Договор коллективного страхования

Отказ от услуги страхования делает уплаченную комиссию за подключение к несуществующей услуге экономически бессмысленной для истицы. Вследствие этого оставление такой комиссии Банку недопустимо в силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации. Следовательно, при отказе заемщика в «период охлаждения» от договора коллективного страхования возврату подлежала стоимость всей услуги по обеспечению страхования.

Содержание иска о взыскании страховой премии

Н. Ю.О. обратилась в суд с названным иском к ООО СК «Наименование организации 1» (далее — Страховщик, Страховая компания) и ПАО Наименование организации 2 (далее — Банк), указав на то, что между ней и Банком заключен кредитный договор, в обеспечение которого истица была включена в число участников Программы коллективного страхования в рамках страхового продукта «Финансовый резерв Лайф+» по программе страхования жизни, здоровья и трудоспособности заемщиков кредита.

В «период охлаждения» истица обратилась в Банк с заявлением об отказе в присоединении к Программе страхования и возврате уплаченной страховой премии, однако ее требования удовлетворены не были, что послужило основанием для обращения в суд.

Н. Ю.О. просила суд взыскать со Страховщика денежные средства в размере 78 683 руб., уплаченные в качестве страховой премии, с Банка — денежную сумму в размере 19 670 рублей, уплаченную в счет комиссии за подключение к программе страхования, а также с каждого из ответчиков — проценты за пользование чужими денежными средствами, компенсацию морального вреда и штраф.

Результат рассмотрения иска

Решением Ленинского районного суда г. Перми от 21 декабря 2018 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 18 марта 2019 г., исковые требования удовлетворены частично: со Страховой компании в пользу Н. Ю.О. взыскана страховая премия в размере 78 683 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами — 3 478 руб., компенсация морального вреда — 1 000 руб. и штраф — 41 580 руб. Исковые требования, предъявленные к Банку, оставлены без удовлетворения.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 12 февраля 2018 г. между Банком и Н. Ю.О. заключен кредитный договор № на сумму руб. на срок 60 месяцев под 11,994% годовых.

Н. Ю.О. перечислен кредит в размере руб., а 98 354 руб. удержано Банком в счет оплаты страховой премии (78 683 руб. — страховая премия, 19 670 руб. — комиссия Банка за подключение к программе страхования).

15 февраля 2018 г. истица обратилась к Страховщику с заявлением, в котором просила вернуть ей страховую премию в связи с отказом от договора страхования.

Страховая премия истице возвращена не была.

При разрешении спора суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с Указанием Банка Российской Федерации от 20 ноября 2015 г. № 3854-У «О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования» (далее — Указание ЦБ РФ) Н. Ю.О. имеет право на возврат страховой премии в связи с отказом от договора страхования в установленный срок, и пришел к выводу о том, что в пользу истицы со страховой компании подлежит взысканию страховая премия в размере 78 683 руб.

Вместе с тем судом первой инстанции оставлены без удовлетворения требования Н. Ю.О. о взыскании с Банка комиссии за подключение к Программе страхования в размере 19 670 руб. со ссылкой на то, что данная сумма является вознаграждением Банка, поскольку при заключении договора страхования Банк действовал по поручению истицы, оказывая ей платную услугу, со стоимостью которой Н. Ю.О. была согласна, что подтверждается ее подписью в заявлении на страхование.

Суд апелляционной инстанции с такими выводами согласился, указав на то, что доказательств, которые опровергали бы факт несения Банком расходов при оказании истице услуги по подключению к программе коллективного страхования, не представлено, применив положения статьи 32 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей).

Правовая позиция ВС РФ по возврату страховой премии

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с такими выводами не может согласиться по следующим основаниям.

В силу положений статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

Суд установил, что согласно договору коллективного страхования № ***, заключенному 1 февраля 2017 г. между ООО СК «Наименование организации 1» (страховщик) и ПАО «Наименование организации 2» (страхователь), страховщик обязался за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую страхователем, выплатить выгодоприобретателям обусловленное договором страховое возмещение при наступлении страховых случаев, предусмотренных программой страхования.

