людей искусства. Будничный, рутинный труд бухгалтера не очень вдохновляет писателей на сочинение панегириков в их честь. В длинной галерее образов бухгалтеров мы встречаем тихих и забитых личностей, любящих и не любящих свое дело, честных, но недалеких, и людей нечестных, но не менее, а может быть, и еще более недалеких. …Но чем дальше мы углубляемся в историю, тем более позитивна оценка счетного работника. Связано это, — по мнению Соколова, — с тем, что когда основная масса населения не умела ни читать, ни писать, каждый грамотный человек, а бухгалтеры умели делать и то и другое, становился нужным и уважаемым. Например, Емельяну Пугачеву больше всего не хватало «письменных», «книжных» людей, способных, в частности, вести учет. Постепенно такое отношение меняется, «письменных» и «книжных» людей появляется мно-жество, и бухгалтер понемногу перестает быть значимой фигурой» (, стр. 5-6).

«Критерии общественного признания, — писал Соколов, — неодинаковы. Они различны в разной среде. …Но есть объективный критерий для всех — заработная плата. Конечно, она разная. …Автор, — продолжал он, — набрел на очень интересную таблицу, в которой заработная плата каменщика сравнивается со средней заработной платой бухгалтера. Данные впечатляют.

Недельный заработок в долларах*

Примечание:
* Таблица цитируется Соколовым по: Г. Померанц. Выход из транса — М.: Юрист, 1995, стр. 109.

Обратите внимание, — подчеркивал Ярослав Вячеславович, — чем экономически более развита страна, тем относительно меньше ценится труд бухгалтера. В Нью-Дели бухгалтер получал в 13 раз больше каменщика, а в Нью-Йорке — финансовом центре капиталистического мира — в два раза меньше. Стоит задуматься, — подчеркивал профессор, — о том, что несет бухгалтерам научно-технический прогресс» (, стр. 147-148).

Не лучше обстояло дело и в советский период истории нашей страны. «В хрестоматиях, — отмечал Соколов, — для поднятия престижа печатали впечатляющие стишки:

«В парке заняты все скамейки,
А бухгалтер копейку ищет,
Не свою, заводскую копейку»

Такие наставления должны были вдохновить широкие массы молодежи не проводить время в прогулках на свежем воздухе, а искать чужие копейки» (, стр. 158).

«Мы, — с грустью отмечал Ярослав Вячеславович, -почти не встречаем в литературе умных людей, работающих бухгалтерами, но они порядочны и простодушны, кругозор узкий, хотя душа широкая. Иоганн Вольфганг Гете (1749 — 1832) в «Годах учения Вильгельма Майстера» писал, что у бухгалтеров и купцов узкий кругозор, поэтому для их понимания «Двойная бухгалтерия — это одно из прекраснейших изобретений ума человеческого»*. Иных свидетельств человеческого гения они не видят, а если и видят, то не понимают» (, стр. 93).

Примечание:
* Цитата по И.В. Гете. Годы учения Вильгельма Майера // Собр. Соч. — М.: Художественная литература, 1978. — Т. 7, стр. 30.

«Но даже лучшие образы бухгалтеров, — продолжал Соколов, — не всегда вызывают симпатии. …Многих людей раздражает самомнение, претенциозность, недоверие и придирчивость (как они ошибочно думают) счетных работников. У Шекспира Яго, дабы подчеркнуть свое презрение к Кассио, называет его счетной (бухгалтерской) книгой. Этот эпизод приведен только в полном прозаическом переводе М.М. Морозова, в других переводах данную деталь опускают как несущественную. Но этот пропуск, — обращает наше внимание Соколов, — тоже подчеркивает, что переводчик считает детали, связанные с бухгалтерией, не важными» (, стр. 156).

И вот, по мнению Соколова, такая «специфика обучения и работы бухгалтера могут привести если не к развитию болезни, то к появлению его синдрома. …Это не столько некое психическое расстройство, сколько его симптомы. Их автор (Я.В. Соколов — М.П.) назвал параноидальным синдромом, который может привести к развитию двух маний: мании неполноценности и мании величия.

Комплекс неполноценности может трансформироваться и в манию величия — «я непризнанный талант» (, стр. 131).

