Необоснованная налоговая выгода

Содержание

Необоснованная налоговая выгода вместо недобросовестности. Что изменилось?

Высший Арбитражный Суд РФ в попытках дать внятное определение недобросовестности вообще решил отказаться от этого термина. Взамен судьи предложили инспекторам искать при налоговых проверках так называемую необоснованную налоговую выгоду. А чтобы труды налоговиков не оказались напрасными, Пленум ВАС РФ издал 12 октября 2006 г. Постановление N 53, в котором установил признаки такой выгоды.

Что принесет новый документ судей налогоплательщикам? Поможет отстоять в суде свою правоту или даст инспекторам новое оружие в борьбе за пополнение бюджета? Ответы — в нашем комментарии.

Что решили судьи?

Прежде чем анализировать новый подход судей, расскажем, что представляет собой налоговая выгода, каковы ее признаки и кто будет доказывать необоснованность налоговой выгоды.

Что такое необоснованная налоговая выгода и каковы ее последствия

Определение налоговой выгоды дано судьями в п. 1 Постановления N 53. Фирма получает такую выгоду, если уменьшает свои налоговые платежи за счет снижения налоговой базы, ставки налога, получения дополнительных вычетов, льгот или права вернуть уплаченный налог из бюджета.

Необоснованной налоговая выгода будет считаться, если она получена от операции, целью которой была исключительно минимизация налоговых платежей. Судьи называют такие операции лишенными целей делового характера. Иными словами, по мнению судей, любая сделка должна иметь какую-либо дополнительную цель (например, получение дохода), кроме снижения налогового бремени. Договор же, заключенный лишь для того, чтобы, скажем, уменьшить размер платежей по налогу на имущество, ведет к получению необоснованной налоговой выгоды. Последствия этого таковы. Сделка признается судьями недействительной. В результате в бюджет взыскиваются сумма "необоснованно" сэкономленного налога, соответствующие пени и штраф.

Признаки необоснованной выгоды

Прямых свидетельств того, что та или иная сделка приводит к получению необоснованной налоговой выгоды, судьи не нашли. Потому в Постановлении N 53 приведены косвенные признаки необоснованной выгоды (см. перечень на этой странице). Сразу скажем, что большинство из них не новы и до сих пор с большим или меньшим успехом использовались в качестве улик недобросовестности налогоплательщика. В частности, это отсутствие у фирмы материальных ресурсов, необходимых для изготовления того объема продукции, который указан в договоре, особые условия оплаты или перехода права собственности, например, после полного погашения задолженности перед поставщиком. Свидетельствовать о необоснованности налоговой выгоды также могут участие в сделке недавно созданной фирмы, взаимозависимость сторон, разовый характер операции, наличие посредников.

Примечание. Признаки необоснованной налоговой выгоды

  1. Налогоплательщик не мог реально осуществить операцию с учетом времени, местонахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.
  2. У налогоплательщика отсутствуют необходимые для выполнения операции управленческий или технический персонал, основные средства, производственные активы, складские помещения, транспорт.
  3. Для целей налогообложения учитываются только те операции, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, притом что для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций.
  4. Совершены операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.
  5. Сделка предусматривает особые формы расчетов и сроки платежей, свидетельствующие о групповой согласованности операций.
  6. Организация создана незадолго до совершения хозяйственной операции.
  7. Участники сделок взаимозависимы.
  8. Хозяйственные операции выполняются неритмично.
  9. Нарушено налоговое законодательство в прошлом.
  10. Операция носит разовый характер.
  11. Выполнены операции не по местонахождению налогоплательщика.
  12. Осуществлены расчеты с использованием одного банка.
  13. Произведены транзитные платежи между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций.
  14. Использованы посредники при осуществлении хозяйственных операций.

Судьи подчеркивают, что ни один из этих признаков сам по себе не доказывает, что сделка привела к получению необоснованной выгоды. Для этого нужна совокупность признаков. Но о конкретном числе "улик", которое нужно набрать для того, чтобы уличить фирму в получении необоснованной выгоды, судьи умолчали.

Особняком стоят такие признаки необоснованной налоговой выгоды, как действия налогоплательщика "без должной осмотрительности и осторожности". Пункт 10 Постановления N 53 позволит судьям признать сделку лишенной деловой цели, если будет доказано, что налогоплательщик знал о том, что его контрагент нарушает налоговое законодательство. В данном случае необоснованная налоговая выгода будет обнаружена даже при отсутствии других признаков.

Кто доказывает

Постановление N 53 начинается с того, что судьи декларируют презумпцию добросовестности налогоплательщиков. Используя этот "устаревший" термин, Высший Арбитражный Суд РФ дает понять, что арбитры, приступая к рассмотрению налогового спора, должны исходить из того, что любая сделка имеет цели делового характера и не приводит к получению необоснованной налоговой выгоды. Доказывать обратное должны налоговики. Другое дело, что молчанием налогоплательщику в суде обойтись не удастся. Ему в свою очередь придется доказать, что обвинения налоговиков несостоятельны.

Достоинства нового подхода судей…

  1. ВАС РФ признал презумпцию добросовестности налогоплательщика. Доказывать обратное должны налоговые инспекторы.

Примечание. Комментирует Дмитрий Дедов, начальник управления законодательства Высшего Арбитражного Суда РФ:

  • Я знаю, что у некоторых налогоплательщиков складывается ощущение, будто в Постановлении Пленума ВАС РФ не сказано ничего нового. Но на самом деле оно содержит огромную практическую пользу. Это Постановление упорядочивает взаимоотношения компании и налогового инспектора, создает рамки, за которые последний не может выходить. Раньше инспекторы могли применять любые санкции, прикрываясь пресловутым понятием "недобросовестный", причем вкладывали туда все что угодно. Допустим, операция совершена сразу после создания фирмы или контрагент зарегистрирован по несуществующему адресу, любое из этих обстоятельств уже могло свидетельствовать о "недобросовестности" налогоплательщика. Это напоминало игру в кошки-мышки. Налоговики исходили из принципа "назовем недобросовестным, вдруг поймаем". В итоге суды были завалены совершенно непонятными и пустыми делами.

