Экспертиза до возбуждения уголовного дела

СПЭ может быть назначена только в рамках возбужденного уголовного или гражданского дела и только лицом (органом), ведущим судопроизводство. К ним относятся должностные лица, осуществляющие предварительное расследование (дознаватель, следователь, прокурор), или суд (судья), рассматривающий дело в первой инстанции. В уголовном процессе на стадии предварительного расследования правом назначения СПЭ наряду со следователем и прокурором обладает дознаватель. Иные должностные лица, органы, организации или граждане назначать СПЭ не вправе. СПЭ, назначенные разными уполномоченными на это лицами и судами, друг от друга отличаются только порядком назначения.

Ходатайствовать об экспертизе могут сам обвиняемый, потерпевший, родственники, в судебном заседании — прокурор и защитник с момента его участия в уголовном и гражданском процессе. В последнем случае могут ходатайствовать о назначении экспертизы истцы и ответчики.

Согласно процессуальному законодательству судебная экспертиза назначается в случаях, когда при производстве по уголовному или гражданскому делу требуются специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле (ч. 1 ст. 57 УПК, ч. 1 ст. 79 ГПК, ст. 9 Закона о судебно-экспертной деятельности). Необходимость использования наряду с психиатрическими также смежных с ними научных познаний является основанием для проведения комплексных экспертиз (психолого-психиатрической, сексолого-психиатрической и пр.). Потребность в психиатрических знаниях может быть реализована также в других формах, например в предусмотренной процессуальным законодательством форме участия психиатра в качестве специалиста (ст. 58 УПК, ст. 188 ГПК).

Необходимость назначения судебной экспертизы определяется следователем самостоятельно (ч. 1 ст. 195 УПК). Следователь должен признать назначение судебной экспертизы необходимым, если существенные для уголовного дела факты могут быть установлены не иначе как путем применения специальных знаний.

Чаще всего СПЭ назначается в связи с сомнениями в психической полноценности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, гражданского истца, ответчика, лица, жалоба которого рассматривается в порядке гражданского судопроизводства, а также лица, в отношении которого решается вопрос о его гражданской недееспособности или сделкоспособности.

Основания для назначения СПЭ:

  • 1) наличие данных о том, что лицу в прошлом оказывалась психиатрическая или наркологическая помощь (диагностировалось психическое расстройство, оказывалась амбулаторная психиатрическая помощь, лицо помещалось в психиатрический стационар, признавалось невменяемым по другому уголовному делу, негодным к военной службе по состоянию психического здоровья и т.п.);
  • 2) обучение в учреждении для лиц с задержкой или отставанием в психическом развитии;
  • 3) сведения о перенесенных черепно-мозговых травмах, тяжелых инфекционных и иных заболеваниях, протекавших с психическими расстройствами;
  • 4) странности в поступках и высказываниях лица, которые могут свидетельствовать о наличии у него психического расстройства, его собственные высказывания об испытываемых им болезненных (психопатологических) переживаниях и др.;
  • 5) особенности поведения лица во время судебно-следственных действий (необычные высказывания, немотивированный отказ отвечать на вопросы, рассеянность или неоправданная веселость, бессмысленные поступки во время допросов;
  • 6) указания на наличие у лица психических расстройств или неадекватного поведения в прошлом со слов свидетелей;
  • 7) указание па неадекватное поведение в экспертно значимой ситуации со слов свидетелей или потерпевших;
  • 8) кажущаяся безмотивность и неадекватность юридически значимых действий, противоречие между совершенным действием и личностью обвиняемого, иногда необычная жестокость.

Решая индивидуально вопрос о необходимости назначения и производства СПЭ, необходимо исходить из общего требования закона о назначении СПЭ всегда, когда для правильного разрешения судебного дела необходимы специальные исследования.

Основания для обязательного назначения СПЭ (ст. 196 УПК, ст. 283 ГПК):

  • 1) установление психического расстройства в результате умышленного причинения тяжкого вреда здоровью;
  • 2) сомнение во вменяемости или в способности подозреваемого, обвиняемого самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе;
  • 3) сомнение в способности потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;
  • 4) признание гражданина недееспособным (ст. 283 ГПК).

Обязательность проведения СПЭ по данным обстоятельствам означает, что перечисленные в законе обстоятельства не считаются доказанными, если СПЭ не проведена. Нельзя признать лицо невменяемым или недееспособным без установления у него психического расстройства в аспекте его влияния на процессуально-релевантные способности (юридический критерий вменяемости п недееспособности), ПО невозможно установить без участия эксперта-психиатра.

По общему правилу в распоряжение экспертов-психиатров предоставляются материалы уголовного или гражданского дела в полном объеме. Медицинская документация испытуемого является составной частью этих материалов.

При подготовке материалов дела к проведению СПЭ судебно-следственные органы должны:

  • — собрать все сведения о нахождении лица под наблюдением у психиатра по месту жительства;
  • — провести допрос лиц, знавших данного гражданина, об особенностях его поведения;
  • — собрать медицинскую документацию из наркологических и психиатрических учреждений, если имеются сведения, что данный гражданин находился там на лечении.

При сборе объективных материалов о жизни и здоровье испытуемого особое внимание следует обращать на период, относящийся к совершению преступления, сделки или иного юридического действия, по поводу которого ведется производство данного уголовного или гражданского дела. Показания относительно поступков, высказываний, внешнего вида субъекта (обвиняемого, потерпевшего, истца) в указанный период должны быть собраны как можно более полно. Странности и нелепости поведения лица, наблюдаемые во время судебно-следственных действий, должны быть кратко отражены в протоколе этого действия, а также в постановлении (определении) о назначении экспертизы.

