Незаконное занятие медицинской практикой

Заключение диссертации по теме «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право», Малахова, Мариет Магометовна

Наши выводы подтверждаются также данными социологического опроса. Так, отвечая на вопрос, какое наказание за незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью будет являться наиболее эффективным, большинство опрошенных сотрудников правоохранительных органов и граждан (68%) высказались за необходимость обязательного лишения права заниматься частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью независимо от основного наказания.

1 Качаева Т.А. Система наказаний в уголовном законодательстве России. Дисс. к.ю.н. Ростов-на-Дону, 2004. — С. 164.

Представляется, что для определения размера наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в санкции ст. 235 УК РФ, следует провести анализ санкций иных статей Особенной части УК РФ, чтобы выявить закономерности определения размеров наказаний, устанавливаемых законодателем, в частности, соотношения лишения свободы и лишения права занимать определенные должности и права заниматься определенной деятельностью как дополнительного вида наказания.

Нами был выявлен ряд статей, в которых санкция предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет (аналогично санкции ч. 1 ст. 235 УК РФ) и на срок до пяти лет (аналогично санкции ч. 2 ст. 235 УК РФ) и дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. В частности, это ст. 124, ч. 3 ст. 138, ч. 2 ст. 143, ст. 144 УК РФ и др. (максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет) и ч. 3 ст. 109, ч. 2 ст. 119, ч. 2 ст. 120, ч. 4 ст. 122, ч. 3 ст. 123, ч. 2 ст. 151 УК РФ и др. (максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет). В указанных санкциях при максимальном наказании в виде лишения свободы на срок до трех или пяти лет законодатель включил дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Опираясь на правила законодательной техники, мы считаем, что в санкциях ч. 1 и ч. 2 ст. 235 УК РФ, которые также устанавливают максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет (по ч. 1) и на срок до пяти лет (по ч. 2), следует предусмотреть в качестве обязательного дополнительного вида наказания лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Аналогичный прием можно использовать и при определении размеров наказания в виде обязательных и исправительных работ, которые по нашему мнению следует включить в санкцию ч. 1 ст. 235 УК РФ.

В УК РФ есть ряд статей, в санкции которых включено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, аналогично санкции ч. 1 ст. 235 УК РФ, и наряду с лишением свободы предусматривается возможность назначения таких видов наказаний как обязательные и исправительные работы. Например, в санкциях ч. 3 ст. 195, ч. 1 ст. 201, ч. 2 ст. 260 при максимальном лишении свободы до трех лет наказание в виде обязательных работ определено в размере от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, а исправительные работы могут быть назначены на срок от одного года до двух лет. В отдельных статьях можно определить зависимость только между лишением свободы и исправительными работами, например, в ст. 207, 215.2, ч. 1 ст. 291, так как в санкции указанных статей не включен такой вид наказания как обязательные работы. При этом, при максимальном наказании в виде лишения свободы на срок до трех лет в них предусматривается возможность назначения наказания в виде исправительных работ на срок от одного года до двух лет.

С учетом изложенного, предлагаем в санкцию ч. 1 ст. 235 УК РФ включить наказание в виде обязательных работ на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, наказание в виде исправительных работ на срок от одного года до двух лет.

Предложенные нами изменения санкции ч. 1 и ч. 2 ст. 235 УК РФ нацелены не на ужесточение уголовно-правовой репрессии, а на поиски эффективных путей предупреждения незаконного занятия частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью. В общей системе мер борьбы с исследуемым преступлением наказание является необходимой мерой воздействия.

При назначении наказания судам следует учитывать, что преступление, запрещенное ст. 235 УК РФ, совершается по неосторожности. Это предопределяет подход к определению пределов наказуемости деяния. Несомненно, последствия неосторожных деяний могут быть неадекватны нарушениям установленных правил поведения, но преступные последствия неосторожного деяния не могут в полной мере характеризовать социальный облик правонарушителя. В связи с чем при назначении наказания за незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью следует более внимательно оценивать личностные особенности преступника.