Однако, при всех этих забавных свидетельствах непонимания величия бухгалтерии и роли бухгалтеров в жизни общества, нам нельзя забывать о том, что «есть профессии, которые появляются и исчезают, но есть профессии, которые существуют вечно, среди них — врач и бухгалтер. Первый лечит людей, второй — общество» (, стр. 222). А чтобы наше дело стало «настоящим Делом, — был убежден профессор Соколов, — чтобы… конторщик стал бухгалтером, делу надо придать немного поэзии, умножить знание на мечту» (, стр. 10). «Все ли мы сделали для того, чтобы по-настоящему полюбить свое дело и свою профессию? — спрашивал нас Ярослав Вячеславович. — Понимаем ли мы, что бухгалтерия — это не просто нудное заполнение колоночек, а настоящая наука?» (, стр. 11). Профессор Соколов понимал это и очень много сделал для того, чтобы это понимали другие. Его работы вывели вопросы теории бухгалтерского учета в России на абсолютно новый уровень.

Практики, прагматики и романтики

«Что есть теория и нужна ли она для такого сугубо практического дела, которым может заниматься любой грамотный человек?» (, стр. 3), — спрашивал у нас с вами профессор Соколов и предлагал три возможный варианта ответа на него.

Первый из них условно можно назвать практическим.

«Бухгалтерия слишком практическое дело, и чтобы познать его, надо не рыться в «пыли затерянных хартий» (Н.С. Гумилев), работать, работать практически, разбираться в документах, знать специфику своего предприятия» (, стр. 3) — вот смысл такого ответа.

«Бухгалтерия, утверждают многие, — дело достаточно простое и не требует каких-либо заумных описаний, сбивающих с толку молодежь, и ученых, плодящих все новые и новые книги, далекие от жизни; не в университетах и колледжах надо изучать бухгалтерский учет, не у профессоров, «выдумывающих суесловные и невразумительные теории, а у бухгалтеров — практиков, счетоводов божьей милостью, тех, кто знает и любит свое дело и чей талант люди ценят на вес золота». Отсюда следует, — писал Соколов, — что теория учета — это или праздная выдумка праздных людей…, или средство к «существованию лиц, которые когда-то учились бухгалтерии, но оказались неспособными работать в ней»» (, стр. 3).

Второй вариант ответа условно можно назвать утилитарным.

Согласно этой позиции, «бухгалтерский учет должен быть признан теорией, иначе его нельзя преподавать
в университетах» (, стр. 3). По мнению профессора Соколова, «люди, дающие подобные ответы, повторяют наставление русского генерала И.О. Сухозанета (1785 — 1861): «Наука нужна человеку как одна из пуговиц на мундире. Работать можно и без одной пуговицы, но это будет непорядок». Теория нужна для поднятия социального статуса бухгалтера. Такой подход, несмотря на его циничность, весьма распространен и приводит к формированию множества схоластических дискуссий, не только не имеющих какого-либо смысла, но, напротив, компрометирующих и знания, и людей их представляющих» (, стр. 3).

Третий вариант ответа, в духе Я.В. Соколова, мы можем назвать романтическим.

Согласно этой позиции, «бухгалтерский учет имеет две стороны: практическую (счетоводство) и теоретическую (счетоведение). Первая очевидна, вторая необходима для объяснения первой и выявления возможнос-
тей использования счетоводства для достижения каждым предприятием наилучших хозяйственных результатов согласно афоризму «Практика без теории слепа» (И. Кант). И тут теория впервые отделяется от практики, она начинает развиваться по своим только ей свойственным законам. Из этого развития рождаются правила, подчиняющие, направляющие и формирующие практику» (, стр. 4).

«Теория, рождаясь на практике, обобщает и объясняет факты хозяйственной жизни, но с определенного момента она становится самодостаточной, развивается по логическим законам от неких общих положений и существует абсолютно независимо от жизни, ее суеты и проблем. Отсюда можно сделать вывод: теория нужна не столько тем, кто просто работает, сколько тем, кто думает и работает. Первой группе теория скорее вредит, чем помогает, второй — тем, кто думает, исследует глубинные проблемы бухгалтерского учета, кто составляет нормативные документы (законы, положения, инструкции) и выбирает те или иные методологические приемы для достижения большей эффективности в работе предприятия, теория необходима, без нее люди, входящие в эту группу, не могут жить и работать» (, стр. 4).

Бухгалтерский учет — это наука

Профессор Соколов был убежден в том, что бухгалтерский учет представляет собой совершенно самостоятельную науку, занимающую важнейшее место в области знания об обществе. «Границы наук размыты, — писал он, — и никогда нельзя точно сказать, где заканчивается бухгалтерский учет и начинается право или политическая экономия, или статистика, или какая-либо другая наука. Но это не значит, что нет самостоятельных наук. И нет ничего более ошибочного, чем сводить бухгалтерский учет к праву, экономике, статистике и т. п.

