Дауншифтинг что это для России

Чем быстрее растёт уровень жизни, тем больше людей задумываются о необходимости бесконечной борьбы за деньги и высокие посты. На фоне таких рассуждений появляются разные идеологические движения. Одно из них – дауншифтинг.

Эта философия пропагандирует идею «жизни ради себя» и «отказа от чужих целей». Она схожа с понятием «simple living» (простая жизнь).

Дауншифтинг стал возможным из-за развития малого бизнеса, технологий, удалённой работы и коммуникаций на расстоянии.

Что такое дауншифтинг?

Само слово downshifting в английском языке означает понижение автомобильной передачи (сдвиг вниз) или просто замедление любого процесса. Как философия он возник в 80-90-х на Западе, а в нулевых появился в России. Предпосылками считают культуру хиппи и нью-эйджа.

Дауншифтинг широко распространился в США, Австралии и России среди жителей мегаполисов, которые протестуют против общества потребления. Дауншифтеры отказываются от навязанных благ и целей вроде карьерного роста или материального капитала. Вместо этого, они посвящают время личностному развитию, ищут гармонию и душевный комфорт.

Впервые термин «дауншифтинг» использовала американская корреспондентка Сара Бен Бреатна в газете The Washington Post в 1991 году. В 2000 году английский журналист Карл Оноре написал книгу «Без суеты. Как перестать спешить и начать жить», в которой объединил дауншифтинг с идеологией минимализма и простого образа жизни.

Феномен дауншифтинга

Дауншифтер – человек, который хочет жить размеренно. Важная часть философии – отдых: организованный туризм, путешествия «дикарём», жизнь в деревне. Дауншифтер сосредоточен на общении с родными и единомышленниками. Занимается хобби, самообразованием и благотворительностью. Всё это – ради познания себя.

Представители течения против работы на рыночную экономику. Они меняют образ жизни, переходят к другим моделям поведения. Тратят деньги на нематериальные блага, начинают осознанно потреблять, сокращают рабочее время ради свободы. Дауншифтер отказывает от карьерных высот, переходит на другую должность (менее прибыльную, но спокойную), работает дома или ограничивается подработками.

Чтобы избавиться от стресса, дауншифтеры живут не в шумных городах, а на окраинах, дачах и посёлках. Но переезд не означает отказ от цивилизации. Они идут в ногу со временем и пользуются технологиями для работы, общения и образования. Некоторые шутят, что дауншифтер – это человек с айфоном, который уехал в деревню.

Дауншифтеры обычно аполитичны, но в разных странах своя специфика:

  • Британский дауншифтинг тесно связан с вопросами экологии.
  • В Австралии такие люди выступают за частую смену жилья и работы.
  • Российские дауншифтеры переселяются в тёплые страны, чтобы больше путешествовать или растить детей, параллельно сдавая недвижимость на родине.

Дауншифтинг в России

Краснодарский край

В этом регионе за пять лет прибавилось 150 тысяч россиян из других городов. Цены на недвижимость, естественно, ниже, чем в Москве, тем более, если вы живёте здесь всегда и выбираете курортные посёлки, а не города вроде Геленджика, Анапы или Сочи. Можно без труда снять или купить комнату, или даже целый дом.

Главный интерес дауншифтеров в Краснодарском крае – Чёрное море и тёплый климат. Здесь много свежих фруктов и овощей, нет проблем с интернетом. Варианты для работы: субаренда жилья, туристические услуги и вакансии на удалёнке.

Воронежская область

Может прозвучать странно, но регион популярен у дауншифтеров. Причина – плодородное Черноземье. На нём можно заняться сельским хозяйством даже с минимальным опытом. Плюс терпимый климат: нечто среднее между Центральной Россией и Югом. Тут уникальные природные места, например, «Дивногорье» — степное плато в Лискинском районе.

Большинство живёт в пригороде, чтобы быть недалеко от цивилизации и пользоваться стабильным интернетом (один из самых недорогих по России). Сюда едут, если есть желание снять или купить дом с участком, где можно разбить сад с огородом.

Подмосковье и Ленобласть

Цены за пределами двух столиц ниже, людей – меньше, а воздух – чище. В коттеджных посёлках, маленьких городках и деревнях в этих краях остаются те, кто сдаёт недвижимость в Москве или Питере, но хочет сохранить дружеские и родственные связи или боится уехать далеко. За счёт развитой транспортной инфраструктуры можно быть в центре культурной активности, добираясь до города за 1-2 часа.

Если вы готовы к физическому и ручному труду, то вам будут рады в любом родовом поселении, а таких объектов по России более 300. Известный бизнесмен Герман Стерлигов живёт как раз в подобном месте (в Московской области, Можайском районе).

Правительство Московской области выделило ему 37 гектаров земли, где он занялся сельским хозяйством. Позже он организовал там проект «Слобода» и предлагает людям приезжать сюда жить. Похожий посёлок есть в Краснодарском крае в Абинском районе – он называется «Живой родник».

Дауншифтерам-программистам можно уехать в Кировскую область, где бывший сотрудник Яндекса Алексей Конышев основал «Посёлок программистов». Там живут рядом с природой и общаются с единомышленниками по профессии.

Часто дауншифтеров путают с экопоселенцами и фрилансерами. Конечно, одно не противоречит другому, но важно, чтобы речь шла о понижении статуса. Когда вы работали на удалёнке или не работали вообще, а потом переехали в село, вы не дауншифтер. Последнему есть что терять: опыт, авторитет, наследство, высокую зарплату.