Мы решили положить этому конец, попытавшись изложить конкретный перечень обстоятельств, которые в совокупности могут свидетельствовать о недобросовестности или, как сказано в документе, о необоснованной налоговой выгоде. Если действия налогоплательщика попали в этот перечень, инспектор вправе применять санкции. Если нет, то никаких огульных обвинений в пресловутой недобросовестности больше не будет.

Примечание. Комментирует Вадим Зарипов, эксперт по налогам юридической компании "Пепеляев, Гольцблат и партнеры":

  • Постановление N 53 принесло в том числе и положительные изменения. Так, суд дал организациям ориентиры, "флажки", за которые не следует выходить. Хорошо, когда вопросы вызывает конкретная сделка и у компании есть возможность объяснить свою позицию, а не ведутся какие-то несерьезные разговоры о "недоброй совести", непонятно по каким критериям определяемой.

Также Постановлением N 53 введена презумпция обоснованности налоговых выгод налогоплательщика. Налоговые органы обязаны опровергнуть ее, представив суду доказательства.

  1. Судьи признали, что налогоплательщик вправе получить обоснованную налоговую выгоду. Заключая сделку, он может выбрать именно тот вариант взаимоотношений с контрагентом, который приведет к минимальным налоговым платежам. Главное, чтобы сама сделка изначально не была нацелена исключительно на минимизацию налогов. Действия же фирмы по минимизации налоговых платежей в рамках договора, который имеет "цели делового характера", абсолютно законны.

Примечание. Комментирует Дмитрий Дедов, начальник управления законодательства Высшего Арбитражного Суда РФ:

  • У налогоплательщика отсутствует обязанность максимизировать свои налоговые платежи. Допустим, у вас есть четко обозначенная экономическая цель. И есть несколько правовых способов ее достичь.

    Вы можете выбрать именно тот, который еще и позволит заплатить минимум налогов. Главное, чтобы выбранные меры соответствовали заданной цели. А если вы не сумели убедить инспекцию и суд в наличии экономического эффекта от ваших действий, тогда вас легко будет привлечь к ответственности.

  1. Любой из признаков необоснованной налоговой выгоды (отсутствия целей делового характера), названных в Постановлении N 53, сам по себе не может привести к обвинениям фирмы. Чтобы взыскать недоимку и штраф, налоговики должны привести в суде несколько таких признаков, то есть их совокупность. Если же инспекторы обвинят компанию только в том, что она, скажем, отдала материалы на переработку, будучи в состоянии переработать их самостоятельно, суд необоснованной налоговой выгоды не обнаружит. Для этого налоговикам понадобятся дополнительные улики. Например, участие в давальческой схеме взаимозависимых лиц, одно из которых создано непосредственно перед заключением сделки.

…и его недостатки

Как говорится, в каждой бочке меда есть ложка дегтя. Увы, в случае с Постановлением N 53 до сих пор мы говорили лишь о маленькой ложке меда в огромной бочке дегтя.

Начнем с самого замысла судей. Зачем понадобилось вводить термин "необоснованная налоговая выгода" и устанавливать его признаки? Ведь в Налоговом кодексе РФ есть исчерпывающий перечень противозаконных действий и присущих им признаков. Но, видимо, жизнь многообразнее формулы "все, что не запрещено законом, разрешено". На практике, по мнению судей, есть такие нарушения, которые в силу их неочевидности нельзя прямо указать в Кодексе. Как раз таковым и является необоснованная налоговая выгода. Есть много способов получить эту выгоду, налогоплательщики все время изобретают новые, поэтому без судебного разбирательства их не выявить.

Иными словами, необоснованная налоговая выгода — это возможность взыскать с фирмы деньги в пользу государства в том случае, если оснований для этого непосредственно в Налоговом кодексе не нашлось.

Теперь перейдем к нюансам.

  1. Самый общий критерий необоснованной налоговой выгоды — это отсутствие целей делового характера. Это еще одно новое понятие судьями прямо не определено. Они лишь называют косвенные свидетельства того, что сделка деловых целей не имеет. Но приведет это все к тому, что даже те компании, которые далеки от идеи минимизации налоговых платежей, прежде чем заключить какую-либо сделку, будут определять ее "деловой характер".

Примечание. Комментирует Вадим Зарипов, эксперт по налогам юридической компании "Пепеляев, Гольцблат и партнеры":

  • Основной недостаток Постановления N 53 таков. Теперь для каждой нетипичной или просто крупной сделки необходимо готовить экономическое обоснование. Человек, ее инициирующий (а в компании всегда есть такой человек), должен будет писать служебную записку, бизнес-план или иной документ, поясняющий выгоду для компании от этой сделки или ее необходимость.

Любопытно, что авторы Постановления, поражаясь собственной же дальновидности, находят в таком подходе только плюсы.

Примечание. Комментирует Дмитрий Дедов, начальник управления законодательства Высшего Арбитражного Суда РФ:

  • Как ни странно, Постановление N 53 полезно для внутрикорпоративных отношений. Необходимость объяснять экономическую пользу от каждой сделки для менеджмента может стать мерой контроля более эффективной, чем, например, контроль со стороны акционеров. Если суд в таком случае признает налоговую выгоду необоснованной, акционеры получат возможность предъявить иски к менеджерам общества.
  1. Поговорим о признаках необоснованной налоговой выгоды. Да, ВАС РФ наконец озвучил то, что ни один из этих признаков сам по себе не доказывает вины предприятия в занижении налоговых платежей. Но сказав "А", судьи не решились произнести "Б". Они не потрудились уточнить, что понимать под совокупностью "улик" — два, три или, может быть, пять признаков. Не надо быть провидцем, чтобы уверенно сказать, что инспекторам, а возможно, и арбитрам, будет достаточно минимума, то есть двух признаков.

