Привлечение к субсидиарной ответственности

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Субсидиарная ответственность по делам о банкротстве.
Обзор судебной практики по городу Алматы

Юридическая фирмы «Тлеулин и партнеры»

За период 2016-2017 годов 513 компаний по городу Алматы признаны банкротами с возбуждением процедуры банкротства. Для сравнения, в 2013-2014 годах эта цифра была меньше почти в два раза. В городе Алматы признается банкротами примерно 16,5% от всех должников признаваемых банкротами по Республике. По мере роста числа банкротств увеличиваются и случаи привлечения к субсидиарной ответственности руководителей, собственников бизнеса (участников/учредителей) и других лиц, имеющих отношение к компании-банкроту.

По компаниям, признанным банкротами в 2016-2017 годах, возбуждено 88 гражданских дел о привлечении к субсидиарной ответственности уполномоченных лиц должника, 76 из которых в настоящий момент рассмотрены судом первой инстанции. При рассмотрении в суде первой инстанции удовлетворено 30 заявлений, должностные лица и/или учредители привлечены к субсидиарной ответственности. В 42 случаях суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых заявлений. По 4 из заявлений производство по делу прекращено судом, 6 заявлений оставлены без рассмотрения.

Среди вынесенных решений 34 обжалованы в апелляционном порядке. 4 решения отменены апелляционной судебной коллегией с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении требований. В то же время 3 решения об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности были отменены, лица привлечены к ответственности в апелляционном порядке. Три апелляционных жалобы возвращены судом без рассмотрения по причине пропуска срока на обжалование или по заявлению банкротного управляющего. В настоящий момент, с учетом апелляционного обжалования, 58 решений суда вступило в законную силу.

Должностные лица и/или учредители банкрота подлежат привлечению к ответственности на сумму требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, без учета возмещения административных расходов. Судебная практика содержит примеры удовлетворения заявлений на сумму от полутора миллионов тенге до нескольких миллиардов. Суммарно по всем удовлетворенным заявлениям за рассматриваемый период к субсидиарной ответственности привлечены лица на сумму около 5,7 миллиардов тенге.

Как показывает практика, субсидиарная ответственность может быть возложена не только на руководителя банкрота, но и на прежних руководителей, в период деятельности которых возникла неплатежеспособность, или произошли иные значимые события, повлиявшие на неплатежеспособность банкрота.

Какие основания применяются судом

Самым распространённым основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, встречающимся в исковых заявлениях, является нарушение пп. 3 п. 2 ст. 11 Закона РК «О реабилитации и банкротстве» — «должник обязан в течение шести месяцев обратиться в суд о признании банкротом со дня, когда должник узнал или должен был знать о наступлении неплатежеспособности». Всего такое основание указано в 60 исковых заявлениях, в 23 случаях суд признал его обоснованным.

Следует обратить внимание, что по данному основанию может наступить ответственность не только должностного лица, но и собственника бизнеса (учредителя/участника). Судебная практика по данному основанию неоднозначна, однако некоторые судьи убеждены, что на участниках юридического лица также лежит обязанность своевременного обращения в суд с заявлением о банкротстве в случае наступления неплатежеспособности компании.

Для привлечения к субсидиарной ответственности по данному основанию неплатежеспособность банкрота должна возникнуть не ранее введения в действие Закона РК «О реабилитации и банкротстве», то есть после 26 марта 2014 г., поскольку ранее действовавшим Законом «О банкротстве» такое основание предусмотрено не было, а принятый после этого Закон не имеет обратной силы.

Судебная практика содержит примеры привлечения лица к ответственности по основаниям, предусмотренным ранее действовавшим Законом «О банкротстве». Так, исковые требования банкротного управляющего были удовлетворены и лицо привлечено к субсидиарной ответственности за нарушение обязанности по подаче заявления о банкротстве ликвидируемой компании при недостаточности имущества для удовлетворения требований кредиторов в полном объеме.

Другим основанием для привлечения к субсидиарной ответственности является нарушение руководителем должника пп. 4, пп. 6 п. 2 ст. 11 Закона РК «О реабилитации и банкротстве», то есть неисполнение обязанности по предоставлению суду и администратору в течение трех рабочих дней информацию о финансово-хозяйственной деятельности, а также по обеспечению доступа к учетной документации временному управляющему со дня его назначения.

Несмотря на то, что Закон не выделяет ответственность лица, не передавшего временному/банкротному управляющему всю имеющуюся у компании-банкрота документацию, в качестве отдельного основания для привлечения к субсидиарной ответственности, мнения судов по данному вопросу расходятся. Большинство судей считают данное основание достаточным для привлечения лица к ответственности наряду с иными установленными Законом основаниями.

Указанные основания для привлечения к ответственности приведены в 15 исковых заявлениях, в 10 случаях суд признал их обоснованными. Как видно из приведенного анализа, вероятность удовлетворения иска по указанным основаниям составляет более 66 %. Доказательствами нарушения указанного обязательства могут служить заключение временного управляющего о не предоставлении доступа к учетной документации, отсутствие актов приема-передачи документов между должностным лицом должника и администратором, возбужденное исполнительное производство об истребовании документов.