С учетом всех высказанных предложений считаем необходимым название и текст статьи 235 УК РФ изложить в следующей редакции:

Статья 235. Незаконное занятие медицинской практикой, фармацевтической деятельностью, народной медициной

1. Незаконное занятие медицинской практикой, фармацевтической деятельностью, народной медициной (целительством), если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека, наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, -наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет».

Заключение

На рубеже XII — XVI вв. в России отсутствовали специальные нормы, предусматривающие ответственность за незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью. Такое положение было обусловлено общей неразвитостью общественных отношений, уголовного законодательства, а также внешнеполитическими причинами -основная задача уголовного законодательства состояла в обеспечении внешней безопасности страны.

Элементы систематизированной регламентации врачебной деятельности появляются в России только при Петре I. В это же время появляются первые нормы, регламентирующие ответственность врача за врачебные ошибки. В последующем в законодательных источниках появляются главы, ограждающие народное здравие от преступных посягательств, куда включаются и нормы об ответственности за нарушение установленного законом порядка осуществления медицинской и фармацевтической деятельности.

Что касается состава преступления, предусмотренного ст. 235 УК РФ, то в том виде, в котором он содержится в современном Уголовном кодексе он не был известен ни Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, ни Уголовному уложению 1903 года, хотя нормы, имеющие определенное сходство со ст. 235 УК РФ, содержались в указанных источниках. Так, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных в ред. 1885 года уголовно наказуемым признавало незаконное оспопрививание, и незаконное занятие медицинской практикой с использованием ядовитых и сильнодействующих веществ, в случае причинения вреда здоровью (аналогичный запрет содержался и в Уголовном уложении 1903 года).

Наиболее полно и подробно ответственность за незаконное занятие медицинской практикой и фармацевтической деятельностью регламентировалась в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 года. Именно в Уставе обнаруживаются нормы, которые аналогично ст. 235 УК РФ, запрещают осуществление медицинской или фармацевтической деятельности лицом, не имеющим на то права.

В советский период законодательство о борьбе с незаконной медицинской практикой продолжило свое развитие. В этот период в уголовном законодательстве появляется указание на незаконность занятия именно частной медицинской практикой, что было обусловлено стремлением советского государства создать единую систему государственного здравоохранения.

Впервые в советском уголовном законодательстве ответственность за незаконное занятие врачеванием или медицинской практикой (ст. 180) была установлена в УК РСФСР 1926 года. В последующих законодательных актах она также содержалась, при этом не только в уголовном законодательстве Российской Федерации, но и в законодательстве практически всех союзных республик (за исключением Эстонской ССР).

Таким образом, история нормы об ответственности за незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью насчитывает несколько столетний. Она прошла длительный путь становления и развития с петровских времен до современного уголовного законодательства. Все это подтверждает особую общественную опасность установленного в ней запрета и необходимость его существования в УК РФ 1996 года.

В большинстве зарубежных стран (Корея, Испания, Польша, Швейцария, Швеция, Германия, Австралия, Бельгия, Австрия, Япония, Голландия) отсутствуют специальные нормы, предусматривающие ответственность за незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, аналогичные закрепленным в ст. 235 УК РФ положения также отсутствуют.

В таких странах, как например Турция, Норвегия, Республика Сан-Марино в национальное законодательство включены статьи, предусматривающие ответственность за преступления, имеющее сходные признаки с преступлением, запрещенным ст. 235 УК РФ.

Наиболее близко к ст. 235 УК РФ по содержанию сформулирован состав преступления, предусмотренный ст. 336 УК КНР. По УК КНР любая врачебная деятельность признается незаконной в случае, если лицо ею занимающееся не получило квалификацию врача. При этом, основной состав преступления не требует наступления каких-либо общественно опасных последствий, причинение тяжкого вреда здоровью или смерти человеку рассматриваются как квалифицированный и особо квалифицированный составы. Вместе с тем, в отличие от УК РФ, УК КНР ничего не говорит о незаконном занятии фармацевтической деятельностью.

