Оптимизация системы здравоохранения

Десять лет назад, в 2010 году, в России началась реформа здравоохранения. Ее тогда называли оптимизацией, и отвечала за нее Татьяна Голикова – бывший министр здравоохранения. Сейчас она занимает должность вице-премьера и возглавляет оперативный штаб по борьбе с коронавирусом. Реформой власти остались недовольны.

Девять лет оптимизации российского здравоохранения привели к провалу, именно так охарактеризовал ситуацию Владимир Путин летом прошлого года.

«Пациенты справедливо жалуются на плохие условия, очереди к врачам-специалистам и их нехватку. Медицинские работники, в свою очередь, недовольны уровнем заработной платы и высокой нагрузкой», – сказал тогда он.

Ваш браузер не поддерживает HTML5

Как российские власти пытались оптимизировать здравоохранение и почему это не получилось

Реформа российского здравоохранения стартовала в 2010-м. Тогда планировалось оптимизировать расходы за счет закрытия неэффективных больниц и повысить зарплаты медработникам. В 2012-м, вернувшись в президентское кресло, Путин подписал «майские указы» – велел платить врачам больше.

Это привело к тому, что после выхода «майских указов» начались сокращения. Так, с 2013-го по конец 2019 года, по данным Росстата, младших медработников стало меньше в 2,5 раза – их количество сократилось с 687 тысяч человек до 265 тысяч; среднего персонала – почти на 10% – с почти 1,5 миллиона человек до 1,3 миллиона; а врачей – на 2,2% – с 578 тысяч человек до 565 тысяч. Отдельно стоит отметить врачей-инфекционистов, их по сравнению с началом медицинской реформы стало на 10% меньше, эпидемиологов – почти в полтора раза. Смертность от инфекций, напротив, выросла на десятую долю процента.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: «Было 180 свободных мест, привезли 303 человека»: врачи и пациенты подтверждают вал больных с коронавирусом в московских больницах

Но глобально сокращения начались задолго до 2010-го: в 1990 году в России было 140 тысяч инфекционных коек, в 2012-м – в два раза меньше, всего 70 тысяч, к 2018 году их стало уже 59 тысяч. Заболевших тоже стало меньше, но не настолько (4,4 миллиона в 1990 году, 3,5 миллиона в 2018-м). Зато выросла нагрузка на врачей.

Расходы федерального бюджета на здравоохранение тем временем продолжали снижаться: с 613 миллиардов рублей в 2012-м до 439 миллиардов рублей в 2017-м. Разницу был призван компенсировать Фонд обязательного медицинского страхования. В 2013 году оплату расходов медицинских учреждений включили в страховые тарифы. Медики тогда жаловались, что их услуги по документам стоят в четыре-пять раз меньше, чем на самом деле, и расходы пришлось урезать.

Хоть число больниц и сократилось, а современного, более эффективного медоборудования, закупленного на средства федерального бюджета, стало больше, оказалось, что регионам тяжело поддерживать зарплату врачей на уровне, заданном «майскими указами» Путина. Расходы на содержание медоборудования оказались для многих неподъемными. Врачи продолжали жаловаться на колоссальные нагрузки и не такие уж и высокие зарплаты: после массовых сокращений работы у них меньше не стало.

В ноябре 2019-го чиновники решили, что после девяти лет оптимизации российской медицине нужна модернизация. Новый план должен был в ближайшие четыре года исправить ошибки прежнего: провести инвентаризацию, скорректировать число врачей и разработать новую систему оплаты их труда. Основная нагрузка по реализации должна была лечь на регионы, и неизвестно, чем бы это закончилось, если бы планы властей не скорректировал коронавирус.

»ЖЕСТКАЯ ОПТИМИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ПРИВЕДЕТ К «РАСЧЕЛОВЕЧИВАНИЮ» ОБЩЕСТВА»

ВАСИЛЬЦОВА Людмила Ивановна

доктор экономических наук, профессор кафедры «Управление персоналом и социология» Уральского государственного университета путей сообщения

Сфера научных интересов

проблемы организации и экономики труда, управление персоналом, экономика и управление здравоохранением.

