Экономические волны

Для того, чтобы сделать прогноз развития кризиса, необходимо разобраться в причинах, его породивших. Для этого вспомним, как он развивался.

Все началось несколько лет назад в Соединенных Штатах Америки, с решения о реализации очень полезного проекта «Бесплатное жилье для семи миллионов американцев». В рамках проекта доступ к кредитам был обеспечен практически для каждого, в особенности для малоимущих. Были снижены требования для получения кредитов (минимальный залог или полное его отсутствие), а также снижены проценты по займам. Одновременно крупные американские страховые организации страховали эти кредиты, не получая при этом каких бы то ни было гарантий. На рынке ипотеки образовалась финансовая пирамида, которая перестала пополняться новыми денежными средствами и политика дешевых денег исчерпала себя.

Быстро увеличились проценты по кредитам, а еще через некоторое время в стоимость кредита были добавлены банковское обслуживание, открытие счета и прочее. Нововведения привели к тому, что люди стали отказываться от квартир, не имея возможности выплачивать нереальные для их бюджетов суммы. Вскоре недвижимость, бывшая в залогах у банков и оставшаяся у них после отказа бывших клиентов, стала дешеветь и практически обесценилась. В результате банковские организации оказались в убытке – денег стало катастрофически не хватать, и в 2006 году США возник кризис ликвидности. Большинство компаний, которые предоставляли ипотечные кредиты с низкими стандартами кредитования, сообщили об убытках.

В «подготовку» ипотечного кризиса немалую лепту внесли и крупнейшие транснациональные банки США. Располагая огромными денежными ресурсами, в том числе за счет стекавшихся в США накоплений других стран, они стремились к одному — разместить их как можно выгоднее для себя, необдуманно используя для этого обстановку ажиотажного потребительского спроса. Достаточно было одного сбоя на ипотечном рынке, чтобы произошла цепная реакция неплатежей во всей кредитно-банковской системе США. Для «перегретой» американской экономики это обернулось кризисом перепроизводства в ряде ведущих отраслей хозяйства, и прежде всего в жилищном строительстве и автомобильной промышленности.

В августе 2007 года американский кризис ипотечного кредитования распространился на европейские страны. Мировая финансовая система начала испытывать нехватку денег. В ноябре-декабре правительство США подготовило пакет антикризисных мер. Большинство американских и европейских банков, инвестиционных фондов сообщили о многомиллиардных убытках. В России началась волна повышения ставок по ипотечным кредитам и ужесточения требований к заемщикам. Ряд банков перестал выдавать ипотечные кредиты. В 2008 банковский кризис в США и Европе набирал силу и стал всемирным. Началась цепная реакция, и кризис начал распространяться на всю кредитно-финансовую сферу, а затем и на реальный сектор экономики. Спустя несколько месяцев его начали сравнивать с Великим кризисом 1929—1933 гг.

Таким образом, становится понятным, что причины поразившего мир кризиса кроются в глубоких диспропорциях современной мировой экономики. К главным из них, видимо, следует отнести гипертрофию развития финансовой сферы и ее отрыв от реальной экономики. Неимоверных размеров достиг фиктивный капитал, обращающийся на основных фондовых рынках мира. Капитал становится самостоятельной силой и прибирает к рукам все бóльшую долю доходов, создаваемых в реальной экономике. Следствие — разбалансировка спроса и предложения на мировых товарных рынках.

Российская экономика не является самостоятельной системой и полностью зависит от развития ситуации на внешних рынках. Поэтому без восстановления частного спроса в США и других развитых странах, в том числе на сырье и ресурсы, выход из кризиса для нее невозможен. При этом даже при притоке внешних денег, восстановление внутренней экономики будет зависеть так же, как и в других странах, от восстановления кредитования реального сектора экономики. В отличие от прошлого внутреннего экономического кризиса 1998 года, Россия теперь испытывает последствия очередного кризиса всемирной экономики.

Определение сроков окончания всемирного кризиса и создание условий для перехода мировой экономики из состояния рецессии к росту является главной задачей всех государств и правительств. Теперь лучие экономисты мира мобилизованы на решение этой задачи. Уже более полутора веков существует ряд теорий, анализирующих экономический рост капиталистических стран. И если сначала это были просто предположения о том, что экономика развивается циклически, и циклы состоят из нескольких фаз, то к концу 19 века ряд ученых представили работы, посвященные циклам различной длины. И одними из самых обоснованных явились исследования Н.Д.Кондратьева (1892-1938) – российского экономиста, участвовавшего в подготовке аграрной реформы и плана первой пятилетки и ставшего автором «теории длинных волн».

В 1922 году была опубликована его работа «Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны», которая вызвала ожесточенные дискуссии среди экономистов разных стран. Опираясь на математический анализ показателей экономического развития крупнейших стран, Кондратьев выдвинул идею существования больших экономических циклов продолжительностью в 48—55 лет.В течение этого периода происходит смена «запаса основных материальных благ», и капитализм проходит несколько стадий: рост, пик, спад и кризис.

Кондратьев описал механизм функционирования этих циклов, которые теперь в экономической науке называют кондратьевскими (к-циклы). Они включает две волны: повышательную и понижательную. В основе развития циклов, перехода с одной волны к другой лежит механизм накопления и концентрации, а затем распыления и обесценивания капитала как ключевого фактора развития капиталистической экономики.

По утверждению Кондратьева, эта цикличность является неотъемлемой чертой капиталистического способа хозяйствования. «Каждая последующая фаза цикла есть следствие кумулятивно накапливающихся условий в течение предыдущего времени, и каждый новый цикл, при сохранении принципов капиталистической организации хозяйства, столь же закономерно следует за другим, как одна фаза одного и того же цикла за другой. Но при этом необходимо помнить, что каждый новый цикл протекает в новых конкретно-исторических условиях, на новом уровне развития производительных сил и потому вовсе не является простым повторением предыдущего цикла».

Кондратьев пришел к выводу, что «большие циклы» характеризуются четырьмя «эмпирическими правильностями»:

· перед началом и в начале повышательной волны большого цикла происходит широкое применение изобретений, сделанных в сфере промышленной практики, и связанных с реорганизацией производственных отношений. Начало больших циклов совпадает с расширением мировых экономических связей.

· Период повышательных волн больших циклов богат крупными социальными потрясениями (войны и революции).

· Понижательная волна большого цикла характеризуется длительной депрессией сельского хозяйства.

