Налоговое дело

Налоговое дело

Симоновский районный суд, федеральному судье, г-же Райковой Н.В.

Уголовное дело № 1-493/09

РЕЧЬ ЗАЩИТНИКА В ПРЕНИЯХ

Уважаемый суд!

Диспозиция вменяемой моей подзащитной статьи 198 УК прямо указывает на важный для судьбы дела факт. Преступным вменяемое подсудимой деянием, объективную сторону которого образует в частности бездействие при подаче декларации по НДФЛ, может стать только тогда, когда у лица возникает отличная от нуля налогооблагаемая база. Иначе говоря, неподача декларации может стать преступлением тогда и только тогда, когда налогоплательщик оказывается обязанным уплатить определенную сумму налога и при этом эта сумма превышает размер, который закон считает крупным. Конечно при дополнительном условии присутствия всех признаков субъективной стороны состава преступления.

Соответственно, если у подсудимого нет обязанности заплатить налог, то нет и состава преступления по его объективной стороне, а именно отсутствует само событие преступления, выражающееся в уклонении от уплаты конкретно причитающейся суммы налога.

Посмотрим еще раз, имеется ли у подсудимой невыполненные налоговые обязательства по доле в квартире, полученной ею по наследству от своего отца, умершего 1.03.2000 года?

Наследство открылось в дату смерти наследодателя. Наследница проживала (была зарегистрирована) в одной квартире с наследодателем, то есть фактически владела ей (что подтвердил и свидетель – оперативный сотрудник милиции Арбузов, допрошенный в суде), оплачивала квартиру и даже налог на квартиру – налог на недвижимость.

Иначе говоря, вне всякого сомнения, подсудимая-наследница наследство приняла.

В нашем случае, подзащитная, проживая совместно с отцом-наследодателем в одной квартире и зарегистрированная там же, в силу презумпции, установленной п. 2 ст. 1153 ГК , приняла наследство без подачи заявления нотариусу. Это было ее законное право. Она не нарушила какого-либо закона. Хатова приняла наследство в момент смерти отца. А нотариус, выдав свидетельство о праве на наследство в 2007 году, этот бесспорный для нас и для нотариуса факт подтвердил, т.к. иначе он обязан был бы отказать в выдаче свидетельства и потребовать судебного решения. Нотариальное свидетельство от 11.12.2007, как явствует из его текста, подтвердило возникновение права собственности Хатовой на спорную долю квартиры. То есть из самого нотариального документа, выданного за неделю до госрегистрации этого права, следует, что право возникло совсем не 18.12.2007 как это полагает обвинение, а как минимум существовало 11.12.2007.

Важно отметить, что нотариус только подтверждает факт возникновения этого права. Сами нотариальные действия в силу своей специфики принципиально никогда (!) не оказывают влияния на наступление того или иного юридического факта. Они их только фиксируют. Дата возникновения права собственности наследника при наследовании (универсальном правопреемстве) всегда в силу закона совпадает с датой открытия наследства. Об этом очень подробно сказано в ходатайстве защиты № 1 .

Таким образом, право собственности на наследственное имущество, безусловно, возникло у Хатовой именно 1.03.2000 г. и к моменту отчуждения имущества в виде ¼ квартиры, произошедшего 25.12.2007г. оно находилось в собственности подсудимой более 3 лет.

Заметим, что Налоговый кодекс РФ связывает те или иные налоговые последствия именно с датой возникновения права собственности, справедливо не считая дату регистрации названного права существенным обстоятельством и даже ни в каком ином контексте не упоминая о такой регистрации.

Соответственно подсудимая независимо от факта неподачи ею декларации имеет право на налоговый вычет в полном размере выручки (п. 1 ст. 220 НК РФ). Таким образом, вменяемое уклонение не имело места, т.к. у подзащитной не было обязанности уплатить налог, и кроме того, необходимое вредное последствие в виде непоступления денежных средств в соответствующий бюджет также отсутствует.

В Обвинительном заключении нет никаких умозаключений со ссылками на нормы права в обоснование того, что право собственности на наследство якобы возникло у подзащитной лишь в указанную в ОЗ дату — 18.12.2007г. (дата госрегистрации этого права). Право собственности всегда принципиально возникает ранее даты его регистрации, кроме случаев установленных законом. В отношении наследства таких исключений законодатель не утвердил.

Это же подтверждается и текстом самого обвинительного заключения

Стоит заметить, что молодой сотрудник ИФНС, допрошенный судом в качестве свидетеля — Даненков, сообщил, во-первых, что передача физического лица с учета в одной ИФНС на учет в другую ИФНС в связи с изменением места жительства происходит автоматически по данным регистрации милиции в силу п. 4 ст. 85 НК РФ, во-вторых, все ИФНС в силу п. 4 ст. 85 НК РФ имеют данные по обороту недвижимости, зарегистрированной ФРС по Москве, и имеют возможность и обязанность привлечь каждое лицо, получившее доход в прошедшем году к уплате НДФЛ в следующем году даже, если отчуждатель недвижимости не подал декларации. Направляли ли Хатовой из ИФНС предупреждение о необходимости уплатить НДФЛ со сделки по отчуждению последней квартиры свидетель не знает.

