Налоги нефтяной отрасли

Задачи, решаемые ЗАО КИП «МЦЭ» по обеспечению достоверного учёта добытого углеводородного сырья (УВС):

  • оценка лицензионных соглашений и проектных решений на соответствие полноты и качества изложенных требований по обеспечению достоверного учёта при добыче нефти и газа;
  • комплексные обследования месторождений на соответствие установленным требованиям (государственные, корпоративные);
  • разработка предложений по совершенствованию метрологического, методического, ор-ганизационно-технического и информационного обеспечения системы учёта нефти и газа;
  • разработка нормативно-технической документации (стандартов, положений, регламен-тов, инструкций и др.) по учёту УВС предприятия;
  • разработка методик измерений и рекомендаций по метрологии в целях определения количества добытого полезного ископаемого;
  • метрологическая, налоговая экспертиза, а также экспертиза по выполнению требований в области недропользования;
  • реинжиниринг бизнес-процессов, метрологическое сопровождение проектов по автоматизации технологических процессов и IT-технологий;
  • исследование, оценка и экспертиза программного обеспечения.

Метрологическое обеспечение учёта нефти и газа

Цель метрологического обеспечения учёта УВС — выполнение требований норматив-ных документов государственного и корпоративного уровня к обеспечению единства измере-ний.

Работы по метрологическому обеспечению, выполняемые ЗАО КИП «МЦЭ»:

  • выбор и обоснование методов и средств измерений для достижения установлен-ных норм точности;
  • выбор и обоснование оптимального состава средств измерений, применяемых для целей учёта УВС;
  • метрологическая экспертиза проектной и технической документации на СИКН, АГЗУ, ТСУИФ и СИ, в том числе оценка соответствия их метрологических характери-стик установленным требованиям;
  • разработка и аттестация методик (методов) измерений, входящих в сферу госу-дарственного регулирования обеспечения единства измерений;
  • проведение испытаний СИКН, АГЗУ, ТУСИФ и СИ в целях утверждения типа средств измерений;
  • метрологическая экспертиза алгоритмов обработки измерительной информации и программного обеспечения СИКН, АГЗУ, ТУСИФ и СИ.

Методическое обеспечение

Цель методического обеспечения учёта УВС — создание (поддержание) доказательной базы о порядке учёта добытой нефти и газа, обеспечивающей достоверность полученных результатов в соответствии с действующими государственными, федеральными и отраслевыми норматив-ными документами.

Доказательная база формируется на основании результатов применения методов и методик по определению количества добытого газа и нефти по каждому лицензионному участку (место-рождению), соответствующих нормам действующего законодательства РФ в области налогообложения добычи полезных ископаемых, использования и охраны недр, обеспечения единства измерений.

Информационное обеспечение учёта газа и нефти

Цель информационного обеспечения — своевременное и адресное обеспечение учётной информацией всех участников бизнес-процесса, для выполнения их функций в установленные сроки.

Указанная цель обеспечивается за счёт оценки достоверности применяемых в добываю-щих предприятиях информационных технологий разработанными в ЗАО КИП «МЦЭ» расчёт-но-экспериментальными методиками.

Организационно-техническое обеспечение учёта полезных ископаемых

Цель организационно-технического обеспечения — организация эффективного бизнес-процесса учёта УВС, обеспечивающего формирование первичных учётных документов, отчёт-ных документов, а также документов бухгалтерского, налогового, государственного статисти-ческого и корпоративного учёта в установленные сроки.

Работы, выполняемые ЗАО КИП «МЦЭ» по достижению данной цели:

  • оптимизация номенклатуры и форм учётных и отчётных документов;
  • оптимизация функций подразделений – участников бизнес-процесса;
  • распределение обязанностей между участниками бизнес-процесса.

Реинжиниринг бизнес процессов

Цель реинжиниринга бизнес-процесса учёта УВС — оптимизация процессов учёта УВС:

Работы по данному направлению:

  • Подробный анализ существующих процессов, выявление процессов, требую-щих изменения, построение модели «AS-IS» («Как есть»);
  • Определение ключевых показателей эффективности для бизнес-процессов;
  • Собственно реинжиниринг, построение модели «TO-BE» («Как будет»);
  • Контроль и постоянное совершенствование новых процессов на основе ключе-вых показателей эффективности.

НДД пока что проходит корректировку некоторых пунктов и уточнений, дабы снизить риск падения нефтяной продукции, в частности, ее стоимости на мировом рынке.

Добавленный доход — разница между доходами от реализации нефтепродуктов компании и потраченных на ее добычу ресурсов.

Налог на добавленный доход представляет собой налоговый сбор на добычу и продажу нефтепродукции, без учета потраченных на нее техники, материалов переработки, иных затрат.