Все науки, — продолжал он, — можно классифицировать или по предмету (Кант), или по методу (Риккерт), или по цели (Богданов). У бухгалтерского учета есть свой предмет — факты хозяйственной жизни, свой метод — моделирование и свои цели — обеспечение сохранности ценностей и выявление результатов хозяйственной деятельности» (, стр. 6-7).

Пять доказательств существования бухгалтерского учета как науки

По убеждению Я.В. Соколова, учет тогда становится наукой, когда «начинает формироваться его теория» (, стр. 19). «И хотя, — писал Ярослав Вячеславович, — это очевидно, тем не менее еще есть бухгалтеры, занимающие видное положение в профессиональных кругах, которые утверждают, что бухгалтерия слишком примитивное ремесло, чтобы называться наукой.
В этом виноваты не проблемы учета, а бухгалтеры, слишком приземленно думающие о своей профессии. Достаточно, — продолжал профессор Соколов, — сослаться на формальную сторону дела, почему большинство специалистов убеждены в том, что бухгалтерский учет — наука. Ответ прост: хотя бы потому, что в университетах существуют соответствующие кафедры, а ученые советы многих университетов прис-ваивают за бухгалтерские труды степени кандидатов и докторов наук. Это, безусловно, правильный, неформальный ответ. Однако ответ по существу будет не менее убедительным. Можно, — утверждал Я.В. Соколов, — выделить минимум пять трактовок науки и убедиться в том, что бухгалтерский учет соответствует каждой из них» (, стр. 19-20).

«Г.В.Ф. Гегель (1770 — 1831) и вслед за ним марк-систы утверждали, что знание может считаться научным только тогда, когда оно описывает объективные закономерности. Развитие бухгалтерского учета в духе Гераклита в течение многих веков… демонстрирует диалектику этого развития из прошлого в будущее.

О. Конт (1798 — 1857) понимал под наукой систематизированное знание, и то, что бухгалтерский учет, основанный на принципах двойной записи, бесспорно отвечает этому критерию, не вызывает сомнений. …К. Поппер (1902 -1994) предложил два критерия отнесения утверждений к научной теории: старый традиционный — практика — критерий истины (верификация) и новый — любая теория, если она претендует на статус научной, должна объяснять множество практических ситуаций, но не все из них (фальсификация). … балансовая теория хорошо объясняет записи по счетам источников собственных средств, но не может вразумительно объяснить записи по счетам расчетов, и, напротив, меновая теория, хорошо объясняя записи по счетам расчетов, недостаточно ясно объясняет характер записей по счетам собственных средств, то есть с точки зрения критериев Поппера, бухгалтерский учет — безусловно, наука.

Т. Кун (1922 — 1995) выдвинул идею парадигмы, т. е. совокупности общепризнанных знаний. Переход от одной парадигмы к другой представляет собой научную революцию. Если мы обратимся к этапам развития бухгалтерского учета, то увидим, что каждый из приведенных этапов характеризуется парадигмой, и смена парадигм означала новый уровень абстракции и познания фактов хозяйственной жизни и интеллектуальную революцию в развитии бухгалтерской мысли. В истории счетоведения было сделано несколько попыток выделить парадигмы. Самой убедительный подход — это рассмотреть простую (униграфическую) бухгалтерию, камеральную и двойную (диграфическую) бухгалтерии*.

Наконец, П. Фейрабенд (1924 — 1994) утверждал, что наука развивается в соответствии со сменой поколений ученых. Каждое новое поколение отрицает взгляды предшествующего, это есть развивающаяся наука, ее преемственность и разрывы в ней» (, стр. 19-21).

«От себя отметим, — подводил итог этим рассуждениям профессор Соколов, — что всякое знание становится наукой тогда и только тогда, когда оно сталкивается с серьезными, сложными проблемами. …Самое главное при этом понимать, что в подавляющем большинстве случаев каждая проблема предполагает минимум два теоретически равноценных, внешне взаимоисключающих, но на практике взаимодополняющих решения. Отсюда следует, что бухгалтер
и в теории (счетоведении), и на практике (счетоводстве) должен обладать чувством здорового скептицизма» (, стр. 21).

Скептицизм

Сам Ярослав Вячеславович был убежденным сторонником скептицизма как направления философской мысли и как основы всякого здравомыслия. Именно глобальный скептицизм, по словам самого Соколова, был определяющим принципом научного направления, которому принадлежал его учитель, веселый и жизнерадостный человек, оставивший один из ярких следов в истории отечественной статистики — Николай Маркович Новосельский (1897 — 1975) (, стр. 36-40).

