Истина в уголовном процессе

Если по мнению А. И. Трусова оценка доказательств является «душой доказательств», то само достижение «истины» либо того, что необходимо доказать является «сердцевиной уголовного процесса доказывания».

А что же собой представляет сама «истина» в уголовном судопроизводстве? Какие критерии истины при производстве по уголовным делам? Какими свойствами должна обладать истина в уголовном процессе? На все эти вопросы современные ученые-процессуалисты отвечают по-разному.

По своей сущности истин бывает несколько: обыденная или житейская, научная истина, художественная истина и истина нравственная. В целом же форм истины почти столько, сколько видов занятий. Особое место среди них занимает научная истина, характеризующаяся рядом специфических признаков. Прежде всего, это направленность на раскрытие сущности в отличие от обыденной истины. Кроме того, научную истину отличает системность, упорядоченность знания в ее рамках и обоснованность, доказательность знания. Наконец, научную истину отличает повторяемость и общезначимость, интерсубъективность.

Прежде чем ответить на вопрос, что собой представляет «истина» в уголовном судопроизводстве, необходимо понять саму природу истины, используя философское ее значение. Философия выделяет несколько теорий самой природы истины. Так, различают теории корреспондентской истины, когерентной истины и прагматической истины. Для определения в уголовном судопроизводстве понятия «истины» необходимо использовать несколько положений вышеназванных теорий истины.

Истина в уголовном судопроизводстве основывается на теории корреспондентской истины, в основе которой лежит идея соответствия (корреспонденции) между фактами и высказываниями об этих фактах4. Речь в данном случае идет об истине как свойстве высказываний, суждений или представлений, убеждений о чем-то внешнем по отношению к самим высказываниям. Иными словами высказывания, суждения, или представления, убеждения определяются как истинные или ложные5. Критерий их истинности находится вне их, т.е. если они соответствуют положению дел, которые подтверждаются соответствующими фактами, — то они истинные, если нет — то они ложные.

Так, возьмем в качестве примера утверждение о том, что гражданин Сидоров умышленно причинил тяжкий вред здоровью гражданину Павлову. Данное высказывание является истинным, и оно истинно не потому, что само высказывание обладает определенными свойствами, которые можно определить путем его анализа, а потому, что в прошлом произошло некое событие, являющееся абсолютно внешним по отношению к высказыванию, и которое тем не менее соотносится (корреспондируется) с этим высказыванием в связи с тем, что у гражданина Павлова налицо соответствующий тяжкий вред здоровью. Утверждение или вера, что именно гражданин Сидоров умышленно причинил тяжкий вред здоровью гражданину Павлову, являются ложными, независимо от того, насколько искренне или твердо верит в это дознаватель, следователь, прокурор и суд. Оно ложно в силу некоего события, имевшего место независимо от этого высказывания и не согласующегося с этим высказыванием, в силу того, что именно гражданин Сидоров в момент причинения тяжкого вреда здоровью гражданину Павлову находился в другом городе и не мог причинить вообще данный вред здоровью. Данные примеры подтверждают, что истина и ложь являются свойствами убеждения, которые в свою очередь основываются на внешних свойствах.

Условием истинности убеждения являются всевозможные объекты убеждения. Одним из объектов убеждения выступает сознание. То сознание, которое во что-то верит, является истинным при наличии соответствующего комплекса, который включает в себя объекты сознания, а не само сознание. Соответствие всего комплекса объектов сознания обеспечивает истину, а его отсутствие порождает ложь. Само же сознание формирует в первую очередь мнение, и как только мнение сформировано, то сознание не может сделать мнение истинным или ложным. То, что делает мнение истинным, основывается на каких-то сведениях, и эти сведения не зависят от сознания того, кто думает о них каким-то образом. Они существуют сами по себе.

Если истина связана с сознанием, то она представляет логическую характеристику, которая зависит от знания и от знания о самих сведениях. Таким образом, в уголовном судопроизводстве истина в первую очередь основывается на каких-то сведениях, имеющих место в прошлом, и на знании о них. Достижение истины это установление соответствующих сведений, которые в уголовном судопроизводстве в общем виде именуются предметом доказывания либо обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу. Речь в данном случае идет об установлении всех элементов предмета доказывания, которые в настоящее время нашли свое отражение в ст. 73 УПК. Данного мнения придерживается и И.Л. Петрухин, который утверждал, что достижение истины есть достоверное установление всех элементов предмета доказывания. В связи с тем, что все факты, связанные с совершенным преступлением, регламентированы соответствующим нормативно-правовым актом, т.е. УПК, то в уголовном судопроизводстве истина является юридической.

Если мы определились с понятием, что любое мнение будет истинным в случае, если оно основывается на сведениях, которые по своей сути должны обладать определенными критериями, а также на знаниях об этих сведениях, то истина должна быть достоверной. Само понятие достоверности обозначает верный, не вызывающий сомнений. С точки зрения философии достоверность обозначает наличие знания, в истинность которого члены данного сообщества, находящиеся на данном историческом этапе его развития, верят на основании признаваемых доводов. В уголовном судопроизводстве истина также должна обладать таким критерием, как достоверность.

Так, Л. Е. Владимиров отмечал, что «уголовно-судебная достоверность есть такое стечение вероятностей, вытекающих из представленных на суде доказательств, которые способны привести судью к внутреннему убеждению о том, что прошлое событие, составляющее предмет исследования, имело место в действительности». Практически данного мнения придерживается и А. В. Смирнов, утверждающий, что «достоверность — впрочем, так же как и вероятность, лишь представление об истине в нашем сознании, характеристики доказательности знания». Другой точки зрения придерживался М. С. Строгович, считавший, что «достоверность — это то же самое, что истинность. То, что достоверно, то и является истинным, так как находится в соответствии с действительностью». Более правильным являются позиции, высказанные Л. Е. Владимировым и Л. В. Смирновым.