В какие страны для дауншифтинга уехать

Вьетнам

Популярное направление у дауншифтеров, которые любят экзотику и путешествия. Во Вьетнаме местные жители гостеприимны, власти следят за порядком, медицина на достойном уровне. Здесь хорошие пляжи и много возможностей для работы на туристических курортах.

Передвигаться можно на мопеде. Месячная аренда квартиры или дома на окраине стоит $200. Для длительного пребывания нужна виза. Если хотите иметь под рукой всю инфраструктуру, выбирайте для дауншифтинга Дананг, Нячанг, Ханой, Хойан или Хошимин.

Таиланд

Это направление давно ассоциируется с беспечной жизнью у всех, кто мечтает о красивых пейзажах и спокойном саморазвитии. Здесь вы легко встретите русских единомышленников. Ночные развлечения, тёплый океан, отсутствие визы – привлекают многих.

Снять однокомнатную квартиру с кондиционером можно за $300 долларов (чем дольше аренда, тем дешевле). Единственное, что может отпугнуть начинающего дауншифтера – языковой барьер и обилие туристов в пик сезона. Дауншифтинг в Таиланде чаще встречается на Пангане – недорогом и комфортном острове.

Индонезия

Это отличное пристанище для дауншифтеров, которые любят тёплый приём и ищут пляжные курорты. Почти все выбирают остров Бали. Здесь отличная экология, что влияет на качество продуктов и много возможностей для морских видов спорта.

Аренда квартиры на месяц – $300. Можно жить без визы, но надо подготовиться к сильной духоте. В некоторых районах медленно работает интернет. Дауншифтинг на Бали не самый дешёвый, но зато жизнь очень размеренная.

Индия

Здесь главное направление дауншифтера – Гоа. На побережье есть домики, бунгало и кондоминиумы. В южных районах аренда с двумя спальнями стоит $200-250, а вот Северный Гоа чуть дороже ($300) плюс расходы на риэлтора.

Путешествия на скутерах, океан, длинные пляжи, вегетарианская кухня, йога и сёрфинг – есть всё для здорового образа жизни. Дауншифтеры, которые считают Гоа мейнстримом, остаются в пригородных районах мегаполисов, например, недалеко от Мумбаи. Ещё придётся привыкнуть к платной визе, антисанитарии, питьевой воде только в бутылках и редкому проводному интернету.

Грузия

Вкусная еда, вино и пейзажи – это направление подойдёт для всех дауншифтеров, включая и тех, кто хотел свой участок для огорода, виноградника или сада. В Грузии можно быстро добраться и до горных деревень, и до коттеджей на берегу моря. Чаще всего дауншифтеры останавливаются в Тбилиси, поскольку тут вся инфраструктура и стабильный интернет. Квартира в историческом центре стоит $310, на окраине дешевле.

Грузия – рай для пеших туристов и бэкпекеров. Не нужна виза и особо не требуется знание английского. Но готовьтесь к тому, что вы, скорее всего, растолстеете и будете первое время теряться на дорогах из-за местного стиля хаотичного вождения.

Кипр

В этих краях тепло и вкусно, но дороже в сравнении с азиатскими странами. Кипр для тех, кто хочет открыть бизнес или планирует жить на доходы от уже развивающегося дела.

Некоторые дауншифтеры остаются в столице – Никосии, чтобы быть ближе к инфраструктуре, но не меньше людей приезжает в Лимасол – город, который можно считать раем для IT-работников, благодаря филиалам разных компаний.

Аренда на уровне Москвы – $700 за квартиру в месяц ($550 в случае договора на год). В стоимость аренды обычно включён интернет. Плюсы Кипра в погоде и море, но до него надо ехать, если живёте в Никосии.

Книги про дауншифтинг

«Тотальный дауншифтинг или полный апгрейд»

Эта книга напечатана на конопляной бумаге. Здесь рассказывается реальная история семейной пары, переехавшей из столицы в сибирскую тайгу. Она подойдёт тем, кто планирует основать своё поселение и нуждается в знаниях по земледелию, животноводству, строительству. Авторы – Константин и Натали Макуха.

«Дауншифтинг. Как меньше работать и больше наслаждаться жизнью»

Книга от доктора философии Джона Дрейка с советами для всех городских трудоголиков. Тут есть альтернативные жизненные сценарии с разной степенью риска, психологические тесты и истории от людей, отказавшихся от карьеры ради спокойствия, гармонии и счастья.

«Дауншифтинг или как работать в удовольствие, не зависеть от пробок и заниматься тем, чем хочется»

Книга Софьи Макеевой – это переработка бесед автора с бывшими офисными сотрудниками и деятелями искусства, которые отказались от жизни в мегаполисах. Бонусом в конце мини-тренинги и справочник дауншифтера.

Читайте: Ад перфекциониста. 8 способов перестать делать всё идеально

ДАУНШИФТИНГ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО РЕТРЕТИЗМА

Я. В. ОВЕЧКИНА

В статье с позиции теории аномии рассматривается явление дауншифтинга — нового способа проявления социального ретретизма. Приводится авторская типология, предполагающая характеристику основных видов добровольной нисходящей вертикальной мобильности, дан обзор особенностей дауншифтинга в России. Явление дауншифтинга рассматривается не только как новое явление в жизни современного общества и как способа проявления социального ретретизма, но и как мощного посыла для формирования новой страты в социальной структуре.

Ключевые слова: формы отклоняющегося поведения, поведенческое приспособление, способы проявления социального ретретизма, добровольная нисходящая вертикальная мобильность, социальные сообщества, «общество потребления».