Заметим, подсудимая заявила, что подобного документа из ИФНС не получала. По существу конкретного дела свидетель ничего не сообщил. Далее суд задал свидетелю вопрос, на взгляд защиты, более подходящий для специалиста и оказалось, что свидетель убежден, что дата возникновения права собственности у Хатовой совпадает с датой госрегистрации этого права. При этом свидетель сообщил, что по образованию является инженером. В обоснование своих ошибочных суждений свидетель не смог сослаться на норму права, зато сообщил суду, что в его личной практике случаев идентичных рассматриваемому не было, поэтому он рассуждает тут в суде не по прецеденту или инструкции, описывающей подобные случаи, а по собственному его — инженера разумению. Заметим, что в главе 23 НК «НДФЛ» слово регистрация встречается всего 4 раза (1 раз – касается служебного загранпаспорта, 1 раз – фермерского хозяйства, 2 раза – индивидуального предпринимателя). В контексте применимых норм НК слово регистрация чего-либо не встречается ни разу!

Допрошенная судом специалист-ревизор ОНП подполковник Платонова сообщила суду, что имеет только среднее экономическое (бухгалтерское) образование, а так же высшее юридическое образование. Все доводы экспертизы обвинения опровергнуты с подробной аргументацией допрошенным в суде специалистом, приглашенным стороной защиты, проф.

Уголовные дела по налогам теперь возможны не только по результатам налоговых проверок

Гришковцом А.А., профессором, доктором наук.

Защита обращает внимание суда на следующее. Среди комментаторов существует отрицательное мнение о самой возможности вменения статьи 198 УК в подобных случаях. Большинство ученых справедливо полагают, что лица, привлекаемые к уголовной ответственности по сходным фабулам должны оправдываться, поскольку подача или неподача декларации в данном случае никак не влияет на процесс извещения налоговых органов о факте продажи недвижимости. Эти сведения они получают от ФРС в силу вышеназванного закона без участия налогоплательщика в обязательном порядке и в автоматическом режиме. Декларация же нужна только самому налогоплательщику для заявления о причитающихся ему вычетах.

В рассматриваемом сегодня судом случае подсудимую ввели в заблуждение в риэлторском агентстве, в котором она специально задавала вопрос о необходимости совершения ею каких-либо действий в связи с продажей недвижимости и получила ответ, что ничего делать не требуется.

Далее, как видно из материалов дела, она пыталась связаться с налоговыми органами по телефону, а налоговая инспекция была обязанная давать справки по телефону, эту свою обязанность не выполнила. Не привлекла ИМНС также подсудимую к административной ответственности за непредставление в срок декларации.

Какие же действия налоговые органы в кругу своих обязанностей должны были совершить, получив в 2007 году сведения из ФРС? Они были обязаны привлечь подсудимую к налогообложению в 2008 году, направив ей соответствующий запрос. Этой обязанности посвящена целая глава 14 Налогового кодекса РФ. Но этой обязанности ИФНС не выполнила.

В совокупности все эти обстоятельства должны были подтвердить подсудимой ее полностью соответствующее бездействию налоговых органов мнение, сформированное допрошенными риэлторами. Во-первых, правильное об отсутствии у Хатовой объекта налогообложения и, во-вторых, ошибочное об отсутствии обязанности подавать декларацию.

Посмотрим далее, каким образом органы следствия получили информацию о якобы совершенном преступлении? Конечно, из базы данных. Сверили информационную базу сделок с базой поданных деклараций. Вот и вся оперативная работа.

Многие комментаторы полагают сомнительным при таких обстоятельствах осуждение лица, вовремя не подавшего декларацию именно в ФНС. Ведь получается, что наличие или отсутствие преступления зависит от качества и добросовестной работы государственной службы. Полагаю, это обстоятельство есть самостоятельное основание для оправдания.

У подсудимой, вне всякого сомнения, не было умысла на совершение вменяемого ей преступления потому, что она полагала после консультации специалистов-риэлторов, что налог ей платить не следует.

Ровно об том же говорит и письмо ФНС, приобщенное защитой к делу в предыдущем судебном заседании : «При решении вопроса о моменте возникновения права собственности на имущество, переходящее в порядке наследования, необходимо учитывать следующее. … Свидетельство о праве на наследство по закону или по завещанию является достаточным доказательством наличия и объема права на наследственное имущество. … Следовательно, право собственности на наследственное имущество возникает у наследника со дня открытия наследства (дня смерти наследодателя) независимо от даты государственной регистрации этих прав».