Если обратимся к предыдущему примеру, то факт причинения гражданином Сидоровым умышленного тяжкого вред здоровью гражданину Павлову подтверждается показаниями свидетеля Соколова. Можем ли мы утверждать, что истинным является то, что в действительности Сидоров совершил данное преступление, основываясь на показаниях свидетеля Соколова, который страдает близорукостью (миопией). Безусловно, факт совершения преступления гражданином Сидоровым не может быть истинным в силу того, что показания свидетеля Соколова неверные, вызывают сомнения в силу наличия у свидетеля Соколова близорукости (миопии), и, следовательно, не достоверные. На данном примере очевидно, что утверждение о том, что гражданин Сидоров совершил данное преступление будет считаться истинным для следователя, дознавателя, прокурора и суда, если оно основывается на показаниях свидетеля Соколова, которые являются достоверными и не вызывают сомнения в их верности.

Тем самым данный пример подтверждает, что истина в уголовном судопроизводстве основывается на определенных сведениях и знаниях об этих сведениях, которые по своей природе должны быть достоверными, не вызывающими сомнения.

Другим критерием истинности является понятие вероятности, которое обозначает — возможность, допустимость. И оно формирует в первую очередь достоверность. Сама же вероятность складывается из определенных знаний о факте, на котором основывается истина в уголовном судопроизводстве. Если бы мы не знали о том, что свидетель Соколов страдает близорукостью (миопией), то его показания, изобличающие в совершении преступления гражданина Сидорова, были бы достоверными, но в силу знания, что свидетель Соколов страдает данной болезнью, вероятность признания его показаний достоверными незначительная.

Сам же факт, на котором основывается истина в уголовном судопроизводстве, по своей природе представляет некую эмпирическую реальность, отображенную информационными средствами.

Положение о том, что истина, которая основывается в первую очередь на фактах, имеющих место в прошлом, свидетельствует о том, что достижение истины это установление соответствующих фактов, и, следовательно, для истины будет характерно понятие объективности. Кроме того, объективная истина в уголовном судопроизводстве представляет собой такое содержание наших знаний о совершенном преступлении, которое не зависит ни от следователя, дознавателя, прокурора и суда, ни от самого обвиняемого, подсудимого. Если знания дознавателя, следователя, прокурора и судьи о совершенном преступлении — это субъективный образ объективного мира, то объективное в этом образе и есть объективная истина.

Понятие содержания объективной истины в уголовном судопроизводстве всегда соответствовало таким критериям, как объективность, всесторонность и полнота исследования обстоятельств дела’. Но современный уголовный процесс отказался от объективной истины в рамках того назначения уголовного судопроизводства РФ, которое определено ст. 6 УПК, а также развивающегося принципа состязательности уголовного процесса. В этой связи суд, как участник уголовного судопроизводства, в рамках реализации функции разрешения уголовного дела не должен осуществлять деятельность по объективному, всестороннему, полному исследованию обстоятельств дела, так как это противоречит принципу состязательности уголовного судопроизводства. Кроме того, суд в рамках функции разрешения дела должен создать условия для исследования доказательств сторонами в уголовном судопроизводстве. Речь в данном случае идет о том, что суд лишь стремится к достижению истины путем создания определенных условий другим участникам уголовного судопроизводства.

УДК: 343.14

ББК: 67.410.2

Божко А.П., Калентьева Т.А.

ИСТИНА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ: НУЖНА ЛИ ОНА НАМ СЕГОДНЯ?

Bozhko A.P., Kalenteva T.A.

TRUTH IN CRIMINAL PROCESS: DO WE NEED IT TODAY?

Ключевые слова: объективная истина, формальная (юридическая) истина, уголовное судопроизводство, истина, законопроект, цель доказывания, доказательственное право.

Аннотация : статья посвящена извечному вопросу: «быть или не быть истине в уголовном процессе?». Данный вопрос уже не одно десятилетие волнует умы ученых-процессуалистов и практиков. В очередной раз исследуется возможность достижения объективной истины в рамках уголовного процесса как цели познания. Анализируются различные взгляды на проблему, возможность и необходимость возвращения к объективной истине. На основе юридической герменевтики анализируются нормы доказательственного права, содержащиеся в УПК РСФСР и УПК Российской Федерации. При помощи логического метода определения понятий предпринимается попытка дать определение истине в уголовном процессе. При помощи метода обработки и изучения судебной практики приводятся примеры, иллюстрирующие необходимость устанавливать истину по уголовному делу.

В статье исследуются причины, препятствующие достижению объективной истины в современном уголовном судопроизводстве. Авторами предпринимается попытка выявить соотношение объективной и формальной истины для уголовного процесса в России. Предлагаются пути решения многолетнего дискуссионного вопроса об истине в уголовно-процессуальной науке.

Современное российское правовое регулирование уголовного судопроизводства интенсивно меняется. В процессе постоянного реформирования законодательства, регламентирующего уголовный процесс, важнейшая роль принадлежит вопросам уголовно-процессуального доказывания, среди которых особенно значимым является вопрос об установлении истины по уголовному делу. Классические философские понятия, такие как объективность, истина, реальность не находят подтверждений опре-

деленности их смысла.

Любая деятельность человека направлена на достижение конкретной цели. Согласно толковому словарю русского языка С.И. Ожегова цель — это «предмет стремления, то, что надо, желательно осуще-ствить1». Для уголовного процесса, как и для любой другой человеческой деятельности, несомненно, цель необходима и важна. Доктор юридических наук, профессор

1 Ожегов, С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1989. С. 687.

Н.И. Кулагин обосновывал важность выбора цели, а последствием ошибки называл отсутствие социально-полезного результата1. Ученые-процессуалисты, изучающие институт теории доказательств в уголовном процессе, в большинстве своем придерживаются мнения о том, что цель доказывания в уголовном судопроизводстве — установление истины, но дискуссионным и широко обсуждаемым остается вопрос о характере истины для того, чтобы она отвечала нуждам российского уголовного судопроизводства. Кроме того, в странах континентальной правовой семьи принцип объективной истины является одним из важнейших в уголовном процессе. Проблема определения истины является одной из ключевых в теории уголовно-процессуального права.