· Средние циклы нанизываются на большие циклы. Повышательная волна большого цикла способствует уменьшению продолжительности депрессивных элементов обычных промышленных циклов и усилению интенсивности их подъемов, при понижательной волне депрессии увеличиваются, интенсивность подъемов падает.

Ученый успел провести исследования только двух с половиной циклов, прервав свои изыскания на повышательной волне третьего, который завершился в 1914—1920 годах. Со своим докладом Кондратьев выступил в 1926 году, когда в экономике началась понижательная волна. В 1930 Кондратьев был репрессирован по «делу Трудовой крестьянской партии»; заключен в лагерь 26 января 1932. В 1938 году, после восьми лет заключения, был приговорен военным трибуналом к смертной казни и в тот же день расстрелян.

В дальнейшем развитии мировой экономики подтвердилась описанная Кондратьевом цикличность. Его работа была продолжена в «Циклах бизнеса»(1937) Й. Шумпетером, который дал открытым волнам имя Кондратьева и связал их с собственной теорией инновации. Эта теория утверждает, что в истории человечества существуют определенные периоды, характеризующиеся массовым появлением инноваций в относительно небольших географических ареалах . Впоследствии на этой основе родилась теория смены технологических укладов, одним из авторов которой является современный российский экономист Сергей Юрьевич Глазьев.

Теория смены технологических укладов выделяет в истории развитых стран с начала промышленной революции, произошедшей на рубеже XVIII—XIX вв., пять технологических укладов, каждый из которых равен одному к-циклу . Первый уклад (доминировал в 1770—1830 гг.) базировался на водяном двигателе, и его ядро состояло из текстильной промышленности, текстильного машиностроения, выплавки чугуна и обработки железа. Второй уклад (господствовал в 1830—1880 гг.) основывался на паровом двигателе, и его ядро охватывало железнодорожный и морской транспорт, добычу угля, станкоинструментальную промышленность и черную металлургию. Третий уклад (1880—1930 гг.) базировался на электродвигателе и охватывал прежде всего электротехническое и тяжелое машиностроение, электроэнергетику, производство и прокат стали, неорганическую химию. Четвертый уклад (1930— 1980 гг.) базировался на двигателе внутреннего сгорания, и его ядро состояло из автомобиле-, тракторо- и самолетостроения, органической химии, атомной энергетики, массового производства товаров длительного пользования. Современный пятый этап (с 1980 г.) базируется на микроэлектронных компонентах, а его ядро составляют электронная промышленность и программное обеспечение, телекоммуникации, авиакосмическая промышленность, биотехнология, тонкая химия, нанотехнологии.

Важным элементом теории смены технологических укладов является идея, что смена технологического уклада влечет изменения в организации производства, экономической политике и международных экономических отношениях. Так, в современном технологическом укладе повышается гибкость и индивидуализация производства, растет значение финансов в экономике и экономической политике, большее, чем раньше, значение имеют интеграционные объединения и международные экономические организации.

Таблица

Смена технологических укладов

Номер технологического уклада

Период доминирования

Ключевой фактор

Технологические лидеры

1770-1830 годы

Текстильные машины

Великобритания, Франция, Бельгия

1830-1880 годы

Паровой двигатель, станки

Великобритания, Франция, Бельгия, Германия, США

1880-1930 годы

Электродвигатель, сталь

Германия, США, Великобритания, Франция, Бельгия, Швейцария, Нидерланды

1930-1980 годы

Двигатель внутреннего сгорания, нефтехимия

США, страны Западной Европы, СССР, Канада, Австралия, Япония, Швеция, Швейцария

1980 -2030 годы

Микроэлектронные компоненты

Япония, США, ЕС

Используя идеи Н. Д. Кондратьева и его последователей, попытаемся изложить вероятный сценарий развития мирового кризиса и сроки выхода из него. Сейчас заканчивается понижательная волна пятого к-цикла (пятого уклада). Возможности, предоставленные этим технологическим укладом, связанные с развитием компьютеров, малотоннажной химии, телекоммуникаций и интернетом, были упущены нашей страной, втянувшейся в бесплодные разрушительные реформы.

Согласно теории Кондратьева, эта волна закончится около 2020 года, и начнется новый цикл. Но уже сейчас весь мир готовится к новому шестому технологическому укладу. Согласно теории больших волн, еще за два десятилетия до начала нового цикла начинают появляться те новшества, которые станут основой нового подъема мировой экономики:»в течении примерно двух десятилетий перед началом повышательной волны большого цикла наблюдается оживление в сфере технических изобретений. Перед началом и в самом начале повышательной волны наблюдается широкое применение этих изобретений в сфере промышленной практики, связанное с реорганизацией производственных отношений». Поэтому уже сейчас понятно , что основой нового технологического уклада, станут биотехнологии, нанотехнологии, робототехника, высокие гуманитарные технологии, новая медицина, новое природопользование. Сейчас, именно сейчас, решается, какие отрасли, страны, регионы, корпорации станут ведущими, а какие ведомыми на новом витке технологического развития. От эффективных, продуманных действий в этой сфере сейчас зависит будущее всего мира и нашей российской цивилизации.

Системная причина охватившего мир кризиса состоит в том, что отрасли пятого технологического уклада уже не дают прежней отдачи и не требуют тех гигантских финансовых средств, которые сегодня есть в мире. С другой стороны, отрасли шестого технологического уклада ещё не созрели для массированного вложения средств. И эта неопределенность приводит к кризису. Поэтому нынешний период крайне важен. Именно в это время отбираются и проходят обкатку те нововведения, под флагом которых будет происходить развитие до 2040-2050 годов. Именно сейчас мы находимся в точке бифуркации в технологическом пространстве и имеем реальные возможности многое изменить. Нашей стране нужны сверхусилия, обретение будущего, экономический, технологический, инновационный прорыв. Мы должны в полной мере воспользоваться теми возможностями, которые представляют технологии шестого уклада.

Не следует забывать, что согласно «второй эмпирической правильности» теории Кондратьева, повышательная волна, которая начнется после 2020-2025 годов, будет сопровождаться войнами и революциями. Поэтому Россия должна успеть реформировать и перевооружить свою армию.