Изучение отклоняющегося от социальных норм поведения членов общества всегда было одной из центральных тем теоретических исследований ученых различных научных направлений: социологов, психологов, психиатров и т. д. Особое значение подобные исследования приобретают в период аномии — особого состояния общества, характеризующегося кризисом и даже распадом его ценностно-нормативной системы. Описанное впервые в классической социологии

Э. Дюркгеймом, это явление изучалось целым рядом исследователей: в социологии Р. Мертоном, Т. Парсонсом, Р. Дубиным, психологами -Р. Маккайвером, Д. Рисменом, Л. Сроулом и др. Эти исследования внесли значительный вклад в развитие социологической теории и сегодня являются прочным методологическим фундаментом для изучения всех форм отклоняющегося поведения.

В нашей работе отклоняющееся от нормы поведение рассматривается как симптом несогласованности между определяемыми культурой устремлениями и социально организованными средствами их удовлетворения. Это означает, что в некоторых случаях источником поведенческого приспособления индивидов является частично отвергаемая социальная структура. В концепции аномии Роберта Мертона одной из таких форм приспособления выступает ретретизм .

Ретретизм, как форма приспособления к жизни в обществе, характеризующаяся бегством от действительности, отрицанием целей и социально одобряемых средств их достижения, по сравнению с другими формами приспособления встречается довольно редко. Отметим, что в разные

времена и исторические эпохи ретретизм имеет свои характерные черты и особенности.

В социологическом смысле индивиды, предпочитающие такую форму приспособления к жизни в обществе, являются «чужаками», ибо, не разделяя общую ориентацию, они могут быть отнесены к числу членов данного общества чисто формально. Индивиды, выбравшие для себя такой путь приспособления, отказываются от общепризнанных в данной культуре ценностей и норм и их поведение не находится в согласии с институционными нормами.

Положения классической теории дают возможность анализа, сформировавшегося в современном обществе нового способа выражения рет-ретизма, к которому прибегает все большее количество индивидов. Сторонники такого способа предпочитают отказ от социально признанных целей в пользу своих собственных, индивидуальных интересов и ориентацию на свои внутренние желания, потребности и «высшие» ценности . Такой способ ретретизма носит название — даун-шифтинг (считается, что термин «дауншифтинг» был впервые использован в печати американской журналисткой Сарой Бен Бреатна в статье «Жизнь на пониженной передаче: дауншифтинг и новый взгляд на успех в 90-е» (Living in A Lower Gear: Downshifting: Redefining Success in the 90s), опубликованной в газете «Вашингтон Пост» 31 декабря 1991 г.).

Движение дауншифтинг распространилось на рубеже XX-XXI вв. в странах Запада как добровольное долгосрочное изменение стиля повседневной жизни, которое может проявляться в из-

менении трудовой занятости, повседневных практик, социальной и географической мобильности . Необходимо заметить, что явление дауншифтинга, освещаемое в данной статье, не является абсолютно новым в жизни общества. Пример классического дауншифтинга — это, так называемое, движение «опрощения» — выбор человеком образа жизни, связанного с отказом от большинства благ современной цивилизации. Причины такого выбора могут быть различными — этическими, религиозными, экологическими и т. д. Этот способ выражения рет-ретизма, ухода и отказа от общепринятых ценностей не следует смешивать с аскетизмом, так как не всех сторонников опрощения будет правильно назвать аскетами. Знаменитым примером опрощения является жизнь классика русской литературы Льва Николаевича Толстого. После глубокого мировоззренческого кризиса, сопряженного с религиозными исканиями, писатель пришел к мысли, что настоящая жизнь — это жизнь земледельца, крестьянина, «простого трудового народа», не обремененного излишними материальными ценностями . Следствием такой позиции оказался уход от общепринятых общественных ценностей: высоких чинов, вертикального продвижения по службе и прочих материальных благ, переход к более простой жизни, следование высшим человеческим ценностям -таким, как семья, духовность, гармония и единение с природой и т. д.

Масштабность такого способа проявления ретретизма, как дауншифтинг в разных оценках варьируется, однако независимо от оценки данного явления, речь идет о естественном процессе образования нового социального сообщества -формировании группы со специфическими особенностями поведения и потребления, которую следует проанализировать с точки зрения теории стратификации .

Социологический анализ предполагает изучение причин подобного рода мобильности. На наш взгляд, ими могут стать как смена ценностно-ориентационных установок, так и психологические проблемы, такие как: стресс, усталость, неудовлетворенность собственной жизнью и т. д.

Так как сообщество дауншифтеров нельзя назвать однородным, важно дать характеристику основным направлениям внутри социального сообщества и выделить типы дауншифтинга. На основе проведенных исследований в Европе и США, а также на основе анализа научных и научно-популярных статей о дауншифтинге, разработана авторская типология, предполагающая характеристику основных видов добровольной нисходящей вертикальной мобильности.

По степени активности можно выделить активный и пассивный дауншифтинг.

Пассивный дауншифтинг. В основе идеологии данного типа поведения лежит ориентация на внутренние, индивидуальные потребности, желание отказаться от общественных ценностей. Акции протеста, громкие призывы, показательное асоциальное поведение — все эти черты не характерны пассивному дауншифтеру, ценностью является лишь его внутреннее мироощущение и гармония. В рамках данного типа можно выделить 2 степени ухода: «легкий» дауншифтинг и «глубокий» дауншифтинг.

«Легкий» дауншифтинг проявляется в уменьшении рабочих часов, переходе на свободный, гибкий график (freelance), снижении уровня потребления и, как следствие, снижении уровня затрат, переходе на более «экономичный» вариант жизни. Так, работники, занимавшие ранее позиции топ-менеджеров, начинают больше уделять время досугу, семье и своему внутреннему миру, меняют дорогие автомобили на велосипеды, жители мегаполисов мигрируют в деревни и страны третьего мира, переходят на экологически чистое питание и к так называемому стилю «simple living» (простая жизнь).