Выше мы приводили пример с договором переработки давальческого сырья. Вернемся к нему. Допустим, две компании заключили такую сделку. И по стечению обстоятельств одна из фирм создана незадолго до подписания договора. А в договоре предусмотрена бартерная форма расчетов. Все! Двух этих "улик" (их совокупности) будет достаточно для того, чтобы инспекторы возбудили судебный процесс о необоснованной налоговой выгоде и получили шанс одержать в нем победу. Абсурд? Безусловно. Но благодаря усилиям ВАС РФ он вполне может стать реальностью.

Ситуацию также усугубляет и то, что перечень признаков необоснованной налоговой выгоды, данный в Постановлении N 53, не исчерпывающий. А значит, инспекторы смогут использовать в суде и дополнительные, кажущиеся им вескими, улики против налогоплательщика.

Примечание. Комментирует Юрий Добронравов, партнер юридической компании "Добронравов и партнеры":

  • Критерий для проверки обоснованности налоговой выгоды, приведенный в Постановлении N 53, слишком расплывчат. Это предоставляет налоговым органам возможность выдвигать плохо доказанные или вовсе не подкрепленные документально обвинения, базирующиеся лишь на основании логических рассуждений. А у судей появляется простор для субъективных решений. Так, ВАС РФ позволяет налоговым органам не доказывать то, что организация в действительности не проводила ту или иную операцию. Достаточно просто показать, что она не могла ее провести в принципе, скажем, из-за отсутствия персонала или оборудования.
  1. Мы уже упомянули особое, выбивающееся из "совокупности" и совершенно самодостаточное доказательство необоснованной налоговой выгоды — отсутствие должной осмотрительности и осторожности. По сути, этим ВАС РФ вынудил контрагентов к взаимной слежке, а заодно дал инспекторам практически беспроигрышный шанс взыскать деньги с компании, которая "неосмотрительно" заключила договор с фирмой — нарушителем налогового законодательства. Причем последствия такого нарушения могут быть сколь угодно незначительны. По крайней мере, судьи тут никаких рамок не обрисовали. Особая опасность нависла над взаимозависимыми фирмами.

Примечание. Комментирует Дмитрий Дедов, начальник управления законодательства Высшего Арбитражного Суда РФ:

  • Проявляя должную осмотрительность и осторожность, налогоплательщик должен иметь дело только с теми контрагентами, которые аккуратно платят налоги. Однако "недобросовестность" другой компании еще не повод обвинять вас. Для начала налоговики должны доказать вашу осведомленность о "схемах" контрагента. Презумпция же осведомленности допускается только для группы аффилированных лиц.

    Сравнение старых и новых правил по необоснованной налоговой выгоде

    Собственно же отношения между аффилированными лицами по-прежнему могут стать подозрительным обстоятельством. Налоговики будут спрашивать, с какой целью была создана дочерняя компания? Ответ, что она нужна для максимального экономического эффекта по отдельной операции, может быть как принят, так и не принят инспекторами и судом. И хорошо еще, если "дочка" занимается специальным проектом, отдельным бизнесом, которым нерационально заниматься материнской компании.

Таким образом, формально возложив бремя доказывания необоснованности налоговой выгоды на налоговиков, ВАС РФ фактически вынуждает предприятия, как и прежде, доказывать свою невиновность.

Послесловие

Итак, позитивное на первый взгляд Постановление N 53 по сути дает инспекторам возможность взыскивать с фирмы дополнительные налоговые платежи по основаниям, не предусмотренным в Налоговом кодексе РФ.

Как этому противостоять? Единственный эффективный рецепт: максимальная осторожность при планировании и заключении сделок. В Постановлении N 53 приведены те признаки необоснованной налоговой выгоды, которыми будут руководствоваться судьи. Следовательно, задача состоит в том, чтобы ваш бизнес этих признаков был по возможности лишен. Это непросто, а иногда и невозможно. Тем более что ВАС РФ прозорливо сделал свой перечень "улик" открытым. А значит, как и прежде, налогоплательщику сложно будет предугадать те обвинения, которые выдвинут против него инспекторы при очередной проверке.

Примечание. Прописывать понятие "обоснованная налоговая выгода" в Налоговом кодексе нет необходимости

Антон Иванов, председатель Высшего Арбитражного Суда РФ

  • Существуют мероприятия без деловой цели, прямо предусмотренные Налоговым кодексом. Например, когда организация переходит на "упрощенку", единственной ее целью является снижение налогового бремени… Есть ли тут необоснованная налоговая выгода?
  • Право выбора той или иной налоговой модели прямо предусмотрено действующим законодательством. Поэтому в данном случае вряд ли можно говорить о необоснованной налоговой выгоде. Здесь речь идет не о деловых операциях, а о налоговой модели, о свободе выбора налогового режима.
  • В Постановлении N 53 используется термин "должная осмотрительность", однако критерии этого понятия не введены. Каковы они?
  • "Должная осмотрительность" — это один из специальных терминов, которые используются, в частности, в гражданском законодательстве. То есть понятие "должная осмотрительность" вытекает из Гражданского кодекса. Со времен римского права должной осмотрительностью считалось поведение, которое проявляет нормальный, разумный человек, знающий налоговое законодательство. У судов точно не будет проблем с толкованием термина "должная осмотрительность".
  • А можно привести пример, когда налогоплательщик действовал без должной осмотрительности?
  • Представим, что налогоплательщик заключает сделку с компанией, у которой отсутствует ИНН. Соответственно, есть сомнения, что эта фирма реально существует. В этом случае можно говорить о том, что налогоплательщик, заключая такую сделку, поступает неосмотрительно.
  • Внесут ли понятие "необоснованная налоговая выгода" в Налоговый кодекс?
  • Я думаю, что в этом нет необходимости, поскольку мы в Постановлении N 53 довольно подробно описали признаки обоснованности и необоснованности налоговой выгоды. Более того, просто перечислять в Налоговом кодексе признаки необоснованной налоговой выгоды нельзя. Ведь речь идет об оценке фактических обстоятельств и существа экономических операций. Это в законе сформулировать не получится. Поэтому, на мой взгляд, Налоговый кодекс регулировать правила оценки обоснованности налоговой выгоды не должен.
  • Будет ли Постановление N 53 рекомендовано для работы налоговиков?
  • Мне сложно отвечать за ФНС России, не знаю, разошлют ли они его по своим инспекциям. Но так как Постановление принято, им обязательно будут руководствоваться судьи при вынесении решения.