Пятая понижательная волна, по всей видимости, будет содействовать формированию около 2015-2020 годов ориентированных на свои внутрирегиональные рынки нескольких региональных экономических группировок. Некоторые из этих группировок будут формироваться под эгидой крупных системообразующих стран, таких как Китай, Россия, Индия. Другие же, такие как страны Латинской Америки и исламского мира, скорее всего, будут интегрироваться по подобию единой Европы. Появление нескольких региональных лидеров послужит основой формирующегося многоплярного мира. Поэтому уже сейчас необходимо сосредоточить усилия на развитии зависящих от нашей страны объединительных процессов в рамках Таможенного союза и СНГ. Только опираясь на инновации, мы сумеем перевести Россию на траекторию устойчивого роста.

Литература

1. Кондратьев, Н. Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. М. : Экономика, 2002 .

2. Шумпетер, Й. Теория экономического развития. М. : Эксмо, 2007 .

3. Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. М.: ВлаДар, 1993.

4. Лукашевич И. Развитие идей Н. Д. Кондратьева в теориях длинных волннововведений // Вопросы экономики №3 1992.

5. Сценарные условия социально-экономического развития Российской Федерации на 2008 год и на период до 2010 года. М.: Минэкономразвития, 2007.

МЕНЕДЖМЕНТ ОРГАНИЗАЦИИ:
Учебное пособие для подготовки
к итоговому междисциплинарному экзамену
профессиональной подготовки менеджера.
Под общей ред. В.Е. Ланкина.
Таганрог: ТРТУ, 2006.

I. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

Экономические циклы – регулярные колебания в движении общественного производства, повторяющиеся за определенный промежуток времени (рис.37.1).

Рис. 37.1. Фазы экономического цикла

В движении экономического цикла наблюдаются четыре последовательно проходящие фазы:

1. Кризис – это нарушение равновесия в экономике, вызывающее снижение и приостановку производства. Для рыночной экономики характерен кризис перепроизводства, вследствие чего происходит резкое падение цен (в 1929-1933 гг. в США цены упали на 54%). Затем снижается объем производства, что ведет к росту безработицы, а, следовательно, к снижению доходов населения, что в свою очередь сокращает платежеспособный спрос.

2. Депрессия – период, в течение которого постепенно расходится избыток товаров (часть по низким ценам, часть портится). Реализация товаров возобновляется, падение цен прекращается. Объем производства несколько увеличивается, но торговля идет вяло. Поэтому капитал, не найдя применения в промышленности и торговле, стекается в банки, что увеличивает предложение денег и снижает норму ссудного процента.

3. Оживление – период восстановления предкризисного объема промышленного производства, в течение которого растут цены, прибыль, заработная плата, вследствие чего уровни производства и занятости постепенно возрастают вплоть до полной занятости и полной загрузки мощностей, т.е. до пика.

4. Пик – характеризуется полной загруженностью производственных мощностей, высокой занятостью, очень высоким уровнем цен, зарплаты и процента.

Современной науке известны более 1380 типов цикличности, из которых наиболее часто упоминаются четыре:

Краткосрочные (3-4 года) – циклы Китчина, связаны с колебаниями мировых запасов золота и закономерностями денежного обращения.

Среднесрочные (10-20 лет) – промышленные циклы Жуглара, связанные с изменениями в кредитной сфере, влияющей на инвестиционные процессы, и строительные циклы Кузнеца – с периодическим обновлением производственных сооружений.

Долгосрочные (45-60 лет) – «длинные волны» Н.Д. Кондратьева, связанные с динамикой использования нововведений.

Впервые внимание к подобным колебаниям привлек английский экономист Х. Кларк, считавший, что большой промежуток времени между экономическими кризисами не является случайностью. Особый вклад в разработку этой проблемы внес русский ученый Н.Д. Кондратьев.

Исследовав динамику развития стран Европы за 150 лет по ряду показателей (динамика индексов цен, процентных ставок, ренты, зарплаты, производства важнейших видов продукции), он пришел к следующим выводам.

Каждый цикл состоит из двух больших фаз – подъема (повышательная волна 20-30 лет) и спада (понижательная волна 20-30 лет) (табл. 1).

Материальной основой периодичности долгосрочных колебаний является обновление основного капитала с длительными сроками службы, само же обновление связано с внедрением в производство новых технологий, материалов, источников сырья и энергии, работников новых технологий.

Н.Д. Кондратьев выделил следующие «длинные волны»:

Таблица 37.1

Период подъема (годы)

Технические нововведения

Период спада (годы)

Паровой двигатель, текстильная и угольная промышленность

Пароход, железная дорога, сталелитейная промышленность

Электротехнические и химические нововведения, двигатель внутреннего сгорания, дизельный двигатель

ИЗ РЕДАКЦИОННОЙ ПОЧТЫ

удк ззо.зз и г. Барашов

МОДЕРНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ ДЛИННЫХ ВОЛН

В статье рассматриваются процессы модернизации и реформирования российской экономики, их обусловленность циклической динамикой и взаимосвязь с большими циклами конъюнктуры Н.Д. Кондратьева. Значительное внимание автор уделяет исследованию закономерностей экономико-технологического развития.

Ключевые слова: модернизация экономики, экономический цикл, длинные волны, технологический уклад.

N.0. ВагаэЬоу

MODERNISATION OF RUSSIAN ECONOMY IN THE CONTEXT OF THE KONDRATYEV’S LONG WAVES

The key words: modernization of economy, economic cycle, long wave, technological structure.

Важный вклад в теорию экономической динамики сделал Н.Д. Кондратьев, выявив закономерности, которые имеют непосредственное отношение к созданию теоретической модели большого цикла. Он дал развернутое эмпирическое обоснование гипотезы о существовании больших циклов хозяйственной конъюнктуры в целом; предложил периодизацию больших циклов с конца XVIII в.; выделил ряд характерных явлений, так называемых эмпирических правильностей, указывающих на включенность больших циклов в процесс социально-экономического развития; предложил объяснение механизма большого цикла .

В концепции «длинных волн» интересен тот факт, что в ней реальные закономерности долгосрочного развития экономики также описываются в реальном масштабе исторического времени: изменения в экономике, согласно Н.Д.Кондратьеву, есть цикл, вписывающийся в определенные исторически-хронологические рамки. Другими словами, история или историческое время являются неотъемлемыми составляющими экономической закономерности.

