Кредитная задолженность физических лиц перед банками

Наталья Гриценко

Руководитель юридической консультации «Первый банковский юрист» (г. Нижний Новгород), преподаватель дисциплины «Банковское право» на факультете права Высшей Школы Экономики

специально для ГАРАНТ.РУ

На фоне сложившейся в нынешнем году тревожной экономической ситуации особую актуальность приобрела тема финансовых обязательств граждан. Многолетний опыт работы практикующим юристом привел меня к интересной аксиоме, которую я часто озвучиваю клиентам: если вы думаете, что знаете обо всех ваших долгах, то не факт, что это ВСЕ ваши долги. Они могут резко неожиданно возрасти или появиться вследствие получения наследства, начисления пени на просрочку, оспаривания совершенной гражданином сделки. Об одной из таких «неожиданностей», резко увеличивающей обязательства гражданина, мы и поговорим в настоящей колонке.

Речь идет о восстановлении кредитной задолженности физического лица перед банком в ситуации, когда после отзыва у этого банка лицензии его конкурсный управляющий – АСВ – оспаривает операции клиентов, совершенные до отзыва.

Практический пример подобной ситуации состоит в следующем.

В 201х году заемщик-физическое лицо имело кредит в банке А и досрочно погасило свою кредитную задолженность в полном объеме, получив справку о том, что никаких обязательств перед банком не имеет. Через пару недель у банка А отозвали лицензию. Спустя два года после этих событий бывший заемщик получает повестку о вызове в суд, в котором рассматривается дело о незаконности операции клиента по погашению своей кредитной задолженности. Опустим описание эмоционального состояния этого человека, хотя хочу отметить, что в этот период работа юриста с таким клиентом во многом напоминает работу психолога. В итоге суд выносит решение о признании банковской операции по списанию денежных средств со счета клиента в счет погашения задолженности по кредитному договору недействительной, восстанавливает кредитную задолженность физического лица перед банком. Восстанавливаются залоги и поручительства. При этом, клиент приобретает право требования к банку на сумму, списанную когда-то с его счета в погашение задолженности по кредитному договору. Таким образом, через суд восстанавливается юридическая картинка договорных обязательств между клиентом и банком А, которые были на момент погашения кредитной задолженности, то есть происходит двусторонняя реституция.

Итак, по итогам судебного процесса у физического лица снова появляется статус заемщика, он приобретает долг, а банк – право требования на сумму остатка на счете. Обязательство клиента перед банком подлежит исполнению сразу после вступления решения суда в силу. Обязательство же банка перед клиентом исполняется годами, исключение составляют страховые выплаты в пределах 1,4 млн руб. (в среднем скорость таких выплат – две-три недели) (ст. 11-12 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ «О страховании вкладов в банках Российской Федерации»).

Конкретные примеры из судебной практики можно найти в обособленных спорах в рамках дел о банкротстве ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» (№ А55-26194/2013), АО «Зернобанк» (№ А03-20515/2015).

Почему так происходит?

Конечно, не любую операцию по погашению кредитной задолженности можно оспорить.

Риски клиентов в основном концентрируются в период за месяц до введения временной администрации в банк или отзыва лицензии (ст. 61.3 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее – Закон № 127-ФЗ). Юридическая логика такая: удовлетворяя требования клиента, банк оказывает предпочтение этому клиенту перед другими клиентами-кредиторами. Таким образом, если в течение месяца до указанных выше событий происходило погашение кредитной задолженности путем списания денежных средств со счета клиента или путем зачета встречных обязательств с банком у одного из клиентов банка или у нескольких клиентов, а у других клиентов этого не происходило, то у АСВ появляются основания заявить, что имело место предпочтение одному из кредиторов банка (заметка: по остаткам на счетах клиент выступает кредитором, а банк должником). Оспаривание проводок по счету влечет восстановление кредитной задолженности клиента.

Кроме того, под риском операции клиента, которые выходят за пределы «обычной хозяйственной деятельности». В соответствии с подп. 3 п. 5 ст. 189.40 Закона № 127-ФЗ предполагается (пока не доказано иное), что сделка вышла за пределы обычной хозяйственной деятельности, если назначение либо размер оспариваемого платежа существенно отличается от ранее осуществленных клиентом платежей с учетом его предшествующих отношений с кредитной организацией, и клиент не может представить разумные убедительные обоснования этого платежа, и размер платежа или совокупность платежей клиента, совершенных в течение одного операционного дня, превысили 1 млн руб. Например, заемщик постоянно оплачивал кредитную задолженность по графику, а перед отзывом лицензии погасил единоразово остаток долга в сумме, более 1 млн руб. Подобная ситуация закладывает правовые основания для оспаривания указанной операции.