Д.А.Волошин

Эксперт журнала "Главбух"

Судебная практика, где затрагивается упущенная выгода и требования о ее возмещении, одна из самых сложных в российском правовом поле. Несмотря на то, что законодательство признает правомерность участников гражданских отношений требовать возмещения недополученных доходов (упущенной выгоды), и даже дает определение этому виду убытков в п.2 ст.15 ГК РФ, как «…неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, т.е. если бы его право не было нарушено», решения судов чаще всего очень противоречивы.

Упущенная выгода — это своего рода мера ответственности, которая должна применяться к нарушителю, если он допускает невыполнение или выполнение ненадлежащим образом своих гражданско-правовых обязанностей, направленная на возмещение убытков.

Как правило, иск в суд, содержащий подобные требования, подают лица, пострадавшие в ДТП, других аварийных ситуациях (пожарах, потопах), а также компании, предприниматели, занимающиеся торговой, производственной деятельностью. Практикующие юристы и адвокаты единогласно сходятся во мнении, что доказать в суде причинение убытков и их состав чрезвычайно сложно. И если практика взыскания реально причиненного ущерба время от времени заканчивается в пользу истца, то с доказательством упущенной выгоды дела обстоят намного хуже. На сегодняшний день выиграть подобное дело практически невозможно.

Судебная практика говорит о том, что эта мера ответственности может быть применена при выполнении нескольких условий, предусмотренных законодательством, а именно наличия доказательств:

  • Невыполнения обязательств контрагентом или других нарушений прав (например, повреждение машины при ДТП);
  • Несение реальных финансовых потерь;
  • Причинно-следственную связь между первым и вторым пунктом, то есть, что негативные последствия наступили в результате нарушения прав кредитора.

Эта связь играет решающую роль во время рассмотрения исков о взыскании неполученной выгоды. Чаще всего, суды не находят да и не стремятся найти данный элемент и не удовлетворяют иск о возмещении неполученной выгоды. На сегодняшний день наша судебная практика основана на достаточно жесткой причинно-следственной связи и не принимает во внимание любого рода вероятности, случайности и прочие философские категории, которые могут повлиять на конечный результат действия. Именно в этом, по мнению большинства юристов, кроется причина существующего судебного подхода в решении подобных дел.

Анализ судебной практики

Из материалов судебной практики о возмещении упущенного дохода можно легко проследить наличие отрицательного отношения судей к удовлетворению подобных исков, за которыми угадываются их опасения, чтобы потерпевшая сторона не смогла получить неосновательное обогащение. Их требования к предоставлению доказательств потери выгоды в результате нарушения обязательств другой стороной до такой степени жестки, что выполнить их чаще всего не представляется возможным.

Также достаточно часто суды отказывают во взыскании на основании недоказанности реального размера упущенной выгоды, опять же требуя в качестве доказательств наличия настоящего ущерба, принимая предоставленные расчеты в качестве вероятных. Несмотря на такое положение дел, следует отметить, что предприниматели не оставляют надежд добиться компенсации таких потерь. И пусть очень редко, но иск о взыскании упущенной выгоды удовлетворяется судом.

Так, судебная практика удовлетворила претензию о взыскании с поставщика в пользу покупателя неполученной прибыли за непоставленное оборудование. В качестве доказательной базы обоснованности своих претензий истец представил в суд контракты с другими структурами на поставку этого оборудования, также упущенная выгода была просчитана специалистами.

Еще одно дело, где суд принял во внимание предоставленные доказательства об упущенной прибыли, касалось иска в котором пострадавшая сторона подала в суд на компанию за незаключение с ней контракта, несмотря на то, что она выиграла конкурс. Сумма убытков была рассчитана как разница между конкурсной ценой продукции и ее себестоимостью, умноженной на запланированный объем, который не был произведен по вине ответчика. Судебная практика назначала дополнительную экспертизу, которая подтвердила, что упущенная выгода соответствует размеру, которую требует к возмещению пострадавшая сторона.

Что следует предпринять, для увеличения шансов выиграть дело

  1. Согласно п.4 ст.393 ГК взыскание упущенных доходов можно требовать только в том случае, если кредитор предпринимал какие-либо шаги для их получения, а это означает, что пассивный истец не сможет решить своей проблемы в суде.
  2. Доход не может быть получен без затрат.

    1.8. Постановление № 53 и учет его требований при оптимизации налогообложения

    Следовательно, кроме определения уровня упущенного дохода требуется также указать перечень расходов и их взаимосвязь с упущенной выгодой. Без этого подача иска бесперспективна.

  3. Соберите как можно больше доказательств. Помочь доказать правоту смогут заключенные договора, переписка, отчеты экспертов и прочее.

Совет: предоставьте как можно больше информации о роде своей деятельности, ее особенностях, что влияет на доходы и расходы, их увеличение и уменьшение, принципы работы конкурентов и тому подобное. Всю информацию, которую не предоставите вы, суд будет добывать из других источников.

Судебная практика Российской Федерации свидетельствует о том, что наиболее частыми причинами, из-за которых иск не подлежит удовлетворению судом, являются:

  • Отсутствие подтверждения соответствующими документами размера понесенных убытков;
  • Отсутствие доказательств, которые могут подтвердить связь между причиной и следствием, между упущенной выгодой и бездействием или неправомерным действием ответчика;
  • Отсутствие доказательств вины ответчика в полученных убытках;
  • Мнимая сделка.

Так, в судебной практике рассматривалось дело, в котором истец требовал взыскать с виновника ДТП компенсацию за неполученный доход, так как пострадавшая сторона была вынуждена расторгнуть контракт об аренде автобуса с третьим лицом из-за того, что транспорт был поврежден в аварии. Иск был признан таким, что не подлежит удовлетворению, так как доказательства истца о неполученных доходах носят вероятный характер, а реальных доказательств наличия убытков суд не увидел.