В современных интерпретациях концепции «длинных волн» повышенное внимание уделяется закономерностям их распространения в мировом хозяйстве и

проблемам вовлечения новых стран в циклические экономические процессы. Для нас особый интерес представляет проблема распространения закономерностей долгосрочного развития экономики на Россию. Особенно концепция, основывающаяся на гипотезе волнооб-разно-цикпической экономической модернизации нашей страны. Согласно этой гипотезе фаза экономических реформ в России всегда приходится на повышательную фазу большого цикла, в то же время фаза контрреформ совпадает с понижательной фазой. Поясним это положение на основе сделанного исследования поставленной проблемы, исходя из анализа экономической истории России.

Повышательной волне кондратьевских циклов соответствуют эпохи кризиса старых государственно-монополистических структур, либерализации российского общества, эпохи подготовки и осуществления либеральных реформ, ослабляющих гнет государственного «попечительства», высвобождения и развития элементов частного предпринимательства и рыночного хозяйства. Понижательной волне соответствуют «революции сверху» — контрреформы, последовательно упраздняющие плоды предшествующей либерализации на основе нового закрепощения общества в рамках государ-

ственно-монополистических структур, стремящихся осуществить очередную форсированную военно-индустриальную модернизацию. При этом если реформы начинаются всякий раз с заметным опозданием относительно начала повышательной волны, то контрреформы выступают вскоре после начала понижательной волны и в несколько последовательных этапов покрывают весь соответствующий период. Эти процессы преобразования российского государственного аппарата и хозяйственного механизма не случайны и весьма чувствительны к воздействию со стороны мирового рынка и синхронизируются с процессами его эволюции. Иначе говоря, Россия решает свои задачи, но эти задачи неразрывно связаны со стихией мирового рынка.

В.Т. Рязанов в своем исследовании «длинных волн» выдвинул предположение о том, что все пять волн экономических реформ не изолированы друг от друга, а выступают звеньями единого процесса формирования рыночной системы хозяйствования, лежащего в основе экономической модернизации страны, что делает более понятным присутствие в них общих черт Не случайно всему рассматриваемому периоду как целому свойственна преемственность не только самого рыночного курса реформ, но даже конкретных преобразований. Так, план реформ Сперанского (первая волна) во многом реализовался в реформах 60 — 70-х гг. XIX в. Последние, в свою очередь, нашли продолжение в преобразованиях XX в. Денежная реформа Витте была повторена в реформе Сокольникова в период нэпа и тп. . Исходя из этого, В.Т. Рязанов считает неправомерным разрывать экономическую историю нашей страны на периоды «до» и «после» революции, какими бы мотивами при этом ни руководствовались исследователи. Оставаясь на позициях объективного научного анализа, следует признать наличие множества серьезных аргументов, указывающих на то, что послереволюционный период — вполне закономерный результат всей предшествующей эпохи, к тому же наследующий борьбу разных тенденций в общественно-экономическом развитии, которые имеют глубокие исторические корни. Вполне допустимо и заслуживает всесторонней проверки предположение о действии в хозяйственной сфере общего (единого) процесса модернизации, своего рода гиперцикла, который продолжается почти два века, и процессов, связанных с трансформацией общественной системы.

Предлагаемый подход содержит также дополнительный познавательный потенциал — постановка вопроса о гиперцикле в хозяйственном развитии России существенно расширяет, а в чем-то и корректирует господствовавший до недавнего времени формационный принцип исследования эволюции хозяйственных систем, когда экономическая история рассматривалась однолинейно только сквозь призму поступательной смены общественно-экономических формаций. Однако уже давно разрабатываются и другие теории трансформационного цикла.

Советские экономисты длительное время признавали лишь теорию промышленного цикла К. Маркса, распространяя ее только на капиталистическую формацию, по которой социализм развивается только по восходящей прямой в соответствии с законом планомерно-пропорционального развития. К теории длинных волн отечественные ученые обратились в конце 1980-х гг

и пытались объяснить зависимость успехов и провалов реформ повышательной и понижательной волнами, а также закономерностями долгосрочного развития мировой экономики .

Модернизация общественно-экономической жизни, трансформация основных параметров организации социальной и экономической системы не являются уникальным событием последних десятилетий для России. Практически все развитие цивилизации, как и отдельных стран, происходило и происходит в форме сменяющих друг друга циклов, захватывающих большую или меньшую массу отношений и явлений. В России даже появилась своеобразная теория «кризисного стиля» общественно-экономического и государственного развития. Так, Г. Клейнер насчитывает в течение XX в. в России 9 крупных преобразований с интервалом примерно в 12 лет, которые объединены «мегатрендом» — от начала трансформации феодального общества в капиталистическое на рубеже XIX и XX вв. и до начала трансформации государственно-директивного общества в капиталистическое на рубеже XX и XXI вв. При этом крупные реформы сопровождаются более или менее значительным социально-политическим кризисом .

Таким образом, в последние 100 лет Россия практически непрерывно осуществляла модернизацию хозяйственной системы. Весь XX в. с этой точки зрения можно охарактеризовать «веком модернизации» для России. При этом каждый период модернизации состоял из нескольких этапов, спадов и подъемов преобразований, т.е. заключал «в себе» самостоятельный цикл.

Цикличность в процессе модернизации естественна. Преобразования в различных сферах не происходят плавно по раз и навсегда заданному плану Генеральные цели, преследуемые в ходе модернизации, порождают совокупность конкретных средств, которые конфликтуют между собой, корректируют друг друга, а в конечном счете генерируют ряд промежуточных целей, которые могут конфликтовать с первоначально поставленными задачами. Возникает последовательность типа «цели — средства — новые цели — новые средства», которая может быть весьма протяженной. Цикл модернизации отличается от конъюнктурного тем, что в его формировании участвуют не только экономические, но также политические и социальные процессы.

В зависимости от того, осуществляется ли модернизация демократическими или тоталитарными методами, цикличность в ходе модернизаций может быть хорошо или слабо выражена. При тоталитарных методах осуществления модернизации цикличность выражена, как правило, слабо. Это связано с тем, что тоталитарные режимы могут практически полностью контролировать процесс генерации целей и определения средств для их достижения, подавляя любые конфликты целей и средств, если они могут поставить под угрозу главную цель, достигаемую при модернизации. Но даже при сильных тоталитарных режимах процесс модернизации осуществляется, как правило, циклически.

Например, модернизационный период после Октябрьской революции в условиях жесточайшей диктатуры и террора все-таки включал в себя три подперио-да: военный коммунизм — новая экономическая политика (смешанная экономика) — централизованная командная экономика с элементами военного коммунизма. Послевоенный модернизационный цикл включал в

себя такие этапы, как децентрализация управления экономикой (переход от глобального оптимума к согласованию локальных оптимумов) — восстановление отраслевого (централизованного) принципа управления -внедрение элементов хозрасчета (встраивание рыночных критериев на микроуровне) — новый виток централизации ресурсов.