Несмотря на некоторую общность уголовного законодательства России и стран Содружества независимых государств, тем не менее, большинство из них пошло по собственному пути правовой регламентации ответственности за незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью. Так, например, некоторые страны вообще отказались от установления уголовной ответственности за исследуемое деяние, например, Республика Узбекистан. В УК Азербайджана уголовно наказуемым признается незаконное проведение биомедицинских исследований или применение запрещенных способов диагностики и лечения (ст. 138), в УК Кыргызской республики — незаконное производство и реализация лекарственных средств, изделий и техники медицинского назначения, продуктов лечебно-профилактического питания и пищевых добавок (ст. 255).

Некоторые страны, опираясь на более ранее законодательство, до настоящего времени используют понятие «незаконное врачевание» (например, УК Украины, УК Республики Беларусь). При этом, с учетом современных потребностей, законодатель Беларуси в незаконное врачевание включает также незаконное занятие фармацевтической деятельностью.

Законодатели Таджикистана, Казахстана, Туркменистана и России одинаково оценивают общественную опасность подобных преступных деяний, обнаруживается практически полное совпадение описания объективных и субъективных признаков незаконного занятия частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью в УК России и уголовных кодексах указанных стран, идентичны интегрированный и родовой объекты.

Наиболее широко объективную сторону преступления описывает законодатель Грузии, в ст. 246 УК Грузии уголовно наказуемым признается любой вид незаконной врачебной или фармацевтической деятельности.

В целом, несмотря на различное правовое регулирование вопросов ответственности за незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью в странах так называемого ближнего зарубежья, тем не менее, опыт борьбы с данным явлением, несомненно, является положительным и представляет интерес для России, в силу близости правовых систем, особенно в части совершенствования уголовного законодательства.

Под интегрированным объектом преступления, предусмотренного ст. 235 УК РФ, мы понимаем общественную безопасность, представляющую собой состояние защищенности неопределенного круга лиц от любых угроз.

Родовым объектом незаконного занятия частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью является здоровье населения, которое представляет собой состояние полного физического, духовного и социального благополучия организованной совокупности людей, проживающих на определенной территории в конкретный период времени, и являющееся одним из главных условий социально-экономического развития общества и доминирующим фактором национальной безопасности.

Непосредственным объектом состава преступления, предусмотренного ст. 235 УК РФ, является совокупность однородных общественных отношений устанавливающих порядок лицензирования частной медицинской практики и фармацевтической деятельности и обеспечивающих абсолютное естественное право человека на здоровье.

Основной объект преступления, предусмотренного ст. 235 УК РФ, представляет собой общественное отношение устанавливающее порядок лицензирования частной медицинской практики и частной фармацевтической деятельности в целях обеспечения абсолютного естественного права человека на здоровье, дополнительным непосредственным объектом является здоровье и жизнь конкретного индивида.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 235 УК РФ, представляет собой занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью без лицензии на избранный вид деятельности, если это повлекло причинение вреда здоровью человека.

Для привлечения к ответственности по ст. 235 УК достаточно одного факта занятия медицинской или фармацевтической деятельностью, повлекшей общественно опасные последствия. Обязательным признаком состава рассматриваемого преступления является причинение вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 235). Если такие последствия не наступили, то ответственность за указанные действия наступает по ст. 6.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях (незаконное занятие частной медицинской практикой, частной фармацевтической деятельностью либо народной медициной, «целительством»).

В основном составе преступления, предусмотренного ст. 235 УК РФ не конкретизируется степень тяжести причиненного вреда здоровью. Более приемлемой на наш взгляд является точка зрения, которая сводится к тому, что вред здоровью по степени тяжести может быть любым (легким, средней тяжести либо тяжким) и на квалификацию содеянного виновным не влияет. Правильность этой позиции объясняется тем, что деяние, выражающееся в незаконном занятии частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, обладает повышенной степенью общественной опасности, поэтому законодатель счел необходимым криминализировать в ст. 235 УК РФ подобные общественно опасные деяния, если они повлекли за собой по неосторожности даже причинение легкого вреда здоровью пациента.

Состав преступления, предусмотренный ст. 235 УК РФ, представляет собой частный случай занятия незаконной предпринимательской деятельностью.