Вот как определяет понятие скептицизма в философии «Философский энциклопедический словарь»:

«Скептицизм (от греч. рассматривающий, исследующий) — древнегреческое философское направление, основанное Пирроном из Элиды в конце 4 в. до н. э. Отправляясь от учения Демокрита о недостоверности знания, основанного на свидетельствах органов чувств, скептики, по Диогену Лаэртию, не допускали возможности достоверного знания и не верили в возможность рационального обоснования норм поведения. …Объявив видимость единственным критерием истины, скептики рассматривали всех философов других направлений как догматиков и считали их глупцами» (, стр. 614).

Глобальный вопрос Н.М. Новосельского состоял в том, «имеем ли мы дело с объективным характером тех показателей, которые получаем в ходе работы, либо они в той или иной степени плод нашей фантазии. Н.М. Новосельский склонялся к последнему мнению» (, стр. 48). Он «утверждал, что статистика и ее методы познания существуют сами по себе автономно от познаваемого мира. Это утверждение мэтра предопределяло его глобальный скептицизм» (, стр. 48).

«Новосельский искренне считал, что «употреблять свой ум на поиски истины — значит возлагать на него совершенно непосильную задачу» (А. Франс), но сразу возникал новый вопрос: как должен поступать статистик, решая практические задачи? Н.М. Новосельский отвечал просто: то, что любое решение с неизбеж-ностью оказывается в пользу тех или иных заинтересованных групп, надо элиминировать не заменой весов в индексах, а уничтожением «животной веры» догматиков в науке и жизни. Так следует поступать при изучении всех социально-экономических процессов всегда. Реальность статистики — иллюзорный мир, представленный набором условных символов,
а изучение статистики сводится к умению их читать и понимать, что проявляется в самых разнообразных формах» (, стр. 50).

Новосельский, «признавая условность статистичес-кой методологии и, как следствие, относительность всех, или почти всех, статистических показателей, полагал, что статистика есть язык не только коммуникации, но и понимания. С одной стороны, без понимания нет статистики, с другой — полное понимание невозможно: мы все время углубляемся, но очень редко доходим, если можем дойти, до истины» (, стр. 51).

И вот, подчеркивая неразрывную связь между статистикой и бухгалтерским учетом, убеждениями своего учителя, британской учетной школой, взглядами древнегреческих скептиков и современностью, Я.В. Соколов отмечал: «в Англии после второй мировой войны родилась бухгалтерская концепция — True and Fair View — достоверный и добросовестный взгляд. Слово «достоверный» означает: не истинный, но достаточный для принятия действенного, в условиях минимально возможного риска, решения. Второй термин, «добросовестный», гораздо важнее первого, ибо без добросовестного статистика нет и не может быть достоверной статистики » (, стр. 52).

Точность и достоверность

Необходимость понимания «не истинности, но достаточности», как критерия достоверности учетных данных, Я.В. Соколов видел залогом развития бухгалтерского учета как науки. К сожалению, так учет понимают не все наши коллеги. Им в этом мешает старинная бухгалтерская идея точности достоверных данных.

«Создатель кибернетики Н. Винер (1894 — 1964) в своих мемуарах «Я — математик» вспоминает, что ему как-то понадобился человек для выполнения научных расчетов. Решили пригласить бухгалтера. И быстро уволили: несчастный привык считать до цента, и здесь считал все до последнего знака. Это привело в ужас ученых, и они сделали вывод: в науку бухгалтеров привлекать нельзя. Но ученые ошибались.

Эта смешная и наивная, наивная и смешная мечта наших коллег о точности данных бухгалтерской отчетности и по сей день служит поводом для множества анекдотов. …Критика в адрес бухгалтерского учета звучит постоянно. В самом общем виде ее сформулировал Генри Форд: «Когда я изучаю свой баланс, я не могу увидеть там двух вещей: цены моей марки и стоимости моих кадров. Однако именно они и делают меня богачом».

В самом деле, убедительность бухгалтерских данных весьма сомнительна, чего бухгалтеры, как правило, не понимают; они искренне думают, что если делают все согласно инструкции и считают все до копейки, цента, сантима и т. д., то постигают и представляют истину в последней инстанции. Это не так, что хорошо понимают предприниматели, подобные Г. Форду, которые часто ни в грош не ставят финансовые отчеты своих клерков-бухгалтеров» (, стр. 182-183).

А «дело в том, что общих правил не может быть, правила бухгалтеру задает нескончаемый поток фактов хозяйственной жизни. И правила эти вытекают из одного непреложного условия: уметь распознать в ходе работы действие случайного и непредвиденного. Это управление экономическими процессами. А сам бухгалтерский учет и есть, согласно взглядам П.Ж. Прудона (1809 — 1865), — подлинная политическая экономия, у бухгалтера же просто украдено его истинное имя — «экономист»» (, стр. 190).