Под вопросом также находятся «безденежные» погашения кредитной задолженности. Если клиент приходит в кассу банка с наличными денежными средствами и этими деньгами оплачивает по кредитному договору, то такая операция имеет юридически более устойчивый характер, чем безналичное погашение за счет остатка по счету. Логика по «безналу» выведена судами уже давно – если движение по счету происходит на фоне нестабильного финансового положения банка (а оно может уже начаться задолго до отзыва лицензии), и при этом у банка есть неоплаченная картотека (то есть его неисполненные обязательства), то движения по счетам клиентов нельзя считать движениями денежных средств, так как этих самых денежных средств у банка уже на этот период не хватало или не было. Опять налицо юридическое основание для оспаривания клиентских операций.

Общая глобальная цель всех этих оспариваний со стороны АСВ – пополнение конкурсной массы банкротящегося банка за счет «живых» обязательств и денег бывших клиентов и контрагентов банка.

Отдельно хочу отметить, что вышеописанные правовые ситуации относятся к периоду при жизни заемщика. Однако это не предел юридической практики. Уже на уровне Верховного суда Российской Федерации подтверждено, что денежные обязательства наследуются, в том числе, даже те, которые могут быть восстановлены через процедуру оспаривания сделок. Таким образом, наследство – это всегда «кот в мешке». К описанным выше процессам могут привлекать и наследников, а восстановленные кредитные обязательства могут возлагаться именно на их плечи. Как указал в 2017 году ВС РФ, к долгам, которые не прекращаются смертью, относятся и «еще не возникшее (не наступившее) реституционное требование к наследодателю по сделке, имеющей пороки оспоримости, но еще не признанной таковой судом на момент открытия наследства (потенциально оспоримой сделке)» (Определение Верховного суда РФ от 21 декабря 2017 г. № 308-ЭС17-14831 по делу № А63-5751/2014).

Из вышеизложенного можно вывести несколько правовых советов, направленных на снижение описанных рисков:

  • если вам поступила информация о нестабильной ситуации с банком, в котором у вас есть кредит, не спешите делать досрочное погашение. Платите без просрочек, своевременно, по графику. Отзыв лицензии и банкротство банка не влияют на график погашения кредитной задолженности;
  • не совершайте с банком сделок по зачету требований, эти сделки оспоримы (подробнее об этом читайте в моей предыдущей колонке);
  • храните все кредитные документы и документы об оплате кредитной задолженности (в том числе, кредитным картам) в оригинале не менее трех лет с даты погашения кредита (напомню, срок исковой давности равен трем годам по общему правилу).
  • проверяйте информацию о своей кредитной задолженности в бюро кредитных историй (напомню, это можно сделать бесплатно дважды в случае электронного запроса или один раз – на бумажном носителе (ч. 2 ст. 8 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. № 218-ФЗ «О кредитных историях»);
  • пообщайтесь со своими родственниками, наследниками которых вы можете стать, о наличии у них долгов, кредитов, обременений на имуществе.

В заключение хочу отметить, что в целом, несмотря на все действия властей по поддержке россиян в этот сложный экономический период 2020 года, судебные реалии абсолютно противоположны. Так, практика по взысканию долгов и по их восстановлению ужесточается. Судиться можно как с заемщиком, так и с его наследником, используя институт правопреемства. Линия АСВ в судах всегда однозначно жесткая в отношении любых клиентов банкротящихся банков. Снижению финансовых рисков клиентов банков может способствовать не только оперативное обращение к грамотному юристу, а самостоятельная заблаговременная осторожность, педантичность и продуманность действий при исполнении кредитных обязательств и информированность об обязательствах своих родственников-потенциальных наследодателей.

Но 7 августа завершился мощный локальный восходящий тренд (за три недели золото подорожало на 15%), и вскоре после преодоления рубежа $ 2000 за тройскую унцию началось коррекционное снижение. Сейчас, однако, интерес к «вечной ценности» вновь растет и большинство аналитиков ожидают возобновления подъема цен. И это вполне вероятно, ведь основные драйверы предыдущего взлета котировок золота остаются в силе.

Золото традиционно считается лучшей защитой в периоды кризисов. Его цена нередко растет во время финансовых потрясений, когда инвесторы продают акции и облигации, покупая на часть вырученных средств драгметалл. В этом году справедливость прописанного в учебниках постулата вызывает определенные сомнения. Нет, особо никто не сомневается, что золото все еще остается вечной ценностью, всемирным эталоном денег. Но кое-что работать все же перестало – в последнее время котировки «желтого металла» очень сильно коррелируют с американским рынком акций. Связано это во многом с массовым притоком спекулянтов в этот инструмент. Они стремятся большими «плечами» поймать рост актива на процент-другой, да и многие из них при принятии решений руководствуются своими «законами» технического анализа. Спекулянтам все равно на чем зарабатывать – на росте или падении, и при появлении поводов для продажи они с радостью гонят котировки вниз.