В соответствии с ч. 8 ст. 57 Основ незаконное занятие народной медициной (целительством) должно влечь за собой административную ответственность, а в случаях, предусмотренных законодательством РФ, за такое деяние наступает уголовная ответственность. Однако подробный анализ статей действующего отечественного уголовного законодательства, в том числе и ст. 235, приводит к выводу, что лица, занимающиеся народной медициной (целительством) в нарушение установленного законом порядка, то есть при отсутствии диплома целителя, не могут быть в действительности привлечены к уголовной ответственности, поскольку в УК РФ прямого запрета на занятие такой деятельностью не содержится.

Незаконное занятие народной медициной (целительством) не охватывается признаками состава преступления, предусмотренного ст. 235 УК РФ, что вытекает из буквального толкования названия и диспозиции данной статьи. Поэтому отечественному законодателю следует дополнить диспозицию ст. 235 УК РФ указанием на незаконное занятие народной медициной (целительством). С учетом всего вышеизложенного новую редакцию части 1 статьи 235 УК РФ следует изложить так: незаконное занятие медицинской практикой, фармацевтической деятельностью, народной медициной (целительством), если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 235 УК РФ с субъективной стороны не может быть совершено с двойной формой вины, нельзя согласиться и с точкой зрения о том, что незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью с субъективной стороны характеризуется прямым умыслом.

Состав преступления, предусмотренного ст. 235 УК РФ, сконструирован по типу материального и в качестве обязательного последствия в результате незаконной деятельности потерпевшему должен быть причинен вред здоровью, при этом в самой диспозиции статьи указывается о неосторожном отношении виновного к наступившим последствиям. Соответственно отсутствует волевой элемент прямого умысла — желание наступления общественно опасных последствий в виде причинения вреда здоровью человека.

Большинство исследователей придерживаются мнения о неосторожной форме вины при совершении исследуемого преступления. Такая точка зрения является наиболее приемлемой. Представляется, что незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью может совершаться только по легкомыслию, то есть лицо осознавало общественно опасный характер своих действий — что оно действует без лицензии на избранный вид деятельности, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий — причинение вреда здоровью человека (или смерти потерпевшего (ч. 2 ст. 235 УК РФ)), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Небрежность при незаконном занятии» частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью исключается в силу специфики исследуемого состава преступления. Занимаясь незаконно одним из указанных видов деятельности, лицо не может не осознавать, что для занятия ими требуется специальное разрешение (лицензия).

Субъект незаконного занятия частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью должен обладать, прежде всего, признаками общего субъекта, описанными в ст. 19 УК РФ, то есть им может быть только вменяемое физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

В ст. 235 УК РФ указывается, что занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью признается незаконным в том случае, если оно осуществляется лицом, не имеющим лицензии на данный вид деятельности.

В отличие от более раннего законодательства, лица, занимающиеся народной медициной (целительством) в нарушении установленного законом порядка не являются субъектами преступления, предусмотренного ст. 235 УК РФ, поскольку для них законодательством не установлена обязанность получения лицензии на занятие народной медициной (целительством).

Факторами, непосредственно детерминирующими незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, являются, такие как: сокращение расходов на здравоохранение; материальная нужда; слабость социально-правового контроля, не только за сферой медицинского обслуживания населения, но и за всей экономической деятельностью в целом; отставание законодательного обеспечения частной медицинской практики и частной фармацевтической деятельности; недостатки в деятельности правоохранительных органов, по выявлению, регистрации, раскрытию и привлечению к уголовной ответственности лиц, занимающихся частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью без лицензии; несовершенство уголовного законодательства, отсутствие официального толкования уголовно-правовых норм об ответственности за незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью; нравственная оправданность любых, в том числе и посредством осуществления незаконного занятия частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, средств обогащения, господство потребительской системы социальных ценностей; пренебрежение вероятностью привлечения к уголовной ответственности за совершаемое преступление, доминирование корыстных интересов перед нормами морали, нравственности, неуважение к личности ее правам и свободам, в том числе пренебрежение чужими жизнями и здоровьем и другие.