Несмотря на то, что судебные инстанции рассматривают дела о взыскании с ответчиков сумм, которые вероятней всего могли бы быть получены, они требуют предоставления доказательств реально полученного ущерба.

Доход нужно вернуть

Судебная практика показывает, что есть еще одно урегулированное законодательством правило, которое применяется для определения суммы упущенной выгоды. Оно закреплено в ст.15 ГК РФ и говорит о том, что если сторона, допустившая нарушение обязательств перед второй стороной, получила в результате этих действий доход, то упущенная выгода, которая должна быть возмещена пострадавшей стороне, составляет сумму не меньшую, чем размер полученного дохода.

Так, если покупатель, продав товар, полученный с отсрочкой платежа, вместо того, чтобы рассчитаться с продавцом, направил вырученные средства на покупку другого товара, получив при его продаже дополнительный доход, первый поставщик имеет полное право требовать от ответчика возмещения упущенной выгоды в размере не меньшей, чем полученный доход. Сразу хочется отметить, что подобных случаев в судебной практике единицы, так как узнать о подобных действиях нечистоплотного покупателя и собрать доказательства чрезвычайно сложно.

Когда упущенная выгода не взыскивается

При подготовке иска о присуждении упущенной выгоды  не надо также забывать о таком понятии, как неустойка. В соответствии со ст.394 ГК РФ, если в заключенном договоре предусмотрена выплата неустойки за нарушение взятых на себя обязательств, то недополученный доход рассчитывается как разница между ожидаемым и тем, что покрывается неустойкой. В договорных отношениях может быть предусмотрена:

  • штрафная неустойка, когда все убытки подлежат возмещению независимо от уплаты неустойки;
  • исключительная неустойка, когда может быть взыскана только сумма неустойки;
  • альтернативная, когда взысканию подлежат или убытки или неустойка.

Основная сложность, которая возникает перед лицами, обращающимися в суд с требованием взыскания неполученных доходов, состоит в расчете этих сумм в их реальном денежном эквиваленте. Доказательством справедливых расчетов может служить независимая экспертная оценка, но даже ее суды могут не принимать во внимание, так как на сегодняшний день в законодательстве отсутствует единая методика проведения такой оценки и поэтому каждый подобный документ носит субъективный характер. А это значит, что для удачного разрешения дела очень важно отнестись со всей ответственностью к подготовке иска. В заявлении следует в мельчайших деталях описать все обстоятельства дела, представить документальные доказательства неправомерных действий ответчика и упущенной в результате таких действий выгоды.

Совет: подключите опытного юриста для определения суммы, которую вы хотите взыскать, и составления искового заявления. Хороший специалист, исходя из опыта работы и изучения судебной практики, сможет в доказательство правомерности требований истца сослаться в заявлении на подобные решения судов, вынесенные в пользу пострадавшей стороны. Учитывая спорность и неоднозначность таких процессов, судья, принимая решение, может принять во внимание случаи идентичные вашему и удовлетворить иск.

Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды

В целях обеспечения единообразия судебной практики при оценке арбитражными судами доказательств обоснованности возникновения налоговой выгоды у налогоплательщика Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона “Об арбитражных судах в Российской Федерации” постановляет дать следующие разъяснения.

1. Судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, – достоверны.

Под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

2. В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ.

3. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

4. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

5. О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

– невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

– отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

– учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

– совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

6. Судам необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной:

– создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

– взаимозависимость участников сделок;

– неритмичный характер хозяйственных операций;

– нарушение налогового законодательства в прошлом;

– разовый характер операции;

– осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

– осуществление расчетов с использованием одного банка;

– осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

– использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего Постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

7. Если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

8. При изменении юридической квалификации гражданско-правовых сделок (пункт 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации) судам следует учитывать, что сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)), мнимые и притворные сделки (статья 170 ГК РФ) являются недействительными независимо от признания их таковыми судом в силу положений статьи 166 ГК РФ.

9. Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели.

Необоснованная налоговая выгода

Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала.

10. Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

11. Признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением.

При этом судам следует иметь в виду, что признание налоговой выгоды необоснованной не должно затрагивать иные права налогоплательщика, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.

Председатель

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации А.А. ИВАНОВ

Секретарь Пленума,

судья Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации А.С. КОЗЛОВА

Что такое налоговая выгода? *

<*> Статья подготовлена по материалам семинара "Защита прав налогоплательщиков при проведении проверок налоговыми и иными органами. Налоговые споры", организатор — компания "Аудит-Эскорт".

Из этой статьи вы узнаете:

В чем заключались схемы "Юкоса"?

С чем была связана необходимость принятия Постановления Пленума от 12 октября 2006 г.?

Что такое Пленум Высшего Арбитражного Суда?

В октябре 2006 г. вышло Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12 октября 2006 г. N 53. Пленум готовился очень долго. С чем была связана необходимость принятия этого Постановления? С тем, что в судебной практике очень часто использовались термины "недобросовестность", "недобросовестный налогоплательщик". В законодательстве нигде таких понятий прописано не было, поэтому налоговая доказывала недобросовестность налогоплательщиков, как только могла, всеми доступными средствами. Доказывала, естественно, не обращаясь в суд, а приводя какие-то доводы в акте проверки. Если спор возникал, доказывали эти доводы при рассмотрении спора в суде. Сложилась такая практика, что никакого предварительного судебного решения по доказыванию факта недобросовестности не нужно. Поэтому назрела необходимость установить критерии недобросовестности.

