Налог на гугл

В Узбекистане вводят «налог на Google», следует из Налогового кодекса в новой редакции, где появилась соответствующая глава. Spot разбирал ее еще в сентябре 2019 года.

В нем говорится, что иностранные юридические лица, осуществляющие реализацию услуг и товаров в электронной форме, местом реализации которых является Узбекистан, признаются налогоплательщиками в части таких услуг, оказываемых физическим лицам.

К услугам в электронной форме отнесли 14 видов услуг. Среди них предоставление доступа к поисковым системам, оказание услуг по поиску и предоставлению заказчику информации о потенциальных покупателях, оказание рекламных услуг в интернете и другое.

Под это определение попадают поисковики вроде Google и «Яндекс», различные агрегаторы и другие сайты.

Они должны платить налог на добавленную стоимость (НДС) с оборота. Налоговая база определяется как стоимость оказанных услуг с учетом суммы налога, исчисленная исходя из фактических цен реализации этих услуг.

Такие компании или их посредники должны встать на учет в налоговой не позднее 30 дней со дня начала оказания услуг.

«Налог на Google» есть и в других странах, например, в России с 2017 года. Зарегистрированные за рубежом ИТ-компании обязаны платить НДС в размере 18% от средств, которые они получают за оказание электронных услуг. В начале августа стало известно, что «налог на Google» принес российскому бюджету в 2018 году 12 млрд рублей (около $180 млн).

В декабре 2019 года глава Государственного налогового комитета Бехзод Мусаев говорил «Газете.uz», что комитет будет работать постепенно с каждой компанией-налогоплательщиком, чтобы они создавали постоянные учреждения в Узбекистане.

«Тот же AirBnB, он во многих странах создает постоянные учреждения и показывает все доходы, какие он получает на территории и через налогоплательщиков этой страны. Мы будем с ними работать и восстанавливать контакты, пользуясь зарубежным опытом, которые наши коллеги сделали в странах СНГ, и помощью экспертов «, — говорил тогда Мусаев.

Ранее представители Налогового комитета неоднократно говорили, что не только Google или «Яндекс», но и все, кто зарабатывает на продаже рекламы в Узбекистане, должны платить налоги. Сюда входят владельцы Telegram-каналов, блогеры в Instagram и Facebook.

Еще ранее в комитете говорили, что «Яндекс.Такси» должны зарегистрироваться в Узбекистане и платить налоги.

ФНС в итоге согласилась с доводами иностранных компаний. Служба подготовила проект письма, в котором признает налог, уплаченный по прежнему порядку. «Ведомости» ознакомились с проектом документа, его подлинность подтвердил федеральный чиновник. Если продавец не предъявил покупателю НДС (в том числе потому, что не встал на учет в службу), а покупатель самостоятельно уплатил налог в бюджет и принял его к вычету, то у налоговиков нет оснований требовать у иностранцев повторно уплатить налог или оспорить налоговый вычет российских компаний, указано в письме.

Представители Минфина, ФНС и АЕБ не ответили на запросы «Ведомостей».

1089 интернет компаний

Столько встали на учет в ФНС как налогоплательщики НДС при оказании электронных услуг, указано на сайте службы. Те, что продают людям в интернете игры, музыку, книги и т. д., начали платить «налог на Google» еще в 2017 г. В первый год ФНС удалось собрать 9,4 млрд руб. НДС, в 2018 г. – уже 12 млрд руб. Из крупных технологических и интернет-компаний в ФНС зарегистрированы Apple Distribution International, Google Commerce Ltd, Microsoft Ireland, Netflix International B.V. и Wargaming Group Ltd, Bloomberg и др. А первым уведомлять пользователей о необходимости платить НДС еще в конце 2016 г. начал Google

К электронным услугам относятся передача прав на использование программ, реклама, поддержка сайтов, хранение и обработка информации, ведение статистики, хостинг, доступ к поисковым системам и т. д. Само определение электронных услуг плохо прописано, рассказывает топ-менеджер компании, попавшей под обязанности становиться на учет в ФНС, например, к ним могут относиться лицензии и технические договоры на изготовление какой-либо продукции внутри России, потому что они предполагают обмен информацией через интернет. «Вероятно, власти даже не задумывались, что эти услуги попадут под действие закона, но подвести под него можно многие документы. Из-за этого возникли серьезные технологические ограничения для компаний», – сетует он.

Проблема возникла из-за того, что в ноябре 2017 г. поправки были внесены во втором чтении кулуарно, без обсуждения с бизнесом, считает руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов. В результате все компании понесли дополнительные расходы – как минимум на сотрудника, который будет разбираться в этом процессе, указывает налоговый менеджер международной компании.

Но самое главное, если компания встала на учет, получила ИНН, то она должна платить за себя НДС по всей реализации, возмущается топ-менеджер другой международной компании: «Например, у нас электронные не более 5% от всех услуг, и как оплачивать НДС по всем остальным – непонятно. Представьте, как если бы вы разбирались на сайте китайской налоговой службы, даже в англоязычной версии это сделать сложно».

Порядок уплаты пока непонятен, разъяснений нет, декларация не утверждена, перечисляет партнер Taxology Алексей Артюх: поступления в бюджет по итогам I квартала могут сократиться по сравнению с 2018 г., потому что крупные холдинги приостановили платежи за услуги иностранным поставщикам. Так поступили до трети компаний, причем не только по электронным, но и по другим услугам, говорят два собеседника «Ведомостей» в международных компаниях.

Письмо поможет остановить этот хаос, сходятся во мнении опрошенные «Ведомостями» юристы и представители бизнеса. Но и его необходимо доработать – распространить и на другие услуги, чтобы избежать неопределенности, говорит Зарипов. Это временная гарантия безопасности, считает топ-менеджер международной компании, такие фундаментальные правки нужно вносить в Налоговый кодекс, чтобы не было неверной интерпретации, и бизнес ждет этого.