Бухгалтерский учет, его теория и счастье

«Теперь, — писал Я.В. Соколов в своей замечательной статье «Скептицизм как метод экономической науки», — читатель может задать вопрос: ну и что? Ответ будет таким: поскольку скептицизм предполагает наличие как минимум двух логически равноценных трактовок важных теоретических проблем, постольку почти всегда возникает возможность их использования одними социальными группами в ущерб другим. Это должно переносить центр тяжести экономической теории в область социологических проблем: кому именно выгодны и кому и в какой степени невыгодны эти утверждения. В сущности, возникает матрица: один ее вектор отражает теоретичес-кие концепции, другой представляет социальные группы. В этом случае теоретические построения приобретают огромную практическую значимость. Это связано с тем, что традиционная наука обычно подчеркивает, что некое А правильно, а все остальные теории ошибочны… . И все возможные теоретические построения трактуются как жизненно важные и необходимые для конструктивной работы. …Это и есть спокойный скептический взгляд на экономическую науку и хозяйственную жизнь.

С признанием скептицизма в реальную жизнь проникают подлинная мудрость, толерантность и бесконечная доброта. Следовательно, скептицизм, сочетая разум с надеждой, делает всех людей, и особенно экономистов, счастливыми.

Беда скептицизма и его носителей-скептиков — в том, что они видят проблемы, но часто не знают, как их решить. Однако, если вдуматься, то теория, давая анализ проблем, и не должна что-либо решать. Решения принимают практики при свете разума, теории и скептицизма» (, стр. 30-31).

Трамвай профессора Н.С. Помазкова

«Наука в каждом деле рождается не сразу. Проходит много веков, прежде чем эмпирические, чисто практические знания превратятся в науку. Много времени, слишком много, потребовалось, пока алхимия стала химией, еще больше на то, чтобы ремесло бухгалтерии — счетоводство — стало бухгалтерской наукой. Однако далеко не каждый, кто занимается бухгалтерией, занимается наукой.

Профессора Н.С. Помазкова как-то спросили студенты: «А что, Николай Семенович, бухгалтерия — наука или нет?». Он так ответил: «Представьте вагоновожатого. Он вертит ручку и трамвай двигается. Смешно предполагать, что вагоновожатый займется научной работой. Но его труд возможен благодаря тому, что кто-то открыл законы электричества, кто-то проектировал трамвай и трамвайную линию. И эти-то люди, бесспорно, занимались наукой». Бухгалтер, нажимающий кнопки компьютера, записывающий в различные колонки учетного регистра большие и маленькие числа, наукой не занимается, он — вагоновожатый, но бухгалтер, спроектировавший систему контроля хозяйственных процессов, открывший законы счетной регистрации, раскрывший пути анализа хозяйственной деятельности — подлинный ученый, и вклад его в сокровищницу человеческой мысли очевиден.

Объяснение лучше этого вряд ли можно найти» (, стр. 100-101).

«Каждый, вступающий в любую профессию, должен помнить: «есть целый мир в душе твоей» (Ф. Тютчев) и каждый должен открыть этот мир, понять его, понять себя, открыть себя для себя и своих близких, для всех честных людей. Если Вы это сделаете, а это очень трудно, то бухгалтерия обретет смысл, а Ваша жизнь наполнится содержанием. К Вам придет радость» (, стр. 99).

* * *

Чтобы впустить радость в свою профессиональную жизнь, надо любить свое дело, любить бухгалтерский учет и стараться развивать его как часть экономической науки и знаний о жизни общества в целом. В этом нам может помочь анализ бухгалтерской проблематики в свете работ великих философов, писавших свои труды, в том числе, и для бухгалтеров. Этим занимательным делом мы с вами, дорогие читатели, помня наставления профессора Я.В. Соколова, и займемся в ближайшее время.

Литература:

Сериалы — самый модный жанр. Ну, и мы в бухгалтерской тусовке подтягиваемся. Подписывайтесь на сериал про Берту Сергеевну — бухгалтера компании «Агор и партнеры». Ей, как и и всякому бухгалтеру, есть о чем рассказать и над чем посмеяться. В первой серии она чуть было не уволилась с работы, а сегодня вы узнаете, что в жизни Берты есть не только работа, но и любовь.