Для выделенного гиперцикла в хозяйственном развитии России оказалась характерной особенность к восстановлению пульсирующего течения процесса модернизации («развитие через зигзаги»), несмотря даже на послереволюционные потрясения. Сказанное не отрицает наличия специфики каждого периода. Речь идет всего лишь о том, чтобы за конкретными чертами не потерять то общее в целях и содержании процесса модернизации, которое присутствует во всех циклах развития отечественной экономики.

С этой стороны само представление о цикличности российской экономической модернизации как о специфическом свойстве, присущем всему процессу развития экономической системы в разновидность рыночного хозяйства, более точно соответствует нелинейной и пульсирующей природе преобразовательных процессов в реальной жизни. В результате оказывается, что даже происшедшие в этот период межформационные сдвиги хотя и искажали траекторию экономической модернизации, но в конечном счете не смогли ее полностью сломить. Это означает, что межформационные изменения в нашей стране не должны рассматриваться изолированно от процесса экономической модернизации. Не исключено, что сами они оказываются в сложной взаимосвязи и подчинении более общим закономерностям развития рыночных отношений.

Выбор пути экономического развития любой страны в главном зависит от действия внутренних закономерностей. В то же время было бы ошибкой совсем исключать влияние на внутренние процессы международных факторов, хотя бы из-за объективно существующей взаимозависимости в развитии всех стран. Вместе с тем международные факторы по-разному оказывают давление на экономические процессы в каждой стране. И здесь российская история в целом не противоречит опыту вхождения в международное экономическое сообщество других стран. Многие из них, подключавшиеся к мировому рынку, переходя из вторых и более отдаленных экономических эшелонов на передовые позиции (например, Германия и Япония после Второй мировой войны), в полной мере подпадали под влияние глобальных экономических механизмов в восходящей линии развития мировой экономики за счет резкой активизации процессов модернизации в собственных странах. Очень часто такая активизация происходила в тех из них, которые до этого пережили серьезные неудачи (например, поражение в войнах) и социальные потрясения. Само же вступление мировой экономической системы в фазу подъема способствовало росту инновационной активности во всех сферах, придавало дополнительные импульсы назревшим переменам в сфере экономической, формировало общую благоприятную атмосферу для освежающих перемен в странах, активизировавших экономическую модернизацию.

Вместе с тем следует различать роль экономической модернизации в странах догоняющего развития, где еще не завершилось приспособление националь-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ного хозяйства к закономерностям функционирования мирового рыночного хозяйства, и в ведущих странах с устойчивой и зрелой системой рыночных отношений. Для первой группы стран наилучшие (или, может быть, вынужденные) условия для данного процесса складываются в повышательной фазе деловой активности мировой экономики, и их основная задача заключается в том, чтобы догнать передовые страны. Для второй -модернизация начинается в понижательной фазе и имеет целью оживление экономической конъюнктуры и переход к фазе подъема в развитии хозяйства. Отсюда следует совпадение фаз модернизации в России с фазой более высокой деловой активности ведущих держав. Но вот что особенно характерно для российского пути модернизации: наша страна, давно вступив на этот путь, до сих пор его окончательно не прошла. Например, только с начала XX в. Россия дважды находилась в процессе перехода к рыночным отношениям. Начиная с середины XIX в. до 1917 г.; с 1921 по 1929 гг. и с 1991 г. по настоящее время процесс еще продолжается, но российской экономике присуще свойство инверсии (возвратного движения), развитие через зигзаги. Так, в 1917 г. был сделан поворот к централизованно-управляемой экономике, в 1921 г. — к нэпу, в 1929 г. — к развернутому строительству социализма, в настоящее время — к усилению роли государственно-монополистических структур.

Наиболее общее объяснение свойства инверсии в российской модернизации надо искать в самой природе и характере начала реформ в нашей стране. Анализ импульсов реформ и мотивов реформаторов в России на протяжении всего периода модернизации указывает на сохранение преобладающей роли внешних, а не внутренних факторов по отношению к преобразовательным процессам, что вообще характерно для стран «догоняющего» типа развития. Для таких стран узловая проблема заключается в эффективной подготовке к назревшим хозяйственным переменам всего социокультурного комплекса и, что не менее важно, последующего закрепления этих перемен в реальной экономической жизни. Ключевое значение в этих условиях приобретает разработка грамотной и долгосрочной программы преобразований.

Принципиальное отличие российского пути модернизации состоит в том, что типичный для него волнообразный характер преобразовательных процессов, как ни в какой другой стране, сильно затронул экономическую сферу. Поэтому здесь периодически возникали (и возникают) зоны напряжения в точках соприкосновения современной постиндустриальной культуры и рыночных отношений с традиционными системами хозяйствования и присущими им поведенческими чертами.

Неопределенность экономического и социальнополитического устройства общества нарушает внутреннюю гармонию и сбалансированность между ведущими общественными сферами, с одной стороны, и сложившимися традициями, укладом жизни — с другой. В свою очередь, этим задерживается и прерывается развитие рыночных отношений, каждый раз возвращая государство в число «догоняющих» стран и формируя устойчивый синдром «запаздывающего» развития. Судя по всему, именно здесь коренятся наиболее общие причины, объясняющие дискретный характер процесса модернизации российского общества. Это положе-

ние привело к разработке новых теорий функционирования длинных волн.

Интерес представляет концепция, разработанная в Японии в 70-х гг. XX в. и известная под названием «ЭИМЮ»1. Модель «ЭИМЮ» представляет историю человечества в виде двух циклических связей между наукой, технологией и обществом. Один цикл начинается с огромного прорыва в области научных знаний. В результате выявляются семена новой технологии, что, в свою очередь, оказывает влияние на всю жизнь общества и становится причиной социальных трансформаций. Второй цикл направлен в обратную сторону, возникая из потребностей общества. Острая нужда в новой технологии со временем удовлетворяется при помощи технической инновации, которая, в свою очередь, стимулирует дальнейшую научную эволюцию.