В 2014 году в Государственную Думу Российской Федерации депутатом Александром Ремезковым был внесен законопроект № 440058-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу» (далее — законопроект №440058-6)2 В пояснительной записке указывалось на невозможность реализации назначения уголовного процесса без выяснения обстоятельств уголовного дела в том виде, в каком они были в действительности, то есть без установления объективной истины, как следствие — недостоверные данные, полученные при принятии итогового решения судом, могут стать причиной допущения ошибки при уголовно-процессуальной оценке деяния, оправдании виновного или осуждении невиновного. Следовательно, процесс доказывания по уголовному делу должен быть ориентирован на достижение объективной истины как необходимое условие в двух целях: во-первых, справедливого

2 Проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу» // Следственный комитет Российской Федерации. URL: http: // www.sladcom.ru/document/1136/ (дата обращения: 15.12.2018).

правосудия, а во-вторых, правильности разрешения дела.

На сегодняшний день проект закона № 440058-6 не принят в связи с отсутствием единого мнения о необходимости введения института установления объективной истины в уголовном судопроизводстве.

Дискуссионный вопрос об установлении истины в уголовном процессе находит свое отражение во множестве работ ученых. Необходимо отметить, что в России уголовное судопроизводство исторически было ориентировано на достижение истины. Известный юрист-правовед, выдающийся адвокат В. Д. Спасович писал о том, что доказательства — это «познание известных явлений через призму связей между предметами, что приводит нас к известному убежде-нию»3. Однако существование истины не зависит от того, доказана она или нет, поэтому доказательство не является средством создания истины. Критерием истинности или ложности является соответствие (несоответствие) любого факта реальной действительности, в связи с этим доказательство не является источником знания об истине. Целью уголовно-процессуальной деятельности в период советского государства второй половины XX века было достижение истины по уголовному делу. Статья 20 УПК РСФСР, действовавшего в период с 01.01.1961 по 30.06.2002, закрепляла принцип полного, всестороннего, объективного исследования обстоятельств уголовного дела, направленный на установление объективной истины. Кроме того, ст. 243 УПК РСФСР содержала обязанность председательствующего принимать все меры для установления истины в судебном заседании. Таким образом, в УПК РСФСР была четко закреплена обязанность установления объективной истины для органов расследования, прокурора и суда. Однако действующий Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее — УПК РФ)4 не

3 Спасович, В.Д. О теории судебно-уголовных доказательств в связи с судоустройством и судопроизводством. СПб., 1861. С. 7-8.

содержит понятия объективной истины, а также не закрепляет обязанность установления объективной истины по уголовному дела судом, прокурором, следователем, органом дознания, дознавателем. Советский и российский философ А.В. Смирнов называет критерием демократического, цивилизованного и справедливого судопроизводства принцип состязательности1. Так, российский уголовный процесс приобрел черты англо-американской модели уголовного судопроизводства и на сегодняшний день базируется на концепции состязательности уголовного процесса. Здесь необходимо отметить тот факт, что в тех странах (Великобритания, США), где тип уголовного процесса является состязательным, в философии ученых существует мнение о том, что истина недостижима2. Указанное мнение объясняется тем, что факты, которые имели место в прошлом и отделены от нас хотя бы малым промежутком времени, невозможно познать, что исключает из задач правосудия задачу установления истины в принципе. В условиях состязательного процесса суд должен вынести приговор, основываясь исключительно на совокупности доказательств, представленных в судебное заседание сторонами. Принцип состязательности не предусматривает активной роли суда. Процесс познания в рамках состязательного правосудия сводится, по сути, к подсчету доказательств: «у кого больше доказательств». Здесь цель уголовного судопроизводства — рассмотрение самого возникшего судебного спора. В таких условиях у органов, на которых возложены обязанности по доказыванию в рамках уголовного судопроизводства, автоматически исчезает обязанность по установлению истины в уголовном деле. Суд в описанной выше ситуации, несмотря на сомнения в полноте и всесторонности доказательств, выносит свое решение, опираясь на доказательства, предоставленные сторонами.

Верховный Суд Российской Федерации рассмотрел законопроект ФЗ №4400586 и указал на соответствие принципу состя-

1 Смирнов, А.В. Состязательный процесс. СПб., 2001. С. 18.

2 Posner Richard A.The problems of jurispru-dence.London, 1990.P. 206.

зательности в целом и назначению уголовного судопроизводства в частности обязанности лиц, которые осуществляют предварительное расследование, полно, объективно и всесторонне исследовать обстоятельства уголовного дела. При этом Верховный Суд РФ отметил, что при наличии препятствий для правильного рассмотрения уголовного дела, указанные должностные лица и государственные органы должны инициировать процедуры по устранению таких препятствий. Также он указал, что в связи с тем, что термин «объективная истина» не носит правовой характер и не закреплен в УПК РФ, он полагает целесообразным закрепить в УПК РФ всесторонность, полноту и объективность в качестве принципа и привести нормы УПК РФ в соответствие с этим принципом. Как правильно отмечает Т.В. Шутемова, в одной из своих статей, «тем самым (ВС РФ — авт.) признал необходимость установления объективной истины в уголовном процессе»3. Но эта формулировка может, в свою очередь, повлечь за собой возвращение суду активной роли в процессе.

Признание Верховным Судом РФ необходимости установления объективной истины в уголовном процессе отнюдь не повлекло введение в действующий УПК РФ ни термина «объективная истина», ни термина «истина». На наш взгляд, одной из причин, препятствующей внесению вышеуказанных поправок в УПК РФ, является философская природа самого понятия «истина», которая неоднократно рассматривалась и рассматривается в научной литературе. Одни авторы (М.С. Строгович4, А.А. Старченко5, Ф.Г. Кнышев6) убеждены

3 Шутемова, Т.В. Криминалистические аспекты оценки прокурором полноты, всесторонности и объективности расследования на завершающем этапе досудебного производства по уголовным делам о бандитизме // Вестник Волжского университета имени В.Н. Татищева. 2016. № 4.C. 184.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 Строгович, М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955. С. 69-79.