Однако основной рост цен на золото обусловлен все-таки деньгами долгосрочных инвесторов, хотя бы слышавших о его защитных свойствах. Прежде всего они стремятся защититься от инфляции, которую способно вызвать вбрасывание практически всеми мировыми центробанками гигантских объемов «новых» денег в экономики. Правда, пока что инфляция не растет и даже снижается, но опасения, обусловленные опытом и закономерностями, которые еще начале века мало кто подвергал сомнению, остаются.

При этом объем драгметалла в недрах планеты конечен, в отличие от денег, которых можно напечатать еще сколь угодно много. За месяц только США вводят в финансовую систему больше денег, чем стоит все добываемое в мире за год золото.

Добыча снизится

Эксперты пока расходятся в прогнозах абсолютного объема золота, которое будет добыто в мире в этом году, но все предполагают, что добыча снизится. Одной из причин этого называется эпидемия COVID-19, вызвавшая даже приостановку работы некоторых крупных предприятий. Однако есть и еще один фактор – недостаточный рост капиталовложений в отрасль в предыдущие годы, поскольку на столь бурный рост цен на свою продукцию золотодобытчики не рассчитывали.

Так, агентство Reuters приводит прогноз одного из мировых лидеров в области консультирования по рынку драгметаллов – компании Metals Focus, согласно которому мировая добыча золота в текущем году сократится на 4,6%, до 3368 т. В следующем году эксперты компании ждут взрывного роста добычи – на 8,8%, до 3664 т.

Меньшие темпы сокращения добычи – лишь на 1,7% по году в целом прогнозирует GlobalData. В частности, два крупнейших золотодобытчика – Newmont и Barrick Gold суммарно произведут около 11 млн унций вместо планировавшихся в начале года 11,6 млн унций. GlobalData акцентирует внимание на том, что снижение производства этими компаниями стало следствием полной или частичной приостановки работы из-за коронавируса на рудниках Barrick‘s Veladero и Porgera, а у компании Newmont – на мощностях Cerro Negro, Yanacocha, Eleonore, Penasquito и Musselwhite.

Намного лучше обстоят дела в российской золотодобывающей отрасли. Как заявил в сентябрьском интервью агентству «Прайм» председатель Союза золотопромышленников России Сергей Кашуба, «общее производство золота мы прогнозируем 370 тонн, в том числе объем производства золота из минерального сырья (добычное, попутное и в концентратах) может составить примерно 335 тонн, из этого объема 290,5 тонны – добычное золото, попутное, скорее всего, останется на уровне прошлого года – 18 тонн, а производство в концентратах увеличится до 26,5 тонны. Производство золота из вторичного сырья, скорее всего, сократится до 35 тонн».

В прошлом году совокупное производство золота выросло к уровню 2018 г. на 12%, почти до 368 т. По данным Минфина, золотодобывающие компании снизили производство за 8 месяцев 2020 года к соответствующему периоду прошлого года на 7,5%, до 214,59 т. Однако в этот показатель входит лишь объем чистой добычи.

Фонды замещают ювелиров

Спрос на золото со стороны промышленности, прежде всего ювелирной, упадет в текущем году гораздо существеннее добычи – по оценкам Metals Focus, на 25%, а в следующем – возрастет на 17%.

Снижение потребления ювелирами вполне логично: спровоцированный COVID-19 мировой финансовый кризис привел к снижению доходов населения и, соответственно, к спросу на роскошь. Не способствует увеличению покупок и рост цены изделий из драгоценных металлов вслед за удорожанием сырья для их производства.

Так, Индия, являющаяся одним из крупнейших мировых производителей и потребителей ювелирных изделий, за 7 месяцев нынешнего года снизила импорт золота на 63% к соответствующему периоду прошлого года. Основной объем падения потребления «желтого металла» пришелся на весну, то есть на пик ограничительных мер, которые, впрочем, в Индии не были суровыми.

Однако в последние месяцы «ювелирка» начинает компенсировать весенние потери. В августе та же Индия импортировала 58,5 т золота, что вдвое выше показателя августа прошлого года. Так что прогнозы относительно мощного восстановления спроса на драгметаллы в следующем году вполне могут реализоваться, если же, конечно, наблюдающаяся сейчас вторая волна эпидемии не внесет в этот процесс свои негативные коррективы.