В соответствии с пунктом 1.2 договора застрахованным признается дееспособное физическое лицо, указанное в качестве застрахованного лица в заявлении на включение в число участников Программы коллективного страхования в рамках страхового продукта «финансовый резерв», в отношении которого осуществляется страхование по договору.

В соответствии с заявлением от 12 февраля 2018 г. Н. Ю.О. включена в число участников коллективного страхования.

Стоимость услуги Банка по обеспечению страхования Н. Ю.О. составила 98 354 руб., из которых вознаграждение Банка — 19 670 руб., возмещение затрат Банка на уплату страховой премии страховщику — 78 683 руб.

По смыслу статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом того, что страховая премия страховщику фактически уплачена через банк Н. Ю.О., именно она является страхователем. Банк в этих отношениях является выгодоприобретателем, поскольку по условиям договора, при наступлении страхового случая с Н. Ю.О. и наличии у нее задолженности по кредиту, Банк получает от страховщика страховое возмещение, равное задолженности.

Тот факт, что Банк получает комиссию с заемщика за подключение к программе страхования, на правовое положение истицы и ответчиков не влияет.

В соответствии с пунктом 1 статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных данным кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

Согласно статье 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставленное данным кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) (статья 310) может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления другой стороны об отказе от договора (исполнения договора). Договор прекращается с момента получения данного уведомления, если иное не предусмотрено данным кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором (пункт 1).

В случае одностороннего отказа от договора (исполнения договора) полностью или частично, если такой отказ допускается, договор считается расторгнутым или измененным (пункт 2).

Право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) страхования предусмотрено несколькими правовыми актами. В зависимости от оснований такого отказа наступают разные правовые последствия.

Так, согласно статье 32 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Досрочное прекращение договора страхования, то есть фактический отказ от исполнения такого договора, может быть также произведено в соответствии со статьей 958 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Помимо указанных случаев возможность страхователя отказаться от договора добровольного страхования в течение четырнадцати календарных дней со дня его заключения при отсутствии в данном периоде событий, имеющих признаки страхового случая, должна быть в обязательном порядке предусмотрена в соответствующем договоре. В данном случае страховщик обязан вернуть страховую премию страхователю.

Указанная обязанность вытекает из Указаний ЦБ РФ.

В договоре коллективного страхования, заключенного ответчиками между собой, в программе страхования, а также в документах, согласованных Н. Ю.О. и Банком при включении истицы в программу коллективного страхования, возможность отказа от договора страхования не предусмотрена.

В связи с этим, исходя из положений пункта 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, абзаца 3 пункта 3 статьи 3 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» судам надлежало руководствоваться Указанием ЦБ РФ и исходить из того, что вышеприведенное условие о возможности отказа страхователя от договора добровольного страхования подлежит применению независимо от его включения в текст договора.

Суд апелляционной инстанции, разрешая настоящий спор, правильно исходил из того, что Н. Ю.О. является страхователем по договору коллективного страхования и что на нее распространяются права и обязанности, в том числе предусмотренные Указанием ЦБ РФ.

Однако, применяя указанный нормативный акт, суд апелляционной инстанции не учел, что данное правило должно применяться ко всей услуге по обеспечению страхования предоставленной Банком истице, поскольку отказ от услуги страхования делает уплаченную комиссию за подключение к несуществующей услуге экономически бессмысленной для истицы. Вследствие этого оставление такой комиссии Банку недопустимо в силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Следовательно, при отказе Н. Ю.О. в «период охлаждения» от договора коллективного страхования возврату подлежала стоимость всей услуги по обеспечению страхования.

Применение судом апелляционной инстанции к спору между Н. Ю.О. и Банком положений статьи 32 Закона о защите прав потребителей является неправильным, поскольку, как было указано выше, основанием для отказа от договора страхования по данному делу служили правила, предусмотренные в Указании ЦБ РФ.