Отметим, что впервые термин «simple !т^»появился в 1981 г. в книге Дюэйна Элгина «Voluntary Simplicity» (Добровольная простота), представляющую собой конспект убеждений и методик, вытекающих из идей контркультуры 1960-х гг. Эта книга породила одноименное движение, которое представляет собой намеренную попытку отстраниться от цикла «работа-траты-долги», характеризующего современную жизнь. Это движение не выступает за бедность и примитивизм, а призывает лишь пользоваться благами цивилизации для более полного насыщенного существования, для привнесения порядка и ясности в жизнь индивида .

Основываясь на результатах исследований, проводившихся европейскими и американскими исследовательскими центрами, мы можем дать характеристику данного типа дауншифтинга. Последователей данного движения можно охарактеризовать, как людей старающихся меньше и разумнее потреблять, задумываясь об окружающей среде, энергоресурсах, своем внутреннем, психологическом здоровье. Данный тип особенно развит в США и Великобритании, по данным исследований доля дауншифтеров в Великобритании на 2005 г. составляла 28 % .

К пассивному типу относится и зарождающееся движение дауншифтеров в России. Анализ

интернет-сообщества показал, что дауншифтинг в России имеет свои особенные, характерные черты. В нашей стране на данный момент дауншиф-теров значительно меньше, чем в странах Запада, это связано, в первую очередь, с социальноэкономическими причинами, но их количество может увеличиваться в ходе трансформации общественного устройства. В России по-прежнему высока значимость материальных благ и ценностей, а дауншифтинг возникает в ходе пресыщения благами вследствие высокого экономического развития. Но эта ситуация меняется, экономика России становится стабильней, постепенно формируется средний класс и уровень идентификации россиян с жителями Европы и США непрерывно растет, следовательно, мы можем говорить о прогрессировании дауншифтинга в современной России. Исходя из данных, полученных в ходе анализа содержания интернет-ресурса сообщества дауншифтеров, можно выделить основные темы, интересующие российских дауншифтеров.

На основании анализа интернет-дневников участников сообщества на сайте LiveJournal.com нами выявлены основные темы «постов» (записей в интернет-дневниках членов сообщества). По данным на 9.03.2013, в сообществе дауншиф-теров состоят около 1 200 человек. По нашим расчетам 65 % из них активно участвуют в жизни сообщества: идентифицируют себя с дауншифте-рами, ведут свои дневники, делятся опытом «да-уншифтинга», комментируют дневники других пользователей, остальные 35 % пользователей играют роль сторонних наблюдателей: активно в жизни сообщества не участвуют. Были проанализированы записи участников интернет — сообщества во временном промежутке с 2010-2013 г., всего за этот период было опубликовано более 350 записей на тему дауншифтинга, при этом 50 записей были посвящены организационным проблемам, поэтому были исключены из анализа.

Тематический анализ показал, что среди тем, интересующих членов сообщества, на первое место выходят темы жизни в деревне и сельского быта (125 из 300). В данных постах авторы поднимают вопросы, связанные с обустройством жизни в деревне, такие как: вопросы земледелия и животноводства, «как построить дом», «как построить печку», «методики земледелия», «простые способы сделать незаменимые в хозяйстве вещи своими руками», взаимодействие с сельскими жителями «трудности сельской жизни», «изнанка жизни на селе» и т. д.

Тема эко-поселений оказалась на втором месте среди вопросов, интересующих современных

российских дауншифтеров. 67 тем из 300 посвящены так называемым «экопоселениям» — поселение, созданное для организации экологически чистого пространства для жизни группы людей, как правило, исходящих из концепции и организующих питание за счет (одна из форм общины) . В рамках этой категории авторы пишут на тему создания новых экопоселений, правилах жизни в них, делятся опытом жизни в таких общинах и т. д. Сюда же примыкают посты, посвященные экологии и здоровью (10 тем из 300): сбережение энергоресурсов, производство экологически чистых продуктов питания, темы вегетарианства и «разумного» потребления.

Как показывает анализ, определенное место авторы живых дневников посвятили вопросам «мироустройства» (54 из 300 тем): посты были посвящены проблемам общества потребления, строительству «другого общества», «мои представления об ответственной, естественной жизни», «проблемы современности и мои предложения по их решению», «бегство от потребительства к счастливой жизни», «город как черная дыра человечества» и т. д. Из этих показателей можно сделать вывод, что русский дауншифтинг в определенной степени носит идеологический характер.

Наиболее интересным для нашего исследования был вопрос о причинах дауншифтинга, так как личные истории каждого дауншифтера помогут глубже охарактеризовать и понять явление дауншифтинга в целом. 25 тем посвящены описанию собственного опыта «дауншифтинга»: участники сообщества говорят о том, почему предпочли вариант «опрощения» собственной жизни, пожертвовав карьерой, социальным статусом и жизнью в мегаполисе. Также авторы дневников приводят в пример дауншифтинг своих западных единомышленников.

Дауншифтеров интересуют также проблемы альтернативной занятости (8 тем): поднимаются вопросы «фриланса». В современных исследованиях фрилансер-человек, выполняющий работу без заключения долговременного договора с работодателем, нанимаемый только для выполнения определенного перечня работ (наемный работник). Рассматриваются такие темы, как: «альтернативная занятость в сельской местности», «работа в деревне» и т. д.