5 Старченко, А.А. Методологические проблемы судопроизводства // Вестник МГУ. Серия 8. Экономика, философия. 1963. № 4. С. 38-50.

6 Кнышев, Ф.Г. Характер истинности судебных определений // Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия. Ставрополь, 1965. С. 83-92.

в том, что в ходе судебного процесса имеется вероятность установление абсолютной истины, другие авторы (С.О. Голунский1, В.С. Тадевосян2, Л.Т. Ульянова3) считают, что судебная истина носит относительный характер. Отдельные авторы (Н.Н. Полянский4, А. Ривлин5) полагают, что в уголовном процессе устанавливается объективная истина, а установление абсолютной и относительной истин возможно лишь в философии. Соглашаясь с точкой зрения о возможности познания в уголовном процессе объективной истины, Е.А. Доля, тем не менее, включает в её содержание обстоятельства совершенного преступления, их уголовно-правовую оценку и меру наказания . Ю.К. Орлов полагает, что «истина, постигаемая при квалификации деяния, носит чётко выраженный формальный характер»7 и предлагает использовать термин «формальная (семантическая) истина». Позиция М.А. Золотова и Е.В. Писарева нам представляется наиболее верной и обоснованной, поскольку ни один из участников уголовного процесса не обладает достаточной полнотой сведений об обстоятельствах со-

8 о

вершенного преступления . В связи с особенностями человеческого восприятия одни и те же события в сознании разных участников могут быть запечатлены по-разному в зависимости от физических и психологических особенностей, что является непреодо-

1 Голунский, С.О. Вероятности и достоверности в уголовном суде // Проблемы уголовной политики. М.: Госюриздат, 1937. С. 56-66.

3 Ульянова, Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. М., 1959. С. 60.

4 Полянский, Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956. С. 115-116.

5 Ривлин, А. Понятие материальной истины в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. 1951. № 11. С. 42-52.

6 Доля, Е.А. Содержание истины, устанавливаемой в уголовном судопроизводстве. // Законность. 2013. №11. С. 9.

7 Орлов, Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе: научно-практическое пособие. М. 2000. С. 11.

лимой причиной невозможности установления «объективной истины» по уголовному делу.

Для подтверждения последней вышеуказанной позиции необходимо проанализировать в контексте института установления «объективной истины» два основных элемента состава преступления, которые подлежат установлению в рамках уголовного судопроизводства — объективная и субъективная сторона преступления.

Субъективная сторона преступления -внутреннее психическое отношение конкретного лица, обвиняемого в совершении им преступления, которое характеризуется конкретной формой вины, мотивом и целью. В отношении субъективной стороны установление объективной истины невозможно по определению. Определение судом наличия либо отсутствия в действиях конкретного лица вины в той или иной форме, есть по сути установление посторонними лицами внутреннего отношения другого лица к совершенному последним противоправному деянию. Это знание неизбежно отличается степенью достоверности, носит вероятный характер, что свидетельствует о невозможности установления объективной истины обстоятельств, которые касаются субъективной стороны преступления.

Объективная сторона преступления представляет собой обстоятельства объективной реальности, которые имели место в момент совершения преступления. Они устанавливаются на основании различных материальных свидетельств, таких как объекты окружающего мира, которые содержат в себе ту или иную информацию о совершенном преступлении, на основании информации конкретных лиц (свидетелей), которым известны сведения, имеющие значение для дела. Однако, согласно изложенным выше основаниям, такая информация носит объективный характер лишь в определенной степени.

Таким образом, установление «объективной истины» в уголовном процессе носит заведомо недостижимый характер, поскольку содержит в себе категорию «действительность», не подлежащую достоверному и исчерпывающему, полному определению в рамках уголовно процесса.

Скептически к возрождению института «объективной истины» относится доктор юридических наук, профессор Н.А. Колоколов, который утверждает, что касаемо объективной истины, она «всегда будет субъективна, так как ее качество — объективность -устанавливают субъекты процесса»1. При этом автор отмечает, что суд должен стремиться к установлению истины, потому, что соответствие его решений реальности — это некая база авторитета судебной власти. Кроме того, установить истину в уголовном процессе — желание каждого судьи. При этом, «установление истины является лишь одним из элементов в иерархии целей, которые стоят как перед системой правоохранительной, так и перед государством в целом» . Кроме того, Н.А. Колоколов убежден, что объективная истина всегда субъективна, поскольку ее объективность определяют «простые смертные», которые зачастую лгут . По мнению А.В. Гриненко: «объективную истину познать невозможно, в связи с тем, что она является результатом умственной деятельности, а отражение предмета не может быть объективным взамен самого предмета» .

В современных условиях реформирования уголовного процесса хочется поставить вопрос: стоит ли пренебрегать поиском истины в угоду состязательности, при условии, что сама состязательность существенно «обрезается» в угоду экономичности?

Особой критике институт «объективной истины» подвергается в рамках судебного следствия, которое осуществляется в сокращенном порядке. Правовое регулирование института особого порядка судебного разбирательства содержится в главе 40 УПК РФ. В ходе судебного разбирательства в особом порядке суд исследует доказательства, которые характеризуют личность подсудимого и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, но лишь в случае

1 Колоколов, Н.А. Истина и ложь в уголовном процессе // ЭЖ-Юрист. 2013. № 1. С. 2.

2 Колоколов Н.А. Указ соч. С. 2.

3 Колоколов Н.А. Истина в уголовном процессе. Событие. Комментарии экспертов // Закон. 2012. № 6. С. 26.

4 Гриненко А.В. Система принципов и цель

производства по уголовному делу // Правоведение. 2000. № 6. С. 185.

согласия обвиняемого с предъявленным обвинением по его ходатайству с согласия прокурора, защитника и потерпевшего Таким образом в этой ситуации доказательства виновности подсудимого не исследуются в судебном заседании вообще.