Суды в решениях по привлечению лица к субсидиарной ответственности по данным основаниям также разъясняют, что обязанность по передаче документов лежит на должностных лицах, о чем указано в резолютивной части определения суда о возбуждении дела о банкротстве и решения суда о признании должника банкротом. Дополнительные требования, уведомления и прочие документы, направляемые администратором в адрес должностных лиц должника по собственной инициативе, не являются обязательными.

Менее распространенным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, на которое ссылаются банкротные управляющие в своих исковых заявлениях, является нарушение пп. 1, 2 п. 2 ст. 11 Закона РК «О реабилитации и банкротстве» — «должник обязан обратиться в суд с заявлением о банкротстве, если удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения обязательств перед другими кредиторами». Данное основание указано в 1 исковом заявлении, в его удовлетворении судом отказано по причине недоказанности банкротным управляющим обстоятельств, на которые он ссылается в обоснование своих требований.

В качестве отдельного основания для привлечения к субсидиарной ответственности в исковых заявлениях указывается преднамеренное банкротство и/или доведение компании до банкротства должностным лицом или учредителем. Однако практика удовлетворения исковых заявлений, поданных по перечисленным основаниям, отсутствует. Суды обоснованно указывают, что для привлечения лица к ответственности по данным основаниям необходимо установление вины, что возможно только в уголовно -процессуальном порядке.

Анализ судебной практики по гражданским делам показывает, что перечисленный выше перечень оснований для привлечения соответствующих лиц к субсидиарной с банкротом ответственности является исчерпывающим, заявления по иным основаниям в 2016-2017 годах не подавались.

Необходимо отметить также, что за период 2016-2017 годов 4 гражданских дела о привлечении к субсидиарной ответственности были прекращены судом по причине несоответствия искового заявления требованиям гражданского процессуального законодательства, а именно: отсутствие материального требования «взыскать», в то время как требование «привлечь к субсидиарной ответственности» не предусмотрено действующим законодательством как способ защиты права.

Назревающие противоречия в судебной практике

В ряде случаев при рассмотрении заявлений, поданных по основанию пропуска обязательного 6-месячного срока для обращения с заявлением о банкротстве, суд отказывает в привлечении к субсидиарной ответственности, ссылаясь на п. 4 ст. 52 Закона РК «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью», которым предусмотрена субсидиарная ответственность за убытки, понесенные третьими лицами вследствие ненадлежащего осуществления должностными лицами банкрота управления товариществом. Главный аргумент, используемый судом в таком случае — недоказанность вины руководителя, а также причинно — следственной связи между наступившей неплатежеспособностью и действиями руководителя.

Суд применяет такую мотивировку несмотря на то, что заявления подаются по совершенно иному основанию. Вместе с тем в пункте 24-1 Нормативного постановления Верховного суда «О практике применения законодательства о реабилитации и банкротстве» разъясняется, что ответственность по основанию, предусмотренному пп. 3 п. 2 ст. 11 Закона РК «О реабилитации и банкротстве» является самостоятельным видом ответственности. Ее наступление не зависит от того, привели ли действия привлекаемого лица к банкротству компании. Поэтому такие обстоятельства, как наличие вреда, противоправность действия, причинная связь между действием и наступившим результатом, а также вина причинителя вреда, не требуют установления.

Анализ судебной практики показывает, что среди рассмотренных судебных актов об отказе в удовлетворении исковых заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности в 35% случаев суд необоснованно ссылается на приведенный выше аргумент. Такой подход поддерживается и судами апелляционных инстанций.

В ситуации, когда есть неисполненное решение суда, перед генеральным директором и юристом истца сегодня уже не стоит вопрос подавать или не подавать заявление о банкротстве ответчика. Конечно подавать! Ведь для этого есть две взаимосвязанные причины.

Причина 1 – если у компании-должника есть активы или ведется реальная хозяйственная деятельности, то заявление о банкротстве может ускорить процедуру возврата долга. Ведь собственник такого бизнеса не собирается его закрывать из-за долга Вам (конечно если сумма долга не превышает стоимость бизнеса должника). Впрочем, даже если бизнес должник уже не ведет, его собственник все равно может начать рассчитываться с Вами по долгам, так как перед ним «маячит» Причина 2- угроза привлечения к субсидиарной ответственности.

Причина 2 – даже если Причина 1 «не сработала» и должник все еще не спешит рассчитаться по своим долгам, существует реальная возможность привлечь к субсидиарной ответственности не только саму компанию, но и ее участников (учредителей), директоров и иных контролирующих лиц как и в уже инициированной процедуре банкротства, так и не проходя длительный и затратный процесс банкротства.