Практически не затронуты темы «дети и образование» (6 тем из 300), темы, посвященные дауншифтингу в странах третьего мира (4 из 300). Есть несколько постов, посвященных обсуждению фильмов и телепередач о дауншифтинге.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Из проведенного исследования можно сделать вывод: основной чертой российского дауншифтин-

га является пространственное перемещение (переезд в деревню или экопоселение, смена жизни в мегаполисе на более «экологичный» образ жизни). Важно подчеркнуть, что российские дауншифтеры предпочитают переезд в российские деревни, переезд в страны третьего мира (Индия и т. д.) как правило не предполагается (1,3 % постов).

Русский дауншифтер стремится к более спокойной, размеренной жизни, к сохранению психического и физического здоровья. Проблемы образования и социализации детей практически не затрагиваются (всего 2 % из обсуждаемых тем), причиной подобной ситуации является «ин-фантилизация» дауншифтеров, ибо такой даун-шифтер стремится уделять большее внимание видам деятельности, доставляющим удовольствие (что характерно для детей).

В рамках «пассивного» типа дауншифтинга следует выделить «глубокий» дауншифтинг, представляющий особый интерес для социологов. Это своеобразная форма выражения ретретизма, при которой индивид кардинально меняет свою жизнь и максимально понижает свой социальный статус. В основе этого способа ухода лежит идеология особого рода (например, идеология «опрощения», как у последователей движения Л. Н. Толстого). Приверженцы данного способа ухода от общества переселяются из мегаполисов в глухие деревни, отвергают любые блага цивилизации, сознательно опускаются на самую последнюю ступень социальной лестницы. В крайних случаях индивиды отказываются от использования денежных средств (так называемое движение «money free»), потребляют пищу из мусорных бачков и т. д. Такое поведение проявляется в полной изоляции от общества, затворничестве. Необходимо отметить, что некоторые из последователей такого образа жизни, «испытав себя», вновь возвращаются к нормальной жизни в обществе по общепринятым нормам и порядкам.

Активный дауншифтинг. Более редкий, но активно набирающий обороты способ отказа от общественных ценностей. Данный способ выражения ретретизма еще не характерен для российского общества, но в США и странах Европы вид радикального дауншифтинга становится популярным и формируется в определенное движение, преследующее свои цели, имеющее в своей основе определенную миссию. Активный дауншиф-тинг представляет собой тип полного отказа от ценностей общества, резкое понижение по социальной лестнице. Приверженцы данного способа проявления ретретизма склонны к кардинальной смене места работы и занимаемой должности: от

позиции топ-менеджера до разносчика газет или уборщика (денежные средства воспринимаются ни как показатель статуса, а как средства к выживанию).

Как правило, активный дауншифтинг основывается на какой-либо идеологии. Чаще всего представители данного типа являются приверженцами так называемой «зеленой экономики» (выступающей против фокуса на экономической составляющей и за смещение акцентов в сторону социологии и биологии), движения против «общества потребления» и т. д. В данном случае прежние достижения индивида обесцениваются и устаревают с течением времени, поэтому продолжать прежний путь существования становится бессмысленно и невозможно по причине отсутствия значимых внутренних стимулов. Естественным образом возникает необходимость обретения новых целей и смены пути, зачастую радикальной. Если в первом типе дауншифтинга шла речь о желании избавиться от чего-то чуждого, подменяющего и подавляющего собственное Я, то в данном случае речь идет о следовании индивида какой-либо идее. В рамках данного типа даун-шифтер бросает вызов обществу своим асоциальным поведением, выражает протест призывами к уменьшению уровня потребления, борьбы с международными корпорациями и возвращению человечества к истинным ценностям. В некоторых работах западных ученых «активные» дауншиф-теры рассматриваются как последователи идеологии хиппи и панков.

В США и Европе увеличивается и развивается сообщество «активных» дауншифтеров; проходят акции протеста, например, «freegan», в ходе которой дауншифтер на глазах у прохожих употребляет в пищу отходы. Также широкий резонанс получила акция «Захвати Уолл-стрит!» — все эти способы выражения социальной активности и позиции освещаются в СМИ и, безусловно, влияют на общественное мнение. Антипотребительский активизм дауншифтеров однороден с экологическим активизмом, борьбой с глобализацией и активизмом по защите прав животных, защитниками окружающей среды. Именно общество потребления, набирающее все большие обороты, заставляет людей «снижать скорость» жизни и потребления как ее части. На первый план выходят новые ценности, которые были заменены в обществе культом потребления и карьеризмом.

Активные дауншифтеры могут в будущем организовывать политические партии и влиять на общественное мнение, привлекая в свои ряды все большее количество людей. Данный тип пред-

ставляет наибольший интерес для социологического исследования, так как количественные и качественные методы исследования данной группы помогут спрогнозировать дальнейшее образование и функционирование подобных направлений дауншифтинга.

Безусловно, дауншифтинг, как новое явление в жизни современного общества, требует дальнейшего изучения и прогнозирования не только как способа проявления социального ретретизма, но и как мощного посыла для формирования новой страты в социальной структуре, которую невозможно измерить прежними критериями стратификационного анализа. Группы занятых и безработных в обществе становятся все более разнородными, следовательно, анализ факторов, детерминирующих эту разнородность — актуальнейшая задача современного социологического анализа и прогноза общественного развития.

Литература

3. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М., 2006. С. 272-275.

4. Сообщество дауншифтеров // LiveJournal. URL: http://simple-life-ru

5. Толстой Л. Н. Собрание сочинений: в 22 томах. Дневники. М., 1978. Т. 21. С. 7.

6. Хиз Дж., Поттер Э. Бунт на продажу: турист в поисках аутентичности. М., 2007. С. 122-126.

7. Фромм Э. Иметь или быть. М., 2010. С. 92.