Таким образом, наука, технология и общество развиваются циклично. Изменение в одной из этих сфер является либо причиной, либо следствием изменений другой. А двигательной силой всей этой циклической эволюции является неуклонное стремление человечества к непрерывному прогрессу. Согласно теории «ЭИМЮ» в истории человечества с древнейших времен до наших дней произошло десять главных инновационных сдвигов. Эту теорию сегодня можно считать вершиной решения проблемы модернизации капитализма, ибо она как бы впитывает в себя все предшествующие теории, указывает на причину и характер изменения человечества и имеет определенное и довольно убедительное обоснование.

В определенном аспекте эта теория нашла отражение в работе С.Ю. Глазьева, в которой дается развернутая характеристика долгосрочного технико-экономического развития, опирающаяся на концепцию циклической динамики и инноватики Н.Д. Кондратьева и Й. Шумпетера . Эта теоретическая концепция позволила подойти к проблеме с позиций развития производительных сил, выделить в них технологические уклады, объяснить процесс перехода от господствующего уклада в данной экономике к укладу более высокого уровня, определяющему развитие производительных сил и производственных отношений. Это положение важно для общего взгляда на модернизацию российской экономики и перспективы дальнейшего развития страны.

Переходы от уклада к укладу сопровождаются ростом масштабов производства, производительности труда, усложнением производственных связей и отношений. В этом проявляется процесс экономической эволюции на макроуровне. Развитие любой технологической системы начинается с внедрения соответствующего базисного нововведения, впоследствии сопровождающегося необходимыми дополняющими нововведениями. Долгосрочное технико-экономическое развитие, таким образом, более конкретно представляется неравномерным процессом последовательного замещения технологических укладов. Неравномерность связана с тем, что на разных фазах жизненного цикла технологического уклада меняется соотношение эволюционного и революционного, фондо- и трудосберегающего

1 Первые буквы английских слов (seed — «зерно», innovation -«инновация», need — «потребность», impetus — «побег», cycle -«цикл»), что означает «от зерна инновации — к побегу потребности».

типов научно-технического прогресса, специализированных и универсальных, диверсифицированных и концентрированных производств. В этих положениях просматривается связь с теорией «ЭИМЮ», тем более что в работе С.Ю. Глазьева показано становление и смена пяти технологических укладов в мировой экономике в течение последних трех столетий.

Эта теоретическая концепция рассматривается и применительно к развитию СССР которое происходило по той же траектории, но более медленно. В экономике СССР начала 1980-х гг. имела место консервация технологической многоукладности, которая характеризовалась сосуществованием трех технологических укладов. Первый из них (согласно общей исторической последовательности технологических укладов — третий) сложился еще в годы индустриализации и затем во многом был воссоздан в процессе послевоенного восстановления народного хозяйства. Этот уклад достиг пределов своего роста в развитых странах еще в 1920-е гг. и в ходе Великой депрессии был замещен новым (четвертым в общеисторической последовательности) технологическим укладом.

Четвертый технологический уклад в развитых странах достиг пика в 1970-е гг. и утратил свое доминирующее значение во время депрессии середины 1970-х -начала 1980-х гг. В СССР же к этому времени он находился в середине фазы роста, темпы которого были примерно вдвое ниже, чем в соответствующей фазе в капиталистических странах. И все-таки в Советском Союзе, пусть и с отставанием от развитых стран Запада, в то время происходило становление нового — пятого — технологического уклада. Однако в отличие от капиталистических стран, где становление этого уклада сопровождалось общей модернизацией экономики и перераспределением ресурсов в пользу новых «точек роста», в нашей стране формирование производств пятого технологического уклада происходило на фоне воспроизводства (в том числе расширенного) предшествующих укладов, связывавших ресурсы и сдерживавших модернизацию экономики и экономический рост

Вхождение экономики СССР в депрессию, усугубление макродиспропорций в конечном счете и предопределили к началу 1980-х гг. объективную необходимость модернизации экономической системы. Но эта необходимость вовсе не означала ни неизбежности быстрой экономической катастрофы при выборе варианта сравнительно протяженных преобразований, ни бе-зальтернативности начала «шоковой терапии». Напротив, имелись возможности эволюционной модернизации экономической системы путем создания условий для роста конкурентоспособных экономических структур и стимулирования инновационной активности. Эти возможности не нашли практического применения. Такое положение привело к кризису советской экономики, ее отставанию от развитых государств мира и к необходимости перехода к новой экономической системе, основанной на рыночных отношениях.

В настоящее время зарождается шестой технологический уклад, переживающий эмбриональную фазу развития, его расширение сдерживается незначительным масштабом и неотработанностью соответствующих технологий, а также неготовностью социально-экономической среды к их широкому применению. Несмотря на то что расходы на освоение нанотехнологий и масш-

таб их применения растут по экспоненте, общий вес шестого технологического уклада в структуре современной экономки остается незначительным, но с тенденцией к быстрому росту .

По прогнозам научного фонда США, к 2015 г. годовой оборот нанотехнологий достигнет 1 трлн дол. . С 20-х гг. XXI в. этот уклад вступит в фазу быстрого роста. Следует отметить, что имеющаяся статистика не позволяет дать комплексную оценку развития шестого технологического уклада, тем не менее не возникает сомнения, что его развитие в России также идет с отставанием, но отставание в фазе эмбрионального развития может быть преодолено в фазе роста. Для этого необходимо до крупномасштабной структурно-технологической перестройки мировой экономики освоить ключевые производства ядра нового технологического уклада. Обзор имеющихся результатов позволяет сделать вывод о том, что наука и промышленность России располагают необходимым инновационным потенциалом в сфере нанотехнологий .

Таким образом, концепция больших циклов помогает разобраться в общих закономерностях социально-экономического развития в границах отдельных стран и в мировом развитии в целом. Переходы от одной фазы большого цикла к другой связаны со и структурно-технологическими изменениями экономики. Теория больших циклов лежит в основе понимания качественных сдвигов в развитии экономики, в сфере социально-экономических и связанных с ними процессов. Опираясь на положения и выводы теории больших циклов, современные исследователи предоставляют свои концепции волнообразного развития, связывая фазы цикла с этапами развития капитализма, начиная с капитализма свободной конкуренции и кончая современной фазой инновационных и коммуникационных технологий. Отечественные экономисты также исследуют процессы длинных волн экономического развития применительно к России. В настоящее время это отража-

ется в подходах к проблемам модернизации российской экономики и ее эффективности применительно к соответствующему циклу экономического развития.

Рассмотренная концепция модернизации экономики в контексте «длинных волн» Н.Д. Кондратьева подтверждает высказанное раннее предположение о том, что экономическое развитие России подчинено долгосрочным закономерностям мирового развития, которое проходит последовательно все стадии циклической динамики.

2. Гпазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. М., 1993.

3. Глазьев С.Ю. Экономическая теория технического развития. М., 1990.

5. Клейнер Г.Б. Институциональные факторы долговременного экономического роста // Экономическая наука современной России. 2000. № 1.

6. Кондратьев Н.Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения: избр.труды. М., 2002.

7. Меньшиков С.М., Клименко Л.А. Длинные волны в экономике. М., 1989.

8. Раткин Л. Нанотехнологический потенциал российской экономики // Инвестиции в России. 2006. № 11.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Рязанов В.Т. Реформы и циклы модернизации российской экономики // РЭЖ. 1992. № 10.

10. Соловьев С.Н. На пороге пятого цикла Кондратьева // МЭМО. 1994. № 8 — 9.

11. Флерова А. О государственном регулировании инновационного развития в области наноматериалов и нанотехнологий в России // Инвестиции в России. 2006. № 8.

удк343.7 А.В. Галянин

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНАЛИЗА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

Предметом рассмотрения в статье являются теоретические аспекты экономической преступности. Дается общая характеристика сущности, форм, факторов и особенностей экономической преступности.

Ключевые слова: экономическая преступность, факторы воспроизводства экономической преступности, особенности экономической преступности.

A.V. Galyanin

THEORETICAL ASPECTS OF ECONOMIC CRIME ANALYSIS

The key words: economic crime, factors of reproduction of economic crime crime, specific features of economic crime.

Теоретический анализ экономической преступно- фикацию видов и сфер распространения экономиче-

сти включает в себя определение сущности, форм про- ской преступности, тенденций ее развития.

явления, факторов воспроизводства экономической Экономическая преступность включает посягатель-

преступности; определение ее особенностей; класси- ства на собственность и предпринимательские пре-

Экономическое развитие всех промышленно развитых стран характеризуется цикличностью: спад, подъем, финансовый крах, возрождение, опять спад, опять возрождение и т. д. Однако это повторение осуществляется не по кругу, а по спирали. Поэтому цикличность — форма прогрессивного развития, а не топтание на месте. Экономические циклы охватывают почти все области национальной экономики и имеют самые разные отличительные особенности.

Экономическое развитие всех промышленно развитых стран характеризуется цикличностью: спад, подъем, финансовый крах, возрождение, опять спад, опять возрождение и т. д. Однако это повторение осуществляется не по кругу, а по спирали. Поэтому цикличность — форма прогрессивного развития, а не топтание на месте.

Экономические циклы охватывают почти все области национальной экономики и имеют самые разные отличительные особенности. Рассмотрим, прежде всего, наиболее характерную черту экономических циклов — их продолжительность. В зависимости от продолжительности имеются три вида отклонений:

1. Отклонение рыночного спроса от предложения товаров и услуг. Отклонение такого рода может быть мгновенным или краткосрочным. Пример мгновенного отклонения: перед хлебным киоском выстроилась очередь в ожидании свежего хлеба, который находится в пути от хлебозавода до киоска. Это нарушение равновесия восстанавливается мгновенно, как только доставят хлеб. При краткосрочном отклонении равновесие восстанавливается в течение 3-4 лет. К краткосрочным циклам относятся:

  • циклы Дж. Китчина, связывавшего их с колебаниями мировых запасов золота;
  • циклы У. Митчелла, полагавшего, что причина кризиса лежит в денежном хозяйстве;
  • современные циклы США, причина которых лежит в восстановлении экономического равновесия на потребительском рынке.

2. Отклонение, связанное с изменением спроса на оборудование, сооружения и т. п. Оно преодолевается в течение 8-12 лет посредством перелива капитала. Это так называемые промышленные циклы. Срок протяженности в 8-12 лет объясняется таким же сроком службы основного капитала. Массовое обновление основного капитала приводит к оживлению экономики, которое переходит в подъем и по мере технического старения задействованной техники — к кризису. Циклы средней продолжительности могут быть связаны также с денежно-кредитной системой (циклы К. Жуглара) и с периодическим обновлением жилых зданий и определенных типов производственных сооружений (циклы С. Кузнеца).

3. Отклонение, связанное с переходом от одного технологического способа производства к другому. Рубежи между ними отделяют друг от друга крупные этапы человеческой цивилизации. Эти переходы приводят к смене всех составных элементов производства, к смене одного поколения работников другим или их существенной переквалификации.

Такие длительные циклы сроком в 40-60 лет связаны с именем советского ученого Кондратьева и получили название «длинные волны Кондратьева». Известность Кондратьеву принес доклад в Институте экономики СССР, сделанный им в 1928 г.: «Большие циклы конъюнктуры».

Таблица 1. «Большие циклы конъюнктуры» Н. Д. Кондратьева

Циклы

Волны

Годы

1. Повышательная волна

С конца 1780-х — начала 1790-х до 1810-1817

2. Понижательная волна

С 1810-1817 до 1844-1851

1. Повышательная волна

С 1844-1851 до 1870-1875

2. Понижательная волна

С 1870-1875 до 1890-1896

1. Повышательная волна

С 1890-1896 до 1914-1920

2. Вероятная понижательная волна
(прогноз Кондратьева, который оправдался)

С 1914-1920

Между вторым и третьим отклонениями от равновесия общим является то, что они связаны с сущностью технологического способа производства, т. е. с использованием определенных научных принципов общественного производства.

Различия: циклы средней продолжительности связаны со сроком службы машин. В течение одного технологического способа производства может смениться несколько поколений техники, и им будут соответствовать свои циклы. Но в конце концов наступает время исчерпания совершенствования техники в рамках существующего технологического способа производства, приходит время нового технологического способа производства, нового «кондратьевского цикла», новой «длинной волны».

Современный переход к новому технологическому способу производства длится с 60-70-х гг. ХХ в.

Цикличность общественного воспроизводства

У современных экономистов существуют три подхода к определению причин циклов:

  • Первый подход объясняет цикл внешними (экзогенными) факторами.
  • Второй подход — внутренними (эндогенными) факторами.
  • Третий подход — синтезом тех и других.

При первом подходе главное — исследовать внешние факторы: явления, происходящие вне экономической системы. К ним относятся: изменения в численности населения, изобретения и инновации, войны и другие политические события. Как же они влияют на цикл?