Результат рассмотрения жалобы

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела допущены нарушения норм материального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Принимая во внимание изложенное, а также необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая дело в пределах доводов кассационной жалобы Н. Ю.О., приходит к выводу о том, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 18 марта 2019 г. в части оставления без изменения решения Ленинского районного суда г. Перми от 21 декабря 2018 г. по требованиям Н. Ю.О. к публичному акционерному обществу «Наименование организации 2» о взыскании денежных средств следует отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Источник сайт ВС РФ Определение Верховного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2020 г. №44-КГ19-31 №2-3289/2018

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 октября 2017 г. N 49-КГ17-24

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С. и Романовского С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску региональной общественной организации защиты прав потребителей «Форт-Юст» Республики Башкортостан в защиту интересов Исламовой Г.В. к ПАО Банк ВТБ о защите прав потребителей

по кассационной жалобе руководителя региональной общественной организации защиты прав потребителей «Форт-Юст» Республики Башкортостан Самохиной Э.Ф. в защиту интересов Исламовой Г.В. на решение Демского районного суда г. Уфы от 15 ноября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 января 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., объяснения представителей региональной общественной организации защиты прав потребителей «Форт-Юст» Республики Башкортостан Самохина В.Г., Реброва А.В. по доверенности, поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителей ПАО Банк ВТБ Романовой Е.И., Сизовой М.В., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

региональная общественная организация защиты прав потребителей «Форт-Юст» Республики Башкортостан (далее — РООЗПП Форт-Юст) обратилась в суд в защиту интересов Исламовой Г.В. с иском к ПАО Банк ВТБ (далее — Банк) о признании недействительным пункта 5 заявления об участии в программе коллективного страхования от 13 июля 2016 г., устанавливающего, что при досрочном отказе застрахованного лица от договора страхования возврат страховой премии не производится, а также о взыскании комиссии за страхование в размере 35 235 руб., неустойки в размере 35 235 руб., компенсации морального вреда в размере 10 000 руб. и штрафа в размере 50% от присужденных в пользу потребителя сумм, из которых 25% заявитель просил взыскать в пользу Исламовой Г.В. и 25% — в пользу РООЗПП Форт-Юст.

Решением Демского районного суда г. Уфы от 15 ноября 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 января 2017 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

Руководитель РООЗПП Форт-Юст Самохина Э.Ф. подала кассационную жалобу, в которой просит отменить решение Демского районного суда г. Уфы от 15 ноября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 января 2017 г., как незаконные.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 22 сентября 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

13 июля 2016 г. Исламова Г.В. подписала заявление об участии в программе добровольного коллективного страхования физических лиц, являющихся заемщиками по кредитам Банка (далее — Программа страхования), действующей в рамках договора коллективного страхования от потери работы, несчастных случаев и болезней заемщиков кредитов от 30 июля 2014 г., заключенного между Банком как страхователем и АО «Страховая группа МСК» (далее — Заявление) (л.д. 9).

Плата за участие в Программе страхования составила 35 235 руб., включая комиссию Банка за подключение к Программе страхования в размере 12 919,50 руб. и страховую премию в размере 22 315,50 руб. (пункт 2.5 Заявления).

Согласно пункту 5 Заявления заемщик вправе отказаться от участия в Программе страхования в любое время, обратившись с соответствующим письменным заявлением в любое подразделение Банка. В случае отказа от участия в Программе страхования плата за участие в Программе страхования не возвращается.

18 июля 2016 г. Исламова Г.В. обратилась в отделение Банка с заявлением об отказе от услуг страхования и о возврате страховой премии, а также дополнительно направила заявление об отказе от услуг страхования Банку по почте ввиду отказа работника Банка от приема заявления (л.д. 11 — 14).

Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении исковых требований, руководствуясь статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходя из того, что Исламова Г.В. добровольно согласилась стать застрахованным лицом по договору коллективного страхования, заключенному между Банком и АО «Страховая группа МСК».

Суды указали, что присоединение Исламовой Г.В. к действующему между Банком и страховой компанией договору коллективного страхования не свидетельствует о нарушении прав заемщика как потребителя, а потому оснований для признания пункта 5 Заявления недействительным не имеется.

С вынесенными судебными постановлениями суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена названным кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

В силу пункта 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422). В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

Судом установлено, что, обращаясь к Банку с требованием о признании недействительным пункта 5 Заявления, Исламова Г.В. как застрахованное лицо указывала на то, что названный пункт, не допускающий возврат платы за участие в Программе страхования, противоречит Указанию Банка Российской Федерации от 20 ноября 2015 г. N 3854-У «О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования» (далее — Указание ЦБ РФ).