8. Экологическое поселение // Википедия. Свободная энциклопедия. URL: http://ru.wikipedia.org

9. Hamilton C. Downshifting in Britain: a sea-change in the pursuit of happiness. Discussion papers. Cambridge, 2003. С. 25.

10. Ray P., Anderson S. Cultural Creatives. New York: Harmony Books, 2000. С. 123.

* * *

DOWNSHIFTING AS MANIFESTATION OF SOCIAL RETREATISM

Ya. V. Ovechkina

Расцвет побегов от суровой российской реальности в теплые края пришелся на 2000-е годы. Сначала только самые смелые потянулись в Индию, Таиланд и Вьетнам. Ну а потом целые самолеты людей с билетом в один конец отправлялись к райским берегам. Люди бросали бизнес, плевали на карьеру, родню и оставались там, где лето круглый год и никаких забот. Больше всего, как тогда казалось, повезло тем, у кого есть какая-никакая недвижимость в Москве. Ведь даже за аренду от «однушки» рядом с МКАД можно было чувствовать себя в Азии белым человеком. Арифметика простая — жилье в туристическом месте стоит около 500 долларов в месяц. Остальных денег (квартиры в Москве сдавались в среднем за 1000 у.е.) с лихвой хватало на безбедную жизнь. Вот по ним-то кризис и прошелся сильнее всего.

* * *

Среди дауншифтеров есть просто бездельники, ищущие более легкой жизни. Все что у них есть — несколько записей в трудовой книжке о работе по найму и жилье, доставшееся в наследство. Истории их возвращения на родину одинаковы — как под копирку.

— Десять лет в общей сложности мы прожили в Таиланде, — рассказывает Татьяна Морозова. — Уехали в зиму с 2005 на 2006-й. Я, муж и двухлетняя дочка. Первое время шиковали — сдавали московскую квартиру за 1200 долларов и ни в чем себе не отказывали, на радостях даже родили второго ребенка. Мне казалось, ну вот, наконец-то мы живем, а не выживаем. Не в 40 метрах с вечной зимой за окном, а в отдельном доме, рядом море, тропические фрукты… Но постепенно уровень жизни падал, ведь сезон от сезона цены на аренду в Тае поднимались, а плата за квартирку нашу не росла. К 2014-му, когда рубль резко упал и наши 1000 долларов превратились в 500, а потом в 300, мы и так уже еле сводили концы с концами. Я подрабатывала парикмахером, но постоянной клиентуры не было — все же русские только на отпуск прилетают. А тайцы в свои салоны пришлых не пускают. Муж таксистом устроился, но заработок у него тоже копейки. Какие там фрукты — я ходила на рынок после закрытия и собирала то, что не продали… Держались мы на 300 долларах пару месяцев, а потом я сказала — все! Едем обратно. И вот в феврале 2014-го, в самую жесть, и вернулись. Кстати, дорога домой тоже приключение — денег на билеты не было, мы кое-как через Китай перекладными добрались до Владивостока. А оттуда на поезде 7 суток до Москвы.

Квартира за годы сдачи превратилась в убитую хибару. Когда семья вернулась, не было даже холодильника — его увезли арендаторы. В санузел страшно было заходить.

— Родители привозили нам еду. Детям не в чем было ходить в школу — не было даже сапог. В итоге мы квартиру опять сдали и сняли дачный домик за городом. Я с детьми жила там, топила печку, но так хватало хотя бы на еду, пока муж в Москве жил у друзей и искал работу. Однако вместе с работой он нашел себе и новую женщину и нас бросил. Сейчас я живу с родителями и пытаюсь как-то начать жизнь заново…

Таких историй — тысячи. Некоторые, особо заигравшиеся в дауншифтинг, даже успели продать свои квартиры и вернулись в Россию вообще к разбитому корыту. Форумы, где некогда делились информацией о том, где будет проходить следующая вечеринка, теперь сплошь увешаны стенаниями: «Как жить дальше? Здесь в России все серое и угрюмое, на улицу выходить неохота. А я вот еду с очередного неудавшегося собеседования. Работы нет вообще, кризис».

Самый апофеоз таких возвращенцев — жуткая история Дмитрия Милованова из Подольска, который зарезал своих маленьких детей и сильно ранил жену. Убить ее и себя ему помешал случайно пришедший племянник.. Уже в СИЗО Дмитрий объяснял — таким образом он пытался спасти семью от бедности.

Таша Вайнштейн с семьей так и остались жить в Гоа.

* * *

— Вот этот-то контингент, который жил на арендную плату квадратных метров в Москве, и собрал чемоданы первым, — делится своими наблюдениями Таша Вайнштейн, давно живущая в индийском штате Гоа. — Тогда, в 2014-м, я заметила, что ряды русских сильно поредели. По моим ощущениям, около 50% зимовщиков уехали. Мне в этом смысле повезло, я давно уже не рассчитывала ни на какую подпитку с Родины, а жила на то, что зарабатывала.

Таша уехала из Москвы в Индию 9 лет назад. Просто приехала на две недели отмечать свадьбу друзей. Когда отпуск закончился и она вернулась в Москву, то раздумья о том, как жить дальше, заняли ровно 3 дня. Еще месяц она увольнялась с руководящей должности в рекламном агентстве, расторгала договор аренды квартиры, перевозила все вещи к маме и покупала билет в один конец.

