Принцип имущественной обособленности

Идея имущественной обособленности в бухгалтерском учете

Юридическое лицо как самостоятельный субъект гражданско-правовых отношений, в том числе, выступает и субъектом бухгалтерского учета.

Важнейший бухгалтерский принцип имущественной обособленности (самостоятельности) позаимствован теорией бухгалтерского учета из гражданского права. Автором его бухгалтерской интерпретации является Ипполит Ванье, который в 1870 году писал, что бухгалтерский учет всегда ведется от имени хозяйства, а не собственника этого хозяйства (Я.В. Соколов Бухгалтерский учет от истоков до наших дней — М.: «ЮНИТИ», 1996 г., с. 147).

Идея этого принципа — подчеркнуть и отразить в бухгалтерском учете юридическую самостоятельность предприятия как субъекта хозяйственных отношений и, соответственно, субъекта бухгалтерского учета от лиц, являющихся его участниками (собственниками), и прочих участников хозяйственного оборота.

В практике бухгалтерского учета сегодня в России это правило воплощается в требовании статьи 4 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», согласно которой его (закона) действие распространяется на все организации, находящиеся на территории РФ. Таким образом, бухгалтерский учет ведется от имени организации — юридического лица, то есть именно юридическое лицо (а не его собственники) как самостоятельный субъект хозяйственных отношений и ведет бухгалтерский учет.

История формирования принципа имущественной обособленности

В юриспруденции источником принципа имущественной обособленности юридического лица являются нормы римского права.

Первоначально в правовом сознании предприятие, фирма неразрывно отождествлялось с физическим лицом (лицами) — ее хозяином (хозяевами). Имущество и обязательства фирмы составляли имущество и обязательства ее владельцев и наоборот. В ряде случаев такая юридическая трактовка хозяйственного оборота приводила к весьма печальным для его участников последствиям. Так, согласно Закону XII таблиц* должник, не погасивший в срок своих обязательств, получал 30 льготных дней, в течение которых он мог уплатить долг. По истечении этого срока, если незадачливый дебитор был должен государству, то его (должника) продавали вместе со всем его имуществом в рабство за границу (в своей стране римский гражданин не мог быть рабом). Если же кто-либо не исполнял своих обязательств перед частным лицом и не представлял свидетелей в доказательство уплаты им долга, и при этом никто не желал вступиться за него на правах поручителя, то кредитор по решению суда мог увести с собой должника и держать у себя как раба. При этом статей 3 таблицы III Закона предписывалось наложить на должника «колодки или оковы весом не менее, а, если пожелает (кредитор), то и более 15 фунтов. Во время заточения дебитор должен был питаться за свой счет. В противном случае закон позволял кредитору ограничиться выдачей ему одного фунта муки в день. В течение шестидесяти дней с момента заточения должника три раза выводили на рынок и громко спрашивали, не сжалится ли кто над ним. Если все было безуспешно, то можно было убить должника, а кредиторам разделить между собой его труп пропорционально долям их кредита. Юридически факт такого дележа означал, что должник наконец-то заплатил по обязательствам тем, чем смог. Ученые тех лет создали по этому поводу весьма убедительную теорию, согласно которой должник как пассивный субъект обязательства и его имущество образуют единый объект права требования. Поэтому в случае неуплаты дележу подлежали как имущество должника, так и он сам. Основанием для того, чтобы расчленить своего дебитора служили бухгалтерские записи. Таким образом законодательство тех лет решало проблемы неплатежей. Нежелание быть разрезанным на куски, пропорциональные своим долгам, провоцировало развитие правовой мысли, результатом которого было возникновение такой чисто фиктивной юридической конструкции как юридическое лицо, имущественно обособленное от своих участников (собственников).

Примечание:
* Законы XII таблиц — основной источник древнейшего римского права, восходящий к 451-450 гг. до н.э. Оригинал текста законов не сохранился. Известный автору текст был систематизирован в XIX веке и составлен из отрывков, приведенных в сочинениях древних римских и греческих авторов (прим. авт.).

Первоначально юридические лица в римском праве конструировались в виде товариществ, где имущество и обязательства предприятия не обособлялись от имущества и обязательств его собственников. Развитие хозяйственной жизни обусловило ранее даже появления какой-либо научной юридической теории признание римским правом того, что субъективные гражданские права могут принадлежать не только физическим лицам, но что они могут существовать независимо от физических лиц, как имущество особых субъектов прав, которые «не суть физические лица и не имеют видимого, уловимого для внешних чувств существования» (В.М. Хвостов Система римского права — М.: «Спарк», 1996 г. с. 110). Так уже в римском праве стал складываться принцип имущественной обособленности юридического лица как субъекта хозяйственных отношений.

Основой принципа обособленности юридического лица в европейской цивилистике послужила так называемая теория олицетворения, выдвинутая еще в средние века папою Иннокентием IV, а в новое время поддержанная авторитетом Савиньи. Согласно этой теории, фиктивное сочетание воли и действий нескольких физических лиц порождало в праве некую юридическую конструкцию, наделявшуюся правами личностного характера, и, соответственно рассматриваемую как юридически обособленную от лиц, ее составивших. (Г.Ф. Шершеневич Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) — М.: «СПАРК», 1995 г., с. 89).

Первыми юридическими лицами, предполагавшими ограниченную вкладами ответственность своих участников, в Европе стали банки. Ограниченная ответственность этих обществ обусловливалась главным образом отношениями их к государству, разрешавшему им выступать в качестве самостоятельных субъектов, независимых от личностей членов корпорации. Древнейшим из них по имеющимся данным был банк Св. Георгия в Генуе, обязанный своим происхождением государственному займу 1148 г. и просуществовавший до 1797 года.

Принцип имущественной обособленности далеко не сразу получил широкое распространение в хозяйственной жизни. Так, например, в парламентском акте, относящемся к основанию в 1694 г. Английского банка в форме акционерного общества, не была разрешена ограниченная ответственность членов; напротив, было постановлено, что банк имеет право принимать на себя долговые обязательства лишь в размере, не превышающем ссуженный правительством капитал и, что в случае такого превышения, акционеры лично отвечают по обязательствам учреждаемого банка сообразно размерам владения акциями (Энциклопедический словарь Т-в. Брокгауз и Ефрон, Т.1, с. 340).

Принцип имущественной обособленности в современном гражданском праве и бухгалтерском учете

Современное гражданское законодательство предусматривает возможность создания как юридических лиц с ограниченной ответственностью участников, так и юридических лиц, обеспечением обязательств которых служит имущество их участников.

Согласно статье 48 ГК РФ, юридическим лицом признается «организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности и быть истцом и ответчиком в суде». Данное легальное определение закрепляет ряд характеристик юридического лица, которые оказывают непосредственное влияние на методологию бухгалтерского учета фактов хозяйственной жизни. В качестве таких характеристик, прежде всего, следует назвать имущественную обособленность и самостоятельную имущественную ответственность.

Решающей из этих характеристик для бухгалтерского учета является имущественная обособленность. Именно ее выражает содержащееся в статье 48 указание на то, что юридическое лицо «имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество». При этом под «обособленным имуществом» подразумевается имущество в его широком значении, включающем вещи, права на вещи и обязанности по поводу вещей. Данная норма предполагает, что имущество юридического лица обособляется от имущества его учредителей и любых других сторонних по отношению к организации лиц.

Отсюда два правила:

Правило 1

Имущество фирмы — это не имущество ее собственников и/или работников, а имущество работников и/или собственников компании — это не имущество юридического лица, и

Правило 2

В число сторонних по отношению к организации лиц, перед которыми у нее могут существовать обязательства (в бухгалтерском учете — кредиторская задолженность) и по отношению к которым фирма может иметь права требования (дебиторская задолженность), входят ее собственники и работники.

Согласно пункту 1 статьи 48 ГК РФ, юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету.

Исходя из имущественной обособленности фирмы, когда предприятие только открывается, на основании зарегистрированных учредительных документов составляется проводка, отражающая возникновение задолженности учредителей перед вновь созданной организацией по внесению учредительных вкладов в уставный капитал:

Дебет 75 «Расчеты с учредителями» Кредит 80 «Уставный капитал» — на сумму задолженности учредителей.

Начисление дивидендов собственникам предприятия отражается в бухгалтерском учете аналогично начислению кредиторской задолженности перед любым другим сторонним лицом.

Делается запись:

Дебет 84 «Нераспределенная прибыль (непокрытый убыток)» Кредит 75 «Расчеты с учредителями» — на сумму начисляемых дивидендов.

Расчеты с работниками предприятия (его агентами) по заработной плате и иным операциям также учитывается в числе расчетов с иными дебиторами и кредиторами фирмы на счетах учета расчетов 70 «Расчеты с персоналом по оплате труда»; 73 «Расчеты с персоналом по прочим операциям» и т. п. Если же, например, один из работников предприятия выступит по отношению к нему как поставщик или покупатель его товаров (корреспондент), расчеты с ним будут соответственно отражаться на счетах 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками»; 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками»; 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» и т. п.

С характеристикой имущественной обособленности и влиянием ее на показатель платежеспособности тесно увязана и такая гражданско-правовая характеристика юридического лица, как самостоятельная имущественная ответственность. Юридическое лицо отвечает по своим обязательствам, принадлежащим ему на праве собственности имуществом (п. 1 ст. 48 ГК РФ). Если иное не предусмотрено в законе или в учредительных документах, ни учредители, ни участники юридического лица не отвечают по его долгам, и точно так же юридическое лицо не отвечает по долгам учредителей. Таким образом, демонстрируемая в пассиве баланса организации кредиторская задолженность — это долги юридического лица, от имени которого составлен баланс.

Имущественная обособленность, учетная методология и анализ бухгалтерской информации

Действие принципа имущественной обособленности на практике имеет совершенно определенное влияние на методологию бухгалтерского учета фактов хозяйственной жизни и составления бухгалтерской отчетности. В российской учетной практике данный принцип реализуется в правиле, согласно которому в активе баланса отражается только то имущество, которое принадлежит предприятию на праве собственности. Имущество, находящееся во владении или владении и пользовании предприятия, отражается на забалансовых счетах. Данное правило очень хорошо знакомо каждому бухгалтеру. Его преподают как одну из основ учета, и российский бухгалтер воспринимает его как нечто само собой разумеющееся. Таким образом, актив баланса отражает объем обеспечения уплаты долгов предприятия. Такая структура отчетности с определенной степенью достоверности позволяет оценить платежеспособность фирмы. Выражается это правило уже не юридическим, а бухгалтерским принципом имущественной обособленности.

С методологической точки зрения в бухгалтерском законодательстве этот принцип определяется в пункте 6 ПБУ 1/98 «Учетная политика организации» (утв. приказом Минфина России от 09.12.1998 № 60н), согласно которому при формировании учетной политики организации предполагается, что «активы и обязательства организации существуют обособленно от активов и обязательств других организаций (допущение имущественной обособленности)».

Правило это составляет одно из ключевых отличий российской учетной методологии от методологии Международных стандартов финансовой отчетности, согласно которым под активом понимается ресурс, находящийся под контролем компании и приносящий ей доход.

Формирование актива по признаку права собственности полностью отвечает идее оценки платежеспособности. Ведь определяя то, насколько предприятие платежеспособно, мы рассматриваем его активы как обеспечение обязательств, коим может выступать только собственное имущество. Однако при оценке рентабельности, когда актив трактуется как источник доходов фирмы, и оценке финансового левериджа, то есть степени зависимости компании от привлеченных источников средств, реализация данного правила приводит к завышению показателей рентабельности и левериджа предприятий, использующих в своей деятельности имущество, не принадлежащее им на праве собственности (подробнее об этом см. статью «Возможности анализа бухгалтерской отчетности» в № 9 «БУХ.1С» за 2006 год, стр. 25).

ДОПУЩЕНИЕ ИМУЩЕСТВЕННОЙ ОБОСОБЛЕННОСТИ

Смотреть что такое «ДОПУЩЕНИЕ ИМУЩЕСТВЕННОЙ ОБОСОБЛЕННОСТИ» в других словарях:

  • допущение имущественной обособленности — Понятие означает, что имущество и обязательства организации существуют обособленно от имущества и обязательств собственника. Для России в период становления рыночной экономики это допущение представляется особенно важным, так как во многих… … Справочник технического переводчика

  • Допущение имущественной обособленности — Принцип бухгалтерского учета. Допущение означает, что активы и обязательства организации существуют обособленно от активов и обязательств собственников этой организации и активов и обязательств других организаций. п. 6 Положения по бухгалтерскому … Словарь: бухгалтерский учет, налоги, хозяйственное право

  • допущение — 1. Предположение. 2. В бухгалтерском учете экономически развитых стран это общепризнанные основополагающие принципы, применение которых предполагается при ведении бухгалтерского учета. В российском бухгалтерском учете этот термин относится по… … Справочник технического переводчика

  • ДОПУЩЕНИЕ — 1. предположение; 2. в бухгалтерском учете экономически развитых стран это общепризнанные основополагающие принципы, применение которых предполагается при ведении бухгалтерского учета. В российском бухгалтерском учете этот термин относится по… … Большой бухгалтерский словарь

  • Транзитные хозяйственные операции — при поставке товара транзитом товар фактически передается от производителя (продавца по первому договору) непосредственно потребителю (покупателю по второму договору), минуя торговую организацию. Но право собственности на товар при этом переходит … Энциклопедический словарь-справочник руководителя предприятия

  • Учётная политика — Учётная политика совокупность способов ведения бухгалтерского учёта первичного наблюдения, стоимостного измерения, текущей группировки и итогового обобщения фактов хозяйственной деятельности. Основы формирования (выбора и обоснования) … Википедия

  • ПБУ 1/2008 — ПОЛОЖЕНИЕ ПО БУХГАЛТЕРСКОМУ УЧЕТУ УЧЕТНАЯ ПОЛИТИКА ОРГАНИЗАЦИИ ПБУ 1/2008 Содержание 1 I. Общие положения 2 II. Формирование учетной политики 3 III. Измен … Бухгалтерская энциклопедия

  • ПБУ 1/94 — ПОЛОЖЕНИЕ ПО БУХГАЛТЕРСКОМУ УЧЕТУ УЧЕТНАЯ ПОЛИТИКА ПРЕДПРИЯТИЯ (ПБУ 1/94) ВНИМАНИЕ! Этот нормативный акт ОТМЕНЕН! См. ПБУ 1/2008 Утратил силу в связи с изданием Приказа Минфина РФ от 09.12.1998 N 60н. Содержание 1 … Бухгалтерская энциклопедия

  • ПБУ 1/98 — ПОЛОЖЕНИЕ ПО БУХГАЛТЕРСКОМУ УЧЕТУ «УЧЕТНАЯ ПОЛИТИКА ОРГАНИЗАЦИИ» ПБУ 1/98 ВНИМАНИЕ! Этот нормативный акт ОТМЕНЕН! См. ПБУ 1/2008 Содержание 1 I. Общ … Бухгалтерская энциклопедия

  • Допущения бухгалтерского учета — для ведения бухгалтерского учета в организации формируется учетная политика, предполагающая имущественную обособленность, непрерывность деятельности организации, последовательность применения учетной политики, а также временную определенность… … Энциклопедический словарь-справочник руководителя предприятия

§2 Имущественная обособленность юридического лица

Функционирование организации невозможно без наличия обособленного имущества, так как тогда невозможно говорить о самостоятельности организации, ответственности и т.п. Все это определяет огромное значение имущественной обособленности юридического лица.

Современное законодательство недостаточно детально строит признак имущественной обособленности юридических лиц, поэтому сначала следует обратиться к теоретическому аспекту данного признака.

В юридической литературе проблема имущественной обособленности юридических лиц рассматривалась в двух аспектах:

— в широком смысле — как возможность для хозяйствующего субъекта самостоятельно участвовать в товарно-денежных отношениях, а также возможность приобретать права и обязанности в отношении определенного имущества. Право в этом аспекте представляет лишь общую форму регулирования соответствующих отношений с помощью законов;

— в узком смысле — как «объем прав на закрепленное за юридическими лицами имущество, дающий им возможность самостоятельно совершать действия на базе и по поводу этого имущества» 41

В данном изложении имущественная обособленность рассматривается через закрепление за субъектом имущества, которое создает юридическую основу хозяйствования, использования в процессе работы и ответственности за результаты хозяйственной деятельности перед другими участниками оборота. Способность осуществлять присвоение материальных благ предопределяет для юридического лица его относительную имущественную обособленность от других субъектов и служит основанием его самостоятельности. Таким образом, имущественная самостоятельность проявляется через имущественное обособление субъекта, где с помощью принадлежащего ему имущества субъект отделяется от всех других. Без этого юридические лица не могут функционировать в обороте. При этом наличие «необходимой» имущественной обособленности становится обязательным признаком их существования.

С другой стороны «необходимое» экономическое обособление для участника хозяйственного оборота может быть достигнуто лишь в результате осознанного присвоения материальных благ, осуществляемого для достижения собственных нужд. В этом плане «присвоение выступает как результат необходимого экономического обособления …субъекта хозяйствования»42

Юридическая характеристика имущественной обособленности выражается в правовом закреплении обособления имущества юридических лиц и тесно связана с их субъективным правом, здесь закрепляется юридическое состояние присвоенности этих средств. Правила, устанавливающие границы и характер поведения владельцев имущества, т.е. их правомочия, характеризующие их конкретные возможности по своему усмотрению совершать действия на базе и по поводу этого имущества, составляют правовой режим имущества юридических лиц. Иными словами, имущественная обособленность определяется через субъективное право, регулирующее статику имущественных отношений как состояние принадлежности материальных благ. Имущественная обособленность связывается с предоставлением и закреплением за юридическими лицами имущества, а также с дальнейшей их способностью осуществлять присвоение соответствующих материальных благ с условием выполнения установленных учредителями задач в процессе хозяйственной деятельности. Для непосредственного осуществления деятельности юридическим лицам при их образовании учредителями передается определенное имущество и права на него. Этим самым создается материальная база деятельности, указывающая на ее принадлежность определенному хозяйствующему субъекту.

Таким образом, имущественное обособление необходимо для создания материальной базы, с использованием которой будет работать организация.

На этом, конечно, значение имущественной обособленности не заканчивается. Важнейшей функцией обособленности является обеспечение для организации как такого субъекта, который будет реально участвовать в гражданских отношениях, возможности нести имущественную ответственность по взятым на себя обязательствам. Именно поэтому, думается, большой критике подвергаются государственные предприятия, применение мер ответственности к которым на практике порой затруднено.

В юридической литературе часто указывается на проблемы определения объектов, которые могут передаваться создаваемому юридическому лицу. Э.Г. Полонский указывает, что «в качестве такого имущества может выступать как любое оборотоспособное имущество, так и различные права, закрепленные на самостоятельном балансе предприятия» 43 Соглашаясь с данной позицией, З.М. Заменгоф подчеркивает, что «именно закрепление имущества на вступительном балансе делает его достаточным для того, чтобы отражать имущественную самостоятельность его владельца» 44

Представляется, что передаваемое для обособления юридических лиц имущество должно соответствовать некоторым критериям, основным из которых является его способность приобретать денежную овеществленность. Другими словами, в основе такого имущества могут выступать материальные блага, которые увеличивают непосредственную сумму наличного имущества юридического лица. При передаче имущества в ведение субъекта последнее выделяется из общей массы материальных ценностей, посредством чего экономически обособляется хозяйственное образование.

Выделение и закрепление за юридическими лицами имущества в виде зачета обязательственных требований не может образовать его имущественную обособленность, хотя и имеет эквивалентную денежную оценку. Юридическое лицо не сможет осуществить использование такого имущества, такие права не создадут материальной базы для субъекта.

В частности, имущественный вклад в уставный капитал в виде зачета заемных требований учредителя, возникающих из заемных обязательств с другими учредителями, не способен увеличить наличное имущество вновь созданного образования. То же самое можно отметить и в отношении предоставления вновь созданным субъектам различных прав, освобождающих их от уплаты арендных платежей за занимаемые помещения, с последующим зачетом этих арендных требований в качестве имущественного вклада со стороны арендодателя — учредителя. Вряд ли такая организация, будучи субъектом гражданского оборота, сможет осуществить присвоение указанных материальных благ.

Однако это не означает, что экономическую обособленность юридического лица могут образовывать исключительно материальные блага. Имущественную самостоятельность могут образовывать и блага неимущественного характера. Прежде всего это исключительные права (интеллектуальная собственность), у которых также отсутствует материальная основа. Однако в отличие от обязательственных требований объекты интеллектуальной собственности обладают способностью материально овеществляться с передачей «овеществленного» юридическому лицу. Такая способность выражается в выгоде из лицензионного договора, которая может быть определена при расчетах. Поэтому, безусловно, предоставленные учредителями юридическому лицу в рамках соответствующего законодательства документы, свидетельствующие об их имущественных правах на интеллектуальную собственность, увеличивают его материальные активы.45 У юридического лица возникает возможность использовать эти материальные блага для достижения установленных перед ним задач. Здесь возникает проблема установления реальной рыночной стоимости подобных прав, поскольку в большинстве случаев учредители не могут самостоятельно определить стоимость объекта интеллектуальной собственности. Хотелось бы отметить, что профессиональными оценщиками на данный момент предлагаются различные унифицированные правила по выявлению стоимостных показателей рассматриваемого имущества. В литературе предлагается в целях защиты прав как учредителя, так и создаваемого юридического лица, ввести в законодательную норму, обязывающую в рамках договора о создании юридического лица прибегать к обязательной услуге профессионального оценщика каждый раз, когда в качестве вклада вносится интеллектуальная собственность46 . Это поможет избежать споров по оценке и нарушения прав сторон данного правоотношения. В теории иногда ставится вопрос о необходимости профессиональной оценки всего имущества, вносимого в рамках создания юридического лица. Мы считаем это излишним, т.к. в отношении большинства объектов учредители вполне могут самостоятельно произвести оценку, кроме того, такая оценка является платной услугой профессиональных оценщиков, что затруднительно для создаваемого субъекта.

Какой процесс обособления имущества представляет правовую основу обособленности юридического лица? Ведь если всякое обособление имущества уравнивать с процессом закрепления, обеспечивающим имущественную самостоятельность данного хозяйствующего субъекта, то тогда даже простую передачу имущества во временное пользование, предоставление временной финансовой помощи, придется считать для юридического лица правовым основанием имущественной обособленности.

В теории под закреплением имущества за юридическим лицом рассматривается такая его передача для использования, которая должна удовлетворять определенным требованиям, необходимым для имущественного обособления. Содержание их определяется учеными по-разному.

Э.Г. Полонский выделяет три основных требования:

1) обязательное правовое оформление закрепления в уставе или учредительном договоре;

2) имущество должно быть передано для бессрочного использования;

3) закреплением имущества должно считаться такое выделение, когда собственниками устанавливаются гарантии защиты прав юридического лица на имущество47

З.М. Заменгоф считает, что достаточными условиями для закрепления имущественной обособленности за субъектом хозяйствования являются:

1) организационное выделение имущества из общей имущественной массы учредителя для передачи его субъекту на продолжительный срок;

2) наделение только данного субъекта правомочиями по управлению передаваемым имуществом;

3) обязательное правовое оформление этого обособления, для которого достаточно закрепления в установленных формах бухгалтерской отчетности 48

В.К. Андреев указывает, что лишь такое обособление имущества может вызвать имущественную обособленность юридических лиц, которое «предоставит им возможность самостоятельно вступать в хозяйственном обороте и создает для предприятий обязательства, по которым они смогут нести самостоятельную имущественную ответственность». Наделяя юридическое лицо имуществом и закрепляя его во вступительном балансе, учредитель «предоставляет ему возможность вступать в правоотношения, в которых предприятие обязано обеспечить наиболее эффективное использование закрепленного имущества в соответствии с правоспособностью и назначением имущества» 49

На наш взгляд, появление имущественной обособленности юридического лица в равной степени зависит от собственников, решивших предоставить имущество субъекту, и от самого лица, которому предстоит осуществлять использование предоставленного имущества. Поэтому, думается, формирование у юридического лица имущественной обособленности представляет собой совокупность двух взаимосвязанных и равнозначных юридических фактов, включающих в себя процесс выделения собственником имущества и передачи его субъекту и процесс присвоения выделенного имущества юридическим лицом, выражающийся в правовом оформлении переданного имущества на соответствующем праве. Только фактическое совершение этих юридических действий означает появление обособленного имущества у конкретного юридического лица. Так, для учредителя предоставление имущества субъектам хозяйствования означает осуществление с его стороны определенных правовых действий, исполнение которых свидетельствует о решении собственника имущества создать юридическое лицо.

Решение учредителя об образовании отдельной организации предопределяет необходимость создания для нее имущественной базы. С этой целью учредитель определяет необходимый объем имущества, а также его состав и назначение. После этого собственник имущества организационно выделяет этот объем из всей имущественной массы, принадлежащей ему на праве собственности. На этом этапе формирования имущественной обособленности юридического лица учредителем производится опись выделяемого имущества, определяется его состояние и качество. Оформление такого выделения самим учредителем в своей внутренней деятельности зависит от того, какой субъект выступает учредителем. Например, если это АО, необходимо решение общего собрания акционеров и проведение выделения имущества в бухгалтерском балансе. И уже вслед за решением об учреждении хозяйственной организации собственник имущества осуществляет передачу выделенного имущества, что представляет для учредителя правовой акт осуществления права распоряжения этим имуществом, а не ее передачу. Только на основе правовых актов, подтверждающих совершение указанных выше юридических со стороны учредителей, государственными органами будет произведена официальная регистрация создаваемой организации. В этом плане факт выделения учредителем своего имущества с целью ее дальнейшей передачи субъекту хозяйствования завершает процесс создания имущественной базы будущего юридического лица, а фактически и самого юридического лица. Ведь в момент передачи собственником своего имущества организуемому субъекту хозяйствования, которому имущество предоставляется для производственного использования, последнего может еще не быть. Поэтому на данной стадии становления имущественной обособленности юридического лица действия собственником, направленные на создание его имущественной базы, носят определяющий характер. Их отсутствие вряд ли сделает возможным не только существование, но и появление имущественной обособленности юридического лица и, как следствие, самого лица. Хотя в целом и момент возникновения у юридического лица имущественной обособленности в юридической науке учеными оценивается по-разному. Признавая важность определения этого момента, одни считают, что у организации имущественная обособленность появляется с момента фактической передачи им имущества со стороны собственников50 Но иногда, как было отмечено выше, в момент передачи собственником имущества, самого субъекта, как юридического лица, может еще не быть. В данном случае говорить о возникновении имущественной обособленности у еще не зарегистрированного юридического лица (у субъекта, которого еще просто нет) вряд ли разумно. Несмотря на фактическую передачу имущества со стороны собственника (в связи с этим его права по распоряжению предоставленным имуществом в определенной степени ограничиваются), никакой имущественной обособленности у юридического лица не возникает, так как самого субъекта, как такового, не существует. Думается, что здесь можно говорить лишь о формировании условий для создания имущественной обособленности, которая появляется у субъектов хозяйствования после их официальной государственной регистрации, т.е. образования. Государственная регистрация, регулируемая Федеральным законом от 8 августа 2001 г. № 12951, выступает юридическим фактом, с момента которого возникает имущественная обособленность юридического лица. Именно с этого момента к юридическому лицу перейдет риск случайной гибели соответствующего имущества, закрепленного за ними собственниками. И в то же время собственник — учредитель уже с этого момента не может отвечать перед своими кредиторами этим имуществом, поскольку имущество, переданное юридическому лицу, выбывает из фактического обладания собственника — учредителя и зачисляется на баланс предприятия. Сам собственник уже не может осуществлять в отношении этого имущества, по крайней мере, правомочия владения и пользования. Е.А. Суханов по этому поводу пишет: «Закрепление определенного имущества за организацией в целом означает его выбытие из состава имущества ее учредителей (участников). Но одновременно значительно уменьшается риск их возможных потерь от участия в обороте. Ведь именно учредители (участники) управляют деятельностью созданного ими субъекта, а нередко даже прямо или косвенно участвуют в ней и тем самым в имущественном обороте, тогда как неблагоприятные имущественные последствия этой деятельности по общему правилу относятся на имущество этого субъекта (организации), а не на их собственное. В этом и состоит смысл конструкции юридического лица». В связи с этим, само предоставление учредителями материальной базы выявляет необходимость образования для этого имущества хозяйствующего субъекта и наделения его специальными правами. Важное значение приобретает и вторая составная часть формирования имущественной самостоятельности юридического лица, определяющая возможность для субъекта хозяйствования осуществлять присвоение выделенного имущества. Присвоение как юридический факт предполагает «совершение определенных правовых действий со стороны субъекта хозяйствования, направленных на использование предоставленного имущества»52. Эти действия не могут быть осуществлены им без предоставления со стороны учредителей определенных правомочий по управлению предоставленным имуществом.

Следует отметить, что юридическое лицо в течение какого-то периода времени может вообще не обладать никаким имуществом, как бы широко мы его ни трактовали. Так, большинство некоммерческих организаций на другой день после создания не имеют ни вещей, ни прав требования, ни тем более обязательств.53 Вся имущественная обособленность таких юридических лиц заключается лишь в их способности в принципе обладать обособленным имуществом, т.е. в их способности быть единственным носителем единого самостоятельного нерасчлененного имущественного права того или иного вида 54

На практике обособление имущества находит свое правовое закрепление в установленных формах бухгалтерской отчетности. Вообще легальным признаком имущественной обособленности служит наличие самостоятельного баланса у юридических лиц (у учреждений — также и сметы его расходов, утвержденной собственником). Закрепление имущества на балансе является юридическим фактом, при помощи которого устанавливается принадлежность имущества данному юридическому лицу. Это идентифицирует имущество, а заодно и устанавливает имущественные права данного юридического лица.

Находящееся на балансе организации имущество характеризует его обособленность от имущества учредителей (участников).

Однако далеко не всегда балансодержатель является единственным собственником числящегося на его балансе недвижимого имущества55

Структурное подразделение юридического лица также может составлять отдельный баланс, который не является самостоятельным, так как в нем не отражается ряд затрат, без которых деятельность данного подразделения невозможна.

Кроме этого, данные подразделения не вправе без согласия юридического лица распоряжаться каким-либо его имуществом.56

Признак имущественной обособленности взаимосвязан с организационно-правовой формой организации.

Существует несколько определений организационно-правовой формы в литературе.

На наш взгляд, это совокупность установленных законом обязательных отличительных особенностей юридического лица, характеризующих имущественные и организационные аспекты его внутренних связей, а именно: порядок формирования и использования имущественной базы субъекта, особенности взаимодействия учредителей и организации, совокупность приемов (органов) управления и их особенность

Именно организационно-правовая форма по ГК определяет то, в какой форме будет обособлено имущество организации (уставный, складочный капитал, уставный и паевой фонд).

Форма, в свою очередь, определяет степень обособления (ст. 48 ГК называет в качестве таковых право собственности, право хозяйственного ведения и оперативного управления).

И, наконец, безусловно, что в зависимости от степени обособления можно говорить о мере возможного поведения в отношении соответствующего имущества, ведь передача полного или ограниченного объема правомочий в рамках законодательно закрепленной триады и есть мера поведения управомоченного лица.

Безусловно, степень обособленности имеет огромное значение для организации, поскольку именно она определяет возможности реализации правосубъектности юридического лица ввиду установления объема правомочий по владению, пользованию и распоряжению соответствующим имуществом.57

По мнению С.Н. Братуся, «определенная степень или мера имущественной обособленности является основой правосубъектности юридического лица»58

Проведенный анализ позволяет сделать следующий вывод: имущественная обособленность — это легальный признак юридического лица, составляющий основу его правосубъектности и характеризующий наличие имущества на праве собственности, праве хозяйственного ведения и праве оперативного управления и закрепление данного имущества в установленном законодательством порядке на балансе (смете) юридического лица; возникающий в момент государственной регистрации субъекта и выступающий необходимой предпосылкой участия от своего имени в имущественных отношениях, а также приобретения прав и обязанностей, дающих юридическому лицу возможность самостоятельно совершать действия на основе и по поводу закрепленного имущества.

27. Правовые формы принадлежности имущества субъектам предпринимательской деятельности.

Гражданский кодекс (ст. 48) в качестве одного из обязатель­ных признаков юридического лица называет его имущественную обособленность: «Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или опе­ративном управлении обособленное имущество…» Имущественная обособленность как признак юридического лица позволяет отгра­ничить имущество данной организации от имущества всех иных субъектов гражданского права (публичных образований, физиче­ских и юридических лиц). Указанное обособление получает свое правовое закрепление в соответствующих бухгалтерских докумен­тах. В п. 1 ст. 48 ГК прямо говорится, что юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету. Наличие само­стоятельного баланса у юридического лица — внешний показатель экономического обособления коммерческих организаций; само­стоятельная смета — призрак имущественной обособленности не­коммерческих организаций. Правда, не всегда такое разграничение получает четкое закрепление в законодательстве и на практи­ке. Так, в Федеральном законе от 10 июля 1992 г. № 3266-1 (в ред. от 5 декабря 2006 г. № 207-ФЗ) «Об образовании» уста­новлено (ст. 43), что образовательное учреждение (в том числе государственное) самостоятельно осуществляет финансово-хозяй­ственную деятельность, имеет самостоятельный баланс и расчет­ный счет’. На практике некоммерческие организации нередко имеют одновременно и баланс, и смету. Субъекты предпринимательской деятельности, будучи коммер­ческими по своей направленности, обладают, как правило, иму­ществом на праве собственности. К ним относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы. При их создании в форме унитарного предприятия необходимое иму­щество закрепляется на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления. Имущественное обособление у различных субъектов носит не­одинаковый характер. Существует разная степень имущественной обособленности коммерческой организации в зависимости от фор­мы принадлежности имущества (право собственности, право хо­зяйственного ведения, право оперативного управления). На наш взгляд, признак имущественной обособленности характерен не только для юридического лица, но и для «неправосубъектных об­разований» (ФПГ, холдинги), а также структурных подразделений. Рассмотрим эти вопросы более подробно. Для формирования имущественной основы в целях ведения предпринимательской деятельности организация или индивидуальный предприниматель могут приобретать имущество в собственность или во временное владение и пользование. Приобретение имущества на праве собственности происходит при формировании уставного (складочного капитала) хозяйственного общества (товарищества), а также по иным основаниям, предусмотренным законодательством.

Основания (способы) возникновения права собственности принято делить на первоначальные и производные.

Первоначальные способы – это случаи, когда право собственности возникает впервые или помимо воли прежнего собственника.

Производные способы – это способы, при которых право собственности у приобретателя возникает по воле предшествующего собственника и с согласия приобретателя. Важная особенность данной классификации заключается в том, что при производном способе возникновения права собственности первоначальный собственник не может передать приобретателю прав больше, чем он имеет, и если его право собственности было ограничено, то приобретатель получает право собственности с существующими ограничениями.

К первоначальным способам приобретения права собственности относятся:

1) изготовление вещи для себя (ст. 218 ГК РФ);

2) переработка вещи в случае, когда стоимость переработки существенно превышает стоимость не принадлежащих переработчику материалов (ст. 220 ГК РФ);

3) приобретение права собственности на результаты хозяйственного использования имущества – плоды, продукцию, доходы (ст. 136 ГК РФ);

4) приобретение права собственности на общедоступные для сбора вещи (ст. 221 ГКРФ), бесхозяйные веши (ст. 225 ГК РФ), вещи, от которых собственник отказался (ст. 226 ГК РФ), на находку (ст. 227 ГК РФ) клад (ст. 233 ГК РФ);

5) приобретательная давность (ст. 234 ГК РФ);

Производными способами приобретения предпринимателями права собственности являются:

1) приобретение права собственности юридическим лицом путем внесения его учредителями имущественных взносов (паев) в уставный (складочный) капитал, паевой фонд;

2) правопреемство в результате реорганизации юридического лица (ст. 57, 58 ГК РФ);

3) приобретение права собственности на основании договора купли-продажи, поставки, мены, дарения, подряда, учредительного договора о создании организации или иной гражданско-правовой сделки.

Осуществление предпринимательской деятельности не предполагает обязательного использования собственного имущества предпринимателя.

Имущество, используемое для ведения предпринимательской деятельности, может приобретаться не только в собственность, но во владение и пользование по различным основаниям, например, по договору аренды, лизинга и пр.

Одним из способов формирования имущества является привлечение заемного капитала, т. е. денежных средств, полученных на определенный срок. Правовым способом формирования, заемного капитала является заключение договоров займа (кредита), выпуск облигаций или иных ценных бумаг. Государственные и муниципальные предприятия приобретают имущество в хозяйственное ведение или оперативное управление на основании соответствующего решения собственника их имущества (Российской Федерации, субъекта РФ, муниципального образования).

Правовые формы принадлежности имущества субъектам предпринимательской деятельности

Гражданский кодекс (ст. 48) в качестве одного из обязательных признаков юридического лица называет его имущественную обособленность: «Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество». Имущественная обособленность как признак юридического лица позволяет отграничить имущество данной организации от имущества всех иных субъектов гражданского права (публичных образований, физических и юридических лиц).

Указанное обособление получает свое правовое закрепление в соответствующих бухгалтерских документах. В п. 1 ст. 48 ГК прямо говорится, что юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету. Наличие самостоятельного баланса у юридического лица — внешний показатель экономического обособления коммерческих организаций; самостоятельная смета — призрак имущественной обособленности некоммерческих организаций.

Правда, не всегда такое разграничение получает четкое закрепление в законодательстве и на практике. Так, в Федеральном законе от 10 июля 1992 г. № 3266-1 (в ред. от 5 декабря 2006 г. № 207-ФЗ) «Об образовании» установлено (ст. 43), что образовательное учреждение (в том числе государственное) самостоятельно осуществляет финансово-хозяйственную деятельность, имеет самостоятельный баланс и расчетный счет. На практике некоммерческие организации нередко имеют одновременно и баланс, и смету.

Термин «имущественная обособленность» в гражданском законодательстве не раскрывается. В литературе по-разному определяется этот легальный признак юридического лица. В частности, под обособленностью имущества проф. О. А. Красавчиков понимает отражаемую в самостоятельном балансе (смете) принадлежность (присвоенность) данной организации комплекса имущества (совокупности средств производства и иных материальных благ), выступающего в качестве материальной базы деятельности юридического лица. В целом мы считаем данное определение имущественной обособленности весьма привлекательным.

В большинстве исследований по рассматриваемому вопросу содержание определения понятия «имущественная обособленность» включает в себя указание на наличие имущества на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления. Такое указание является правильным, однако у него есть и спорные моменты.

Субъекты предпринимательской деятельности, будучи коммерческими по своей направленности, обладают, как правило, имуществом на праве собственности. К ним относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы. При их создании в форме унитарного предприятия необходимое имущество закрепляется на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления.

Имущественное обособление у различных субъектов носит неодинаковый характер. Существует разная степень имущественной обособленности коммерческой организации в зависимости от формы принадлежности имущества (право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления). На наш взгляд, признак имущественной обособленности характерен не только для юридического лица, но и для «неправосубъектных образований» (ФПГ, холдинги), а также структурных подразделений. Рассмотрим эти вопросы более подробно.

В соответствии с п. 4 Порядка ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса финансово-промышленных группы, утвержденного постановлением Правительства РФ от 9 января 1997 г. № 24, сводные (консолидированные) бухгалтерская и статистическая отчетности отражают имущественное и финансовое положение ФПГ, а также результаты ее инвестиционной деятельности.

При условии принятой участниками финансово-промышленной группы учетной политики ведение сводной (консолидированной) бухгалтерской отчетности осуществляется на основе следующих принципов:

  1. показатели активов и пассивов бухгалтерских балансов участников финансово-промышленной группы складываются;
  2. в указанной отчетности отражается инвестиционная деятельность ФПГ в целом. Инвестиции, направленные участниками группы в центральную компанию, и средства, внесенные ими в ее уставный капитал, в отчетности не отражаются;
  3. показатели бухгалтерского баланса и финансовые результаты, отражающие объемы реализации товаров (работ, услуг), обязательства и расчеты между центральной компанией и участниками ФПГ в отчетность не включаются;
  4. прибыль и убытки каждого участника ФПГ показываются в отчетности в развернутом виде;
  5. показатели бухгалтерской отчетности участников ФПГ включаются в отчетность с даты регистрации финансово-промышленной группы;
  6. показатели финансово-хозяйственной деятельности банков и иных кредитных и страховых организаций, а также инвестиционных институтов (за исключением центральной компании) в отчетность не включаются. При наличии в составе ФПГ двух и более банковских или страховых организаций либо инвестиционных институтов составляется отдельная сводная (консолидированная) отчетность по видам деятельности этих организаций (п. 5 названного Порядка).

Как видно, имущественная обособленность имеется, но не до степени (уровня) обособленности юридического лица.

Обособленные структурные подразделения юридического лица также обладают имуществом, необходимым для осуществления поставленных перед ними производственно-хозяйственных задач (ст. 55 ГК). В литературе выделяют (наряду с территориальной, организационной) и имущественную обособленность.

Вместе с тем разные авторы вкладывают неодинаковый смысл в словосочетание «имущественная обособленность». Так, Р. З. Хузин делает вывод о том, что обособленное подразделение юридического лица пользуется и распоряжается закрепленным имуществом, а потому ему присущи черты права оперативного управления, а также обязательства по доверительному управлению имуществом. Как говорится, весьма оригинальное мнение.

Известно, что право оперативного управления — ограниченное вещное право, принадлежащее казенному предприятию и учреждению (ст. 296 ГК). Едва ли можно приобщить данный вид вещных прав к обособленным подразделениям юридического лица. Это напоминает уже известный взгляд ученых о том, что имущество Банка России также «тяготеет» к праву оперативного управления либо к праву хозяйственного ведения (в зависимости от того, рассматривается ли Банк России в качестве государственного учреждения или унитарного предприятия).

Еще большие возражения возникают в части использования конструкции «обязательства по доверительному управлению имуществом». Здесь вообще трудно представить, как можно заключить договор доверительного управления между юридическим лицом и его обособленным подразделением.

Такая ситуация была допустима в советское время, когда представители концепции хозяйственного права считали внутрихозяйственные отношения предметом правового регулирования и распространяли порой на них (отношения) гражданско-правовые нормы об отдельных видах обязательств. Повторять пройденный урок в условиях рыночной экономики было бы, как нам представляется, неправильно.

Более сдержанная позиция по статусу обособленных подразделений высказана И. В. Бессоновой, которая отмечает неудачность термина «имущественная обособленность филиала и представительства». Поскольку наличие обособленного имущества — характерный признак юридического лица, то в отношении филиала (представительства), по мнению названного автора, уместно говорить об имущественной отдаленности обособленного подразделения этого коллективного образования.

Итак, сделаем некоторые выводы.

1. Не исключено, что в обозримом будущем в соответствии с потребностями коммерческой практики законодатель может прибегнуть к использованию в отношении имущества ряда интегрированных групп хозяйствующих субъектов категорий «внутрисистемной собственности» или «единого фонда имущества» хозяйственной системы. Как пробные шаги в направлении установления правового режима единого фонда имущества интегрированных хозяйствующих субъектов можно рассматривать положения пп. 16 п. 1 ст. 31 НК. Данная норма наделяет налоговые органы при наличии указанных в нем обстоятельств правом взыскивать в судебном порядке задолженность перед бюджетами различных уровней и внебюджетными фондами, числящуюся за зависимыми (дочерними) обществами, с соответствующих основных (преобладающих) обществ, а также правом взыскивать аналогичную задолженность основных (преобладающих) обществ с зависимых (дочерних).

2. Филиалы, представительства и другие обособленные структурные подразделения юридического лица также обладают имуществом, необходимым для осуществления поставленных перед ними хозяйственных задач (ст. 55 ГК). Формальное наличие у филиала (представительства) таких признаков, как территориальная отдаленность имущества, наличие отдельного баланса по учету имущества филиала, возможность открытия и ведения банковского счета, не могут рассматриваться как основа для признания полноценной имущественной обособленности филиалов и представительств.

С точки зрения законодательства и права такое обособление не имеет самостоятельного юридического значения. Во-первых, имущество филиалов и представительств входит в состав имущества создавшего их юридического лица и учитывается на его самостоятельном балансе. Следовательно, имущество обособленного подразделения «обособляется не от субъектов права, а внутри юридического лица от другого его имущества».

Во-вторых, в действующем законодательстве отсутствуют нормы, устанавливающие особый правовой режим имущества юридического лица, обособленного в рамках филиала.

В-третьих, самостоятельная имущественная обособленность необходима только юридически самостоятельному субъекту права, поскольку она служит организационно-правовой предпосылкой участия субъекта в урегулированных правом товарно-денежных отношениях. Характеризуя природу отношений между производственными объединениями советских времен и входящими в их состав производственными единицами. В. С. Якушев отмечает, что в целом производственная единица не являлась самостоятельным товаровладельцем. Отношения между объединением и производственной единицей носили непосредственно производственный, а не экономический характер, так как они не были основаны на товарно-стоимостной основе.

По общему правилу имущественная обособленность юридического лица возникает в момент государственной регистрации субъекта. Но как быть в ситуациях, когда в силу норм специальных законов об отдельных видах юридических лиц может случиться, что статус юридического лица организация получает в момент государственной регистрации, а его имущество будет сформировано только в будущем?

Современные ученые в поисках ответа на этот вопрос пытаются придать легальному признаку «наличие обособленного имущества» толкование, позволяющее понимать под обособленным имуществом не только наличное имущество, но и имущество, которое будут приобретено в будущем. Получается, что юридическое лицо — это организация, которая имеет или может иметь в собственности обособленное имущество, отвечает или может отвечать этим имуществом.

Таким образом, имущественная обособленность юридического лица связывается не с наличием субъективного права на конкретное имущество, а с заложенной в законе возможностью иметь обособленное имущество, т. е. возможностью, являющейся всего лишь элементом правоспособности юридического лица.

В ст. 48 ГК идет речь о трех формах принадлежности имущества юридическому лицу: на праве собственности, хозяйственного ведения и оперативного управления. Рассмотрим более подробно эти формы.

В условиях современного рыночного оборота наиболее предпочтительной правовой формой закрепления отношений принадлежности имущества субъектам предпринимательской деятельности следует признать право собственности. Отношения собственности регулируются нормативными актами различной отраслевой принадлежности, что стало основанием для заключения о том, что «право собственности в объективном смысле представляет собой не гражданско-правовой, а комплексный (многоотраслевой) институт права». Действительно, право собственности в объективном смысле есть комплексный институт. Однако превалирующую роль в нем играют нормы гражданского права.

Право собственности в субъективном смысле представляет собой известную триаду: права владения, пользования и распоряжения. Оно (право) служит правовой формой опосредования отношений принадлежности имущества к конкретным юридическим лицам, создаваемых в различных организационно-правовых формах. Так, согласно ГК и специальным законам об отдельных видах юридических лиц имущество может находиться на праве собственности у хозяйственных обществ и товариществ, производственных и потребительских кооперативов, а также у некоммерческих организаций, за исключением учреждений.

Наряду с правом собственности ст. 48 ГК называет в качестве правовых форм принадлежности имущества организациям право хозяйственного ведения и право оперативного управления. Данные категории, содержание которых составляет особую разновидность вещных прав юридических лиц — несобственников по хозяйственному и иному использованию имущества собственника, аналогов которых нет в мировой практике, служат ключом для понимания как природы и сущности правоотношений публичной собственности в целом, так и правового положения государственных и муниципальных унитарных предприятий.

Появление этих ограниченных вещных прав в отечественном правопорядке было связано с существованием советской экономики, базирующейся преимущественно на государственной (общенародной) собственности.

Государство как основной собственник производительного имущества в условиях товарной организации производства вынуждено было производить юридическое и фактическое обособление отдельных частей единого фонда имущества и передавать их им же созданным самостоятельным юридическим лицам — предприятиям и учреждениям.

Взаимосвязь права хозяйственного ведения и юридической личности государственного (муниципального) предприятия очевидна: «обе эти правовые категории обусловлены одними и теми же объективными экономическими условиями» функционирования товарного производства с такими его рычагами, как стоимость, деньги, кредит, а также организационно-техническими требованиями производства и управления отдельными частями единых фондов имуществ публичных собственников.

Несмотря на то что в Гражданском кодексе праву хозяйственного ведения и оперативного управления посвящена целая глава (гл. 19), ни в нем, ни в других федеральных законах, в том числе и в Законе об унитарных предприятиях, не содержится легальных определений названных вещно-правовых институтов.

В литературе наиболее полное развитие учение о праве оперативного управления получило в советское время в работах С. Н. Братуся, Д. М. Генкина, Ю. К. Толстого, С. М. Корнеева, В. С. Якушева и др. Юридический «багаж» научных и практических выводов, сделанных этими учеными в свое время, стал неотъемлемой частью современных экономических и правовых знаний.

Анализ исторических причин возникновения и явления, обозначаемого термином «право хозяйственного ведения», норм одноименного правового института, а также сопоставление правовых взглядов, высказанных в правоведении как в прошлом, так и в настоящее время, позволяет сделать следующий вывод о его природе и сущности: право хозяйственного ведения — это обусловленный товарно-денежной формой организации общественного производства и вытекающий из характера и социального назначения публичной собственности способ выделения и юридического обособления отдельных, предназначенных для хозяйственного использования, дробных частей единого фонда имущества собственника, осуществляемых в организационно-правовой форме его передачи, в режиме ограниченного вещного права, специально учрежденным для этих целей субъектам имущественного оборота, функции и цели которых определяются собственником имущества, а вещные правомочия владения, пользования и распоряжения — законом.

В литературе отмечена проблема, связанная с закреплением в ст. 48 ГК в виде исчерпывающих лишь рассмотренных выше юридических форм имущественной обособленности юридических лиц: право собственности, право хозяйственного ведения и право оперативного управления. О других допустимых формах принадлежности имущества статья умалчивает. В результате на первый взгляд может показаться, будто бы и ответственность юридическое лицо несет только имуществом, принадлежащим ему в данных правовых формах.

Существуют разные точки зрения по этому вопросу. В. А. Рахимович пишет: «Права, перечисленные в п. 2 ст. 48, не должны рассматриваться как необходимые и исключительные формы имущественного обособления юридического лица. Наличие этих прав — достаточный, но не необходимый признак. Он может отсутствовать при наличии признаков иных правовых форм имущественного обособления». В качестве примера иного имущественного обособления, не подпадающего под право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления, данный автор приводит наличие у организации денежных средств на счете в банке, прав на объекты интеллектуальной собственности и т. д.

При всей спорности приведенных взглядов о значении, границах и объектах вещных прав, а также о природе перечисленных автором отдельных видов имущества следует согласиться с ним в главном: правовые формы принадлежности имущества юридическому лицу, характеризующие меру, границы и пределы обладания им имуществом, а также порядок и способы реализации правомочий в отношении обособленного имущества, не ограничиваются только перечисленными в п. 2 ст. 48 ГК. Они могут различаться в зависимости не только от вида юридического лица, но и от юридических фактов, лежащих в основании возникновения прав на имущество, что, в свою очередь, не исключает возможность нахождения у одного и того же субъекта имущества, обособленного в различных правовых формах.

Например, в зависимости от оснований приобретения права на имущество или иной объект один и тот же субъект может быть носителем как права собственности или иного вещного права (в случае изготовления вещи), так и обязательственного права (право требования о передаче вещей, денег и т. д. по договору). В других случаях характер принадлежащего субъекту права определяется не столько юридическим фактом, лежащим в его основе, сколько характером и юридическими признаками объекта права, такими, например, как объекты интеллектуальной деятельности, информация и т. д.

Отсутствие в законодательстве четких признаков, присущих всем без исключения вещным правам, непоследовательность положений законодательства об объеме правомочий обладателей отдельных из них приводит исследователей к противоположным взглядам относительно как перечня вещных прав, так и их признаков. По мнению Е. А. Суханова, «перечень вещных прав, в отличие от прав обязательственных, является закрытым и не может включать права, содержание которых прямо не раскрыто законом». Резонно возникает вопрос: что понимать под словом «закрытый»? Обратимся в связи с этим к правилу ст. 216 ГК.

На наш взгляд, столь категоричный вывод Е. А. Суханова не совсем основан на положениях ст. 216 ГК, поскольку на открытый перечень перечисленных в ней вещных прав указывает оговорка «в частности». Поэтому предпринимаемые в литературе поиски вещно-правового содержания в природе ряда других прав, прямо не перечисленных в ст. 216 ГК, а также выявление иных признаков вещных прав, не нашедших указания в данной статье, не лишены основания.

Вместе с тем в силу принципа публичности, предполагающего осведомленность всех обязанных третьих лиц о существовании у субъекта вещного права, а также принципа достоверности, согласно которому содержание любого вещного права должно предопределяться законом, мы считаем, что наименование и содержание всех вещных прав должны быть определены в законе.

Таким образом, перечень вещных прав не является закрытым в том смысле, что таковыми могут считаться и не названные в ст. 216 ГК права, и одновременно является закрытым в том смысле, что квалификация как вещных возможна только в отношении субъективных прав, прямо поименованных в Гражданском кодексе или ином гражданском законе. Поэтому вещное право не может быть сконструировано соглашением сторон или иным образом, если в законе его контуры и общая характеристика не определены в качестве типичного субъективного права.

Примером наличия иных вещных прав, не предусмотренных ст. 216 ГК, является право на аренду. Ряд ученых, хотя и с оговорками, признают вещно-правовую природу в правах арендатора на принятое во владение и пользование имущество. Высказана и точка зрения о необходимости дифференцированного подхода в определении природы прав арендатора в зависимости от условий договора аренды.

Так, по мнению проф. Ю. К. Толстого, само по себе предоставление арендатору вещно-правовой защиты и придание праву аренды свойства следования недостаточны для квалификации прав арендатора как вещных. Однако Ю. К. Толстой без особого энтузиазма допускает, что права арендатора могут считаться вещными, если в соответствии с условиями договора аренды арендатор имеет право на выкуп арендованного имущества.

По мнению А.А. Иванова, действующее законодательство дает основание отнести право аренды к числу вещных, однако это «означало бы стирание границ между вещным и обязательственным правом и тем самым пересмотр всей системы гражданского права».

В литературе отмечалось, что права арендатора имеют в себе как вещно-правовые, так и обязательственно-правовые черты. Подобный подход перекликается со взглядами ученых о существовании так называемой смешанной группы правоотношений, которые наиболее последовательно высказаны М. И. Брагинским. По его мнению, часть складывающихся в гражданском обороте правовых связей отвечает признакам либо вещных, либо обязательственных правоотношений.

Однако применение к отдельным имущественным отношениям исключительно вещно-правовых или обязательственно-правовых черт правового регулирования становится недостаточным вследствие узости взятых в отдельности этих форм. В результате в правопорядках стали использовать вещно-правовые элементы в обязательственных правоотношениях и обязательственно-правовые элементы в вещных правоотношениях. Поэтому «безусловное большинство гражданских правоотношений являются смешанными «вещно-обязательственными».

Таким образом в современном правовом регулировании прослеживается тенденция к тесному переплетению вещно-правовых и обязательственно-правовых начал, которая позволяет утверждать о комплексном характере отдельных правоотношений и реализуемых в их рамках субъективных прав.

Речь идет не о существовании некоего единого «смешанного правоотношения», а о возникновении на основании отдельных юридических фактов абсолютных и относительных правоотношений, в рамках которых одновременно реализуются разные по своей природе группы права: вещные и обязательственные. Подобное может иметь место в правоотношении, в котором лицо, не являющееся сособственником, в силу закона или договора наделяется правом владения и пользования чужим имуществом исключительно в своих интересах.

Такой критерий, как владение и пользование имуществом в своих интересах, может служить иногда единственным признаком, позволяющим выделить из всех предусмотренных законом или договором случаев титульного владения имуществом такие их виды, которые могут подпадать под категорию вещных прав. Например, титульное владение в отношении чужих вещей может возникнуть: у залогодержателя в отношении предмета залога; подрядчика в отношении принятых в переработку сырья и материалов; хранителя в отношении принятой на хранение вещи; комиссионера в отношении имущества, полученного от комиссионера или третьего лица в связи с исполнением обязательства из комиссии; перевозчика в отношении принятого к перевозке груза; доверительного управляющего в отношении принятого в управление имущества и т. д.

Нет оснований отрицать наличие у всех перечисленных владельцев права на защиту владения от посягательств со стороны всех третьих лиц, равно как и наличие у каждого из названных прав владения свойства следования.

Однако наиболее последовательно идея вещно-правовой природы владения арендатора прослеживается в обязательствах по аренде, включая по финансовой аренде. Так, целью заключения договора аренды для арендатора является принятие вещи во владение и пользование для извлечения ее полезных свойств, которое достигается путем присвоения арендатором плодов и доходов, полученных в результате использования вещи (п. 2 ст. 606 ГК).

Поэтому арендатор должен пользоваться вещно-правовой защитой своего владения против не только третьих лиц, но и собственника, В рамках договора аренды формируется относительное обязательственное правоотношение между арендодателем и арендатором и одновременно формируется и абсолютное вещное правоотношение, управомоченной стороной которого является собственник, а обязанными становятся все третьи лица, в том числе и собственник, которые обязаны не нарушать основанное на законе и договоре право владения арендатора. Такова логика гражданского закона.