Указанием ЦБ РФ, вступившим в силу 2 марта 2016 г., исходя из его преамбулы установлены минимальные (стандартные) требования к условиям и порядку осуществления в отношении страхователей — физических лиц страхования жизни на случай смерти, дожития до определенного возраста или срока либо наступления иного события; страхования жизни с условием периодических страховых выплат (ренты, аннуитетов) и (или) с участием страхователя в инвестиционном доходе страховщика; страхования от несчастных случаев и болезней и т.д. (далее — добровольное страхование).

При осуществлении добровольного страхования страховщик должен предусмотреть условие о возврате страхователю уплаченной страховой премии в порядке, установленном данным указанием, в случае отказа страхователя от договора добровольного страхования в течение пяти рабочих дней со дня его заключения независимо от момента уплаты страховой премии, при отсутствии в данном периоде событий, имеющих признаки страхового случая (пункт 1).

Страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть, что в случае, если страхователь отказался от договора добровольного страхования в срок, установленный пунктом 1 Указания ЦБ РФ, и до даты возникновения обязательств страховщика по заключенному договору страхования (далее — дата начала действия страхования), уплаченная страховая премия подлежит возврату страховщиком страхователю в полном объеме (пункт 5).

Страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть, что в случае, если страхователь отказался от договора добровольного страхования в срок, установленный пунктом 1 Указания ЦБ РФ, но после даты начала действия страхования, страховщик при возврате уплаченной страховой премии страхователю вправе удержать ее часть пропорционально сроку действия договора страхования, прошедшему с даты начала действия страхования до даты прекращения действия договора добровольного страхования (пункт 6).

Страховщики обязаны привести свою деятельность по вновь заключаемым договорам добровольного страхования в соответствие с требованиями Указания ЦБ РФ в течение 90 дней со дня вступления его в силу (пункт 10).

Таким образом, все договоры добровольного страхования, заключенные с физическими лицами после вступления в силу Указания ЦБ РФ, должны соответствовать приведенным выше требованиям, предусматривающим право страхователя — физического лица в течение пяти рабочих дней со дня заключения договора добровольного страхования отказаться от него с возвратом страховой премии в полном объеме, если к моменту отказа от него договор страхования не начал действовать, а если договор начал действовать, то за вычетом суммы страховой премии, пропорциональной времени действия начавшегося договора добровольного страхования.

Отказывая в удовлетворении иска, судебные инстанции приведенные выше положения законодательства не учли.

Необоснованными являются также доводы суда апелляционной инстанции о том, что Указание ЦБ РФ неприменимо к спорным правоотношениям, поскольку оно устанавливает минимальные (стандартные) требования к условиям и порядку осуществления страхования в отношении страхователей — физических лиц, в то время как страхователем по договору коллективного страхования являлось юридическое лицо — Банк.

Согласно пункту 1 статьи 2 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страхование — отношения по защите интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков.

В силу статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

Из материалов дела следует, что в соответствии с Договором коллективного страхования от потери работы, несчастных случаев и болезней заемщиков кредитов от 30 июля 2014 г., заключенным между Банком как страхователем и АО «Страховая группа МСК», Правилами страхования от несчастных случаев и болезней N 4 АО «Страховая группа МСК» от 10 марта 2016 г. и Правилами страхования от потери работы АО «Страховая группа МСК» от 10 марта 2016 г. разработаны Условия участия в программе коллективного страхования клиентов — физических лиц, являющихся заемщиками по кредиту Банка (далее — Условия участия).

Условиями участия предусмотрено, что «застрахованным» является физическое лицо, которому Банк предоставил кредит, добровольно изъявившее желание участвовать в Программе страхования, «страховщиком» является АО «Страховая группа МСК», а «страхователем» — Банк.

Платой за участие в Программе страхования является оплата застрахованным лицом комиссии Банка за подключение к указанной программе, а также компенсация расходов Банка на оплату страховой премии по договору страхования (пункт 1 Условий участия).

Объектами страхования являются имущественные интересы застрахованного лица, связанные с причинением вреда здоровью застрахованного, а также с его смертью в результате несчастного случая или болезни и (или) связанные с риском неполучения ожидаемых доходов, которые застрахованный получил бы при обычных (планируемых) условиях (пункт 3.1 Условий участия).