Именно этим письмом и руководствовался риэлтор-консультант, дававший разъяснения подзащитной, в которых он его должен был упоминать, что не отрицает и подсудимая. Таким образом, подзащитная только выполнила разъяснение ФНС РФ.

Как выяснилось в ходе исследования доказательств, обвинение увидело трудность в толковании следующего абзаца вышеназванного письма: «Реализация права на предусмотренный подпунктом 1 пункта 1 статьи 220 НК РФ налоговый вычет ставится в зависимость от подтверждающих документов (договора купли-продажи, свидетельства о государственной регистрации права, платежных документов), а не от правоустанавливающих обстоятельств, в частности от основания и момента возникновения права собственности на соответствующее имущество налогоплательщика».

В контексте приведенных ранее цитат того же документа, не вызывающих двойного толкования, рассматриваемый абзац говорит лишь о том, что возникшее в силу закона право на налоговый вычет должно реализовываться (оформляться) только в случае предоставления полного пакета документов, в который должно входить, конечно, и свидетельство о государственной регистрации прав на недвижимость. Правоустанавливающими же обстоятельствами в данном случае являются смерть наследодателя, родственные отношения с последним подсудимой и проживание дочери в квартире отца. Понятно, что налоговый орган не может и не должен подменять нотариат и ФРС, учитывая эти обстоятельства непосредственно.

Кроме того, лингвистическое толкование абзаца показывает, что слова «в частности от основания и момента возникновения …» никак не относится к периоду (части предложения) «а не от правоустанавливающих обстоятельств», так как в нем отсутствует частица «НЕ». Конец фразы относится либо к первой части рассматриваемого предложения, предшествующей союзу «а», либо имеет самостоятельное значение перечисления.

А именно, считали бы правильным следующее толкование: реализация права зависит, во-первых, от подтверждающих документов, во-вторых, не зависит от правоустанавливающих обстоятельств, в-третьих, зависит от основания и момента возникновения права собственности.

Впрочем, при любом толкование значимость исследуемого абзаца не может превысить значимость прямого указания того же письма данного тремя абзацами выше, потому что, повторю, в исследуемом абзаце речь идет не о самом праве, что только и важно для уголовного дела, а лишь о порядке реализации этого возникшего права.

Наличие подобного разъяснения, прямо противоречащего обвинению, по мнению Верховного суда (Постановление Пленума от 28 декабря 2006 г. N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» — п. п. 3 и 8 ), исключает умысел подзащитной, а соответственно и состав преступления по его субъективной стороне.

Прошу подзащитную оправдать по основаниям ст. 24 УПК РФ.

Кроме того, обращаю внимание суда на следующую юридическую ошибку обвинения (см. Обвинительное заключение) важную для оценки социальной опасности личности подсудимой. Целью налогового преступления не может быть «личное обогащение» (такая цель якобы была у подсудимой согласно обвинению), поскольку неуплата налогов не увеличивает размер собственного имущества субъекта. Уплата налога, в зависимости от их размера, скорее предпосылка к разорению налогоплательщика. То есть имущественной целью неплательщика может быть его нежелание впасть в бедность (просто стать беднее) или обанкротиться. При этом такое поведение криминология считает менее социально опасным, чем основанное на мотивах наживы.

В случае обвинительного приговора, прошу применить санкцию в виде штрафа, назначив его ниже нижнего предела в размере 30 тыс. рублей с учетом данных о личности подсудимой ….

При назначении наказания в виде лишения свободы, прошу применить условное осуждение и прямо указать в приговоре, что подсудимая не ограничивается судом в праве выезда из РФ. При отсутствии такого указания, в силу не основанной на законе, но повсеместно существующей практики, сложившейся в органах ФМС , условное осуждение приведет к отказу в выдаче подсудимой нового загранпаспорта (срок действия имеющегося истекает в 2010 году), что неизбежно приведет к запрету на исполнение служебных обязанностей.

Гражданский иск в случае вынесения обвинительного приговора прошу передать для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, поскольку в исковом заявлении не рассмотрены правоотношения, возникшие в связи с наследованием квартиры в период действия закона о налоге «О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения», а также не учтена подлежащая в таком случае возврату переплата подсудимой и третьими лицами – ее сыновьями, не привлеченными к настоящему производству по гражданскому иску, налога на имущество в части четверти квартиры, якобы в этом случае не находившейся ни в чьей собственности в течение 7 лет. Удовлетворение иска в полной сумме без учета переплат по налогу на недвижимость и привлечения к процессу третьих лиц полагаю необоснованным.

адвокат Куприянов

лауреат Высшей юридической премии «Фемида»

Направление налоговыми органами материалов в следственные органы (Рябинин В.В.)