В кабинете бухгалтерии витала аура из дорогого парфюма и приподнятого настроения — новенькая Леночка праздновала свой 25-й день рождения. Царило полнейшее умиротворение, ведь только отгремели квартальные отчеты, да и СЗВ-М уже успели отправить, казалось бы можно расслабиться и выпить чаю с тортиком, но тут на моем столе зазвонил рабочий телефон.

  • Алло?
  • Берта Сергеевна?
  • Слушаю.
  • Беспокоят из Пенсионного фонда, у нас по плану выездная проверка в «Агор и партнеры» в этом месяце, совместная с соцстрахом, мы понимаем — пандемия и отсрочки были, но сейчас все возобновилось, — серьезная девушка на том конце провода уверенно затягивала тучами безоблачное небо этого июльского дня.
  • Хм…
  • Мы сейчас идем страхователям навстречу, вот даже предупреждаем вас. Подготовьте документы, проверяем 2017, 2018 и 2019 год.

Ну вот, здрасьте — приехали, с другой стороны — пусть проверяют, может хоть отстанут надолго, с учетом у нас (спасибо БухСофт) проблем нет.

  • Хорошо, вы пришлете перечень какой-то по ТКС, что нам нужно подготовить?
  • Отправим, договорились, будем у вас в понедельник.

Только положив трубку я осознала, что коллектив перестал жевать и внимательно следил за моими словами. Что они там услышали? Ага — про перечень.

  • Что так напряглись?
  • Берта Сергеевна, нас что опять проверять будут?!, — Леночка, не искушенная в боях с контролерами, сильно нервничала.
  • К нам ПФР собирается с ФСС. В гости. Говорят выездная по плану стоит.
  • А не пойти ли им…
  • Тань!
  • …почитать ТК, — свернула чуть было не сорвавшуюся фразу Татьяна — наш кадровик, которая работала в фирме уже тогда, когда я несколько лет назад пришла устраиваться на работу, — в конце концов сегодня пятница, будем им папки собирать все выходные, а отдыхать когда?!
  • Девочки, мы справимся, тем более такую поблажку дают — заранее предупреждают.

Быстро свернув посиделки, мы принялись наводить порядок на рабочих местах. Да, с документами у нас все чики-чики, но в присланном списке их было очень много и некоторые нужно было достать из архива (например, по уволенным сотрудникам).

Больше всего, наверное, у нас было авансовых отчетов. Сотрудники покупали канцелярию, запчасти для служебных авто, заправлялись, ездили в командировки и периодически что-то меняли в обстановке магазинов — устанавливались новые стеллажи и полки, диванчики или стулья для ожидающих своего заказа, ставились даже автоматы с бесплатным кофе.

Как водится, никто отчеты сам не писал, нам приносили файлики с кучей чеков или накладных и важно сообщали — «надо возместить». Мы с Татьяной, а теперь и Леночкой, разгребали эти завалы, откладывая в сторону экзотические чеки из Ашана (вдруг главбух не заметит?).

Беспокойства, что могли что-то не так оформить не было — все документы мы теперь загружали в онлайн-бухгалтерию Бухсофт с помощью распознавания. Фоткаешь или сканируешь документ или загружаешь сразу пачку фото документов и система сама распознает все данные. Все накладные, счет-фактуры и акты были так обработаны через БухСофт. После загрузки оставалось только проверить номенклатуру и, если надо, добавить ненайденные в имеющемся справочнике, позиции. Не работа, а сказка.

На первых парах, правда, мы побаивались и постоянно обращались с вопросами в службу поддержки, где нам отвечал приветливый Максим. И не надо так улыбаться. Да, он явно был ко мне неравнодушен. И звонок с нашего рабочего мобильника переводился на него….. Ситуация для меня очень волнующая и непривычная, может я себя и накрутила? Хотя искра какая-то явно между нами пролетела…

И вообще, давайте лучше к проверке вернемся. В понедельник мы гостеприимно встречали проверяющих — думали придут дамы, но одним из инспекторов оказался мужчина — Андрей Петрович, он был представителем Пенсионного фонда, а его спутница — из ФСС.

Они ловко разделили все документы на две части и стали что-то сосредоточенности рассматривать в папках. Я обратила внимание, что больше всего их интересовали договора с физиками — подряд, оказание услуг. Наверное искали возможность их переквалификации в трудовые, но мы таким не балуемся. У Берты Сергеевны все четко!

В первый день инспекторы не осилили даже третьей части. Сотрудников у нас не так много — человек 30, но как водится — кто-то в отпуске, кто-то заболел, кто-то за свой счет дни попросил, да еще командировки — в общем ни одного дисциплинированного окладника (мечта всей моей жизни!).