Застрахованный вправе отказаться от участия в Программе страхования в любое время, если к моменту отказа возможность наступления страхового случая не отпала по обстоятельствам иным, чем страховой случай (пункт 5.5 Условий участия).

Страховая выплата производится путем перечисления на банковский счет застрахованного или выгодоприобретателя, указанный в заявлении о страховом случае, если в нем не указано иное (пункт 9.3 Условий участия).

Согласно пункту 2.5 Заявления плата за участие в Программе страхования за весь срок страхования в сумме 35 235 руб. состоит из комиссии Банка за подключение к Программе страхования в размере 12 919,50 руб. и страховой премии в размере 22 315,50 руб.

Таким образом, вследствие присоединения к Программе страхования с внесением заемщиком соответствующей платы застрахованным является имущественный интерес заемщика, а следовательно, страхователем по данному договору является сам заемщик.

Поскольку заемщиком в таком случае является физическое лицо, то на него распространяется приведенное выше Указание ЦБ РФ, предусматривающее право такого страхователя в течение пяти рабочих дней отказаться от заключенного договора добровольного страхования с возвратом всей уплаченной при заключении им договора страхования (подключении к Программе страхования) денежной суммы за вычетом части страховой премии, пропорциональной времени действия договора страхования, если таковое имело место, а также реальных расходов Банка, понесенных в связи с совершением действий по подключению данного заемщика к Программе страхования, обязанность доказать которые в соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должна быть возложена на Банк.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что Указание ЦБ РФ не применимо к данным правоотношениям, является ошибочным.

Соответственно неправомерным являлся и вывод суда о том, что невключение в договор коллективного страхования предусмотренного Указанием ЦБ РФ условия о возврате платы за участие в Программе страхования при отказе от участия в Программе страхования не ущемляет права потребителя.

В силу пункта 76 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (статья 3, пункты 4 и 5 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей (например, пункт 2 статьи 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», статья 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности»).

Таким образом, условие договора, не допускающее предусмотренный Указанием ЦБ РФ возврат платы за участие в Программе страхования в случае отказа заемщика от участия в такой программе, является в этой части ничтожным, поскольку не соответствует акту, содержащему нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации обращает внимание также на следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд обязан, в частности, определить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, а также определить, каковы правоотношения сторон и какой закон должен быть применен по данному делу.

Из обстоятельств дела следует, что правоотношения сторон основаны на заключенном между Банком и страховщиком Договоре коллективного страхования от потери работы, несчастных случаев и болезней заемщиков кредитов от 30 июля 2014 г.

Между тем судами первой и апелляционной инстанций данный договор не исследовался, оценка ему не дана, копия указанного договора в материалах дела отсутствует, не установлено также, каким образом производились расчеты при заключении и исполнении этого договора и куда были зачислены уплаченные истцом при подключении к Программе страхования денежные суммы. Это привело к невозможности установить действительные правоотношения сторон и определить закон, подлежащий применению, в частности определить, являлся ли в данном случае Банк агентом, поверенным либо он действовал в интересах потенциальных заемщиков без поручения с последующим одобрением заемщиком заключенной Банком сделки в части, а также действовал ли Банк и в своих собственных интересах, страхуя риски потерь от невозврата кредита заемщиками.

Судами также не установлено, как определялся размер страховой премии и страховая сумма по заключенному между Банком и страховщиком договору, предусматривалось ли какое-либо вознаграждение Банку со стороны страховой компании при подключении заемщиков к Программе страхования.

Невыполнение судом первой инстанции предусмотренных частью 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации требований и неустановление указанных выше обстоятельств привели к неправильному разрешению спора. Эти нарушения не были устранены и судом апелляционной инстанции вопреки возложенной на него частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязанности по повторному рассмотрению дела.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя.

Учитывая изложенное, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 января 2017 г. отменить и направить дело на новое апелляционное рассмотрение в целях соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 января 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Коллективное страхование – форма страхования, которая применяется для защиты от страховых случаев нескольких лиц, выступающих в качестве единого целого.

В банковской практике по договору коллективного страхования клиенты-заемщики, например, могут быть застрахованы от утраты трудоспособности, потери источника доходов, мошеннических действий со стороны третьих лиц.