Относительно наличия или отсутствия объективной истины в сокращенных производствах единства среди мнений научных исследователей на сегодняшний день достигнуто не было. А.В. Булыгин считает, что «…в полной мере требование достижения объективной истины распространяется на приговор, выносимый по результатам рассмотрения уголовного дела в особом порядке, однако в основе должны быть положены установленные в ходе предварительного расследования фактические обстоятельства дела, имевшие место в действи-тельности»5. Г.А. Печников убежден, что «.сокращенные формы процесса исключают объективную истину, поскольку по делу устанавливается формально-юридическая истина». Автор убежден, что процесс объективного исследования сокращается по причине формализации уголов-6

ного процесса» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, на наш взгляд, достижение объективной истины при производстве особого порядка судебного разбирательства, предусмотренного главой 40 УПК РФ, невозможно ввиду невозможности в судебном разбирательстве придать обстоятельствам уголовного дела характер полноты, всесторонности и объективности исследования, что является препятствием для введения института установления «объективной истины» в уголовном процессе.

Проект закона № 440058-6 содержит поправки в УПК РФ, согласно которым суду предоставляется возможность самостоятельно установить объективную истину по

5 Булыгин А.В. Основания рассмотрения уголовного дела и особенности доказывания при судебном разбирательстве в порядке главы 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: автореф. дис…. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2013. С. 6.

6 Печников Г.А. Сокращенная форма дознания и объективная истина в уголовном процессе // Дознание в сокращенной форме: вопросы законодательной регламентации и проблемы правоприменения. Волгоград, 2013. С. 87-91.

уголовному делу. В частности, вводится ч. 2 ст. 16.1, согласно которой суд при наличии сомнений в истинности суждений сторон принимает меры с целью установить характер действительности фактических обстоятельств дела для обеспечения справедливого правосудия. Комментируя рассматриваемый проект закона, Н.А. Колоколов пишет, что «…фактическая цель законопроекта -заставить суд работать в одной упряжке со следствием. Нам предлагают очередную утопию. Безусловно, состязательный процесс несовершенен, так же как и сам человек и все, им созданное. Однако европейская цивилизация, к детям которой россияне себя упорно причисляют, пока остановилась на процессе состязательном…»1.

Генеральная прокуратура Российской Федерации выступает категорически против введения в УПК РФ института «объективной истины». «Мы крайне отрицательно относимся к этому вопросу потому, что если мы примем такое решение, то суд будет отнесен к участникам процесса на стороне обвинения, что не соотносится с конституционным принципом осуществления правосудия только су-дом»2 — комментирует законопроект №440058-6 Генеральный прокурор Российской Федерации Юрий Яковлевич Чайка.

Институту объективной истины противопоставляется институт формальной (юридической) истины, когда суд оценивает доказательства, предоставленные сторонами, но сам не занимается их собиранием, то есть позиция суда формируется и базируется на доказательствах, предоставленных сторонами, а решение выносится в пользу той стороны, чьи доказательства являются наиболее достоверными и полными. По мнению адвоката Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Антона Ма-тюшенко, «.на сегодняшний день в УПК РФ присутствуют как положения, которые относят к принципу объективной истины, так и нормы, олицетворяющие формальную

1 Колоколов Н.А. Истина и ложь в уголовном процесса // ЭЖ-Юрист. 2013. № 1. С.3.

2 Новый уголовный институт накладывает на суд

истину, в связи с этим возникает масса теоретических споров и практических затруд-нений»3.

Определение формальной истины наиболее ясно и четко сформулировано для героя литературного произведения. М.Е. Салтыков-Щедрин пишет: «…я смотрю на то только, соблюдены ли все формальности, и в этом отношении строг до педантизма. Если у меня в руках два свидетельских показания, надлежащим порядком оформленные, я доволен и пишу: есть; если нет их — я тоже доволен и пишу: нет. Какое мне дело до того, совершено ли преступление в действительности или нет» .

Следующий пример судебной практики отражает факт невозможности во всех без исключения случаях установить объективную истину, в то время как при достижении формальной (судебной) истины, суд выносит приговор. Так Самарским областным судом был вынесен оправдательный приговор по уголовному делу об убийстве. Двое жителей Самарской области были задержаны по подозрению в совершении преступления, предусмотренном ст. 105 УК РФ. Основанием к задержанию жителей стала информация о том, что задержанные познакомились с потерпевшим С. незадолго до описываемого события. Познакомившись в кафе, они покинули его вместе. Через некоторое время был обнаружен труп С. По результатам судебно-медицинской экспертизы, смерть С. наступила от многочисленных ударов, нанесенных тупыми твердыми предметами. Было установлено, что смертельным ударом стал только один из них. Все остальные удары не могли причинить вред здоровью, не совместимый с жизнью. В ходе предварительного расследования обоим было предъявлено обвинение по ч.2 ст.105 УК РФ «причинение смерти группой лиц». Однако в судебном заседании каждый из подсудимых настаивал на том, что именно он нанес смертельный удар. Учитывая,

4 Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955. С. 39.

что в ходе предварительного расследования не удалось однозначно установить, кто именно нанес удар, повлекший смерть потерпевшего, суд был вынужден оправдать обоих в части обвинения по ст. 105 УК РФ1.