В том числе, не берутся во внимание затраты на эксплуатацию нефти транспортом и т. д. Налоговый сбор будет осуществляться с итоговой суммы продажи продукции, а не с добытого объема, как раньше.

Налоговый сбор на 2018 г. на нефтепродукцию пока предполагается в размере 50%. Что именно произойдет:

— размеры вычета налога;

— порядок его уплаты;

— вместо НДПИ придет на смену НДД — налог на добавленный доход нефтепродукции.

Законопроект о налоге на добавленный доход должны ввести не раньше 2019 г. Об этом утверждается в очередном правительственном заседании.

Изначально планировалось его активация в 2018 г., но в силу обстоятельств, проект коснется лишь новых точек месторождения нефти, соответственно, молодых нефтяных компаний и скважин.

За словами вице-премьера РФ, за проектом от управления Президента РФ поступило несколько значительных замечаний со стороны технического характера.

После корректировки недочетов, проект снова выставят на обсуждение в думу для утверждения. Пока проект находится в «пилотном» режиме.

Первый этап принятия закона на НДД состоялся при первом чтении думы. НДД был изначально предложен и разработан совместно с Минэнерго и Минфин РФ.

Специалисты прогнозируют, что благодаря нововведения в системе налогообложения в нефтяной отрасли, государственный бюджет может пополниться на сумму около 600 млрд. руб.

Должен снизиться прежний налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), но сам налог, как таковой, останется, его никуда не уберут.

Суть внедрения нового налога в том, чтобы заменить ряд льгот на нефтяную продукцию по экспорту и размер ставок в направлении добычи этой продукции для молодых участков месторождения нефти.

Государство предлагает нефтяным компаниям обмен, где они отменяют льготы, но вводят новую систему налогового вычета с рядом множественных послаблений.

Для государства такой встречный шаг к нефтяному бизнесу имеет значение. Отменив пошлину на экспорт продукции и заменив ее на налог на добавленный доход, Минфин находит еще один дополнительный источник дохода для бюджета страны.

Поскольку нововведения неизбежны в любом случае, то нефтяные компании все стараются отстоять свое право выбора типа налогового вычета в своей деятельности.

Так как новый законопроект НДД еще окончательно не утвержден правительством РФ, за компаниями остается право выбора порядка налогообложения.

Компании могут выбирать, оставаться еще на старой системе вычета НДПИ или переходить на новую НДД.

Обратите внимание, что и старая программа никуда не девается, просто снижается ее стоимость, потому компаниям придется удерживать два типа налогов от добычи и доходов по продукции.

Минфин пробовал распространить сначала новый проект за нефтяными месторождениями свежими, новыми, но при этом, минуя те, к которым уже с 2016 г. стали применяться экспортные льготы за НДПИ.

Если правительство отменит старую систему налогообложения на доход полезных ископаемых, то всем нефтяным компаниям «добровольно-принудительно» придется перейти на новый порядок.

Тем самым, старая система потеряет свой смысл, если кто-то еще попытается ею пользоваться. По мнению экспертов, с применением новой НДД, нефтяные компании не много выиграют.

По словам вице-премьера Юрия Борисова, правительство вынужденно пошло на изменение уже принятых правил налогообложения. «Надеемся, что это краткосрочные, пожарные меры, и после 2021-2022 года можно будет вернуться к преференциям», — подчеркнул Борисов, выступая на Тюменском нефтегазовом форуме. Он отметил, что дополнительные расходы бюджета из-за пандемии в этом году составили примерно 4 трлн рублей. «Они требуют возмещения, и для Минфина, который отвечает за баланс нашего бюджета, такое решение наиболее простое», — сказал вице-премьер.

Если вкратце говорить о предложенных изменениях, то они предполагают отмену целого ряда льгот по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ), некоторых преференций по уплате экспортной пошлины на нефть и коэффициента выработанности запасов, который применялся при расчете налоговых выплат. Взамен компаниям, которые пока получают перечисленные фискальные послабления, предлагается перейти на налог на добавленный доход (НДД), пилот которого был запущен в 2019 году для 5 групп месторождений Западной и Восточной Сибири, Каспия и Арктики. Теперь, кроме этих регионов, применять НДД станет возможно для участков недр на Северном Кавказе, Сахалинской, Оренбургской и Самарской областях. Но условия НДД также ужесточаются.

В пресс-службе Минфина «РГ» подчеркнули, что предлагаемая корректировка параметров НДД в долгосрочной перспективе не приведет к сокращению добычи нефти. Принимаемые меры позволят оптимизировать предоставление налоговых льгот в нефтяной отрасли, а также компенсировать выпадающие доходы бюджета, объем которых в 2019 году превысил запланированные показатели (по НДД) и составил порядка 200 млрд рублей.