Схема коллективного страхования выглядит следующим образом. Банк заключает единый договор со страховой компанией и предлагает своим клиентам присоединиться к нему при заключении кредитных соглашений или выпуске кредитных карт. В случае наступления болезни или смерти заемщика происходит гарантированное погашение его долга.

Сумма страхового возмещения, как правило, определяется в размере, равном сумме фактической задолженности клиента по кредиту на дату наступления страхового случая. При этом она не может быть выше первоначальной суммы кредита.

Стоимость присоединения к такому договору коллективного страхования составляет 1,5–2% от размера займа.

Коллективное страхование применяется не только в отношении заемщиков. Аналогичным образом с помощью подобной схемы часто покрываются и другие риски. Например, работодатели могут застраховать своих работников, если производство потенциально связано с повышенным травматизмом.

Кроме того, в развитых странах финансовые институты, юридические компании, медицинские учреждения защищают своих сотрудников-специалистов от возможных исков клиентов путем заключения договоров коллективного страхования профессиональной ответственности.

Договор коллективного страхования оформляется при помощи страхового полиса, который получает организация – инициатор коллективного страхового соглашения. А присоединившимся к этому договору может выдаваться на руки сертификат, подтверждающий их участие в программе.

В ряде случаев возможно получение индивидуального полиса. Однако важная особенность заключается в том, что участник коллективной программы не может влиять на договор страхования и его условия. Кроме того, часто цена аналогичной страховки при обращении непосредственно в страховую компанию оказывается значительно более привлекательной.

Настоящую форму можно распечатать из редактора MS Word (в режиме разметки страниц), где настройка параметров просмотра и печати устанавливается автоматически. Для перехода в MS Word нажмите кнопку .
Для более удобного заполнения бланк в MS Word представлен в переработанном формате.

Примерная форма

Договор коллективного страхования N ____
от несчастных случаев

г.________________

«__» ____________ ____ г.

Предмет Договора

1. Предмет Договора

1.1. Страховщик обязуется при наступлении обусловленных в настоящем Договоре страховых случаев причинения вреда здоровью каждого застрахованного физического лица, именуемого далее «Застрахованный», выплатить единовременно (или: выплачивать периодически) обусловленную настоящим Договором сумму (страховую сумму) за обусловленную Договором плату (страховую премию), уплачиваемую Страхователем в порядке и в сроки, которые предусмотрены Договором.
1.2. Застрахованными лицами являются лица, указанные в списке застрахованных лиц (Приложение N 1). Список застрахованных лиц должен включать:
1.2.1. Фамилия, имя, отчество застрахованного лица, год рождения;
1.2.2. Паспортные данные застрахованного лица;
1.2.3. Сведения о состоянии здоровья застрахованного по результатам медицинских осмотров (пп.5 п.5 ст.19, ст.22, ст.23 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»);
1.2.4. Страховая сумма на каждого, тариф, по которому производится страхование, размер премии на каждого Застрахованного;
1.2.5. Дата начала и срок страхования;
1.2.6. Паспортные данные Выгодоприобретателя;
1.2.7. Письменное согласие Застрахованного на заключение договора личного страхования в пользу третьих лиц, в том числе и организации-страхователя (п.2 ст.934 Гражданского кодекса РФ);
1.2.8. Область действия страховки;
1.2.9. Коэффициент удорожания;
1.2.10. Франшиза;
1.2.11. Скидки к страховым тарифам;
1.2.12. Подписи застрахованных, удостоверяющие факт ознакомления и согласия с условиями страхования.
1.3. Решение о присоединении к Договору коллективного страхования принимается каждым лицом самостоятельно. При несогласии с коллективным страхованием он может выбрать для себя вариант индивидуального страхования.
1.4. При согласии лица на коллективное страхование оно направляет в адрес Страхователя письмо следующего содержания: «Прошу вас застраховать меня путем заключения коллективного договора страхования со страховой компанией, в котором ________________ выступит от нашего имени и по нашему поручению в качестве Страхователя».
1.5. Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен Договор, — Выгодоприобретателю.