Аналогичный, по сути, случай описывается профессором В.А. Лазаревой. Так 16.05.2004 Н. и П. были задержаны по подозрению в совершении преступлений, предусмотренными ст. 105 и 131 УК РФ. Н., П. и К. познакомились накануне вечером в зале с игровыми автоматами и ушли вместе оттуда около часа ночи. В районе гаражей утром на окраине города был обнаружен труп К. На основании результатов судебно-медицинской экспертизы было установлено, что К. умерла вследствие асфиксии. При том, что своей вины подозреваемые так и не признали, каждый из них указал на то, что убийство К. было совершено путем сдавливания шеи руками вторым. Биологических следов физического контакта на телах и одежде потерпевшей и подозреваемых в результате проведения биохимических исследований обнаружено не было. Свидетелей преступления нет. Подозреваемым было предъявлено обвинение в умышленном убийстве, которое совершено с целью его сокрытия группой лиц, а также в изнасиловании. Следствием слабости доказательств оказалось переквалификация действий Н. со ст. 105 (ч. 1 п. «ж» и «к») УК РФ на ст. 316 УК РФ, то есть заранее не обещанное укрывательство тяжкого преступления. Это позволило переквалифицировать действия П. на ч. 1 ст. 105 УК РФ. Прокурор в судебном

заседании был вынужден отказаться от обвинения обоих подсудимых в изнасиловании ввиду отсутствия доказательств. Так как единственным доказательством вины П. были путанные, противоречивые и ничем не подтвержденные показания К. Очевидным является вопрос о достаточности доказательств совершения преступления. Однако суд не преодолел сомнения в виновности каждого из подсудимых и вынес приговор, согласно которому оба подсудимых были признаны виновными в заранее не обещанном укрывательстве преступления, так как эти действия никто из них не отрицал. Несмотря на неоднократное обжалование представителями потерпевшей, приговор вступил в законную силу2.

Рассмотрев многочисленное количество мнений ученых, авторов научных работ, необходимо отметить, что причиной столь дискуссионного вопроса об установлении истины в уголовном процессе любого характера (формального, объективного), на наш взгляд, является философский характер термина «истина». Представляется возможным не формулировать цель доказывания путем употребления данного термина. Тем не менее полагаем необходимым внесение изменения в ст. 6 УПК РФ путем добавления еще одного назначения уголовного судопроизводства — «Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств уголовного дела с целью установления фактических обстоятельств в соответствии с тем, как они имели место быть в действительности».

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Булыгин, А.В. Основания рассмотрения уголовного дела и особенности доказывания при судебном разбирательстве в порядке главы 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: афтореф. дис …. канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2013. — 29 с.

3. Голунский, С.О. Вероятности и достоверности в уголовном суде // Проблемы уголовной политики. — М.: Госюриздат, — 1937.

4. Гриненко, А.В. Система принципов и цель производства по уголовному делу // Правоведение. — 2000. — № 6(233). — С. 179-192.

5. Доля, Е.А. Содержание истины, устанавливаемой в уголовном судопроизводстве. // Законность. — 2013. — №11. — С. 3-9.

1 Уголовное дело № 1-28/2006. Архив Самарского 2 Лазарева В.А. Доказывание в уголовном

областного суда. процессе. М.: Юрайт, 2010. С. 26-40

7. Каз, Ц.М. Доказательства в советском уголовном процессе. — Саратов: Издательство Саратовского университета, 1960. — 106 с.

8. Кнышев, Ф.Г. Характер истинности судебных определений // Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия. — Ставрополь, 1965.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Колоколов, H.A. Истина в уголовном процессе. Событие. Комментарии экспертов // Закон. -2012. -№ 6.

10. Колоколов, H.A. Истина и ложь в уголовном процессе // ЭЖ-Юрист. — 2013. — № 1.

12. Лазарева, В.А. Доказывание в уголовном процессе. — М.: Юрайт, 2010. — 343 с.

13. Линовский, В.А. Опыт исторических разысканий о следственном уголовном судопроизводстве в России. — М., 2001. — 469 с.

14. Ожегов, С.И. Словарь русского языка. — М.: Русский язык, 1989. — 921 с.

15. Орлов, Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе: научно-практическое пособие. — М., 2000. — 87 с.

16. Осипов. Ю.К. К вопросу об объективной истине в судебном процессе // Правоведение. — 1960. -№ 2.

17. Печников, Г.А. Сокращенная форма дознания и объективная истина в уголовном процессе // Дознание в сокращенной форме: вопросы законодательной регламентации и проблемы правоприменения. — Волгоград: Издательство ВолГУ, 2013. — 113 с.

18. Полянский, H.H. Вопросы теории советского уголовного процесса. — М., 1956. — 271 с.

19. Ривлин, А. Понятие материальной истины в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. — 1951. — № 11.

20. Смирнов, A.B. Состязательный процесс. — СПб., 2001. — 320 с.

21. Спасович, В. Д. О теории судебно-уголовных доказательств в связи с судоустройством и судопроизводством. — СПб., 1861. — 528 с.

22. Старченко, А.А. Методологические проблемы судопроизводства // Вестник МГУ. Серия 8. Экономика, философия. — 1963. — № 4.

23. Строгович, М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. — М., 1955. — 384 с.

26. Трусов, А.Т. Основы теории судебных доказательств. — М., 1960. — 176 с.

27. Ульянова, Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. — М., 1959. — 167 с.

28. Шутемова, Т.В. Криминалистические аспекты оценки прокурором полноты, всесторонности и объективности расследования на завершающем этапе досудебного производства по уголовным делам о бандитизме // Вестник Волжского университета имени В.Н. Татищева. — 2016. -Том 1. № 4. — С. 184-190.

Вопрос соотношения объективной и формальной истины актуален не только для отечественного уголовного судопроизводства, но и для иных видов судопроизводства, в том числе административного, гражданского. Кроме того, в Конституционном Суде РФ, а также в ЕСПЧ устанавливаются отдельные фактические обстоятельства, а выводы этих судов основываются на доказательствах, которые получены по их инициативе. Теоретический спор по поводу объективной и юридической истины имеет определенное значение и для судопроизводства Международными уголовными трибуналами.Как и каждое правовое явление объективная истина имеет свои исторические рамки, в ходе которых она проходит определенные этапы развития, взаимодействуя с иными процессами и явлениями. Возражения противников концепции «объективной истины» покоятся на представлении о том, что указанная абстракция не только реально недостижима, не является плодом исторического развития. Вместе с тем, объективную и формальную истины следует рассматривать не как содержание и форму, а как наиболее характерные особенности правовой формы одного и того же явления, которое называется истиной. Как право выражается в форме публичного либо частного. Так и истина (в процессуальном аспекте) выражается в форме объективной и формальной. Континентальная система права отдает предпочтение объективной истине, не отвергая наличие юридической истины, а англосаксонская система – юридической истине. Элементы объективной и юридической истины присутствуют ныне в отечественном смешанном уголовном процессе, изменяя друг друга. Так, наряду с активностью суда в собирании и исследовании доказательств и доминированием публичных начал, УПК РФ предусмотрел преюдицию, дифференциацию форм, диспозитивность сторон. В результате изменяется как роль суда в процессе, так и значение преюдиций, презумпций. Повышенное внимание одной из форм в ущерб другой – это нормальный объективный процесс развития отечественного права в различные исторические моменты под влиянием конкретных экономических, политических и иных факторов.