Зато коллеги с хихиканьем отметили, что проверяющий Андрей Петрович неровно ко мне дышит. Он часто отвлекался и задавал вопросы, причем только мне и некоторые из них явно не относились к делу, вот и в последний день проверки он спросил:

  • Простите, а как вы добираетесь до работы?
  • Обычно на машине еду, я недалеко живу, пробки не пугают, а что?
  • Ничего, я думал, вы наверное устаете очень, а сейчас еще мы вам тут мешаем работать, потом домой добираться еще, тяжело.
  • Вы нам не мешаете, а исполняете свои обязанности. Что касается работы, то процесс у нас всегда идет организованно. Мы недавно подключились к онлайн-бухгалтерии БухСофт и теперь существенно оптимизировали бухгалтерский учет.
  • Ох уж эта оптимизация-цифровизация…
  • Не смейтесь, мы и с первичкой быстрее справляемся, и скорость обработки данных увеличилась — сервис облачный, там мощности с нашими офисными компьютерами не сравнить. А если что-то не успеваю, то дома могу доделать — доступ-то через интернет, хоть из дома, хоть с Гавайев заходи в программу и работай.
  • А вы там были? На Гавайях?
  • Нет, как-то времени нет на путешествия, главбуху всегда трудно вырваться. Вот сейчас с БухСофт думаю все получится — если что, и отчетность могу отправить, и на требования ответить.
  • Действительно удобно. Ну что, кажется мы закончили. Так жаль расставаться с вами.
  • Без штрафов?, — пошутила я
  • Так у вас учет — не придерешься, что я могу поделать — парировал Андрей, — а все таки, мне правда жаль уходить, вы мне очень симпатичны. С другой стороны — я закончил проверку и теперь, так сказать, не при исполнении — разрешите пригласить вас на чашечку кофе?

Этого я никак не ожидала, да еще сидевшая рядом Юлия Николаевна (вторая проверяющая), явно была не в восторге от происходящего — громко захлопнула папку и резко сказала:

  • Андрей, идем, людям домой ехать, рабочий день закончен, а ты с глупостями пристаешь!

Но Андрей Петрович внимания на нее не обратил и продолжил смотреть мне в глаза.

  • Ну так что Берта Сергеевна, согласны?

Ни за что не угадаете, что я ответила!

Пока Берта Сергеевна держит интригу, наладьте и вы свой учет — подключайте онлайн-бухгалтерию БухСофт и освободите время для отдыха. Если у вас есть вопросы, оставьте свои координаты в форме ниже, и мы на них обязательно ответим:

Тулузская синематека во Франции отреставрировала два классических немых советских фильма, а американская кинокомпания Kino Lorber через свой бренд Kino Classics выпустила их сегодня на DVD.
На одном диске представлен революционный шедевр Сергея Эйзенштейна «Стачка», снятый в 1925 году, а в его бонусной секции можно увидеть 4-минутный первый фильм мастера «Дневник Глумова» и послушать комментарий французского киноведа, директора Тулузской синематеки Наташи Лоран. На втором диске – комедия Юрия Желябужского «Папиросница от Моссельпрома» 1924 года с участием Юлии Солнцевой (будущей жены и соратницы Александра Довженко) и Игоря Ильинского.
Корреспондент «Голоса Америки» обратился к видным экспертам-киноведам с просьбой прокомментировать релиз отреставрированных фильмов. По их общему мнению, «Стачка» – выдающееся достижение молодого Эйзенштейна, сравнимое с «Броненосцем Потемкин». Будучи ярким дебютом, эта лента воплотила революционный дух молодого искусства 20-х годов и оказала огромное влияние на мировой кинематограф. По новаторству киноязыка ее часто сравнивают с «Гражданином Кейном». Путин, Медведев, опричнина: перебирая исторические альтернативы
Что же касается «Папиросницы от Моссельпрома», то, по мнению экспертов, эта комедия развенчивает миф, что советское немое кино было сплошной политической пропагандой.
«Как я понимаю, у Тулузской синематеки довольно большой запас советских фильмов, – сказал в беседе с «Голосом Америки» российский историк кино Николай Изволов, заведующий отделом НИИ киноискусства. – В основном, они получены из Госфильмофонда. Все советские фильмы, снятые более чем 70 лет назад, являются общественным достоянием, и любая организация в мире может их выпустить в коммерческий прокат или на видеоносителях, не платя Госфильмофонду никаких отчислений. Как бы то ни было, советская киноклассика доступна всем интересующимся, и это можно считать благом».
«Советское авангардное искусство 20-х годов оказало огромное влияние на мировое кино, – продолжал Николай Изволов. – В «Стачке» впервые в центре оказывался новый герой, не персонифицированный, как это было раньше, а коллективный, герой – масса. Эйзенштейн не следовал догмам, их еще не было в середине 20-х, а скорее сам их создавал – в шаржированном, но вполне реалистичном изображении «классовых врагов» пролетариата, в трагедийном финале, который должен был возбуждать ненависть к «эксплуататорам». Что касается «Дневника Глумова», то этот крошечный фильм предназначался для показа во время знаменитого спектакля Эйзенштейна по пьесе Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Эйзенштейн показал себя отменным учеником Мейерхольда, а может, даже и переплюнул мэтра по части эксцентрики и буффонады».
«Стачка» – более смелый фильм Эйзенштейна, чем «Броненосец Потемкин», он наполнен энергией и энтузиазмом, – сказал «Голосу Америки» американский киновед Дэвид Бордуэлл, профессор киношколы Университета Висконсин-Мэдисон, автор двух популярных учебников по кино и многих книг, в том числе работы «Кинематограф Эйзенштейна». – «Стачка» дает живое представление о тогдашних театральных экспериментах режиссера, но остается совершенно кинематографичным опытом. Поразительно, как быстро он усвоил уроки европейского и американского кино и переработал их в очень творческом ключе. Это был самый смелый эксперимент в советском кино 20-х годов, продолживший путь для экспериментов Довженко и других. Сцена атаки на бастующих рабочих, и параллельный монтаж расстрела забастовщиков со скотобойней стали прорывом в визуальной экспрессивности».
Живущая в Канаде Маша Салазкина, преподающая в киношколе Университета Конкордиа в Монреале и автор недавно вышедшей книги о мексиканском периоде творчества Эйзенштейна, считает, что «Стачка» – лучший пример применения его теории «монтажа аттракционов».
«Он (Эйзенштейн) активно использовал такие популярные формы развлечения, как цирк, балаган, уличный театр, – отметила Маша Салазкина. – И «Стачка» предлагает удивительно много таких «аттракционов», когда смешных, когда страшных, как, например, забой быка. Эйзенштейн много экспериментировал в театре у Мейерхольда. Кстати, он был вынужден уйти из него из-за того, что его постановку пьесы Островского «Мудрец» («На всякого мудреца довольно простоты») посчитали циркаческой, чрезмерно эклектичной и экспрессивной».
«Папиросница от Моссельпрома» – романтическая комедия про красивую девушку (Юлия Солнцева), торгующую с лотка табачными изделиями у здания Моссельпрома. В нее влюбляются застенчивый бухгалтер, амбициозный кинооператор и важный американский бизнесмен. Вторым планом проходит Москва того времени с живыми приметами быта, запечатленными почти документально.
«Сказать по правде, «Папиросница» никогда не считалась большим явлением в искусстве, – подчеркнул Николай Изволов. – А Желябужский был на вторых-третьих ролях в советской режиссуре. Все в фильме немножко пародийно. Толстый чванливый американец, бухгалтер-Ильинский с повадками и мимикой под Чаплина, оператор-пижон в клетчатой кепке и с трубкой в зубах. Фильм довольно слабый, но как опыт коммерческого киностудии «Межрабпом-Русь» весьма любопытен, а как документальное свидетельство о Москве первой половины 20-х годов бесценен. Достаточно вспомнить кадр, где прачки полощут белье в Москва-реке у Кремлевской стены».
Маша Салазкина гораздо выше оценивает «Папиросницу», называя ее «одним из самых приятных и увлекательных фильмов раннего советского кино».
«До недавней реставрации «Папиросницу» нельзя было увидеть в больших залах, что обидно, – отметила Салазкина. – Пусть и легкая комедия, но очень умная и сложная работа, в некоторых аспектах так же ошеломляющая, как и «Человек с киноаппаратом» Дзиги Вертова. Это «кино про кино», и присутствие американского бизнесмена лучше всего объясняется в контексте отношений «любовь-ненависть», существовавших между ранним советским и американским кино. Среди фильмов того времени «Папиросница» больше других стилистически напоминает американский фильм, что не осталось незамеченным и вызвало резкую критику советскими рецензентами. Американский промышленник пытается из московской торговки сотворить модную кинозвезду, и, надо сказать, Юлия Солнцева по гламурности не уступит голливудским дивам. Грубовато критикуя потребительскую культуру Америки, фильм одновременно как бы подмигивает зрителю в знак тайного признания магии Голливуда».

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

Новости искусства и культуры читайте в рубрике «Культура»