— Я настоящий дауншифтер, так как действительно бросила все наработки и начала жизнь заново. Но не жалею ни о чем. Еще до Гоа мы с подругой подумывали накопить денег, купить дом в Черногории и сделать гестхаус. Но это еще лет пять как минимум надо было копить. А когда я увидела Гоа, то не поняла, зачем еще несколько лет как белка в колесе на кого-то работать? Ни жизни, ни творчества, ни самореализации…

Первое время Таша жила на накопленное. Потом стала на лето (в Гоа сезон дождей) возвращаться в Москву и брать краткосрочные рекламные проекты, чтобы заработать на новый сезон. Потом начала бизнес в Гоа — организовала пекарню прямо в арендованном доме. Торты и пирожные продавала по кафе и ресторанам, благо их число в туристическом штате росло сезон от сезона.

— Я никогда не сидела сложа руки. Ну а сейчас я замужем за местным мужчиной. У нас свой гостевой дом для творческих личностей. А еще мы разводим породистых собак, играем музыку, организуем вечеринки по всему Гоа, производим саундсистемы, растим двоих мальчишек. Кризис нас не задел. Потому что мы не ориентированы исключительно на руссотуристо и не зависим от рубля. Мы как жили, так и живем. Как развивались, так и развиваемся. Мне возвращаться некуда, мой дом здесь.

— А что же оставшиеся 50%, кто они?

— Любой кризис — это толчок к развитию. Все, кто здесь остался, как раз люди, которые умеют что-то делать. Кто-то начал мастерить всякие хенд-мейд-штучки — шить, плести, украшения делать. Некоторые открыли обучающие курсы — серфинг, йога, всевозможные практики. Парапланеристы неплохо стали зарабатывать, катая народ за деньги. Пекарни, репетиторство, массаж, маникюр, тату. Кто что умет, то и делает. В этом смысле жизнь в Гоа стала гораздо разнообразнее. Но построить какой-либо успешный бизнес здесь, в Индии, — практически нереально. Даже те, кто держал здесь популярные кафе, долго не продержались. Индусы, сдавая тебе землю в аренду, через какое-то время, видя, как ты раскрутился, от зависти начинают сами же тебя выживать. Многие на этом погорели.

— Но, так или иначе, заработок идет на русских туристах?

— Вовсе нет! Как только турпоток из РФ упал, сюда подтянули другой — больше стало англичан, европейцев, индийских туристов. То есть открылись новые возможности.

Вовка VoVo оставил тусовки у индийских берегов и теперь в России торгует чудодейственными гусеницами.

* * *

Сергей Панин сумел построить в Гоа успешный бизнес. Но его выжила с насиженного места сама природа:

— Наш центр Zen Garden — гестхаус, ресторан, центр здоровья — просто смыло во время сезона дождей. По иронии судьбы как раз в 2014 году это произошло. Стояли все эти сооружения на дюнах, и река вдруг неожиданно сменила русло. После этого я решил окончательно завязать с Индией. Я провисел там в общей сложности лет 15. А столько времени на одном месте — депрессуха. Хотя у меня там все было нормально, мне удалось практически невозможное — найти надежных партнеров — индуса и великолепного доктора китайца. Вместе мы открыли наш центр и очень успешно работали.

Сергей попал в Гоа в 2001 году. Приехал туда обеспеченным человеком (успешная юридическая практика в Москве, деньги, почет), поселился в самом дорогом отеле на юге штата за 800 долларов в сутки.

Сергей Панин после 15 лет жизни в Индии вернулся в Москвы и собирается серьезно заниматься пропагандой здорового образа жизни

— А потом вдруг мы поехали на экскурсию на север Гоа, на какой-то рынок. И вот тут меня вштырило. Там было так круто, что мы с моей девушкой остались еще на две недели, поселившись в какую-то хижину. Потом вернулся в Москву, потом опять в Индию. В итоге перебрался в Гоа окончательно, как мне казалось. А потом была вся эта история с Zen Garden. Хотя я еще лет 5–6 назад начал чувствовать, что Гоа превращается в Сочи, только индийский… Люди другие начали приезжать. Все было уже не то, нет той безумной свободы. В жизни надо уметь не только вовремя что-то начинать, но заканчивать тоже. В итоге я не стал ничего там восстанавливать, распродал все что можно было и вернулся в Россию.

— И как?

— Мне все нравится, и кризис этот, и сложности. Занимаюсь сейчас всякими разными вещами: воркауты (любительские тренировки на открытом воздухе) со спортсменами организую, дизайном еще, разные проекты есть. А вообще в планах организовать НКО и заниматься пропагандой спорта. Вы посмотрите, на каком уровне он у нас сейчас. Да многие подростки по состоянию здоровья и физически слабее меня, а мне ведь уже 50! Найду я, чем заняться, хотя пока четко для себя не сформулировал, что это будет.

— А если говорить об уровне жизни? Наверняка же он теперь не такой, как был до отъезда в Индию?

— Упал немного, да. С деньгами есть трудности. Но я не переживаю по этому поводу. Я в дзене, мне все нравится. Если говорить о прожитых в Индии годах — они мне многое дали. Отношение к себе, жизни, философию определенную, друзей. Я узнал очень хорошо эту страну и ее людей. Есть легкая ностальгия, но сейчас мне хорошо в России, вижу здесь много возможностей для деятельности.

Русская тусовка у теплых берегов азиатских стран была одной из самых многочисленных.

* * *

Александр Ахметзянов строит свой бизнес в Таиланде на экзотическом острове Панган. И подтолкнул его к этому как раз кризис.

— Мне 36, родом из Минска, переехал в Питер учиться, там и остался. По диплому учитель, по факту — разработчик программного обеспечения. Не женат и без детей. Я не зимую в России с 2008 года. Однажды уехал на полгода в Индию и после этого уже не мог представить себя в суровом, зимнем Петербурге. Мотался по разным странам и в итоге оказался на Пангане. В Питере у меня остались мама, квартира, машина, бывшая жена, только что купленная дача, кредит на дачу и, что самое главное, — работа. Я программист. Поэтому, по сути, я просто переменил офис на его тропический филиал. Зарплата моя от этого никак не пострадала, кстати.