На данный момент на рассмотрении Госдумы находится законопроект, предполагающий введение в УПК РФ института установления объективной истины по уголовному делу1. Несмотря на то, что документ внесен в нижнюю палату депутатом Александром Ремезковым, значительное участие в разработке принимал СК РФ. Как отмечает в своем официальном сообщении само ведомство, законопроект направлен на реформирование основ российского уголовного процесса для обеспечения его справедливости2.

Принцип объективной истины, за введение которого выступает СК РФ, предполагает активную роль суда, который наделяется правом не только оценивать доказательства, представленные сторонами, но собирать их самостоятельно. Фактически суд имеет возможность «помогать» сторонам в сборе доказательств, поэтому ключевую роль играет его беспристрастность. При этом он может вынести решение, не основанное на доводах сторон. Подобная система применялась в нашей стране еще с царских времен, а также на протяжении советского периода и вплоть до 2002 года. Изначально же данный принцип происходит из романо-германской системы права.

Противопоставляется ему обычно принцип так называемой формальной истины. В данном случае, суд играет более пассивную роль, оценивает доказательства, представленные сторонами, но сам не занимается их сбором. Суд является своего рода наблюдателем, который регулирует процесс доказывания, но не имеет активной роли в нем. Позиция суда формируется на основании доводов сторон, а решение выносится в пользу той из них, чьи доказательства были наиболее полными и достоверными. Данный подход лучше всего описывается поговоркой «В споре рождается истина» и свойственен англо-саксонской системе права.

Как отмечает адвокат Московской коллеги адвокатов «Князев и партнеры» Антон Матюшенко, на сегодняшний день в УПК РФ присутствуют как положения, которые относят к принципу объективной истины, так и нормы, олицетворяющие формальную истину. По его словам, в связи с этим возникает масса теоретических споров и практических затруднений.

«Нельзя конкретно ответить на вопрос, какой принцип лучше для России, материальной или формальной истины. Для уголовно-процессуальной системы нашей страны лучше, на мой взгляд, последовательная, точная и полная реализация одного из этих принципов в законе, дабы процессуальная система избавилась от невероятного количества противоречий. Другой вопрос, какой принцип легче будет ввести в современных реалиях, однако, ответ на этот вопрос, исходя из исторического развития России, как мне кажется, лежит на поверхности», – отмечает адвокат.

Говоря о законопроекте, стоит отметить также, что некоторые его положения не согласуются с действующим законодательством. Так, отдельные главы УПК РФ, в которые вносятся изменения, утратили силу (например, главы 44-45), а новые пункты, которые планируется внести в некоторые статьи, уже в них присутствуют. Таким образом, очевидно, что документ будет значительно дорабатываться в процессе прохождения его в Госдуме. Тем не менее, мы рассмотрим его по состоянию на текущий момент.

Понятие объективной истины и изменения в общих принципах работы суда

Под объективной истиной в законопроекте предлагается понимать соответствие действительности установленных по уголовному делу обстоятельств, имеющих значение для его разрешения. При этом принять все предусмотренные УПК РФ меры к всестороннему, полному и объективному выяснению обстоятельств, подлежащих доказыванию для установления объективной истины по уголовному делу, будут обязаны:

  • cуд;
  • прокурор;
  • руководитель следственного органа;
  • следователь;
  • орган дознания;
  • начальник подразделения дознания;
  • дознаватель.

Исходя из принципа установления объективной истины, в законопроекте прописывается, что суд не связан мнением сторон, а при наличии сомнений в истинности их мнения, он должен принять все необходимые меры к установлению действительных фактических обстоятельств уголовного дела. Кроме того, суд сможет по ходатайству сторон или по собственной инициативе восполнять неполноту доказательств в той мере, в какой это возможно в ходе судебного разбирательства. При этом формально закрепляется, что суд при этом должен сохранять объективность и беспристрастность, не выступая на стороне обвинения или стороне защиты.

    МНЕНИЕ

    Антон Матюшенко, адвокат Московской коллеги адвокатов «Князев и партнеры»:

    «Формулировка «суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе восполняет неполноту доказательств в той мере, в какой это возможно в ходе судебного разбирательства» является весьма неоднозначной. Понять идею разработчиков законопроекта возможно, ведь принцип объективной истины предполагает введение так называемого «активного судьи» (в отличие от англосаксонской модели, где суд всегда пассивен).

    В современной ситуации роль суда, как ни странно, непонятна, с одной стороны, он активен (может назначать экспертизу по своему усмотрению), а, с другой – нет (кроме полномочий по назначению экспертизы у суда и нет полномочий в рамках судебного следствия). Данная формулировка является попыткой внести некую ясность, показать, что с вступлением в силу данного законопроекта суд станет активным, однако она реализована весьма непонятно».

Также характерные изменения должны претерпеть и отдельные полномочия председательствующего (ст. 243 УПК РФ). Если раньше он помимо руководства судебным заседанием был обязан обеспечивать состязательность и равноправие сторон, то теперь на него планируется возложить еще и принятие необходимых мер к всестороннему, полному и объективному выяснению всех обстоятельств уголовного дела.