Является автором 16 монографий и учебных пособий, в частности, «Муниципальное здравоохранение: социально-экономические аспекты трансформации и развития», «Финансовый менеджмент в санаторно курортной сфере», «Управление персоналом», «Экономика управления персоналом», «Демография» и т.д. Общее количество публикаций — более 200. Индекс Хирша — 13.

За заслуги в области подготовки специалистов высокой квалификации награждена нагрудным знаком «Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации», почетной грамотой Законодательного собрания Свердловской области

Система здравоохранения в РФ сравнима с медициной в странах третьего мира. Такие выводы содержатся в докладе международной аналитической компании «Economist Intelligence Unit». Авторы отчета провели исследование в 25 государствах. По мнению западных ученых, российская система здравоохранения ориентирована не на результат лечения, а на количество оказанных медицинских услуг. По этому параметру они поставили РФ в один ряд с Египтом, Нигерией, Индонезией, ЮАР и Бразилией. Другой авторитетный источник — агентство «Bloomberg» — составило рейтинг эффективности системы здравоохранения в 55 наиболее развитых странах мира. Наша страна заняла в рейтинге «почетное» последнее место.

В чем проблемы российского здравоохранения и так ли все на самом деле плохо? Об этом мы спросили доктора экономических наук, эксперта в области управления здравоохранением, профессора Людмилу ВАСИЛЬЦОВУ.

— Людмила Ивановна, ни для кого не секрет, что система здравоохранения остается одной из самых проблемных отраслей в нашей стране. Многие говорят об отсутствии комплексного подхода, недостаточном финансовом обеспечении,

декларативности и противоречивости отдельных норм. Почему так сложилось?

— Переход к рыночной экономике определил положение социальной сферы. В настоящее время сформировался новый государственный взгляд на социальные га-

рантии: общество приближается к переходу конституционных деклараций в жесткую систему минимальных социальных обязательств. Население страны продолжительное время готовят к социальной политике, которая основывается на реальных возможностях государства. При этом Правительство РФ самостоятельно определяет эти возможности без учета реальных социальных потребностей. В результате в условиях сохранения недостаточного финансирования социальной сферы, действующих механизмов регулирования социальных отраслей можно ожидать сокращения объемов гарантированной бесплатной медицинской помощи населению, снижения уровня ее социальной доступности, возникновения конфликтов, вызванных переменами в ценностях. По существу, меняется механизм ответственности государства за социальный сектор. К такому выводу можно прийти в результате обобщения научных дискуссий по поводу роли и функций государства в социальной сфере, результатов так называемой оптимизации в здравоохранении.

Современные модели экономического развития стран с рыночной экономикой предполагают опору на сравнительные преимущества человеческого капитала. Чаще всего ученые и специалисты включают в него интеллект, здоровье, знания, качественный и производительный труд и качество жизни. Человеческий капитал неотделим от личности, поэтому здоровье является органической частью человеческого капитала. Хорошее здоровье позволяет полноценно трудиться, обеспечивает отдачу от инвестиций в человеческий капитал. Более образованные люди внимательнее относятся к своему здоровью, стремятся к активному долголетию, тем самым в долговременном периоде обусловливают эффект от снижения затрат на лечение, как государственных, так и личных.

С точки зрения здоровья экономическая сущность человеческого капитала заключается в том, что в процессе жизнедеятельности человека реализуется природный запас здоровья, поддерживается устойчивая работоспособность, обеспечивающая необходимое качество рабочей силы и производство

общественного продукта. Устойчивое развитие системы охраны здоровья и здравоохранения обеспечивает воспроизводство, сохранение и умножение человеческого капитала за счет снижения заболеваемости, травматизма, инвалидности и так далее.

Известно, что эксперты Всемирного банка производят оценку человеческого капитала с помощью потребительских расходов — затрат семей на питание, одежду, жилище, образование, здравоохранение, культуру, а также расходов государства на эти цели. Исходя из такого понимания основными сферами деятельности, формирующими человеческий капитал, являются научно-образовательный и культурный комплексы, система здравоохранения, сферы, формирующие условия жизни и быта.

Приоритетное место человеческого капитала в системе ресурсов определяет цели и задачи его развития в новой стратегии экономического роста: сохранение и наращивание конкурентного преимущества в сфере человеческого капитала, предотвращение «утечки мозгов», бегства элиты. Среди основных направлений выделены перестройка приоритетов социальной политики, рационализация социальных расходов государства, наращивание инвестиций в человеческий капитал за счет структурного маневра бюджетных расходов, создание благоприятной институциональной среды в секторах, связанных с поддержанием и развитием человеческого капитала.

Российская система здравоохранения должна быть готова к глобальным вызовам: старению населения, росту неравенства в доступности медицинских услуг, угрозам для здоровья. Значимость этих вызовов была осознана органами власти, ответом на них стало серьезное увеличение размеров государственного финансирования здравоохранения, особенно в период с 2005 года по 2012 год. Государственные расходы на здравоохранение в этот период в реальном исчислении выросли на 74%.

— Номинально расходы растут, а реально мы наблюдаем сокращение лечебной сети, численности медперсонала, снижение доступности медицинской помощи…

— Известно, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует, чтобы на медицинскую отрасль цивилизованное государство тратило не менее 6% валового внутреннего продукта (ВВП). Однако в настоящий момент в РФ на здравоохранение тратится всего 3,6% ВВП, то есть почти в два раза меньше, чем нужно. По этому показателю Россия значительно уступает западноевропейским странам. Для сравнения: Голландия тратит на охрану здоровья своих граждан 9,9% ВВП, Франция — 9,0%, Германия — 8,6%, США — 8,1%. Отметим, что происходит отставание роста расходов на здравоохранение даже от официальных показателей инфляции в РФ. Так, консолидированный бюджет здравоохранения в 2016 году вырос в абсолютных цифрах на 4,3% к предыдущему году, в то время как за 2015 год рубль обесценился почти на 13%.

На наш взгляд, нужно решать проблемы сохранения социальных завоеваний общества с помощью прямой зависимости оплаты медицинской помощи и услуг за счет персонифицированного накопленного капитала трудоспособным населением, увеличения расходов на социальные нужды для людей, в силу жизненных обстоятельств не способных самостоятельно обеспечить приемлемый уровень жизни.

— А государство предпочитает идти другим путем — «оптимизировать» сеть медицинских учреждений.

— Об оптимизации в системе здравоохранения области в последние годы говорится немало. Главными ее целями власти называют повышение доступности медицинской помощи населению и разумное перераспределение средств в силу сложившейся экономической ситуации. Основные цели «оптимизации» пока так и не достигнуты -ожидаемого роста эффективности и доступности медицинской помощи не произошло. Глава Счетной палаты Т. А. Голикова прямо называет оптимизацию бездумной, приводящей к негативным социально-демографическим последствиям. Изменение мощности и структуры сети медицинских организаций часто проводится без учета потребностей населения, серьезных обоснований и необходимой подготовки. Это вызывает справедливую критику населения и медицинского сообщества.

Новая идеология системы здравоохранения не находит понимания среди населения, люди принимают перемены очень тяжело, особенно старшее поколение, у ко -торого есть заслуги перед обществом -большой трудовой стаж и ограничения в заработной плате во время трудовой деятельности. На их примере воспитывается молодежь, которая в подавляющем боль-

шинстве не разделяет принципы солидарной медицины. В условиях недоверия населения к институтам государственного управления такие меры могут обострить проблему сохранения доступности медицинской помощи для широких слоев населения. Складывается ситуация, когда жесткая оптимизация расходов на здравоохранение приводит к «расчеловечиванию» общества, которое проявляется в том, что вместо лечения пациенты могут рассчитывать лишь на реализацию минимальных социальных стандартов, не удовлетворяющих запросы граждан. Это уже более сложная проблема, которая имеет много негативных последствий и требует не только материальных затрат, но и осознания бесперспективности выбранного пути. Современная Россия в лице добросовестного профессионального медицинского сообщества и рядовых граждан рано или поздно откажется от подобной системы здравоохранения, когда пациентов не излечивают, а подлечивают по минимальным стандартам.

На наш взгляд, потенциальные возможности государства достаточно велики для сохранения и развития здравоохранения по законам социально ориентированной экономики. Должны быть только воля и профессиональное управление экономикой, отражающей интересы населения.

— Существующая система оплаты труда в медицинской отрасли тоже вызывает немало нареканий.

— В течение длительного времени осуществлялся поиск эффективных механизмов управления оплатой труда в здравоохранении: пересматривались тарифные сетки, вводились доплаты и надбавки, проводились эксперименты, направленные на расширение самостоятельности руководителей лечебных учреждений в области стимулирования труда. Однако основные проблемы управления оплатой труда медицинского персонала сохранялись. Чаще всего отмечались низкая мотивация и оплата труда медицинских работников, глубокая необоснованная дифференциация заработной платы, слабая социальная защищенность персонала. Длительное время накапливалась усталость ме-

дицинского персонала от низкой экономической и нематериальной оценки профессиональной деятельности в обществе.

Сегодня официальные органы приводят довольно благополучную статистику по уровню оплаты труда медицинского персонала. Например, средняя заработная плата врачей выше средней по большинству регионов. Однако, очевидна порочная методика ее расчета, которая не отражает дифференциацию в зависимости от занимаемой должности, напряженности труда, результатов деятельности. Не выдерживает никакой критики оплата труда младшего медицинского персонала.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В целом на поведении медицинского персонала сказываются заниженная цена труда, закрытость информации по размерам заработной платы внутри организации, слабая связь уровня оплаты с конечными результатами труда. На наш взгляд, следует отказаться от запретов на информацию. Каждый сотрудник должен понимать обоснованность размера заработной платы, демонстрировать лояльность к высокой заработной плате, обеспеченной с точки зрения ответственного отношения к формированию профессиональных компетенций и реализации обязанностей. Такой подход не требует больших материальных затрат, но создает почву для справедливого распределения бюджетных средств. Государство со своей стороны должно отказаться от сохранения политики остаточного финансирования. В этой сфере создается человеческий капитал — драйвер развития экономики страны, что не менее важно, чем обеспечение безопасности. Настало время рассматривать здоровье населения как важнейший фактор экономической безопасности России.

Исходя из такого подхода, следует изменить отношение к обеспечению достойной оплаты труда медицинских работников, включая младший, средний медицинский персонал, специалистов узкого профиля, медиков, достигших высоких результатов в профессиональной деятельности. Кроме того, необходимы повышение квалификации персонала в здравоохранении, формализация и ужесточение требований к назначению на управленческие должности.

— По мнению ряда ученых — организаторов здравоохранения, введение страховой медицины в стране, где большая часть людей живет бедно, недопустимо. Вы согласны с этой точкой зрения?

— Однозначного ответа на этот вопрос быть не может. До сих пор продолжаются дискуссии по поводу модели российского здравоохранения. Например, известный российский специалист в области социальной политики, руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН, член правления Института современного развития, доктор экономических наук, профессор ГУ ВШЭ Евгений Шлемович Гонтмахер несколько лет назад отметил поспешность перехода от бюджетной к страховой медицине по ряду причин. По его мнению, эта система эффективна в условиях, когда нет глубокой социальной разобщенности, а работники получают более или менее близкие зарплаты. У нас официальная разница в зарплатах — 30 раз (без учета заработной платы «в конвертах», всевозможных дивидендов), а с учетом мирового опыта она должна быть примерно 5-10. Система обязательного страхования начинает работать именно в этом диапазоне.

У страховой медицины есть много преимуществ: реализация программы предоставления бесплатной медицинской помощи населению страны, накопление финансовых ресурсов для обеспечения государственных гарантий. В целом о преимуществах страховой модели свидетельствует многолетний опыт Германии, Израиля, куда проложены маршруты медицинского туризма гражданами РФ. Есть у системы и серьезные недостатки: произошло не столько увеличение финансирования, сколько замещение бюджетных средств. Бюджетные средства активно заменяются платными услугами, доля которых в среднем составляет до трети финансирования медучреждений. При этом рынок медуслуг не контролируется. Преимущественно повысилась доступность медицинских услуг для людей, которые могут их оплатить. Вместе с тем, идет дублирующая оплата теми потребителями, которые добросовестно платят страховые взносы в фонды социального страхования. Тем самым создается почва для развития теневой

экономики, когда сокращается число плательщиков взносов в социальные фонды.

Российская модель обязательного медицинского страхования (ОМС) построена таким образом, что стратегия улучшения качества лечения пациентов, система лекарственного обеспечения, материально-техническое обеспечение лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ), система показателей деятельности лечебно-профилактических учреждений и заработной платы медицинских работников направлены не столько на лечение, сколько на администрирование деятельности организаций, взаимодействие с институтами рынка медицинских услуг, в первую очередь, страховыми медицинскими организациями. В отличие от Израиля, где пациент является центром лечебного процесса, а страховые компании страхуют профессиональную деятельность специалистов, в нашей системе ОМС большое внимание уделяется ресурсам, при этом зачастую организация медицинской помощи населению учитывает больше коммерческие интересы страховых медицинских организаций и фондов ОМС. За короткую историю развития в этой системе несколько раз менялись финансовые потоки.

В фондах ОМС аккумулируются огромные деньги (в 2016 году планировались доходы в размере около 1,7 триллиона рублей). Но они распределяются непрозрачно и неэффективно. Кроме того, низкие тарифы не в полном объеме покрывают затраты ЛПУ на закупку медикаментов, оборудования стоимостью свыше 100 тысяч рублей, транспорт, капитальные ремонты и так далее, что порождает проблемы качества оказания медицинской помощи.

Полагаем, что не стоит отказываться от этой модели, надо исправлять ее недостатки с помощью учета мнения медицинского сообщества и населения, понимающего, что софинансирование является адекватным рыночной экономике инструментом управления в системе здравоохранения. Кроме того, фонды и все другие институты на рынке медицинских услуг должны осознавать свою ответственность за формирование качественного человеческого капитала, за которым будущее государства. Странно наблюдать за дискуссией в контексте иници-

ативы Научно-исследовательского финансового института Минфина РФ, которая касается существенного урезания объемов бесплатной медицинской помощи населению, отказа от бесплатного вызова врача на дом, ограничения бесплатных вызовов скорой помощи, введения соплатежей и целого ряда других мер по продвижению платной медпомощи. Такой бухгалтерский подход к распределению государственных средств только обострит проблемы демографии, сведет на нет результаты национального проекта и программы модернизации отрасли.

— Приоритетный национальный проект «Здоровье» принес «облегчение» системе здравоохранения страны?

— Национальный проект «Здоровье» (2006-2013 годы), региональные программы модернизации здравоохранения (2011-2013 годы) позволили качественно изменить материально-техническую базу отрасли. Медицинские учреждения получили современное диагностическое и медицинское оборудование. В крупных городах появились больницы, не уступающие лучшим европейским клиникам по уровню технического оснащения. Началось освоение новых медицинских технологий, современных клинических рекомендаций. Число больных, получивших высокотехнологичную медицинскую помощь, выросло с 60 тысяч в 2005 году до 715,6 ты-

сячи в 2014 году. Появилась возможность лечить те заболевания, которые еще не так давно считались неизлечимыми. Расширились мероприятия по профилактике.

Приоритетный национальный проект «Здоровье» повысил внимание федеральных и региональных органов государственной власти и управления к процессам развития системы здравоохранения, их влиянию на сохранение и улучшение здоровья людей, сокращение прямых и косвенных потерь общества за счет снижения заболеваемости и смертности населения. Таким образом, положительные сдвиги в системе здравоохранения за счет национального проекта «Здоровье», безусловно, есть.

В последнее время обсуждаются попытки переосмысления прежних национальных проектов в новом формате, концепции двух новых нацпроектов — мероприятий, реализуемых в формате проектного управления с идеологией быстрого стартового результата уже в 2017-2018 годах. Нацпроекты ориентированы на 1Т-технологии. В медицине нацпроект строится на идеологии электронных медкарт, которые будут доступны в 2018 году не менее чем в 40% клиник РФ, и «личного кабинета» для всех клиентов системы. Надеюсь, что информационные технологии решат проблемы очередей и неразберихи в регистратурах. В результате пациент через портал государственных услуг сможет без

очередей и нервотрепки записаться к врачу, получить результаты анализов и свою медицинскую карту, а врач — заполнять меньше бумаг и больше уделять времени пациентам. Число людей, которые активно пользуются личным кабинетом пациента на портале государственных услуг, должно вырасти в ближайшие годы более чем в два раза. В 2017 году таких людей будет около 6 миллионов, в 2018 году — уже около 15 миллионов. Эти изменения могут отчасти улучшить взаимодействие врачей и пациентов.

— Тема лекарственного обеспечения все последние годы тоже остается горячей…

— Правоотношения в сфере обращения лекарственных средств законодательно регулируются Федеральным законом от 12 апреля 2010 года № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств». Закон позволяет обеспечить прозрачность процедуры регистрации лекарств, повысить доступность лекарственных средств для граждан РФ, устанавливает общие принципы государственного регулирования цен на лекарственные препараты, оказывающие влияние на обеспечение приоритетных потребностей здравоохранения в целях профилактики и лечения заболеваний, преобладающих в структуре заболеваемости в РФ. С вступлением в силу этого Закона производитель обязан зарегистрировать предельные отпускные цены на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты, а субъекты РФ — установить предельные оптовые и предельные розничные надбавки. Во исполнение Закона Министерством подготовлен перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов с целью обеспечения гарантий и доступности качественной медицинской помощи гражданам.

Основные положения Закона должны быть понятны гражданам, чтобы они умели пользоваться своими правами. Но зачастую население имеет очень смутное представление о Программе государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи и финансовых нормативах на ее реализацию, хотя эти документы вывешены на сайтах региональных фондов ОМС.

Вообще, проблема лекарственного обеспечения российских граждан возникла давно. Низкие доходы населения и ежегодный рост цен на лекарства создают серьезную проблему в плане доступности медикаментов для подавляющего большинства граждан страны. В настоящее время более 80% населения приобретает лекарства за свой счет. Практика показывает, что большое число граждан в случае болезни прибегают к самолечению, ориентируясь не на рецепты врача, а на рекламу.

В настоящее время в рамках обязательного медицинского страхования лекарственное обеспечение предусматривается только при оказании стационарной помощи, а при амбулаторном лечении население самостоятельно оплачивает лекарства. Государственные социальные программы покрывают часть расходов для льготных категорий граждан. Так, с 2005 года в России действует программа дополнительного лекарственного обеспечения, в соответствии с которой право на льготы имеют около 17 миллионов человек. В 2014 году в России общие затраты субъектов РФ на обеспечение лекарствами льготников составили более 43 миллиардов рублей. Лекарства по этой программе получают не более 4 миллионов человек. Остальные предпочли денежную компенсацию, хотя и небольшую. Такая статистика обусловлена рядом причин: трудно, а иногда невозможно реализовать выписанный врачом рецепт, список льготных лекарств и срок действия рецепта ограничены, в аптеке не всегда имеется необходимый препарат и так далее.

Известно, что в большинстве экономически развитых стран лекарственное обеспечение включено в систему паритетного разделения рисков, связанных со здоровьем, на основе страховых принципов. Лекарственное страхование — это широко распространенное в странах Западной Европы добровольное страхование, которое предоставляет возможность населению получать медикаменты со значительной скидкой или бесплатно. Население делает ежемесячные отчисления, в результате больные получают адекватное лечение.

Этот опыт использован в России. В рамках долгосрочной Стратегии развития

здравоохранения с 2016 года в ряде регионов России реализуются пилотные проекты по внедрению так называемой системы лекарственного страхования. Планируется к 2025 году данную госпрограмму распространить на всей территории страны. Программа-максимум предполагает к 2030 году возмещение половины стоимости лекарств работающему населению и сохранение в полном объеме списка лекарств для льготников. Например, один из проектов предусматривает возможность системы референтных цен: государство устанавливает планку стоимости лекарств, до которой оно готово возмещать затраты пациентов. Если же человек хочет приобрести более дорогой препарат, он оплачивает разницу между референтной ценой и рыночной стоимостью лекарства. Такая практика существует за рубежом и признана целесообразной: пациент в аптеке сам решает, выбрать ли ему по рецепту дженерик, стоимость которого покрывает размер возмещения, или оригинальный препарат, за который он сделает доплату.

Раньше других регионов программу страхования пациентов с заболеваниями сердечно-сосудистой системы запустили в Кировской области. 90% расходов на лекарственное страхование взял на себя областной бюджет, софинансирование составило 10%. Лекарства выписывали врачи, а пациенты получали их по рецептам в аптеке, доплачивая 10% — чтобы сохранилась мотивация к лечению. Результаты первых двух лет работы проекта превзошли все ожидания: в муниципалитетах, участвующих в проек-

те, на 25% снизилась потребность в вызовах скорой помощи и в стационарном лечении по данному профилю, первичный выход на инвалидность сократился на 22%, смертность от болезней системы кровообращения снизилась на 21%. При этом полученный экономический эффект — 90,5 миллиона рублей — почти в три раза превысил затраты областного бюджета на реализацию проекта -31,4 миллиона рублей.

Но при всех преимуществах системы лекарственного страхования есть и серьезные проблемы в ее реализации: нужны достаточная финансовая наполненность системы здравоохранения, которая сегодня работает в условиях дефицита, и готовность региональных властей к выполнению новых функций. Кроме того, экспертов беспокоит отсутствие информации о том, сколько дополнительных средств в системе лекарственного страхования будет выделяться на обеспечение бесплатными лекарствами и какие категории населения смогут их получать.

В практике отечественного здравоохранения стали реализовываться новые формы финансирования лекарственной помощи для работающего населения в рамках системы добровольного медицинского страхования (ДМС). Договором ДМС предполагается полная или частичная оплата лекарств, выписанных врачами. Однако пока на практике эта опция действует только для корпоративных клиентов.

Беседовала Ольга Иванова

«ЖЕСТКАЯ ОПТИМИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ПРИВЕДЕТ К «РАСЧЕЛОВЕЧИВАНИЮ» ОБЩЕСТВА»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Л.А. Васильцова, доктор экономических наук, профессор кафедры «Управление персоналом и социология» Уральского государственного университета путей сообщения

Система здравоохранения в РФ сравнима с медициной в странах третьего мира. Такие выводы содержатся в докладе международной аналитической компании «Economist Intelligence Unit». Авторы отчета провели исследование в 25 государствах. По мнению западных ученых, российская система здравоохранения ориентирована не на результат лечения, а на количество оказанных медицинских услуг. По этому параметру они поставили РФ в один ряд с Египтом, Нигерией, Индонезией, ЮАР и Бразилией. Другой авторитетный источник — агентство «Bloomberg» — составило рейтинг эффективности системы здравоохранения в 55 наиболее развитых странах мира.

Наша страна заняла в этом рейтинге «почетное» последнее место. В чем проблемы российского здравоохранения и так ли все на самом деле плохо? Об этом мы спросили доктора экономических наук, эксперта в области управления здравоохранением, профессора Людмилу Васильцову. Гость «Дискуссии» считает, что в настоящее время сформировался новый государственный взгляд на социальные гарантии: общество приближается к переходу конституционных деклараций в жесткую систему минимальных социальных обязательств. В условиях недостаточного финансирования социальной сферы, действующих механизмов регулирования социальных отраслей можно ожидать сокращения объемов гарантированной бесплатной медицинской помощи, снижения уровня ее социальной доступности, возникновения конфликтов, вызванных переменами в ценностях. Складывается ситуация, когда жесткая оптимизация расходов на здравоохранение приводит к «расчеловечиванию» общества, которое проявляется в том, что вместо лечения пациенты могут рассчитывать лишь на реализацию минимальных социальных стандартов, не удовлетворяющих запросы граждан.

Ключевые слова: система здравоохранения РФ, обязательное медицинское страхование, бесплатное лекарственное обеспечение, медицинский менеджмент, оценка эффективности расходов в здравоохранении, программа государственных гарантий предоставления медицинской помощи, доступность медицинской помощи, оптимизация сети медицинских учреждений, человеческий капитал.

«The strict optimization of the healthcare system will lead to «dehumanization» of our society»

L.A. Vasiltsova, Doctor of Economics.

Professor of the department of «Human resources and sociology» of Ural State University of Railway Transport