По недобросовестности очень много дел состоялось ранее. Тот же "Юкос". Кто читал решение суда, знает, что его деятельность признана деятельностью недобросовестного налогоплательщика. Потому что "Юкос" открыл подразделения в зонах с льготным режимом налогообложения. В стране их придумали для того, чтобы развивать регионы. А оказалось, что придумали совершенно для другого, чтобы там можно было зарегистрироваться и не платить местные налоги. Многие использовали такие схемы. В чем они заключались? В частности, "Юкос" продавал свою нефтепродукцию предприятиям, открытым в этом регионе, по себестоимости, с небольшой наценкой. Потом оформлял юридические сделки, брал этот нефтепродукт себе на комиссию по договору комиссии или агентскому договору на реализацию. И уже реализовывал как бы в интересах этих предприятий, зарегистрированных в зонах с льготным налогообложением. Естественно, вся выручка отражалась у комитента или принципала. Комиссионер только получал свое вознаграждение, соответственно, налоги в соответствующий бюджет не поступали. Причем все счета у них были в одном банке. Бухгалтерский учет велся одной организацией. Работники, которые руководили этим предприятием, фактически там никогда не находились. Они были сотрудниками той же фирмы. Суд признал в этой ситуации деятельность организации недобросовестной. У нее не было экономической цели реализовывать эти нефтепродукты, чтобы потом забрать, как агенту, и отправить на экспорт. Всем все понятно. Это было одним из самых крупных дел, связанных с такой деятельностью, которую суд как раз расценил как недобросовестную. То есть не как деятельность, связанную с получением экономического содержания, а деятельность, направленную на уклонение от уплаты налогов.

Что вообще такое Пленум Высшего Арбитражного Суда? Это когда собираются судьи соответствующей квалификации и рассматривают предложения, которые внесены, решают, принять ли те или иные рекомендации по применению какой-то нормы законодательства, обсуждают и голосуют. Правовой статус у этого документа — никакой. Но все арбитражные суды сразу начинают по нему работать. Судебная практика в этом Пленуме расценена так, что всегда она исходит из презумпции добросовестности. Суды считают, что все налогоплательщики добросовестные и действия таковыми предполагаются. Но налоговая выгода, которую получает налогоплательщик, может быть как обоснованной, так и необоснованной. Поэтому если результат деятельности налогоплательщика — получение налоговой выгоды — экономически оправдан, сделки совершались с целью получения экономического результата и содержащиеся в бухгалтерских документах, в отчетности сведения достоверны, то налоговая выгода обоснованна.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если для ее получения и для цели налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом.

В п. 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 г. N 53 перечислены критерии оценки арбитражными судами необоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды — это подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

  1. невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
  2. отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  3. учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
  4. совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Вот эти доказательства налоговые органы сейчас в большей степени пытаются привести при оценке деятельности налогоплательщика по взаимоотношениям его с контрагентами. Практика многих налоговых органов занимает сейчас такую позицию, которая заключается в том, что в большей степени недостатки можно выявить, анализируя сделки с контрагентами, а не бухгалтерский учет. Сделки с контрагентами могут натолкнуть на мысль или показать недостатки, или обнаружить действия, которые совершены с целью получения налоговых выгод. Например, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, который отражен в отчетности. Кондрашова Л.А. привела пример: организация приобретала пищевую продукцию для производства тоже определенной пищевой продукции. Были проверены все контрагенты, и такую продукцию они, естественно, производить не могли и не могли поставлять ее данной организации. Поэтому затраты были признаны необоснованными. Дело в суде проиграли.

Еще пример: была проверена строительная организация — генподрядчик, которая приобретала дорогостоящие материалы, оборудование у контрагентов и потом сдавала заказчику. Что было с контрагентами? В акте перечисляются организации, с которыми заключались различные договоры на приобретение, и исходя из взаимоотношений с этими организациями оцениваются действия руководителей этих организаций. В ходе проверки выяснили, что или организации-контрагенты вообще не отчитываются, или в их отчетности данных по этим операциям по продаже нет. Был направлен запрос в органы внутренних дел об оказании содействия в розыске и приводе этого физического лица — руководителя. В ходе проверки выяснилось, что это физическое лицо не является и никогда не являлось учредителем, руководителем каких-либо организаций. По местонахождению организация не располагалась. В другом случае свидетели являлись в том числе и в налоговую инспекцию.

Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53

Один из свидетелей другой организации по повестке явился. В допросе пояснил, что не является руководителем контрагента, данная организация неизвестна. Паспорт не терял, но при трудоустройстве представлял копию паспорта на должность курьера. И вероятно, там произошла утечка. От своего имени никаких документов не подписывала. Налоговая сделала вывод, что сделка не признается действительной.

Добросовестность налоговых правоотношений предполагает такой способ реализации своих прав, при котором не затрагиваются интересы никаких иных субъектов, в том числе государства. Заключаемые налогоплательщиком сделки в сфере гражданского оборота не должны носить фиктивный характер. У них должна быть конкретная разумная цель. Такой целью не может быть налоговая экономия или получение преимуществ. В случае, когда единственным результатом является получение налога из бюджета, цели не могут быть признаны обоснованными. Из данного определения следует, что недобросовестность — это действия, при которых причиняется вред или создается угроза причинения вреда иным лицам. В данном случае создается угроза нанесения ущерба бюджету, экономической стабильности Российской Федерации.

Организация, заключая сделки, должна исходить из того, что эти сделки влекут для нее и налоговые последствия. Выбирая себе партнеров по бизнесу, организация должна была проявить определенную степень заботливости и осмотрительности, которая позволила бы организации рассчитывать на надлежащее исполнение обязательств в сфере налоговых правоотношений. Поэтому, исходя из того что представлены документы, не подтверждающие гражданско-правовых отношений между участниками описанных сделок, и составлены они без намерения с другой стороны создать правовые последствия, это позволяет квалифицировать произведенные расходы как экономически необоснованные, а также направленные на неправомерное возмещение НДС из бюджета.