Объект страхования и страховой случай

Страховые выплаты

3.1. Размер страховой выплаты по каждому Застрахованному составляет:

Верховный суд (ВС) подтвердил право заемщика банка отказаться от коллективного договора страхования в период охлаждения, фактически уравняв его в правах со страхователем. Но при этом поручил нижестоящему суду определить, сколько именно из уплаченных при заключении договора денег приходится на страховую премию, а сколько составляет комиссия посредника, и вернуть лишь премию. По словам экспертов, при коллективной схеме комиссии банков-посредников могут достигать 90% от совокупной стоимости страховки. Таким образом, ВС поддержал заемщиков морально, но не материально.

Обнародовано определение судебной коллегии по гражданским спорам, которое должно окончательно закрепить право граждан отказываться от навязанных банком коллективных страховок в период охлаждения. Подобные решения суд в пользу заемщиков выносил и раньше (см. «Ъ” от 31 октября 2017 года), так что можно говорить о сформированной позиции. Однако, в отличие от своих предыдущих решений, вынося дело на новое рассмотрение, ВС дал поручение судам нижестоящих инстанций определить сумму реальной страховой премии, вознаграждение посредника и «размер суммы, подлежащей выплате истцу». То есть прямо указал, что возвращать полностью уплаченную при заключении договора сумму вовсе необязательно.

В ВС рассматривался спор заемщика Плюс-банка Дениса Важенина и СК «Росгосстрах-Жизнь». Господин Важенин в 2016 году взял в банке потребительский кредит на три года и в тот же день через посредника застраховал в СК «Росгосстрах-Жизнь» жизнь и здоровье. Спустя три дня, в период охлаждения, заемщик направил страховщику заявление с отказом от страховки и требованием возврата страховой премии в размере 58 тыс. руб. Дело дошло до суда. В первой инстанции суд встал на сторону клиента, во второй — на сторону банка.

Однако ВС посчитал иначе. Он отметил, что страховался, по сути, имущественный интерес заемщика и, следовательно, страхователем по договору фактически является заемщик. Следовательно, на него распространяется действие указания Банка России №3854-У, которое как раз и дает право отказаться от страховки в период охлаждения. ВС направил дело на новое рассмотрение, подробно указав суду нижестоящей инстанции определить, сколько из уплаченной при заключении договора суммы составляло вознаграждение посредника, сколько — страховая премия и сколько вернуть заемщику. В предыдущих решениях ВС подобных четких указаний не было.

Данный спор вызывает у экспертов двоякое мнение. С одной стороны, решение явно в пользу клиента. «Появление второго решения по возможности отказа банковского клиента от коллективной страховки однозначно показывает, что у суда по данному вопросу сформирована четкая позиция,— отмечает юрист РООЗПП «Форт-Юст» Валерий Самохин.— ВС редко повторяется и несколько раз рассматривает один и тот же вопрос, но если и повторяется, то чтобы дать однозначный сигнал судам нижестоящих инстанций».

В то же время данное решение может рассматриваться и как реверанс в пользу банков, которые обычно выступают в качестве посредников и одновременно страхователей по договорам страхования, сопутствующим кредитам.

«На мой взгляд, ВС однозначно указал, что возврату подлежит исключительно премия страховщика, комиссии посредников не возвращаются, и это также будет учтено судами и повлияет на судебную практику»,— отметил директор департамента правового обеспечения ХКФ-банка Александр Гонтаренко. По словам руководителя проекта ОНФ «За права заемщиков» Виктора Климова, при договорах коллективного страхования вознаграждение банка-посредника может достигать до 90% от совокупной стоимости страховки.

Будут ли граждане отказываться от коллективных страховок, зная, что вернуть им удастся сущие копейки,— вопрос. «Ситуация с возможностью отказа от коллективной страховки не так однозначна,— уверен глава АБ «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго.— С одной стороны, есть интересы заемщика, с другой — при высоких комиссиях банков отказ от коллективной страховки грозит страховой компании прямыми убытками, так как, по сути, нужно будет вернуть и страховую премию за себя, и комиссию за посредника». По его мнению, прорабатывать столь тонкий вопрос необходимо не на уровне судебной практики, а на уровне закона. Тем более момент подходящий: в Госдуме рассматривается пакет проектов, дающих право на возврат части страховой премии при досрочном погашении кредита, заключает эксперт.

Вероника Горячева

Самое важное в канале Коммерсантъ в Telegram