Остров мне очень понравился сразу и продолжал нравиться еще сильнее, когда я поездил по другим уголкам Таиланда и даже близлежащим странам. Мне очень нравится концепция уединенного проживания с быстрым доступом к благам цивилизации и городскому движняку. Меня спрашивали, да и я сам себя спрашивал — какие планы, как планируешь развивать свою жизнь, куда идти? Тут ведь довольно необычная среда, минимум шансов закрепиться в привычном понимании — приобрести дом, получить гражданство, остепениться и завести потомство. Это тот вопрос, на который я пока не ответил даже сам себе. Я руководствуюсь бинарным выбором — да, нет; нравится или нет. Мне тут нравится. Живу полгода тут, полгода в Питере. Это самый что ни на есть прекрасный вариант. Две весны и два лета в год. За это время сменил работу, даже две, но остался работать в удаленном режиме. Завел собаку. Купил мотороллер, машину, переехал в огромный дом, который успели посетить все — друзья, коллеги по работе. Стала наезжать мама (в итоге она зимует тут тоже подолгу).

Приятное течение жизни программиста подкосил кризис.

— Денег стало в 2,5 раза меньше. Это похоже на то, как у самолета на эшелоне, на высоте 10 тыс. метров вдруг заканчивается топливо. Все те, кто просто жил на аренду квартир, почувствовали себя бедно, а работать ведь с годами отучаешься. Контингент обитателей острова довольно сильно поменялся. Вся та нищебродно-творческая тусовка, которую я знал, исчезла. Но я решил тоже не сдаваться. Продолжая работать в IT, стал активничать. Например, весь кризисный сезон я работал таксистом, благо была своя машина. Побыл риелтором, летал в Бангкок переводчиком. Отдал свои байки в аренду, организовал прокат трехколесных байков. В общем, воспринял тяжелые условия как стимулирующий пинок под зад. Хотя последний год был особенно тяжелым — было очень много работы, в придачу тяжелые условия стоили мне личных отношений. Также это был первый год, когда я не вернулся в Петербург летом. Короче, жизнь на Пангане для меня непростой, многогранный опыт, но я ни о чем не сожалею, ни на что не жалуюсь.

* * *

— Я вообще-то коренной москвич. Но когда вернулся сюда после 4 лет в Индии и двух в Непале, то вообще не понял этот город, — говорит 40-летний Владимир, которого вся русско-индийская тусовка знает как Вовку VoVo. — Это какое-то безумное ускорение, бешеный темп, вечный внутренний тремор. Я снова сбежал из Москвы. Сначала в Подмосковье, там мне стало получше. Но там банально на нормальную еду в неделю уходило столько денег, сколько в Непале за месяц. Здесь в России я бросил вообще есть мясо — потому что это есть невозможно. И совершенно отказался от сигарет — потому что это не табак, а химическая какая-то смесь. А потом мы с женой Катей уехали на ее родину в Башкирию, в Уфу. Вот тут пока и осели.

Коренной москвич Вовка VoVo, как и многие, поехал в Гоа просто отдыхать. Но там нашел новую, интересную работу — пиарщиком суперпопулярного ночного клуба. И недолго думая свалил.

— Хотя у меня на то время был успешный бизнес — я устанавливал бассейны и джакузи для богачей. Но просто все распродал и свалил. Вечеринки наши пользовались огромным успехом. Мы проводили по 20–25 трансовых тусовок в сезон. Потом вечеринок становилось все меньше, потом еще меньше. В 2014-м их стало совсем мало — еле-еле устроили 6. Туризм в том виде, в котором он был раньше, умер. Новых туристов не интересует транс, а только Стас Михайлов, Шнур и сервис. Короче, мы с женой (встретил ее в Гоа, спасибо Индии за это) все бросили и уехали в Непал. Там вот я случайно узнал, что такое ярсагумба. Слышали о таком? Это гусеницы, которые перерождаются в грибы. Из них делают таблетки.

Парень долго объясняет мне про этих чудо-гусениц.

— Короче, я занялся продажей этих гусениц. И все хорошо пошло, но тут бац — землетрясение в Непале. Мы попали в него, в тот день как раз организовывали очередную пати в Похаре (город в пяти часах езды от Катманду). Трясло конкретно, но мы не уехали бортами МЧС, как другие туристы. Оставались там до последнего, а заодно купили большую партию гусениц по бросовой цене. Ну и потом только полетели в Россию, перезимовали кое-как, акклиматизировались. Хотя зимой я вообще из дома не выходил — люди тут неулыбчивые, да еще и холод. А сейчас ничего, акклиматизировался, в Уфе мне нравится, тут природа, реки. У нас лодка есть. Потихоньку торгую, жена занимается видеосъемками, на это и живем. В России у людей сейчас очень туго с деньгами, но заработать все же можно.

— А по жизни в Индии скучаете?

— Нет, там уже делать нечего. Это не та уже страна, куда можно было приехать, разменять свою тысячу баксов на внушительную котлету денег и тусить. А сейчас рупия дороже рубля! Да и все истоптано уже. В Непале лучше, но там моря нет. Сейчас все наши, я знаю, потянулись на Филиппины. Доллар там 1 к 5, цены отличные, филиппинцы — католики. Короче, все нормально. Трое моих друзей уже поехали на три разных острова прощупывать почву, пати там устраивают. Вот приедут — расскажут. Мы туда собираемся. Надолго? Да на сезон точно!

Дина Карпицкая