Эти сведения можно получить при опросе лиц, которые знают данное лицо. Допрос знакомых и родственников приобретает особую важность в случаях, если лицо никогда прежде не обращалось за медицинской, в том числе и за психиатрической помощью. Но и при наличии многообразной медицинской документации допрос знакомых и родственников также необходим, так как дает информацию о поведении лица в быту и вне медицинского учреждения.

При наличии сведений о том, что лицо в прошлом лечилось или состояло под наблюдением у врача или в лечебном учреждении (учреждениях), вся медицинская документация из этих учреждений (в первую очередь по месту настоящего и прошлого места жительства) обязательно запрашивается. Медицинская документация из психоневрологического диспансера, который обслуживает население территории, где проживает лицо, является важным источником информации, поскольку в диспансерной амбулаторной карте содержатся наиболее полные сведения о госпитализациях в психиатрические больницы, обращениях за медицинской помощью к психиатру в течение жизни. Если медицинская помощь оказывалась лицу частнопрактикующим врачом, необходимо затребовать медицинскую документацию, которая велась этим врачом в отношении данного пациента, а также решить вопрос о допросе частнопрактикующего врача в качестве свидетеля. В некоторых случаях для всестороннего экспертного исследования бывает полезной медицинская документация из медицинских учреждений общего профиля: поликлиник, больниц, медицинских пунктов и т.д. Записи общесоматических врачей в амбулаторной карте и в историях болезни могут содержать полезные эксперту-психиатру сведения о психическом состоянии лица в тот период, что может оказать существенную помощь при определении клиники и динамики имеющегося психического расстройства.

Истребованию подлежат медицинские документы или их копии в полном объеме. Предоставление эксперту отдельных выписок из текста медицинских документов допускается лишь в силу объективных обстоятельств. Исключение из этого правила составляют только судебно-психиатрические документы, в отношении которых достаточным является предоставление лишь копий экспертного заключения.

От качества подготовленной работы во многом зависит полнота и всесторонность экспертного исследования, надежность экспертных выводов. Целый ряд необходимых для успешного проведения СПЭ действий вправе совершать только субъект, назначающий экспертизу. Это касается сбора материалов, подлежащих экспертному исследованию. Самостоятельно собирать необходимые ему для производства экспертного исследования материалы эксперт не вправе.

Подготовив все необходимое для экспертизы, нужно решить вопрос о выборе эксперта (экспертов) или экспертного учреждения, которому будет поручено производство экспертизы. Чаще всего производство СПЭ поручается СПЭУ, обсуживающему данный регион. Поручение производства экспертизы СПЭУ иной территориальной принадлежности, межобластному СПЭУ или ГНЦ им. В. П. Сербского должно быть обосновано, например, в связи с отводом всех территориальных экспертов но тем или иным объективным обстоятельствам. При выборе СПЭУ учитывается также мнение участников процесса.

После выбора СПЭУ необходимо определить вид СПЭ, который максимально будет соответствовать решению поставленных перед ней вопросов. Наибольшие сложности представляет выбор между назначением амбулаторной и стационарной СПЭ. По сложившейся практике, оказавшейся весьма эффективной, первичная экспертиза всегда назначается как амбулаторная. Это связано с тем, что амбулаторное освидетельствование почти в 90% всех назначаемых экспертиз является достаточным, чтобы ответить на все интересующие следствие и суд экспертные вопросы (так называемое амбулаторное сито). И только в случае невозможности решения экспертных вопросов в амбулаторных условиях назначается производство стационарной СПЭ. Первичная СПЭ в виде стационарной экспертизы также возможна, но ее назначение должно быть обосновано достаточными причинами и основательно мотивировано в постановлении (определении). Если компетентным органом (лицом) назначается первичная СПЭ в виде стационарной экспертизы, то эксперты самостоятельно не могут от нее отказаться и ограничиться проведением амбулаторной экспертизы.

Юридическим основанием для проведения СПЭ является постановление дознавателя, следователя, прокурора или определение суда о ее назначении (ст. 195 УПК, ст. 80 ГПК).

В постановлении (определении) о назначении СПЭ необходимо указать (ч. 1 ст. 195 УПК, ч. 1 ст. 80 ГПК):

  • — основания для назначения экспертизы (обстоятельства, вызвавшие сомнение в психической полноценности);
  • — фамилию, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, которым поручено проведение экспертизы;
  • — вопросы, поставленные на разрешение экспертов;
  • — вид экспертизы (способ ее производства);
  • — материалы, предоставленные экспертам.

Среди прочих наиболее часто основанием для производства СПЭ являются сомнения в психической полноценности лица. Хотя бы в краткой форме их надо перечислить в постановлении (определении). В нем также важно правильно сформулировать экспертное задание с помощью вопросов, подлежащих экспертному решению.

Условно структура постановления (определения) о производстве СПЭ состоит из трех разделов:

  • • вводного, в котором перечисляются формальные признаки: фамилия, имя, отчество, год и место рождения подэкспертного лица, наименование дела, по которому назначается СПЭ, статьи Уголовного или Гражданского кодекса, по которым определяется юридическая ответственность, и т.д.;
  • • основного, в котором излагается сущность инкриминируемых подэкспертному лицу противоправных действий; основания, вызвавшие сомнения в психической полноценности направляемого на СПЭ лица; формулируются вопросы экспертам, на которые необходимо дать ответ;
  • • заключительного, в котором содержатся процессуальные требования к экспертам, сроки производства экспертизы, а также дается опись предоставляемых экспертам документов для производства СПЭ.

Традиционными вопросами, которые наиболее часто ставятся перед экспертами, являются следующие:

  • — вопрос о психическом состоянии обвиняемого, подозреваемого, свидетеля и потерпевшего в уголовном процессе или истца и ответчика по гражданскому делу и об их возможности в юридически значимой ситуации понимать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и (или) руководить ими (при СПЭ по уголовным делам) и понимать значение своих действий и руководить ими (при СПЭ в гражданском судопроизводстве);
  • — вопрос о психическом состоянии лица в период судебного рассмотрения данного уголовного или гражданского дела в аспекте рассматриваемых юридических вопросов;
  • — необходимость применения к обвиняемому по уголовному делу принудительных мер медицинского характера или к истцу или ответчику но гражданскому делу соответствующих юридических и социальных последствий (назначение опекуна или попечителя, признание сделки недействительной).