Пока же снижение спроса на золото со стороны реального сектора во многом компенсируется ростом интереса к нему у инвесторов. Покупка производных инструментов на золото вынуждает крупнейшие мировые биржи увеличивать его запасы в своих хранилищах, поскольку ряд биржевых контрактов может предусматривать поставку наличного металла. Так, еще в июне The Wall Street Journal сообщала, что запасы монетарного золота на торговой площадке Сomex, входящей в структуру Нью-Йоркской товарной биржи, достигли рекорда в 29,7 млн тройских унций. Три четверти этого объема были получены биржей в течение весны.

С начала года наблюдается ажиотажный спрос на акции торгуемых на бирже фондов – ETF, инвестирующих в золото. В связи с этим последним также пришлось резко нарастить свои запасы наличного золота. По данным Всемирного совета по золоту, в августе общие запасы золота этой категории фондов возросли на 39 т – до нового рекордного уровня в 3,844 тыс. т. Всего же с начала года ETF закупили 957,5 т металла. Наибольший объем пришелся на фонды Северной Америки (+622,1 т) и Европы (+278,6 т).

Аналитики ждут роста цен

Многие инвестиционные дома и банки с мировым именем ждут возобновления роста стоимости золота в этом году и продолжения восходящего тренда в следующем. Так, аналитики Citibank заявили: «Мы повышаем краткосрочные цели по золоту примерно до $ 2100 за унцию. Целевые уровни на ближайшие 6–12 месяцев, превышающие $ 2300 за унцию, кажутся вполне вероятными. Рекордные темпы притока инвесторов в ETF, ослабление американской валюты и отрицательная реальная доходность являются основными факторами для дальнейшего повышения цен».

Близки прогнозы по золоту и Australia & New Zealand Banking Group. По мнению их аналитиков, снижение цен с 7 августа является лишь краткосрочной коррекцией перед ростом в район $ 2300 в следующем году. Драйверами удорожания «желтого металла» эксперты банка называют все те же. Плюс к этому они еще ждут роста спроса на физическое золото.

Уровня $ 2000 до конца нынешнего года ждет Saxo Bank. С ним соглашается и Metals Focus. Можно привести еще множество мнений авторитетных инвестиционных банкиров и цитат известных аналитиков, но общей картины это не изменит: подавляющее большинство из них прогнозирует удорожание золота. Такое единство мнения, безусловно, будет стимулировать приток средств инвесторов в золотые активы, способствуя росту цены «желтого металла».

Справедливости ради, стоит отметить, что управление активами в золоте, будь то покупка драгметалла в слитках, вложения в срочные контакты или покупку «золотых» ETF, выгодно инвестиционным домам. Такая структура активов под управлением позволяет не содержать огромную команду аналитиков, при этом сложно показывать результаты намного хуже изменения цены базового актива, выслушивая после этого обвинения в некачественном управлении.

Однако с технической точки зрения недельный график цены золота вызывает опасения. Есть риски, что восходящий тренд от начала октября прошлого года может завершиться. Впрочем, снижение котировок и последующий боковик с меньшей чем сейчас волатильностью наблюдались в период с середины февраля по конец мая и середины августа по начало декабря прошлого года. При этом фундаментальные факторы все-таки говорят о большой вероятности возобновления роста цен.

МНЕНИЕ

Владислав Метнев, Инвестиционный департамент АО УК «Ингосстрах-Инвестиции»

– Золото показало себя прекрасным защитным активом в 2020 году. На фоне коронакризиса и рецессий в ключевых странах мира в 2020 году котировки золота обновили исторические максимумы. Важным драйвером роста цен на золото в 2020 году стал запуск беспрецедентных по масштабу программ монетарного и фискального стимулирования в США, странах Еврозоны и Азии. На пике 2020 года котировки золота показывали рост на 36%, превышая уровень $ 2000 за тройскую унцию.

Мы сохраняем долгосрочный позитивный взгляд на золото и ожидаем возобновления роста котировок в 2021 году.

По мере реализации новых инициатив мировых центральных банков и правительств по поддержке рынков и экономик в 2021 году котировки золота возобновят свой рост. Мы ожидаем, что котировки золота превысят уровень $ 2200 за тройскую унцию в 2021 году, что предполагает рост на 15% с текущих уровней.

Для розничных инвесторов оптимальным вариантом участия в ожидаемом росте золота является покупка ПИФов, динамика которых отражает изменение котировок золота. В нашей линейке ПИФов данный фонд называется ПИФ «Драгоценные металлы». Важно также отметить, что инвестиции в золото через ПИФы позволяют избежать рисков ослабления рубля, что будет важно в 2021 году.