Арбитражная практика такова, что суды, рассматривая подобные споры, когда налогоплательщик пытается доказать, что все-таки у него есть реальные расходы, подходят двояко к оценке и вынесению решения. Согласно первому подходу, налогоплательщик документально подтвердил факт приобретения товаров, факт реальности затрат. А говорить про затраты, про вычет НДС можно только в том случае, если в наличии имеется счет-фактура. Документ должен быть действительным. Если он не подписывался уполномоченным лицом, нет печати, не заполнены все реквизиты, то говорить о вычете НДС по недействительному счету-фактуре нельзя, дела все проигрываются. Законодательство в бухучете устанавливает, что первичные отчетные документы принимаются к учету, если они составлены по установленной форме. Глава 25 Налогового кодекса напрямую не содержит такой обязательной нормы, которая указывала бы невозможность принять к учету первичные документы, имеющие недостатки в оформлении. Отдельные арбитражные суды делают такой вывод, что есть реальность затрат, она подтверждена, и то обстоятельство, что поставщик не состоит на налоговом учете или не платит налоги, не должно влиять на налоговые последствия. Например, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 24 апреля 2007 г., Волго-Вятского округа от 11 апреля 2007 г., Восточно-Сибирского округа от 21 марта 2007 г.

Другой подход заключается в том, что, принимая документы от неустановленных лиц, налогоплательщик, зная, что названные документы будут им предъявлены в качестве подтверждения расходов, должен удостовериться в их подлинности. А также подлинности учредительных документов, подлинности статуса лиц, которые действуют от этой организации. Потому что непринятие данных мер свидетельствует о том, что налогоплательщик не проявил так называемую добросовестность, разумность и осмотрительность в своих действиях. Поэтому многие сейчас начинают собирать доказательства проявления этой разумности и осмотрительности при заключении договора с контрагентами. Берут документы о постановке на учет, балансы с отметкой налоговой о том, что налогоплательщик отчитывается, документы, подтверждающие полномочия исполнительного органа. А если что-то возникнет, то будет возможность хотя бы представить доказательства того, что осмотрительность он как раз и проявил. Есть решения, когда суды приходили к выводу о том, что налогоплательщик не проявил осмотрительность, например Постановления ФАС Центрального округа от 27 января 2005 г., ФАС Северо-Западного округа от 11 сентября 2006 г., ФАС Поволжского округа от 5 октября 2006 г.

Еще один пример. Организация-генподрядчик использовала технику других организаций. Работы были выполнены и потом сданы заказчику. По мнению налоговой, генподрядчик заключил эти сделки фиктивно, у некоторых субподрядчиков не было лицензий, они представляли искаженную налоговую отчетность, НДС в бюджет не уплачивали, два субподрядчика имеют одного и того же учредителя, который является учредителем еще двадцати восьми организаций. В отношении некоторых были даже возбуждены уголовные дела за неуплату налогов. Так вот, при рассмотре этого дела генподрядчику удалось доказать, что он действовал разумно и обоснованно. Во-первых, он доказал, что техника, которая у него была, была задействована на других объектах. Поэтому техникой он не располагал, а она ему была нужна. Во-первых, он представил все документы, акты приема-сдачи работы. Налоговая инспекция не нашла доказательств того, что фирма создана по каким-то недействительным паспортам. Ответы налоговых органов, которые они запрашивали по некоторым субподрядчикам, касались вообще непредставления отчетности в более поздние периоды, чем те периоды, когда строились отношения генподрядчика и субподрядчика. Суд указал на допущенные нарушения, на процедуру проведения проверки, поскольку запросы на проведение встречных проверок были направлены в некоторых случаях уже после окончания выездных проверок. И ответы были получены вообще после составления акта проверки. В связи с этим суд Московского округа вынес решение в пользу генподрядчика (Постановление от 11 апреля 2006 г. N КА-А40/1835-06). Поэтому, наверное, такая ситуация с оценкой отношений по обоснованности включения в состав расходов; пока есть разная практика, есть разные возможности аргументации доказывания — есть смысл защищать свои интересы, если действительно налогоплательщик действовал добросовестно и никак не мог знать, что тот контрагент, который вступает с ним в отношения, по каким-то причинам не исполняет свои обязанности перед бюджетом.

Е.В.Бехтерева

Знаменитая и, пожалуй, самая часто применяемая статья 333 Гражданского кодекса РФ, регулирующая правила изменения неустойки, изменена.

Как было

В ныне действующей редакции текст статьи выглядит так:

Статья 333. Уменьшение неустойки

Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Правила настоящей статьи не затрагивают права должника на уменьшение размера его ответственности на основании статьи 404 настоящего Кодекса и права кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных статьей 394 настоящего Кодекса.

Судами наработана огромная практика применения этой статьи.

Еще в 1997 году был опубликован Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (Информационное письмо ВАС РФ от 14.07.1997 № 17), наметивший первые подходы к толкованию и применению правила о возможности снижения неустойки.

Через без малого полтора десятка лет увидели свет новые разъяснения: Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Правовые позиции трех высших судов, посвященных данной статье, изложенные в решениях по конкретным делам и раскрывающие отдельные аспекты правоприменения, исчисляются десятками.

Как стало

Практика применения статьи 333 ГК РФ позволила в рамках проводимой реформы гражданского законодательства внести коррективы, изложив статью в новой редакции.

Вот как она будет выглядеть, начиная с 1.06.2015 года:

Статья 333. Уменьшение неустойки

1. Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

2. Уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

3. Правила настоящей статьи не затрагивают право должника на уменьшение размера его ответственности на основании статьи 404 настоящего Кодекса и право кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных статьей 394 настоящего Кодекса.

В часть первую добавлено указание, что суд вправе уменьшить неустойку, которую должен уплатить предприниматель только в том случае, если должник заявит о таком нарушении. Данное правило выработано практикой арбитражных судов и широко применяется. Теперь оно закреплено и на законодательном уровне. С другой стороны, учитывая наличие такого правила, позволительно предположить, что неустойку для лиц, не осуществляющих предпринимательскую деятельность, суд может снижать по собственной инициативе.

Статья дополнена частью второй, устанавливающей еще два условия, необходимое для снижения неустойки для предпринимателя:

1) Установленная договором неустойка может привести к получению кредитором необоснованной выгоды;

2) Исключительный случай.

Содержание понятий «необоснованная выгода» и «исключительный случай» еще предстоит выработать судам на практике.
Обращает на себя внимание формулировка части 2 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой ничего не говорится о неустойке, установленной законом.