«Переход участков с льготой по выработанности на НДД по-разному будет отражаться на активах»,- говорит директор по консалтингу в сфере госрегулирования ТЭК VYGON Consulting Дарья Козлова. — Где-то это позволит ввести в разработку нерентабельные в текущих условиях запасы. Но в среднем по отрасли нагрузка немного вырастет.

В невыгодном положении оказались проекты по добычи сверхвязкой нефти в Волго-Уральском районе и Западной Сибири, а также отдельные месторождения сложные для разработки почти во всех нефтеносных провинциях нашей страны. Для них отмена льгот означает снижение рентабельности производства. Если принятые меры временные, то в период действия ОПЕК+ падение или даже остановка добычи на этих участках не окажет особого влияния на ее общие объемы. Но после окончания сделки в 2022 году, когда производство нужно будет наращивать, это способно сильно затормозить процесс восстановления.

«В переходе с многочисленных льгот на единый налоговый режим — НДД, есть здравое зерно», — говорит глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — Но очередное изменение правил игры может серьезно сказаться на инвестициях в отрасль, которой необходима налоговая стабильность. В совокупности же, это поставит под удар все проекты так или иначе связанные с отменяемыми преференциями. Невозможно изъять из отрасли 200 млрд рублей без ущерба для нее. Если раньше мы говорили о перспективах роста добычи после сделки ОПЕК+, то теперь же в лучшем случае придется очень стараться хотя бы выйти на уровень 2018-2019 годов. Причем его еще нужно будет удержать, ведь если добыча начнет падать, то и налоговые поступления расти не будут, сказал Симонов.

Впрочем, с 2024 года в России планируется предоставлять нефтяным компаниям дополнительный вычет для выработанных месторождений, что может немного исправить положение. «С учетом этого, законопроект не окажет значительного влияния на большую часть планов по добыче после завершения сделки ОПЕК+», — считает Дарья Козлова. Но, по ее мнению, этого может быть недостаточно для значительного увеличения объемов производства после 2022 года. Поэтому темпы восстановления будут зависеть от того удастся ли отрасли договориться с Минфином о новых стимулах через 3 года, сказала Козлова.

Отдельных слов заслуживает еще то, что ожидаемое снижение инвестиций вероятнее всего приведет к отмене или переносу запуска части новых проектов компаний, связанных с трудноизвлекаемой нефтью, проектов на шельфе, а также работ по созданию инновационных технологий разведки и добычи. А это значит, что нововведения затронут рынок труда, промышленность, науку и негативно скажутся на выполнении программы импортозамещения.

В Минфине считают, что при нынешней системе налогообложения бюджет недополучает десятки миллиардов рублей. Нефтяные компании с этим не согласны Читать в полной версии Фото: Андронов Алексей / ТАСС

Минфин внес в правительство законопроект, который предусматривает изменение налога на дополнительный доход (НДД), пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на источники, знакомые с ситуацией. Газета отмечает, что в случае принятия поправок с ряда нефтяных компаний в ближайшие три года в бюджет может дополнительно поступить около 200 млрд руб. Минфин подтвердил внесение проекта.

Суть изменений заключается в том, что если до сих пор НДД позволял уменьшать налогооблагаемую базу на 100% за счет переноса исторических убытков, то теперь этот показатель предлагается снизить до 50%. Помимо этого, речь идет о снижении индексации исторических убытков с 16,3% до 7% и сокращении размера вычитаемых расходов.

Также изменения могут коснуться условий налогообложения для месторождений, которые имели льготы по экспортной пошлине на нефть и могли переходить на НДД добровольно. Для них вместо действующих понижающих коэффициентов к НДПИ в 2021–2023 годах предлагается ввести повышающий коэффициент 1,5.

Как считают в Минфине, подобные меры должны принести в бюджет дополнительно 87,8 млрд руб. в 2021 году и 55,6 млрд руб. в 2022 году. К 2023 году общая сумма может достигнуть 200 млрд руб.

По данным «Коммерсанта», больше всего пострадать от нововведений могут «Газпром нефть» и «Роснефть», месторождения которых подпадают под действующую редакцию НДД. Например, речь идет о Новопортовском месторождении «Газпром нефти». По данным газеты, «Роснефть» предлагает ничего не менять.

Собеседники издания в нефтяной отрасли согласны с тем, что НДД позволил компаниям получить «непредвиденную доходность», однако не считают необходимым что-то кардинально менять. Не исключен вариант, что для поиска компромисса вопрос о корректировке налога может быть вынесен на уровень президента, отмечает издание.