Может возникнуть необходимость в постановке помимо указанных дополнительных вопросов перед экспертами-психиатрами (например, о степени обоснованности заключений предыдущих СПЭ или медицинских диагнозов лечебных учреждений; об определении времени начала заболевания, клинического течения или его прогноза; о возможности медико-социальной реабилитации и т.д.). Целенаправленность мотивов при вынесении постановления (определения) очень различна и не терпит стандартов.

Эксперт при проведении судебной экспертизы профессионально самостоятелен и процессуально независим (ст. 7 Закона о судебно-экспертной деятельности).

При формулировании экспертного задания назначивший экспертизу орган (лицо) ограничивается только предметом экспертного исследования. Никто, включая следователя, суд и руководителя СПЭУ, где проводится экспертиза, не вправе давать эксперту указания, которые могут повлиять на формулирование экспертных выводов. Эксперт сам выбирает методы и средства исследования, самостоятельно формулирует выводы на основании собственных исследований и несет за данное им заключение личную юридическую ответственность.

Процессуальный порядок вынесения постановления на предварительном следствии и определения в судебном заседании различен.

На предварительном следствии постановление о назначении СПЭ составляется дознавателем, следователем, прокурором самостоятельно. После этого они обязаны ознакомить с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъяснить им права, предусмотренные ст. 198 УПК. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением (ч. 3 ст. 195 УПК).

В судебном заседании его участники вправе обсуждать обстоятельства, относящиеся к назначению СПЭ: необходимость ее назначения, выбор экспертов и государственного СПЭУ, где экспертиза будет проводиться, отводы экспертам, материалы, которые экспертам могут быть предоставлены. Участники судебного заседания могут сформулировать свои вопросы экспертам, после оглашения этих вопросов по ним заслушивается мнение сторон, но окончательный круг вопросов для экспертов определяется судом. Если суд отклоняет какие-либо вопросы экспертам, которые были представлены одной из сторон процесса, то это должно быть мотивировано (ч. 2 ст. 283 УПК, ч. 2 ст. 79 ГПК).

Подозреваемые, обвиняемые, свидетели и потерпевшие при назначении и производстве СПЭ вправе:

  • 1) знакомиться с постановлением (определением) о назначении СПЭ;
  • 2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом СПЭУ;
  • 3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве СПЭ в конкретном СПЭУ;
  • 4) ходатайствовать о внесении в постановление (определение) о назначении СПЭ дополнительных вопросов эксперту;
  • 5) присутствовать с разрешения следователя при производстве экспертизы, давать объяснения эксперту;
  • 6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта (ч. 1 ст. 198 УПК).

Перечисленные права подозреваемого и обвиняемого разъясняются ему следователем (судом) при ознакомлении с постановлением (определением) о назначении экспертизы. Если после ознакомления с постановлением (определением) подозреваемый или обвиняемый заявляет ходатайства, то они должны быть рассмотрены. В случае если ходатайство удовлетворяется, в текст постановления (определения) о назначении СПЭ вносятся соответствующие изменения. Отказ в удовлетворении ходатайства должен быть мотивирован и надлежаще оформлен.

Если на предварительном следствии выносится постановление следователя о проведении стационарной СПЭ в отношении лица, которое не содержится под стражей, то назначающий ее следователь должен обратиться в суд за вынесением решения о помещении данного лица в психиатрический стационар (ч. 1 ст. 203 УПК). Судья выносит такое решение в порядке, установленном ст. 165 УПК. Для помещения на стационарную СПЭ лица, содержащегося под стражей, судебного решения не требуется. На стадии судебного разбирательства для помещения на стационарную СПЭ любого обвиняемого достаточно судебного решения (определения) о ее назначении.

В уголовном судопроизводстве СПЭ подозреваемым, обвиняемым, подсудимым проводится без их согласия. Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных и. 4 и 5 ст. 196 УПК, а также в отношении свидетеля (ч. 5 ст. 56 УПК) производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде (ч. 4 ст. 195 УПК, ч. 3 ст. 28 Закона о судебно-экспертной деятельности).

В гражданском судопроизводстве СПЭ всегда проводится с согласия лица, которое подвергается освидетельствованию, за исключением производства по делам, касающимся признания гражданина недееспособным. Если в этих случаях лицо явно уклоняется от медицинского освидетельствования, то суд вправе вынести определение о принудительном направлении лица, в отношении которого рассматривается вопрос о его недееспособности, на СПЭ. Данное решение принимается судом в судебном заседании с обязательным участием прокурора.

Доставка подэкспертного в государственное СПЭУ организуется лицом (органом), назначившим экспертизу (ч. 3 ст. 27 Закона о судебно-экспертной деятельности). Данная обязанность не может возлагаться на самих экспертов и на СПЭУ.

При поручении производства СПЭ сотрудникам государственного СПЭУ постановление (определение) о ее назначении направляется руководителю данного СПЭУ, который в свою очередь поручает производство экспертизы конкретным экспертам из числа сотрудников данного учреждения (ч. 1 и 2 ст. 199 УПК, ч. 1 ст. 84 ГПК). Сотрудник государственного СПЭУ не вправе принимать поручение о производстве СПЭ непосредственно от органа (лица), ее назначившего, а только от руководителя учреждения, где он работает (ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности). Сотрудникам государственного СПЭУ их права и ответственность разъясняются лишь однажды при приеме на работу или при заключении трудового договора. Расписка о предупреждении об ответственности за дачу заведомо ложного заключения дается экспертом в тексте экспертного заключения или в ином документе, который составляется экспертами по результатам проведенного ими исследования.

Если проведение СПЭ назначено вне экспертного учреждения, то назначивший ее орган (лицо) вызывает эксперта, удостоверяет его личность, специальность, компетентность, отсутствие оснований для отвода и только после этого ему вручается постановление (определение) о назначении экспертизы, разъясняются его права и обязанности, он предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. О выполненных действиях в постановлении о назначении экспертизы делается отметка, которая удостоверяется подписью эксперта. В судебном заседании эксперт расписывается в протоколе судебного заседания или на специальном бланке, который приобщается к протоколу.

В этой связи возникает необходимость привлечения в процесс расследования экспертов, однако до недавнего времени Уголовный процессуальный кодекс четко говорил о том, что экспертиза проводится лишь после возбуждения уголовного дела. И это осложняло процесс раскрытия. Однако в марте 2013 года в часть 4 статьи 195 УПК РФ была внесена поправка, согласно которой судебную экспертизу можно назначать и проводить до возбуждения уголовного дела. Такие изменения в законодательстве являются значимыми. Для того чтобы установить основания возбуждения уголовного дела в случаях, когда без производства экспертизы прийти к выводам о наличии преступного деяния не представляется возможным (например, это происходит в случаях обнаружения трупа с признаками насильственной смерти, при определении вещества как наркотического, отнесении оружия к огнестрельному и прочие случаи) необходимо участие эксперта. Однако ранее в силу нечетких формулировок закона не представлялось возможным однозначно разрешить эти вопросы. При условии соблюдения всех процессуальных требований экспертизу можно считать допустимой для использования в качестве доказательства. Это же правило распространяется и на экспертизу, проведенную до возбуждения уголовного дела, поскольку в таком случае производство экспертизы до возбуждения уголовного дела не затрагивает ничьих личных интересов.

Как отмечалось выше, выводы, сделанные следователями и специалистами, не обладают доказательственной силой. Однако законом в ряде случаев требуется именно доказательственное решение специальных вопросов, которое можно получить лишь с помощью производства экспертизы. Если рассмотреть вопрос в историческом контексте, то ранее предпринимались попытки заменить экспертизу «предварительными исследованиями» с целью обоснования решения о возбуждении уголовного дела, однако такая мера только усложняет процесс, а зачастую является незаконной.

Высказывалось мнение о том, что изменение законодательства в этой сфере не только не затронет чьих-либо интересов, но и будет способствовать наиболее продуктивной работе следователей на начальном этапе расследования, т.е. до возбуждения уголовного дела. Законодательно должны быть предусмотрены и определенные ограничения, связанные с производством экспертиз, при котором имеется необходимость в получении образцов для сравнительного исследования. Согласно статье 202 УПК РФ, образцы могут быть получены в принудительном порядке. Принудительные действия до того момента, пока не возбуждено уголовное дело, допускаются лишь в строго ограниченных законом случаях.
Во всех остальных случаях экспертиза до возбуждения уголовного дела имеет огромный ряд преимуществ. Принятие новой нормы снимает некоторые значительные ограничения, которые задерживают расследование уголовного дела.

Судебно-психиатрическая экспертиза (далее – СПЭ) по уголовным делам назначается органами дознания, следствия или судом в случаях, когда для разрешения возникших в ходе производства по делу вопросов требуется проведение исследования с использованием специальных знаний в области общей и судебной психиатрии. Если проведения исследования не требуется, то возможно привлечение специалиста.
В некоторых случаях использование специальных знаний в области психиатрии осуществляется в рамках не судебно-психиатрической, а судебно-медицинской экспертизы с участием врача-психиатра. Это относится, в частности к случаям определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека при квалификации деяния по ст.111 УК РФ. Одним из признаков тяжкого вреда является психическое расстройство потерпевшего, возникновение которого должно находиться в причинно-следственной связи с причиненным вредом здоровью, т.е. быть его последствием.

1. В каких случаях назначается СПЭ?
Назначение и производство СПЭ обязательно, если необходимо установить:
1) психическое состояния подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.

  • К обстоятельствам, вызывающим такие сомнения, могут быть отнесены данные:
    об оказании лицу в прошлом психиатрической помощи (у него диагностировалось психическое расстройство, ему оказывалась амбулаторная психиатрическая помощь, он помещался в психиатрический стационар, признавался невменяемым по другому уголовному делу, негодным к военной службе по состоянию психического здоровья и т.п.);
  • о нахождении лица на обучении в учреждении для лиц с задержкой или отставанием в психическом развитии;
  • о получении лицом в прошлом черепно-мозговых травм;
  • о странности в поступках и высказываниях, свидетельствующих о возможном наличии у лица
  • психического расстройства, его собственные высказывания об испытываемых им болезненных (психопатологических) переживаниях и др.

2) психическое состояние подозреваемого, обвиняемого в совершении в возрасте старше 18 лет преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего возраста 14 лет, для решения вопроса о наличии или об отсутствии у него расстройства сексуального предпочтения (педофилии).
3) психическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда имеются основания полагать, что он является больным наркоманией;
4) психическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания.

СПЭ назначается также в целях установления оснований для применения ст.22 УК РФ к лицам с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которые во время совершения преступления не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.
СПЭ может назначаться при решении вопроса не только о назначении, но и об изменении или прекращении применения принудительных мер медицинского характера; при рассмотрении вопроса об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания в связи с наступлением у него психического расстройства.
В рамках комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы выявляется наличие оснований для применения в отношении несовершеннолетнего положений ч.3 ст.20 УК РФ. Эксперты в этом случае отвечают на вопрос о том, является ли отставание в психическом развитии несовершеннолетнего следствием психического расстройства либо нет.

2. Какие вопросы ставятся на разрешение экспертов-психиатров?

При назначении СПЭ на разрешение экспертов ставятся вопросы, позволяющие:

  • выяснить характер и степень психического расстройства:
    — во время совершения предусмотренного УК РФ общественно опасного деяния,
    — в ходе предварительного расследования или рассмотрения дела судом,
  • установить, могло ли лицо в указанные периоды осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.В связи с возможностью применения к лицу принудительных мер медицинского характера перед экспертами ставятся также вопросы о том:
  • связано ли психическое расстройство лица с опасностью для него и других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда,
  • нуждается ли такое лицо в применении принудительной меры медицинского характера и какой именно,
  • может ли это лицо с учетом характера и степени психического расстройства лично осуществлять свои процессуальные права.

3. Кому поручается производство экспертизы?
СПЭ производится:
— государственными судебными экспертами
— иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

4. Какими правами обладает лицо при назначении и производстве СПЭ?
Подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, представитель при назначении и производстве экспертизы вправе:
1) знакомиться с постановлением о назначении экспертизы;
2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении;
3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве экспертизы в конкретном экспертном учреждении;
4) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении экспертизы дополнительных вопросов эксперту;
5) давать объяснения эксперту;
6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.
Свидетель, в отношении которого производилась СПЭ, вправе знакомиться с заключением эксперта.
5. Требуется ли согласие подэкспертного на производство СПЭ?
По смыслу уголовно-процессуального закона, согласия подозреваемого, обвиняемого на проведение СПЭ не требуется.
В отношении свидетеля, а также потерпевшего (за исключением случаев, когда возникает сомнение в способности потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания) СПЭ производится с их согласия или согласия их законных представителей.
Помещение в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства экспертизы подозреваемого, обвиняемого, содержащегося под стражей, производится в порядке, предусмотренном ст. 108, 203 УПК РФ, а не содержащегося под стражей, — на основании судебного решения в порядке, предусмотренном ст. 165, 203 УПК РФ.

6. Каковы сроки пребывания лица на стационарной СПЭ?
Лицо может быть госпитализировано для производства СПЭ на срок до 30 дней (ст.30 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»). В случае необходимости по мотивированному ходатайству комиссии экспертов этот срок может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту нахождения стационара еще на 30 дней. В исключительных случаях в том же порядке возможно повторное продление срока. Общий срок пребывания лица в стационаре при производстве одной судебной экспертизы не может превышать 90 дней.

7. Какие требования предъявляются к заключению эксперта?
Заключение эксперта – письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом. Эксперт обязан провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. Если при производстве СПЭ эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении.
Структурные составляющие заключения эксперта приведены в ч.1 ст.204 УПК РФ и ст.25 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Отраслевая учетная форма № 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)» и Инструкция по ее заполнению утверждены приказом Минздрава России от 12 августа 2003 г. № 401.
В заключении эксперта указываются:
1) дата, время и место производства судебной экспертизы;
2) основания производства судебной экспертизы;
3) должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;
4) сведения об экспертном учреждении, а также ФИО эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;
5) сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;
6) вопросы, поставленные перед экспертом;
7) объекты исследований и материалы, представленные для производства СПЭ;
8) данные о лицах, присутствовавших при производстве экспертизы;
9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;
10) выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

8. Когда назначаются дополнительная и повторная экспертиза?
При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта-психиатра (комиссии экспертов), а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела может быть назначена дополнительная СПЭ, производство которой поручается тому же или другому эксперту (экспертам). В зависимости от характера вопросов и объема исследуемых материалов дополнительная экспертиза может быть произведена в судебном заседании.
Под недостаточной ясностью следует понимать невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, методики исследования, смысла и значения признаков, выявленных при изучении объекта, критериев оценки выявленных признаков, которые невозможно устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу.
Неполным является такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленных вопросов.

В случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта (экспертов) или наличия противоречий в выводах эксперта (экспертов) по тем же вопросам судом может быть назначена повторная СПЭ. Ее производство поручается другому эксперту (экспертам). Замена производства повторной экспертизы, если имеются основания для ее производства, допросом эксперта не допускается.
Необоснованным следует считать такое заключение, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования.
Повторную экспертизу суд также вправе назначить, если установит факты нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве экспертизы, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов.

9. Какие правила должны соблюдаться при исследовании и оценке заключения эксперта в суде?
Заключение и показания эксперта являются доказательствами по делу (п.3 ч.2 ст.74 УПК РФ). Они, как и все другие доказательства (ст.240 УПК РФ), подлежат непосредственному исследованию в судебном заседании.
Заключение эксперта не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и оценивается судом по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. Суд учитывает квалификацию эксперта, выясняет, были ли ему представлены достаточные материалы и надлежащие объекты исследования. Суд в приговоре указывает, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования. Суд не должен ограничиваться лишь ссылкой на экспертное заключение.

Ю.Н.Аргунова — эксперт в области обеспечения прав лиц с психическими расстройствами КМКИ.

Верховный Суд Удмуртской Республики (Удмуртская Республика) — Уголовное

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

суда кассационной инстанции
г. Ижевск 3 августа 2018 года
Президиум Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:
Председательствующего – Суханова Ю.В.,
членов Президиума: Берша С.И., Никулина А.Л., Полушкина А.В.
при секретаре Утробине А.С.
рассмотрел материалы дела по кассационной жалобе потерпевшей З.Л.Б. о пересмотре постановления Сюмсинского районного суда Удмуртской Республики от 31 октября 2017 года и апелляционного постановления Верховного Суда Удмуртской Республики от 6 февраля 2018 года.
Постановлением Сюмсинского районного суда Удмуртской Республики от 31 октября 2017 года удовлетворено ходатайство следователя о помещении
З.Л.Б., ДД.ММ.ГГГГ, признанной по уголовному делу № № потерпевшей,
в психиатрический стационар для производства стационарной судебно — психиатрической экспертизы.
Апелляционным постановлением Верховного Суда Удмуртской Республики от 6 февраля 2018 года постановление суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе потерпевшая З.Л.Б. ставит вопрос об отмене судебных решений в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.
Заслушав доклад судьи Зиминой Е.Г., изложившей обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы и мотивы вынесения постановления о передаче жалобы с материалами дела для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выслушав представителя потерпевшей З.Л.Б. – Дорофееву Я.Г., поддержавшую жалобу в полном объеме, мнение заместителя прокурора Удмуртской Республики Перевощикова А.И., полагавшего необходимым судебное решение отменить, Президиум
установил:

постановлением Сюмсинского районного суда Удмуртской Республики от 31 октября 2017 года удовлетворено ходатайство следователя о помещении З.Л.Б., признанной по уголовному делу № № потерпевшей, в психиатрический стационар для производства стационарной судебно — психиатрической экспертизы.
В кассационной жалобе потерпевшая З.Л.Б. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считает их незаконными ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Приводит доводы о том, что суды необоснованно применили ст. 203 УПК РФ, предусматривающую помещение в стационар только подозреваемого или обвиняемого, в отношении нее как потерпевшей в соответствии с п. 4 ст. 196 УПК РФ могла быть назначена только амбулаторная экспертиза. Считает, что нарушены ее права как потерпевшей, в нарушение уголовно-процессуального закона ей не разъяснены права, предусмотренные пунктами 5, 9, 11 ч. 2 ст. 42 и ст. 198 УПК РФ, в том числе заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении. Судам первой и апелляционной инстанций приводила доводы о том, что не доверяет экспертам экспертного учреждения, указанного в постановлении о назначении экспертизы, однако ее доводы оставлены без рассмотрения. Кроме того, суд второй инстанции проигнорировал ее довод об отсутствии оснований для проведения экспертизы, поскольку предварительное следствие по уголовному делу было возобновлено. Выражает несогласие с выводом суда первой инстанции о необходимости назначения стационарной экспертизы на том основании, что отказалась от прохождения амбулаторной экспертизы, поскольку от проведения экспертизы не отказывалась. Просит судебные решения отменить, производство по ходатайству следователя прекратить.
Изучив материалы дела, проверив доводы кассационной жалобы потерпевшей, Президиум считает необходимым судебные решения отменить на основании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлиявшим на исход дела.
Согласно ст. 28 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» круг лиц, которые могут быть направлены на судебную экспертизу в принудительном порядке, определяется процессуальным законодательством Российской Федерации; в случае, если в процессуальном законодательстве Российской Федерации не содержится прямого указания на возможность принудительного направления лица на судебную экспертизу, государственное судебно-экспертное учреждение не вправе производить судебную экспертизу в отношении этого лица в принудительном порядке.
В соответствии с п. 4 ч. 5 ст. 42 УПК РФ потерпевший не вправе уклоняться от производства в отношении него судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласия.
Согласно ч. 4 ст. 195 УПК РФ судебная экспертиза в отношении потерпевшего производится с его согласия, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4 и 5 ст. 196 УПК РФ.
В соответствии с п. 4 ст. 196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникают сомнения в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания.
Согласно ст. 29 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в случае возникновения при назначении или производстве судебно-психиатрической экспертизы необходимости обследования лица в стационарных условиях оно госпитализируется в соответствующую медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, на основании постановления или определения о назначении судебной экспертизы; порядок госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, определяется процессуальным законодательством Российской Федерации.
В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» разъяснено, что недопустимо назначение и производство судебной экспертизы в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4, 5 ст. 196 УПК РФ, без его согласия либо согласия его законного представителя, которое дается указанными лицами в письменном виде (пункт 7); исходя из положений, указанных в пунктах 5, 9, 11 ч. 2 ст. 42 УПК РФ, ст. 198 УПК РФ, суду надлежит обеспечить потерпевшему возможность знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы независимо от ее вида и с полученным на ее основании экспертным заключением либо с сообщением о невозможности дать заключение; право заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, о привлечении в качестве эксперта указанного им лица либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о внесении в определение (постановление) о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту (пункт 8).
Как следует из материалов дела, следователем Т.А.В. 9 октября 2017 года вынесено постановление о назначении психиатрической судебной экспертизы в отношении потерпевшей З.Л.Б.; 11 октября 2017 года З.Л.Б. ознакомлена с постановлением следователя; 13 октября 2017 года следователем составлен рапорт о том, что З.Л.Б. позвонила и сообщила, что отказывается ехать в г. Ижевск для проведения в отношении нее психиатрической экспертизы, не доверяет врачам , в любую другую больницу поедет.
Из материалов дела также следует, что права, предусмотренные пунктами 5, 9, 11 ч. 2 ст. 42 и ст. 198 УПК РФ, в том числе заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, при назначении экспертизы в отношении потерпевшей З.Л.Б. не разъяснялись. Следователем разъяснено только право, предусмотренное ч. 2 ст. 198 УПК РФ, то есть право на ознакомление с заключением эксперта. Возможность проведения экспертизы экспертами не принимавшими участие в освидетельствовании З.Л.Б. в 2013 году, не рассматривалась.
26 октября 2017 года следователем Т.А.В. с согласия руководителя следственного органа вынесено постановление о возбуждении перед судом ходатайства о помещении потерпевшей З.Л.Б. в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы.
31 октября 2017 года судьей Сюмсинского районного суда Удмуртской Республики ходатайство следователя удовлетворено. Принятое решение мотивировано тем, что проведение экспертизы в отношении потерпевшей З.Л.Б. носит обязательный характер, З.Л.Б. отказывается проходить экспертизу добровольно в амбулаторных условиях, возникает необходимость проведения экспертизы в стационарных условиях, З.Л.Б. подлежит помещению в психиатрический стационар по решению суда.
Апелляционным постановлением Верховного Суда Удмуртской республики от 6 февраля 2018 года постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.
Доводы потерпевшей З.Л.Б., изложенные в кассационной жалобе, о том, что она не отказывалась от прохождения экспертизы, но выразила недоверие экспертам , заявлены потерпевшей изначально, что нашло отражение в рапорте следователя, а также доведены З.Л.Б. до судов первой и апелляционной инстанций.
В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.
Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.
Согласно требованиям ст. 7 и ст. 389.28 УПК РФ апелляционное постановление должно быть законным, обоснованным и мотивированным, в апелляционном постановлении, наряду с иными, должны быть указаны доводы лица, подавшего апелляционную жалобу, мотивы принятого решения.
Как следует из судебных решений, доводам потерпевшей З.Л.Б. о недоверии экспертам и согласии пройти экспертизу в другой больнице, о нарушении ее процессуальных прав, об отсутствии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для назначения стационарной судебно-психиатрической экспертизы судами оценки не дано.
При таких обстоятельствах, учитывая, что судами допущены существенные нарушения уголовного-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, доводы кассационной жалобы потерпевшей З.Л.Б. о пересмотре судебных решений заслуживают внимания и подлежат удовлетворению.
Согласно п. 2 ч. 1 ст. 401.14 УПК РФ в результате рассмотрения уголовного дела суд кассационной инстанции вправе отменить приговор, определение и постановление суда и все последующие судебные решения и прекратить производство по данному делу.
Согласно ст. 28 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» при отсутствии в процессуальном законодательстве Российской Федерации прямого указания на возможность принудительного направления лица на судебную экспертизу, государственное судебно-экспертное учреждение не вправе производить судебную экспертизу в отношении этого лица в принудительном порядке.
В соответствии с ч. 4 ст. 195 УПК РФ судебная экспертиза в отношении потерпевшего производится с его согласия, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4 и 5 ст. 196 УПК РФ.
В соответствии с п. 4 ст. 196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникают сомнения в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания.
Производство судебной экспертизы в отношении потерпевшего без получения его согласия допускается исключительно в установленных статьей 196 УПК РФ случаях, когда назначение и производство экспертизы является обязательным. Законность данного исключения подтверждена Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 2016 года № 88-О.
Статьей 29 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» определен порядок и основания помещения лица в медицинскую организацию, оказывающую помощь в стационарных условиях.
В соответствии со ст. 203 УПК РФ предусмотрена возможность помещения в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства судебной экспертизы подозреваемого или обвиняемого, если при назначении или производстве судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость в их стационарном обследовании.
Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации не содержит указаний на возможность помещения потерпевшего в принудительном порядке в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства стационарной судебно — психиатрической экспертизы. Помещение в такую организацию потерпевшего осуществляется только с его согласия.
Из материалов дела следует, что следователем Т.А.В. с согласия руководителя следственного органа вынесено постановление о возбуждении перед судом ходатайства о помещении потерпевшей З.Л.Б. в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы без предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством оснований.

При таких обстоятельствах постановление Сюмсинского районного суда Удмуртской Республики от 31 октября 2017 года и апелляционное постановление Верховного Суда Удмуртской Республики от 6 февраля 2018 года подлежат отмене, а производство по ходатайству следователя подлежит прекращению.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.13 – 401.16 УПК РФ, Президиум

постановил:

кассационную жалобу потерпевшей З.Л.Б. удовлетворить частично.
Постановление Сюмсинского районного суда Удмуртской Республики от 31 октября 2017 года и апелляционное постановление Верховного Суда Удмуртской Республики от 6 февраля 2018 года в отношении З.Л.Б. отменить.
Производство по ходатайству следователя о помещении З.Л.Б. в психиатрический стационар для производства стационарной судебно — психиатрической экспертизы прекратить.
Председательствующий подпись Ю.В. Суханов

Суд:

Верховный Суд Удмуртской Республики (Удмуртская Республика)

Судьи дела:

Зимина Екатерина Геннадьевна (судья)

Комментарии к ст. 195 УПК РФ

1. О понятии экспертизы см. коммент. к п. 49 ст. 5.

Экспертизу как основную форму использования специальных познаний необходимо отличать от других форм: 1) использования специальных познаний самим следователем, например, при изъятии следов во время следственных действий; 2) помощи специалиста (ст. 58 УПК), которая, в свою очередь, может состоять из: а) содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применения технических средств в исследовании материалов дела. Такие действия являются несамостоятельным исследованием, производятся в рамках других следственных действий; б) содействия в постановке вопросов эксперту. Эта деятельность составляет элемент назначения экспертизы, будучи ее подготовительным этапом; в) дачи разъяснений по специальным вопросам в форме показаний или письменных заключений; 3) использования результатов так называемых непроцессуальных специальных исследований (акты ведомственных экспертиз, например товарных; ревизий, аудиторских проверок, калькуляции стоимости ремонта поврежденного автомобиля и т.д.). Все такие исследования проходят вне уголовно-процессуальной формы, а их результаты приобщаются к делу в качестве иных документов (ст. 84 УПК). Такие исследования в отличие от экспертизы не обеспечены процессуальными условиями и гарантиями, поэтому после возбуждения уголовного дела вместо них может, а в ряде случаев и должна назначаться судебная экспертиза.

Подобные иные документы и письменные заключения специалиста следует отличать от специальных исследований, проводимых до возбуждения уголовного дела в основном по заданию оперативно-розыскных подразделений органов дознания (так называемые экспресс-исследования), например, по определению того, относится ли изъятый предмет к холодному оружию, вещество — к наркотикам и т.д. Такие исследования проводят, как правило, штатные сотрудники экспертно-криминалистических подразделений органов дознания. На наш взгляд, такие исследования относятся к числу оперативно-розыскных мероприятий («исследование предметов и документов» — п. 5 ч. 1 ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»), результаты которых не могут считаться доказательствами даже в виде иных документов. Ведь признавать за ними доказательственное значение — значит соглашаться с явочным проведением экспертиз до возбуждения уголовного дела, что обесценивало бы законодательный запрет на производство здесь этого вида следственных действий. Значение подобных экспресс-исследований состоит лишь в установлении оснований для возбуждения (или отказа в возбуждении) уголовного дела. Их нельзя рассматривать как заключения специалиста (ч. 3 ст. 80 УПК), ибо согласно прямому указанию ч. 1 ст. 58 УПК специалист — это лицо, привлекаемое к участию лишь в процессуальных, т.е. предусмотренных уголовно-процессуальным законом действиях, а экспресс-исследования ему неизвестны. Этот вывод справедлив и для так называемых актов судебно-медицинских освидетельствований, ранее обычно проводившихся до возбуждения соответствующих уголовных дел по поручению органов предварительного расследования. Единственным источником регулирования для таких «освидетельствований» являлся Приказ Министерства здравоохранения СССР от 11 декабря 1978 г. N 1208 «О введении в практику общесоюзных Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений». Следует, однако, учитывать, что 17 августа 2007 г. Постановлением Правительства РФ утверждены новые Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, которые не предусматривают подобного действия. К тому же следует учесть, что подзаконными нормативными актами уголовно-процессуальные отношения регулироваться не могут. Нельзя считать эти акты и результатами непроцессуальных ведомственных исследований, которые, как указано нами выше, могут приниматься в процессе в качестве иных документов, так как объективно, будучи назначены не отдельно от уголовного процесса, а по требованию органов предварительного расследования, они фактически дублируют заключения судебно-медицинских экспертов.

При применении норм главы 27 УПК РФ необходимо учитывать ФЗ от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», который подлежит применению в части, не противоречащей УПК.

2. Экспертиза является следственным действием, поэтому на нее распространяются общие правила производства следственных действий. См. коммент. к ст. 164. Основанием для назначения экспертизы является необходимость установления фактов с помощью заключения эксперта — особого источника доказательств. Вопрос об этой необходимости решается субъектом, ведущим производство по делу. Однако в некоторых случаях назначение экспертизы является обязательным. См. коммент. к ст. 196. Специальными условиями для назначения экспертизы являются достаточность объектов для исследования, наличие научно обоснованной экспертной методики по данному предмету и по общему правилу согласие свидетеля и потерпевшего на их исследование.

3. Часть 1 комментируемой статьи предъявляет специальные требования к содержанию постановления о назначении экспертизы (его мотивированности). При этом особое внимание следует обратить на следующие моменты: а) поставленные перед экспертом вопросы должны полно охватывать устанавливаемый факт, иметь недвусмысленную формулировку и не выходить за пределы специальных познаний эксперта. Для этого полезно ознакомиться с методическими рекомендациями для данного вида экспертиз и получить консультацию самого эксперта или специалиста (ч. 1 ст. 58 УПК); б) в постановлении должны быть указаны индивидуальные признаки объектов экспертизы, их упаковка, чтобы исключить сомнение в подмене объектов; в) если экспертиза производится вне экспертного учреждения (ч. 5 ст. 199 УПК), то предварительно следователь устанавливает компетентность эксперта и отсутствие оснований для его отвода, что также отражается в материалах дела и в постановлении о назначении экспертизы.

4. Государственным судебным экспертом является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей (ст. 12 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…»). О судебно-экспертных учреждениях см. коммент. к п. 60 ст. 5. Производство экспертизы по уголовному делу может быть поручено и «иному эксперту из числа лиц, обладающих специальными познаниями». Это может быть «частный» эксперт (сотрудник негосударственного экспертного учреждения, обладающий соответствующей лицензией специалист) или любое другое физическое лицо, обладающее необходимыми познаниями. При этом государственный судебный эксперт не вправе осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта, принимать поручения о производстве судебной экспертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения (ст. 16 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности..»). Производство судебно-психиатрических экспертиз допускается только в государственных судебно-экспертных учреждениях, относящихся к ведению федерального органа исполнительной власти (ч. 5 ст. 11 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…»).

5. С постановлением о назначении экспертизы должны быть ознакомлены: а) каждый подозреваемый и обвиняемый по данному делу и их защитники. Ознакомление с постановлением должно состояться даже тогда, когда экспертиза проведена до появления в деле подозреваемого и обвиняемого. О правах данных лиц при ознакомлении см. коммент. к ст. 198; б) потерпевший, в отношении которого назначена экспертиза, его представители (ч. 2 ст. 198 УПК); в) потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, если экспертиза была назначена по их ходатайству (п. 9 ч. 2 ст. 42; п. 10 ч. 4 ст. 44; ч. 2 ст. 159 УПК); г) адвокат и законные представители свидетеля, если экспертиза производится в его отношении. Ознакомление с постановлением о назначении экспертизы предполагает некоторое изучение и объектов экспертизы, а также данных, свидетельствующих о надлежащей квалификации эксперта .

См.: Определение КС РФ от 18 декабря 2003 г. N 429-О.

6. Комментируемая статья прямо не предусматривает возможность принудительного экспертного исследования свидетеля. Однако она конкурирует с содержанием ч. 5 ст. 56 УПК, в которой предусмотрено принудительное производство экспертизы в отношении свидетеля в случаях, когда необходима оценка достоверности его показаний (ч. 1 ст. 179 УПК). Сопоставление данных норм и отсутствие специальных указаний о принудительном исследовании потерпевшего (ст. 42 УПК) приводят к выводу о приоритете нормы ч. 5 ст. 56 УПК как специальной. В то же время для оценки достоверности показаний свидетеля назначение экспертизы является необязательным (ст. 196 УПК).