  • Рост населения способствует увеличению производства и уровня занятости, которые ведут к подъему и буму.
  • Уменьшение численности населения дает противоположный результат.
  • Коренные изменения технологии (автомобиль, самолет, компьютер) вызывают взрыв деловой активности и широкое инвестирование. Отсюда — новые рабочие места и наступление подъема в экономике.
  • Политические события по-разному влияют на деловую активность. К примеру, Вторая мировая война подтолкнула США к перевооружению, в результате Великая депрессия 30-х гг. сменилась послевоенным подъемом. Наоборот, послевоенный запрет Японии иметь вооруженные силы способствовал инвестированию в экономику и привел к «японскому чуду».

Главное при втором подходе — изучить внутренние факторы: явления, происходящие внутри системы. К ним относятся: потребление, инвестирование и деятельность правительства.

  • Влияние потребления: фирмы стремятся обеспечить покупателя всем, что он хочет купить; в результате потребительские расходы растут, нанимаются новые рабочие. Таким образом, производство продукции, занятость и объем продаж растут, экономика входит в фазу подъема. Когда же потребительские расходы сокращаются, возникает обратная ситуация и потому начинается период спада.
  • Влияние инвестирования: вложения в основные фонды создают новые рабочие места, увеличивая покупательную способность потребителя, — все это способствует подъему. Когда же уровень инвестирования падает, происходит противоположное явление и наступает спад.
  • Влияние деятельности правительства: воздействие осуществляется двумя методами — фискальной политикой, т. е. сбором налогов и их расходованием и монетарной политикой, т. е. регулированием денежного обращения.

Третий подход к определению причин циклов синтезирует внутренние и внешние факторы. Авторы этой концепции считают, что внешние (экзогенные) факторы дают первоначальный толчок циклу, а внутренние (эндогенные) факторы приводят к пофазным колебаниям. Это направление наиболее продуктивное.

Современная теория связана с моделью делового цикла Самуэльсона-Хикса. В ней цикл рассматривается как результат взаимодействия национального дохода (либо ВНП), потребления и накопления капитала. Данная связь является устойчивой и характеризуется мультипликатором и акселератором.

  • Мультипликатор показывает зависимость прироста национального дохода (либо ВНП) от прироста капиталовложений.
  • Акселератор — зависимость капиталовложений от прироста национального дохода (либо ВНП).

Самуэльсон и Хикс считают, что соединение принципа акселератора с мультипликатором может воссоздать такой же цикл, как и в реальной жизни.

Предположим, экономика идет к полной занятости: ВНП увеличивается, реализация продукции осуществляется при растущих темпах. Тогда по принципу акселератора увеличение реализации продукции приводит к высокому уровню инвестиций. Благодаря мультипликатору повышение уровня инвестиций способствует дальнейшему росту ВНП. Экономика в этом случае пребывает в фазе подъема. Возможна обратная ситуация.

Черты и фазы экономического цикла

Экономический цикл характеризуется периодическими взлетами и падениями деловой активности, проявляющимися во всевозможных формах несоответствия спроса и предложения. Наиболее характерным экономическим циклом является промышленный цикл, исследованный Карлом Марксом. Он выделял четыре фазы цикла, последовательно сменяющие друг друга: кризис, депрессия, оживление и подъем.

Характеристика кризиса:

  • сначала ликвидируются запасы, затем сокращаются производственные инвестиции;
  • падает спрос на труд;
  • происходит снижение или замедление роста товарных цен;
  • наблюдается резкое уменьшение прибылей, ослабевает спрос на кредит, снижается процентная ставка.

Максимальное падение — в точке максимального спада. В фазе спада различают рецессию и депрессию:

  • Рецессия — это спад объема национального производства, продолжающийся 6 месяцев и дольше.
  • Депрессия — спад объема национального производства, сопровождающийся высокой безработицей и продолжающийся в течение нескольких лет.

Характеристика депрессии:

  • производство уже не сокращается, но и не растет;
  • товарные излишки постепенно рассасываются: но торговля идет вяло;
  • ставка ссудного процента падает до минимума. Постепенно наступает оживление.

Характеристика оживления (обновления):

  • предприятия, приспособившиеся к новым условиям рынка, увеличивают выпуск товаров;
  • повышается норма прибыли;
  • растет ставка ссудного процента и заработной платы, начинается фаза подъема.

Характеристика подъема. Все изложенное происходит в противоположном направлении. Высшая точка подъема — вершина деловой активности. Экономика работает на пределе своих возможностей. Инвестиции и расходы покупателей очень высоки. Растет спрос на товары и услуги, что заставляет расти цены.

Ликвидируются запасы, повышается спрос на рабочую силу. Все это готовит почву для следующей фазы делового цикла — кризиса. Такова характеристика промышленного цикла при марксистском подходе.

Всякий экономический кризис проявляется в резком нарушении хода производства, вызванном несбалансированностью между производством (предложением товаров на рынке) и потребностями населения (платежеспособным спросом). При этом возможна ситуация, когда производство обгоняет потребности либо когда платежеспособный спрос обгоняет производство. В первом случае имеет место кризис перепроизводства, во втором — кризис недопроизводства.

Важнейшие мероприятия антикризисной политики в периоды бумов:

  1. Денежно-кредитная политика: повышение учетной ставки, продажа государственных ценных бумаг на открытом рынке.
  2. Фискальная политика: сокращение расходов госбюджета, повышение налоговых ставок.
  3. Политика заработной платы и тарифов: понижение заработной платы.
  4. Политика государственных инвестиций: затормаживание государственного строительства.

Важнейшие мероприятия антикризисной политики в периоды депрессий:

  1. Денежно-кредитная политика: понижение учетной ставки, покупка государственных ценных бумаг на открытом рынке.
  2. Фискальная политика: дополнительные расходы госбюджета, понижение налоговых ставок.
  3. Политика заработной платы и тарифов: повышение заработной платы.
  4. Политика государственных инвестиций: ускорение осуществления инвестиционных программ.

Выводы:

  1. В период подъема государство в целях предотвращения «перегрева» экономики проводит политику сдерживания деловой активности.
  2. В период спада все мероприятия государства направляются на стимулирование деловой активности.

Благодаря выработанным мерам регулирования общая картина современного рыночного хозяйства стала не совпадать с традиционной схемой: все фазы цикла не имеют теперь ярко выраженного характера и плавно переходят одна в другую.