Для эффективной борьбы с незаконным занятием частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, следует принять ряд специально-криминологических мер. В частности, необходимо: преобразование, принятие ряда нормативных актов, направленных на реструктуризацию системы здравоохранения; проводить агитацию среди населения о недопустимости обращения за медицинской помощью в сомнительные учреждения или к лицам, которые не зарегистрированы в установленном законом порядке, не имеют лицензии на избранный вид деятельности, о необходимости сообщения в правоохранительные органы о случаях оказания медицинской помощи лицами, не имеющими права на ее осуществление, на случаи причинения вреда здоровью в результате оказанной медицинской помощи, информировать население о недопущении излишней доверчивости к незнакомым людям, о выявленных случаях незаконного занятия медицинской практикой или фармацевтической деятельностью, указывать учреждения и лиц с «сомнительной» репутацией, рекомендовать меры защиты от обмана и т.д.; обеспечить жесткий контроль за качеством оказания медицинских и фармацевтических услуг; разработать Основы законодательства о профилактике правонарушений и преступлений в области здравоохранения, организовать обучение основам криминологии и профилактики преступлений не только специалистов-правоведов, но и всех студентов техникумов, колледжей, вузов; повысить эффективность деятельности правоохранительных органов по выявлению, раскрытию преступлений, в том числе и предусмотренного ст. 235 УК РФ, и привлечению виновных к уголовной ответственности; воспитывать человека в духе уважения к человеческим ценностям, в первую очередь к жизни и здоровью другого человека, следует также воспитывать уважение человека к самому себе, к своему здоровью, вести пропаганду здорового образа жизни, для чего активно привлекать средства массовой информации.

Установленный в санкции ст. 235 УК РФ размер штрафа не соответствует характеру и степени общественной опасности запрещенного деяния. По нашему мнению, в целях обеспечения принципа справедливости и возможности достижения целей наказания, сумма штрафа в санкции ст. 235 УК РФ должна быть пересмотрена и соответственно его размеры должны быть установлены следующим образом — до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до полутора лет.

Фактически в санкции ч. 1 ст. 235 УК РФ штраф выступает в альтернативе только с лишением свободы, что не способствует повышению эффективности правоприменения, так как штраф и лишение свободы по своей сути трудносопоставимы, они далеки друг от друга по своему карательному потенциалу. Подобное сочетание противоречит принципу справедливости, возникает такая ситуация, когда лицу, не имеющему постоянного заработка или иного дохода, а также с низким уровнем материального состояния безальтернативно будет назначаться лишение свободы.

Целесообразно в санкции ч. 1 статьи 235 УК РФ предусмотреть и иные виды наказаний, в частности обязательные работы, исправительные работы для обеспечения возможности судом выбирать справедливое наказание с учетом всех обстоятельств дела.

Несмотря на закрепление в ст. 47 УК РФ положения согласно которому лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться в качестве дополнительного вида наказания и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, по нашему мнению указанный вид наказания должен быть включен в санкцию статьи 235 УК РФ, как за совершение преступления, запрещенного ч. 1, так и за его квалифицированный вид — ч. 2 ст. 235 УК РФ. В данном случае следует учесть положительный опыт стран Содружества независимых государств, где в уголовном законодательстве за аналогичное деяние, как правило, установлено наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью (например, УК Азербайджана, УК Таджикистана, УК Грузии).

Включение в санкцию ч. 1 и ч. 2 ст. 235 УК РФ наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью обеспечит более широкое применение его судами, причем данный вид наказания должен рассматриваться как обязательное дополнительное наказание. Кроме того, включение его в санкцию статьи будет иметь широкое превентивное значение, поскольку, лицо достаточно длительное время не сможет заниматься частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью.

С учетом всех высказанных предложений считаем необходимым название и текст статьи 235 УК РФ изложить в следующей редакции:

Статья 235. Незаконное занятие медицинской практикой, фармацевтической деятельностью, народной медициной

1. Незаконное занятие медицинской практикой, фармацевтической деятельностью, народной медициной (целительством), если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека, наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет».