Потерпевшие

Исполнительное производство приостанавливается до устранения обстоятельств, послуживших основанием для его приостановления, в случаях, предусмотренных:

абзацами вторым и третьим статьи 49, абзацем вторым статьи 50 настоящего Закона, – до определения правопреемника стороны исполнительного производства или назначения недееспособному должнику представителя;

абзацем четвертым статьи 49, абзацем четвертым статьи 50 настоящего Закона, – до окончания пребывания взыскателя или должника в составе Вооруженных Сил Республики Беларусь, других войск и воинских формирований Республики Беларусь, до окончания прохождения должником альтернативной службы, до окончания исполнения должником государственной обязанности;

абзацем пятым статьи 49, абзацами третьим, седьмым и восьмым статьи 50 настоящего Закона, – до вступления в законную силу соответствующего судебного постановления, до вынесения соответствующим руководителем органа принудительного исполнения постановления по результатам рассмотрения жалобы (протеста);

абзацами шестым и девятым статьи 49 настоящего Закона, – до вступления в законную силу судебного постановления или решения уполномоченного органа, вынесенных по результатам обжалования исполнительного документа, или до принятия соответствующим должностным лицом решения об отмене приостановления исполнения судебного постановления или решения иного уполномоченного органа (уполномоченного лица);

абзацем седьмым статьи 49 настоящего Закона, – до открытия конкурсного производства или прекращения производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) должника по основаниям, установленным законодательством об экономической несостоятельности (банкротстве);

абзацами восьмым и десятым статьи 49, абзацами пятым и шестым статьи 50 настоящего Закона, – на срок до одного года;

абзацем девятым статьи 50 настоящего Закона, – на срок нахождения женщины, которая является обязанным лицом, в отпуске по беременности и родам, на срок нахождения обязанного лица в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет;

абзацем десятым статьи 50 настоящего Закона, – до возвращения материалов исполнительного производства судом, иным государственным органом;

абзацем одиннадцатым статьи 49, абзацем одиннадцатым статьи 50 настоящего Закона, – на срок, установленный законодательными актами.

Судебный исполнитель по заявлению стороны исполнительного производства или по собственной инициативе приостанавливает исполнительное производство полностью или частично, о чем выносит постановление.

Судебный исполнитель возобновляет приостановленное исполнительное производство после устранения обстоятельств, послуживших основанием для его приостановления, о чем выносит постановление.

Вопросы о приостановлении, возобновлении исполнительного производства рассматриваются без вызова сторон.

Добрый день. Скажите, пожалуйста, должен ли осуждённый погашать иск за моральный вред в случае смерти потерпевшего. Могут ли родственники потерпевшего унаследовать остаток долга по иску?

Адвокат Антонов А.П.

Добрый день. Согласно ч.1, 3 и 4 ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса, потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда. Если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведения о лице, которому преступлением причинен вред, решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно после получения данных об этом лице. Потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям статьи 131 настоящего Кодекса. По иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства. Согласно п.1 ст. 1064 Гражданского кодекса, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Согласно ст. ст. 1088 и 1089 Гражданского кодекса, в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют: нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания; ребенок умершего, родившийся после его смерти; один из родителей, супруг либо другой член семьи независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, не достигшими четырнадцати лет либо хотя и достигшими указанного возраста, но по заключению медицинских органов нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе; лица, состоявшие на иждивении умершего и ставшие нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти. Один из родителей, супруг либо другой член семьи, не работающий и занятый уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего и ставший нетрудоспособным в период осуществления ухода, сохраняет право на возмещение вреда после окончания ухода за этими лицами. Вред возмещается: несовершеннолетним — до достижения восемнадцати лет; обучающимся старше восемнадцати лет — до получения образования по очной форме обучения, но не более чем до двадцати трех лет; женщинам старше пятидесяти пяти лет и мужчинам старше шестидесяти лет — пожизненно; инвалидам — на срок инвалидности; одному из родителей, супругу либо другому члену семьи, занятому уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, — до достижения ими четырнадцати лет либо изменения состояния здоровья. Лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, определенного по правилам статьи 1086 настоящего Кодекса, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни. При определении возмещения вреда этим лицам в состав доходов умершего наряду с заработком (доходом) включаются получаемые им при жизни пенсия, пожизненное содержание и другие подобные выплаты. При определении размера возмещения вреда пенсии, назначенные лицам в связи со смертью кормильца, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после смерти кормильца, а также заработок (доход) и стипендия, получаемые этими лицами, в счет возмещения им вреда не засчитываются. Установленный каждому из имеющих право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца размер возмещения не подлежит дальнейшему перерасчету, кроме случаев: рождения ребенка после смерти кормильца; назначения или прекращения выплаты возмещения лицам, занятым уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего кормильца. Законом или договором может быть увеличен размер возмещения.

Таким образом, родственники лица, погибшего в результате преступления, могут требовать компенсации морального вреда, причиненного преступлением, а также возмещения вреда, причиненного смертью кормильца. Согласно ст. ст. 382-384 Гражданского кодекса, Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве). Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах. Переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается. Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты. Право требования по денежному обязательству может перейти к другому лицу в части, если иное не предусмотрено законом. Если иное не предусмотрено законом или договором, право на получение исполнения иного, чем уплата денежной суммы, может перейти к другому лицу в части при условии, что соответствующее обязательство делимо и частичная уступка не делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным.

Таким образом, остаток долга переходит к наследникам кредитора в случае, если обязательство, из которого возник долг, не было неразрывно связано с личностью кредитора (алиментное обязательство, обязательство во возмещению вреда здоровью кредитора и так далее).

С уважением, адвокат Анатолий Антонов.

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их , или позвоните по телефону +7 (846) 212-99-71 (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

С.В. Артёмов

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО ПОТЕРПЕВШЕГО НА ЭТАПЕ ПРИЕМА СООБЩЕНИЯ О ПРЕСТУПЛЕНИИ

В статье анализируются особенности приема заявлений о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних, исходящих от их законных представителей и непосредственно от самих несовершеннолетних. Делается вывод, что уголовно-процессуальный закон не регламентирует особенности участия несовершеннолетнего потерпевшего на первоначальном этапе уголовного судопроизводства. Предлагаются соответствующие изменения в ст. 141 УПК РФ для устранения пробелов в законе в этой части.

Ключевые слова: несовершеннолетний потерпевший, законный представитель, заявитель, возбуждение уголовного дела, прием заявления о преступлении.

S.V. Artemov

ENSURING THE RIGHTS AND LEGITIMATE INTERESTS OF MINOR

VICTIM AT THE STAGE OF RECEIVING CRIME REPORT

В Российской Федерации ежегодно регистрируется около 100 тыс. преступлений в отношении детей . В этой связи актуальной является проблема надлежащего обеспечения реагирования на поступающие в правоохранительные органы сообщения о совершенных преступлениях в отношении несовершеннолетних уже на стадии их приема, регистрации и проверки.

Словосочетание «несовершеннолетний потерпевший» носит некоторый условный характер. Статья 42 УПК РФ не предполагает участие такого субъекта на первоначальном этапе уголовного судопроизводства. Однако в тексте закона существование этого участника на указанном этапе не исключается (например, в ч. 2 ст. 20, п. 5 ч. 1 ст. 24, ч. 1 ст. 318 УПК РФ), на что обращалось внимание исследователями . Кроме того, оправданно вести речь о фактическом и юридическом аспектах понимания потерпевшего в уголовном судопроизводстве .

Авторы, исследующие проблематику обеспечения прав несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства в стадии возбуждения уголовного дела, отмечают, что УПК РФ не содержит норм, специально регламентирующих не только отношения, участником которых является несовершеннолетний пострадавший, но и вообще не учитывает специфику отношений, связанных с несовершеннолетними, в каком бы то ни было качестве вовлеченными в этот этап уголовного судопроизводства . С этим мнением следует согласиться.

Вместе с тем в ч. 2 и 3 ст. 20 УПК РФ говорится о том, что дела частного и частно-публичного обвинения возбуждаются по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Если учесть, что законные представители -родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший, органы опеки и попечительства (п. 12 ст. 5 УПК РФ), то следует констатировать, что хотя бы в этой части специфика уголовно-процессуальных отношений, связанных с подростками, законодателем учтена. Подобная формулировка использована законодателем в ч. 1 ст. 318 УПК РФ, где регламентируется процедура возбуждения дел частного обвинения.

Лицо, фактически являющееся потерпевшим от преступления, в стадии возбуждения уголовного дела чаще занимает статус заявителя либо лица, от которого получают объяснение. А может и не участвовать вообще на этой стадии судопроизводства .

Заявитель, как участник стадии возбуждения уголовного дела, имеет весьма ограниченный объем прав, явно недостаточный для отстаивания своих интересов. Законодатель не предусмотрел для заявителя возможности пользоваться помощью представителя, в том числе и законного. Участие в этой стадии лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, существенным образом сказывается на этапе приема заявления о преступлении, осуществлении проверочных действий, информировании о принятом решении и возможности его обжалования. В юридической литературе отмечается, что в этих сферах имеют место существенные проблемы и затруднения, связанные с реальным обеспечением прав и интересов потерпевшего. Разобраться с ними не всегда под силу даже взрослому участнику судопроизводства .

Исходя из этого, можно констатировать, что уголовно-процессуальный закон не регламентирует особенности участия несовершеннолетнего потерпевшего на первоначальном этапе уголовного судопроизводства.

В постановлениях Пленума Верховного суда РФ, специально посвященных судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних , вопросам участия потерпевшего в уголовном судопроизводстве также нет разъяснений, касающихся участия несовершеннолетнего потерпевшего в стадии возбуждения уголовного дела.

Прием заявления о преступлении представляет собой незначительный фрагмент уголовного судопроизводства, который позволяет решить всего лишь одну из частных задач. При отсутствии в законе каких-либо требований к личности заявителя формулировка, содержащаяся в ч. 1 ст. 144 УПК РФ, позволяет таковым считать любое лицо как пострадавшее, так и не пострадавшее от преступления, несовершеннолетнее и взрослое, независимо от того, владеет оно языком, на котором ведется судопроизводство, или нет . При исследовании вопросов обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних потерпевших в уголовном судопроизводстве это создает определенные сложности.

Во-первых, первоначальному этапу уголовного судопроизводства, по общему правилу, не известен такой субъект, как потерпевший. Этот участник появляется после решения вопроса о начале производства по уголовному делу, хотя и незамедлительно по отношению к срокам принятия такого решения (ч. 1 ст. 42 УПК РФ). Таков принципиальный подход законодателя. В теории уголовного процесса имеются иные суждения по данному вопросу. Ряд авторов предлагают признавать лицо потерпевшим одновременно с возбуждением уголовного дела. Эта точка зрения является наиболее распространенной . Другие — одновременно с обращением с заявлением в правоохранительные органы . Имеются и более кардинальные подходы к решению проблемы. В частности, С. А. Синенко предлагает предоставлять лицу, пострадавшему от преступления, правовой статус потерпевшего с момента совершения противоправного деяния .

Существуют попытки обособленно решить рассматриваемый вопрос в отношении несовершеннолетнего потерпевшего . Однако такой подход нам представляется не вполне оправданным. Данный воп-рос, по нашему мнению, необходимо решать без учета возраста рассматриваемого субъекта. Мы в принципе за наделение лица, пострадавшего от преступления, статусом потерпевшего на самых ранних этапах уголовно-процессуаль-ной деятельности.

Во-вторых, потенциальный потерпевший на первоначальной стадии уголовного судопроизводства может занимать различный правовой статус. При обращении с заявлением о преступлении такое лицо приобретает статус заявителя. Данный субъект обладает правами и обязанностями, хотя круг их явно ограничен. О недостаточности правового статуса заявителя для отстаивания его прав и обязанностей многократно и в разные годы

отмечалось на страницах юридической печати . В 2013 г. законодателем в этом направлении предприняты некоторые шаги, но проблема так и осталась до конца не разрешенной, о чем также отмечается в юридической литературе . Относительно несовершеннолетнего заявителя отметим, что на рассматриваемом этапе уголовного судопроизводства ему явно не достает права иметь представителя и законного представителя, деятельность которых способствовала бы защите прав и интересов подростка.

Формально заявителем может быть лицо любого возраста. Однако анализ практики показывает, что представители правоохранительных органов избегают получения заявления от несовершеннолетних. Особенно это касается лиц, моложе шестнадцати лет.

Н. А. Кирянина, сетуя на то, что в ходе исследования ей не удалось обнаружить ни одного заявления о преступлении, которое сделали бы лица, не достигшие четырнадцати лет, т. е. малолетние, а подростки от 14 до 18 лет были заявителями лишь в 0,8 % случаев, попыталась обозначить причины такого явления. К их числу она отнесла следующие: 1) лица моложе четырнадцати лет крайне редко самостоятельно обращаются с сообщениями о преступлении. Как правило, они делают это совместно с родителями, либо родители обращаются с заявлением без присутствия подростка; 2) отказаться от заявления подростка позволяет возможность разрешения сообщения о преступлении, отнесенного к делам публичного обвинения .

В ходе проведенного нами исследования в материалах уголовных дел мы не обнаружили ни одного заявления подростка в возрасте до 16 лет, которое послужило бы поводом для возбуждения уголовного дела. Лица в возрасте от 16 до 18 лет были заявителями лишь в 0,4 % случаев.

В качестве причины того, что несовершеннолетние чаще всего не являются заявителями о преступлении, можно выделить неспособность подростка четко изложить произошедшие события и дать объективную (не говоря уже о юридической) оценку случившемуся, а также «неудобство» в работе с таким субъектом (например, разъяснение ему соответствующих прав, обязанностей, ознакомление с материалами и пр.). При изучении материалов проверок сообщений о преступлениях подобных примеров было выявлено достаточно много. Причем они неоднородны.

В других ситуациях подросток искусственно был лишен статуса заявителя.

Например, 14 сентября 2015 г. в полицию с заявлением обратилась П. Она указала, что неизвестные лица причинили ее пятнадцатилетнему сыну вред здоровью и похитили сотовый телефон. В материалах проверки имеется объяснение подростка, которое было получено на следующий день после подачи заявления. Это указывает на то, что в день приема заявления он в полиции, скорее всего, не был. В ходе расследования несовершеннолетний был признан потерпевшим, а его мать допущена в качестве законного представителя . Следует отметить, что в рассмотренном случае правоприменителей нельзя упрекнуть в нарушении закона так же, как и мать пострадавшего. Ранее мы указывали, что с заявлением о преступлении может

обратиться не только лицо, которому причинен вред. Тем не менее, логичнее было бы получить заявление от подростка, пусть даже в присутствии законного представителя .

В ряде случаев неполучение заявления о преступлении от подростка, отчасти, было оправданным. Так, 19 марта 2015 г. в отношении Ф. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 151 УК РФ. Подозреваемый путем уговоров склонил усыновленного им одиннадцатилетнего Б. к совершению антиобщественных действий (попрошайничеству). Определенную роль в случившемся играла и мать подростка, которая, осознавая происходящее, не противилась этому. При таких обстоятельствах ожидать поступления заявления о преступлении от несовершеннолетнего было бы неразумным. Поводом для возбуждения уголовного дела послужил рапорт об обнаружении признаков преступления, составленный в порядке ст. 143 УПК РФ .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Еще раз обратим внимание, что во всех приведенных примерах деятельность по приему заявлений (сообщений) о преступлении находилась в правовом поле. Оказала ли она какое-либо влияние (негативное или позитивное) на обеспечение прав и законных интересов несовершеннолетнего потерпевшего, можно судить только исходя из обстоятельств конкретного жизненного случая.

Ситуация усложняется, когда речь идет о делах частного обвинения. Сложность формы и содержания заявления, последующая роль заявителя (он должен выступать в качестве частного обвинителя в судебном процессе) не дают возможности выступать таковым лицу, являющемуся несовершеннолетним. Именно эти причины побуждают мировых судей избегать приема заявления по делам частного обвинения от лиц, не достигших 18 лет. Очевидно по этим же причинам А. Л. Корякин предлагает расширить основания отказа в принятии заявления мировым судьей по делам частного обвинения с последующим направлением этого документа руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в публичном порядке в случае, если заявление подано лицом, не достигшим 16-летнего возраста .

Как же развиваются на практике ситуации, когда несовершеннолетний не получил статус заявителя? В этом случае в ходе проверки сообщения о преступлении от него может быть получено объяснение, какие-либо предметы или документы. Но, как точно замечено в теории уголовного процесса, ни наименования, ни правового статуса участвующих в таких действиях лиц в законе не содержится. Справедливости ради надо отметить, что Федеральным законом от 4 марта 2013 г.

№ 23-ФЗ эти субъекты формально получили в наименование — «лица, участвующие в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении». Появилось также предписание, обязывающее должностных лиц разъяснить этим субъектам их права и обязанности (ч. 11 ст. 144 УПК РФ). Вот только эти права и обязанности (за исключением единичных и самых общих) в законе не перечислены. Поэтому в таких случаях рассматриваемого участника судопроизводства можно, как это предлагается в

теории уголовного судопроизводства, именовать «лицо, от которого получают объяснение», или «пострадавший», или «лицо, предоставившее (по требованию или запросу дознавателя, следователя) необходимые предметы или документы» . Однако определить степень защищенности его прав и интересов гораздо сложнее.

В-третьих, правовые предписания, содержащиеся в главе 19 УПК РФ, позволяют правоприменителю исключить участие несовершеннолетнего, пострадавшего от преступления, в деятельности по проверке сообщения о преступлении и при этом находиться в правовом поле. Так, публичный характер уголовного судопроизводства позволяет возбуждать значительную массу уголовных дел без заявления лица, пострадавшего от преступления. Кроме того, как было отмечено выше, заявление может быть подано и другими лицами, в том числе и не пострадавшими от деяния.

Так, приговором Богородского городского суда Нижегородской области П. был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 134 УК РФ, в отношении несовершеннолетней К. 2000 года рождения. Поводом для возбуждения уголовного дела явилось сообщение классного руководителя потерпевшей. Она заметила изменение фигуры ученицы, провела с ней беседу, посоветовала использовать тест на беременность. При этом надо отметить, что мать потерпевшей не особо интересовалась жизнью своей дочери и выявленный факт стал для нее полной неожиданностью .

Формулировка основания для возбуждения уголовного дела — наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, — не указывает на то, что эти данные должны быть получены непосредственно от пострадавшего. Их источник может быть и иным. Это также позволяет осуществить предварительную проверку и принять решение по ее результатам, не вовлекая в нее несовершеннолетнего пострадавшего.

С учетом изложенного можно констатировать, что законодатель не предусмотрел особенностей приема заявления о преступлении от лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста. Это привело к тому, что практические работники избегают придавать несовершеннолетнему статус заявителя, что негативно сказывается на обеспечении защиты его прав и законных интересов. Поэтому сложившаяся ситуация должна быть разрешена, прежде всего, на уровне закона с отражением в нем следующих особенностей порядка принятия сообщения о преступлении от несовершеннолетнего: 1) при принятии заявления от лица, не достигшего шестнадцати лет, его необходимо предупреждать о необходимости говорить правду; 2) о подаче заявления несовершеннолетним лицом должны быть немедленно извещены его законные представители или лица, их заменяющие; 3) при подаче такого заявления вправе присутствовать законный представитель, представитель, переводчик, психолог, педагог, защитник; 4) в случае участия указанных лиц в заявлении должна быть сделана соответствующая отметка .

Для этих же целей Н. А. Кирянина предлагает ввести в УПК РФ ст. 1441 «Особенности приема и рассмотрения сообщений о преступлениях с участием несовершеннолетних» с указанием в ней, что несовершеннолетний

возраст лица, заявившего о любом совершенном или готовящемся преступлении, не может являться основанием для отказа в приеме у него заявления, а также то, что заявление о преступлении может быть сделано несовершеннолетним лицом как единолично, так и с участием его законного представителя либо законным представителем .

В целом, соглашаясь с такими подходами, считаем возможным предложить несколько иные формулировки словесно-документального выражения текста закона. На наш взгляд, более уместной в этом случае будет фраза: «Заявление о преступлении от лица, не достигшего восемнадцатилетия, принимается в общем порядке», а также: «При этом вправе присутствовать его законный представитель или представитель». Считаем, что эти фразы могут быть включены в существующую ст. 141 УПК РФ без создания новой нормы.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Арсенова Н.В. Проблемы принятия процессуального решения при расхождении в позициях несовершеннолетнего потерпевшего и его законного представителя // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. 2017. № 15 (1). С. 115-117.

2. Архив Богородского городского суда Нижегородской области за 2015 г. Дело № 1-19/15.

3. Архив Железнодорожного районного суда г. Орла за 2015 г. Дело № 1-107/15.

4. Архив Приокского районного суда г. Н. Новгород за 2016 г. Дело № 1-46/16.

6. Белозеров Ю. Н. Марфицин, П. Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. М.: Учебно-методичес-кий центр при Главном управлении кадров МВД России, 1994. 76 с.

8. Володина Л. М., Володина А. Н. Уголовное судопроизводство: право на справедливую и гласную судебную защиту. М., 2010. 232 с.

10. Дорофеева В. Ю. Сравнительно-правовой анализ процессуального положения несовершеннолетнего потерпевшего по законодательству Российской Федерации и Польши // Вестник Воронежского института МВД России. 2015. № 4. С. 75-80.

13. Кирянина Н. А. Обеспечение прав несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства в стадии возбуждения уголовного дела: дис. . канд. юрид. наук.

Н. Новгород, 2010.

202 с.

15. Корякин А. Л. Институт частного обвинения в уголовном судопроизводстве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2016. 23 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Марфицин П. Г., Синенко С.А., Филипппов Д.В. Обеспечение прав и законных интересов лица, пострадавшего от преступления, в стадии возбуждения уголовного дела: монография. Омск: Омская академия МВД России, 2013. 144 с.

18. Николюк В. В., Марфицин П. Г. Участие адвоката на первоначальной стадии уголовного процесса // Рос. следователь. 2015. № 9. С. 3-5.

19. О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве: постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 июня 2010 г. № 17 // Бюл. Верховного Суда Российской Федерации. 2010. № 9.

20. О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних: постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. (в ред. постановлений Пленума Верховного суда РФ от 09.02.2012 № 3, от 02.04.2013 № 6) // Там же. 2011. № 4.

21. Семенцов В.А. Об основаниях признания лица потерпевшим и эффективности мер по возмещению вреда от преступления // Вестник Оренбургского государственного университета. 2012. № 3. С. 172-177.

22. Синенко С. А. Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Орел, 2015. 352 с.

23. Щерба С.П., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам : науч.-практ. пособие. М., 1996. 123 с.

24. Якимович Ю. К. Участники уголовного процесса. СПб.: Юридический центр, 2015. 174 с.

НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЙ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ

Е.А. Таюрская,

доцент кафедры уголовного права и криминологии

ФГКОУ ВПО ВСИ МВД России, кандидат юридических наук,

В статье проведен анализ понятия несовершеннолетнего в действующем уголовном законодательстве в двух основных аспектах: несовершеннолетний как субъект преступления и несовершеннолетний как потерпевший от преступления.

Одной из актуальнейших проблем современной системы противодействия преступности является предупреждение преступлений несовершеннолетних. Только за 2012 год преступлений, совершенных несовершеннолетними, выявлено 59157. В 2013 году около 40 % всех преступлений, совершенных несовершеннолетними, относятся к категории тяжких и особо тяжких. Примерно с 80-х гг. и до настоящего времени выявляется около 120-150 тыс. несовершеннолетних преступников в год. В 2003 г. их было 145 тыс., что составляет около 10 % всей преступности. В последние годы эта цифра колеблется в пределах от 8 до 16 %.

Для обеспечения прав несовершеннолетних действует достаточно большое число нормативно-правовых актов, в том числе и международных («Конвенция ООН о правах ребенка», «Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей», «Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних», «Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних», ФЗ РФ «О полиции», УК РФ, УПК РФ и т.д.).

На сегодняшний день государственная политика достаточно большое внимание уделяет вопросам предупреждения преступлений

несовершеннолетних, также не менее приоритетной задачей является охрана интересов несовершеннолетних от преступных посягательств. Таким образом, актуальным является вопрос определения таких терминов, как несовершеннолетний, малолетний и т.д.

Анализ действующего уголовного законодательства позволяет сделать вывод, что несовершеннолетний понимается в следующих аспектах: как лицо, совершившее преступное деяние (в этом случае он признается субъектом преступления), как потерпевший от преступного посягательства, а

Tayurskaya E. Juveniles in the criminal law of Russia.

также можно выделить лиц, совершивших общественно опасное деяние (эти лица не подлежат уголовной ответственности в силу недостижения установленного законом возраста или по иным обстоятельствам).

Г оворя о несовершеннолетнем в уголовном праве, необходимо определить, каких лиц можно относить к данной категории. Законодатель в ст. 87 УК РФ указал, что несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать лет, но не исполнилось восемнадцати. Нижний возрастной предел определен, исходя из содержания ч. 2 ст. 19 УК РФ, где указаны составы преступлений, за которые ответственность наступает с четырнадцати лет, а верхний предел (восемнадцать лет) соответствует общеправовому понятию в российском законодательстве, вытекающем из гражданского права, где определено, что совершеннолетним признаются граждане достигшие восемнадцатилетнего возраста (ст. 21 ГК РФ). Учитывая, что данная норма расположена в разделе, регламентирующем уголовную ответственность несовершеннолетних, можно сделать вывод, что в ней определено понятие несовершеннолетнего субъекта преступления.

Кроме того, особенности привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности определены еще рядом норм Уголовного кодекса РФ, которые объединены в главе 14 «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», также особенность статуса несовершеннолетнего подтверждена нормами, содержащимися и в других главах УК РФ, например, п. «б» ч.1 ст. 61, где сказано, что несовершеннолетие виновного является обстоятельством смягчающим наказание.

Общепринятой является позиция, что к малолетним относятся лица в возрасте до четырнадцати лет, однако они не могут быть привлечены к уголовной ответственности.

Несовершеннолетний как потерпевший имеет свои отличительные характеристики.

Термина «потерпевший» в действующем уголовном законодательстве России нет. Данный термин содержится в уголовно-процессуаль-ном кодексе РФ. «Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации, и в отношении которого вынесено постановление о признании его потерпевшим» (ст. 42 УПК РФ).

Приведенное определение нельзя в полной мере использовать в рамках уголовного права, поскольку потерпевшим в уголовном процессе может быть признано не только лицо, непосредственно пострадавшее в результате преступления, но и другие лица, непосредственно не пострадавшие от преступного деяния (например, родственники погибшего при убийстве).

В доктрине уголовного права в различные ее периоды были представлены разные определения термина «потерпевший». Так Н.С. Таганцев говорил, что потерпевшим от преступного деяния является

обладатель того правоохраняемого интереса, которому непосредственно повредил или которого поставил в опасность преступник.. ..

И.С. Ной считает, что понятие потерпевшего «вытекает из представления о вреде, причиненном кому-либо тем или иным преступлением» .

П.С. Дагель, определяя потерпевшего, выделяет следующие его признаки: «Потерпевший — это физическое или юридическое лицо, которому причинен физический, имущественный (материальный) или моральный вред. Потерпевший — это лицо, которому причинен преступлением вред. если нет преступления, то нет и потерпевшего в уголовно правовом смысле»

Также в доктрине встречается множество других определений рассматриваемого термина, но определяющим является факт причинения лицу какого-либо вреда непосредственно виновным. Для устранения существующих противоречий весьма уместным будет разработка уголовноправового определения потерпевшего и как следствие материально-правовое понятие потерпевшего должно быть закреплено в уголовном Законе . Такие точки зрения уже неоднократно высказывались российскими учеными.

На сегодняшний день особенность статуса несовершеннолетнего потерпевшего так же, как и несовершеннолетнего субъекта преступления подтверждается рядом положений Уголовного кодекса РФ. Однако для начала необходимо определить, кого стоит относить к таким потерпевшим. Пользоваться возрастными рамками, определенными для субъекта преступления, в этом случае неуместно, поскольку уголовно-правовая охрана личности начинается с момента рождения. Именно этот момент и является нижним возрастным пределом (подтверждение данного положения является, например, установленная уголовная ответственность за убийство новорожденного (п. «в» ч. 2 ст. 105, ст. 106 УК РФ). При определении верхнего возрастного предела учитывается общепринятое положение российского законодательства, он равен 18 годам. Следовательно, если мы говорим о несовершеннолетнем потерпевшем, то имеем в виду любое лицо в возрасте до восемнадцати лет.

Однако значение возраста потерпевшего не ограничивается только приведенными обстоятельствами. Законодатель не единожды использует возраст потерпевшего как отягчающее обстоятельство. Например, в составах преступлений, предусматривающих уголовную ответственность за посягательства на половую неприкосновенность, законодатель указывает такие и более низкие возрастные границы, чем совершеннолетие, как убийство малолетнего (п. «в» ч. 2 ст. 105); посягательство на половую свободу и неприкосновенность несовершеннолетних (п. «а» ч. 3 ст. 131, п. «а» ч. 3 ст. 132); потерпевших, не достигших четырнадцатилетнего возраста (п. «б» ч. 4 ст. 131, п. «б» ч. 4 ст. 132); в примечании к ст. 131 УК РФ также говориться о потерпевших не достигших двенадцатилетнего возраста; в ст. 134 УК РФ говориться о потерпевшем, не достигшем шестнадцатилетнего возраста. Похожие возрастные границы выделяются и в других составах

преступлений, например, в посягательствах против общественной нравственности.

Несовершеннолетний потерпевший имеет, если можно так сказать, привилегированное положение, так же, как и некоторые иные категории лиц (например, беременные женщины, лица или его близкие в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга и т.д.) , поскольку совершение преступления в отношении несовершеннолетнего в правовом смысле чаще всего означает совершение квалифицированного или особо квалифицированного состава преступления.

Особый статус несовершеннолетнего потерпевшего также

подчеркивается положениями ст. 63 УК РФ «Обстоятельства, отягчающие наказание», где установлено, что совершение преступления в отношении малолетнего или несовершеннолетнего его родителем или иным лицом, на которое возложены обязанности по воспитанию, влечет назначение более строгого наказания.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Также законодатель счел необходимым предусмотреть в структуре УК РФ отдельную главу, устанавливающую ответственность за посягательства на несовершеннолетних, — глава 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних», чем также подчеркнул особый статус таких потерпевших.

В системе все названные положения показывают на привилегированное положение несовершеннолетнего в современном уголовном

законодательстве.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Таганцев Н.С. Русское уголовное право: лекции. Общая часть. Т. 1. / Н.С. Таганцев. — М.: Норма, — 1994. — С. 13.