Кроме того, производство по уголовному делу в отношении обвиняемого на основании п.п. 1-2 и п. 4 ч.1 ст. 238 УПК РФ сможет приостанавливаться только если это не воспрепятствует установлению объективной истины по уголовному делу. В противном случае будет приостанавливаться все производство. Также судебное разбирательство не сможет производиться в отсутствие подсудимого (по основаниям, предусмотренным ч. 4-5 ст. 237 УПК РФ), если это препятствует установлению объективной истины по уголовному делу.

Пересмотр оснований возвращения уголовного дела прокурору

Одной из главных новелл законопроекта являются положения, позволяющие суду возвращать уголовные дела прокурору в связи с неполнотой предварительного следствия и дознания, а также для изменения обвинения на более тяжкое. Среди экспертного сообщества бытует мнение, что данные положения направлены на облегчение работы следственных органов, ошибки и разваливающиеся уголовные дела которых в результате будут исправлять суды.

Сам же СК РФ ссылается на то, что данные изменения создают систему противовесов, когда судья, установив неполноту доказательств, которые могут свидетельствовать о невиновности подсудимого, устранит ее. По его мнению, новый порядок будет ограждать подсудимого от несправедливого обвинения.

Таким образом, в УПК РФ планируется закрепить следующее. При отсутствии возможности устранить неполноту доказательств в судебном разбирательстве суд сможет возвращать уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению (изменения планируется внести в ст. 252 УПК РФ). При этом только по ходатайству стороны такие меры смогут применяться в случаях (корректируются положения ст. 237 УПК РФ):

  • неполноты предварительного следствия или дознания, которая не может быть восполнена в судебном заседании, в том числе, если такая неполнота возникла в результате признания доказательства недопустимым и исключения его из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве;
  • наличия оснований для предъявления обвиняемому нового обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении или обвинительном акте.

Кроме того, в дополнение к уже прописанным в УПК РФ, вводится еще один случай, когда судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе сможет возвращать уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом (помимо уже закрепленных в ч. 1 ст. 237 УПК РФ). Это сможет происходить, если в ходе досудебного производства были допущены иные существенные нарушения закона, повлекшие нарушение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Речь идет о случаях, когда такие нарушения не могут быть устранены в ходе судебного заседания, и если они не связаны с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия. При этом уголовное дело сможет возвращаться прокурору, как в ходе предварительного слушания, так и судебного разбирательства.

Новые основания пересмотра приговоров и судебных решений

Помимо описанных выше изменений, с целью установления объективной истины вводятся признаки односторонности и неполноты судебного следствия (для этого УПК РФ планируется дополнить новой ст. 389.16.1). Таковым предлагается признавать судебное следствие, в ходе которого остались невыясненными обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда и установление объективной истины по уголовному делу. При этом судебное следствие в любом случае признается односторонним или неполным, когда по уголовному делу:

  • не была проведена судебная экспертиза, производство которой в соответствии с УПК РФ является обязательным;
  • не были допрошены лица, чьи показания могли быть использованы для установления объективной истины по уголовному делу;
  • не были изъяты документы или вещественные доказательства, имеющие значение для установления объективной истины по уголовному делу.

Кроме того, односторонность или неполнота судебного следствия в законопроекте прописывается в качестве основания для:

  • отмены или изменения приговора суда первой инстанции и постановления нового приговора;
  • отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке;
  • отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке.

Пересмотр задач следственных органов и органов дознания

Помимо полномочий суда, некоторые изменения, предусмотренные в законопроекте, касаются следственных органов и органов дознания. Так, в УПК РФ предлагается закрепить норму, согласно которой прокурор, руководитель следственного органа, следователь, а также начальник подразделения дознания и дознаватель обязаны сохранять объективность и беспристрастность, не допуская обвинительного уклона в доказывании. При этом обстоятельства, оправдывающие обвиняемого и подозреваемого или смягчающие его наказание, подлежат тщательному и всестороннему исследованию и оцениваются наравне с обстоятельствами, изобличающими обвиняемого (подозреваемого) или отягчающими его наказание (корректируется ст. 21 УПК РФ). Таким образом, следственные органы и органы дознания, судя по всему, должны превратиться в независимые и беспристрастные органы, которые в равной степени защищают интересы обеих сторон.

    МНЕНИЕ

    Антон Матюшенко, адвокат Московской коллеги адвокатов «Князев и партнеры»:

    «Даже беглый анализ законопроекта дает основания утверждать, что вводя принцип объективной истины, законодатель, изменяя положения УПК РФ, дабы они соответствовали обсуждаемому принципу, делает это вновь половинчато. Так, например, в законопроекте, в основном уделяется внимание изменению полномочий суда и стороны обвинения (что, безусловно, является большим плюсом), однако остальные институты, такие, например, как доказательственное право, особые порядки производства по уголовным делам – забыты.

    Не уделяется внимание в проекте и стороне защиты, что, на мой взгляд, является большим упущением, так как вводя принцип объективной истины, необходимо корректировать и процессуальное положение защитника, которое итак является весьма неопределенным.

    Больше всего настораживает отсутствие изменений в главе «Принципы уголовного судопроизводства», а именно: противоречие принципа состязательности на предварительном следствии и принципа объективной истины. Остается загадкой, как они будут сосуществовать. Так, например, исходя из принципа состязательности следователь, дознаватель относятся к стороне обвинения, а в силу принципа объективной истины они обязаны всесторонне полно, объективно, выяснять обстоятельства, подлежащие доказыванию.

    Стоит отдать должное, разработчики законопроекта также видят данное противоречие и указывают в изменениях к ст. 21 УПК РФ, что следователь, дознаватель не должен допускать обвинительного уклона в доказывании, а обстоятельства, оправдывающие обвиняемого, подлежат тщательному и всестороннему исследованию. Однако это не снимает проблемы, ведь изменения должны быть гораздо глубже и обстоятельней, если уж появилось желание создать нормальную процессуальную систему».

Документы по теме:

  • Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации
  • Уголовный кодекс Российской Федерации
  • Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»

1 Законопроект № 440058-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу» размещен на официальном сайте Госдумы.
2 Текст сообщения опубликован на официальном сайте СК РФ.