Налоговая выгода — с августа 2017 в НК РФ

Означает ли это, что установленная законом неустойка для предпринимателя не может быть снижена судом? Или же она может быть снижена по общим правилам части 1 статьи 333 Гражданского кодекса РФ? Более логичным видится первый вариант, но по какому пути пойдет судебная практика – увидим.

В целом новая редакция статьи 333 ГК РФ направлена на более строгое следование условиям договоров в части неустойки для предпринимателей. Законодатель говорит: предприниматели должны нести ответственность в размере, установленном договором, а снижение такой ответственности допускается лишь в исключительных случаях, то есть редко. Остается дождаться реализации такого подхода на практике.

Что все это означает на практике? Если раньше при составлении договоров можно было &#171;пропустить&#187; высокую неустойку, на внесении которой в договор настаивал контрагент, то сейчас придется настаивать на точном балансировании интересов сторон при указании процента неустойки. Желательно с помощью специалиста.

Запись опубликована Реформа ГК

Доктрина «Необоснованная налоговая выгода».

Критика использования категории «недобросовестный налогоплательщик» и отсутствие в НК РФ общих запретов злоупотребления правом в налоговых отношениях способствовала тому, что на уровне судебной практики фактически сформировались критерии разграничения правомерного поведения налогоплательщика, направленного на уменьшение налоговых обязательств, и неправомерного.

ВАС РФ сориентировал правоприменителей в России оценивать действия налогоплательщиков с точки зрения полученной налоговой выгоды. Так, в соответствии с Постановлением Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53 (п. 1) «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» налоговой выгодой признается уменьшение размера налоговой обязанности посредством уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, получения налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Понятие необоснованной налоговой выгоды содержится в п. 3, 4 Постановления. На основании данных положений можно сделать вывод, что под необоснованной налоговой выгодойследует понимать:

1) уменьшение размера налоговой обязанности, если оно явилось результатом учета для целей налогообложения операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом;

2) уменьшение размера налоговой обязанности, если оно явилось результатом учета для целей налогообложения операций, не обусловленных разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера);

3) уменьшение размера налоговой обязанности вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности при условии, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

В одном случае речь идет об учете так называемых фиктивных сделок, т.е. сделок, которыми налогоплательщик прикрывает реальные отношения (действительный экономический смысл).

Именно «прикрывающую» (притворную или мнимую) сделку налогоплательщик учитывает для целей налогообложения с единственным мотивом уклониться от налогов. Например, руководитель организации в целях уменьшения налогового бремени заключает с работниками гражданско-правовые договоры оказания услуг, но фактически работники выполняют трудовые обязанности, и отношения с ними попадают в поле регулирования трудовым законодательством. Здесь налицо совершение притворных сделок.

Примером совершения мнимой сделки является создание организации без намерения осуществлять деятельность в целях сокрытия от налогообложения доходов или имущества физических или юридических лиц, создавших ее.

В другом случае можно говорить о совершении и учете сделок или операций, не обусловленных целями делового характера, т.е. о нарушении доктрины деловой цели сделки, согласно которой налоговая экономия сама по себе не признается в качестве деловой цели сделки. Такие сделки в судебных доктринах ряда зарубежных государств именуются также сделками в обход закона.

Согласно п. 1 Постановления Пленума ФАС № 53 судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. Предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, эко комически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.

Перечень фактов, уличающих налогоплательщика в необоснованной налоговой выгоде, не является новым, большинство из них уже использовались в качестве признаков недобросовестности налогоплательщика:

— невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

— отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

— учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

— совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, необходимо выяснить, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной следующие обстоятельства:

— создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

— взаимозависимость участников сделок;

— неритмичный характер хозяйственных операций;

— нарушение налогового законодательства в прошлом;

— разовый характер операции;

— осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

— осуществление расчетов с использованием одного банка;

— осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

— использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами могут свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Многие положения вышеназванного постановления получили развитие и подтверждение благодаря появившейся в начале 2006 г. практике Суда Европейского Союза (далее — ЕС) по аналогичным проблемам, хотя решения этого суда для России необязательны. «Налоговая выгода», последствия переквалификации сделок и хозяйственных операций, недопустимость привлечения к ответственности и лишения гарантий «пришли» из решения Суда ЕС от 21 февраля 2006 г., а возможность отказа налогоплательщику в вычетах по НДС вследствие неуплаты налога поставщиками лишь в некоторых случаях рассмотрена в решении Суда ЕС от 12 января 2006 г.

Вышеизложенное позволяет сделать следующий вывод: получение необоснованной налоговой выгоды является формой злоупотребления правом в сфере публично-правовых отношений, так как в данном случае налогоплательщик осуществляет право на оптимизацию налоговых платежей, нарушая фискальные интересы не только государства, но и общества в целом.

Недостатком предложенной судебной практикой термина «налоговая выгода» является то, что перечень случаев «необоснованной налоговой выгоды» носит ориентировочный характер, поскольку не может охватить все многообразие возможных хозяйственных операций.

Налоговая выгода: понятие, признаки, практика

В литературе также отмечается, что Постановление Пленума ВАС РФ № 53 не раскрывает содержание законных терминов, а вводит новые, не предусмотренные налоговым законом, и указывает на правовой результат в зависимости от их установления судом. По сути, эт. е. не что иное, как нормотворчество, не предусмотренное судом.

Таким образом, Пленум ВАС РФ в Постановлении № 53 фактически признал право на налоговое планирование, установив, что если налогоплательщик может получать обоснованную налоговую выгоду, если уменьшает свои налоговые платежи за счет снижения налоговой базы, ставки налога, получения дополнительных вычетов, льгот или права вернуть уплаченный налог из бюджета; введена презумпция обоснованности налоговых выгод налогоплательщика; налоговые органы обязаны опровергнуть ее, представив суду доказательства.

Необоснованной налоговая выгода будет считаться, если она получена от операции, целью которой была исключительно минимизация налоговых платежей, если для целей налогообложения учтены операции, не обусловленные разумными или иными причинами (целями делового характера).

ВАС РФ, по сути, нацелил суды на оценку фактических обстоятельств дела. Формальные признаки во внимание приниматься не будут.