Кого можно привлечь к субсидиарной ответственности

В статье 61.10 Закона о банкротстве вы не найдете исчерпывающего списка контролирующих должника лиц (далее – КДЛ). В части первой этой статьи содержится лишь определение КДЛ — физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника.

Здесь же указаны сроки в течение которых лицо может считаться КДЛ – три года до возникновения признаков банкротства, а также время после возникновения признаков банкротство до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Список лиц, которые точно являются КДЛ и могут быть привлечены к субсидиарной ответственности приведен в части четвертой это же статьи:

— руководитель должника (включая ликвидатора), член исполнительного органа (включая ликвидационную комиссию);

— участник или акционер Общества-должника, имеющий во владении более 50% акций (долей в уставном капитале);

— бенефициар общества (реальный владелец бизнеса).

При этом, в силу части 5 этой же статьи иные лица также могут быть признаны судом контролирующими должника.

Основания привлечения к субсидиарной ответственности

Два основания наступления субсидиарной ответственности указанных лиц установлены статьей 61.11 — Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов и статьей 61.12 — Субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника Закона о банкротстве.

Первое основание. Согласно статье 61.11 Закона о банкротстве субсидиарная ответственность наступает, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица. При этом пункт 12 этой же статьи предусматривает возможность привлечь к ответственности контролирующее должника лицо также в случае, если производство по делу о банкротстве прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Второе основание. Согласно статье 61.12 Закона о банкротстве наступает субсидиарная ответственность за неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, установленные статьей 9 Закона о банкротстве. При этом ответственным является лицо, на которое возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд.

Право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве

Статья 61.19 Закона о банкротстве устанавливает порядок рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

Часть 1 указанной статьи предусматривает, что правом на подачу заявления по первому основанию (ст. 61.11 — субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов) Закона о банкротстве обладают те же лица, которые имеют право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве, то есть:

-кредиторы по текущим обязательствам,

— кредиторы, чьи требования были включены в реестр требований кредиторов,

— кредиторы, чьи требования были признаны обоснованными, но подлежащими погашению после требований, включенных в реестр требований кредиторов,

-заявитель по делу о банкротстве в случае прекращения производства по делу о банкротстве (по основанию отсутствия финансирования) до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве,

— уполномоченный орган в случае возвращения заявления о признании должника банкротом.

Часть 5 этой же статьи предусматривает, что заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по второму основанию (ст. 61.12 — субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника) также может быть подано после прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве. Однако в этой норме не содержится перечень лиц, которые могут обратиться в суд с таким заявлением.

Системное толкование норм Закона о банкротстве позволяет сделать вывод, что перечень является аналогичным указанному выше. То есть, заявитель по делу о банкротстве, прекращенному в связи с отсутствием финансирования, также имеет такое право, что подтверждается пунктом 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – Постановление Пленума)

Наибольший интерес для нас представляет закрепленное в статье 61.19 Закона о банкротстве право заявителя по делу о банкротстве, подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, в случае прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве (до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве).

Ведь наиболее безнадежное положение при взыскании долга (до введения в Закон о банкротстве в 2017г. разбираемых нами поправок) было у взыскателя, долг перед которым был единственным у компании -должника. В таком случае при подаче заявления о банкротстве и последующем прекращении дела о банкротстве в связи с отсутствием у должника каких-либо активов и средств на финансирование процедуры, взыскатель оставался ни с чем.

Теперь ситуация меняется кардинальным образом. Если суд прекратил производство на стадии проверки обоснованности заявления о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве, то есть в силу отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему (ну нет у должника активов и средств!), то у взыскателя появляется право подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности участника (учредителя), директора и других КДЛ вне рамок дела о банкротстве. Иными словами, появляется реальная возможность «переложить» долг компании-пустышки, на физических лиц (учредителей, директора) или на юридических лиц (материнские компании), учредителей компании-должника.

Такое заявление подается в тот же суд, который рассматривал заявление о банкротстве и будет рассмотрено как обычный иск в силу прямого указания части 5 ст. 61.12 Закона о банкротстве. Более того, в рассматриваемом случае наш взыскатель обладает эксклюзивным правом на подачу заявления, то есть иные лица, у которых есть требования к должнику (даже подтвержденные судебным решением) не привлекаются к участию в деле, поскольку не обладают таким правом. Об этом говорит все тот же пункт 31 Постановления Пленума, который также указывает и единственное условие для подачи заявления — задолженность должна быть подтверждена вступившим в законную силу судебным актом.

Итоги и практическое применение

Согласно проанализированным нормам Закона о банкротстве, основными условиями привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве являются:

  • наличие судебного решения о присуждении сумм;
  • наличие прекращенного производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства;
  • статус первого заявителя по делу о банкротстве.

Практическое применение механизма субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве может быть реализовано в несколько этапов в сроки от 6 месяцев до 1,5 лет.

Этап 1 (срок от 1 до 3 мес. после вступления решения в законную силу)

У взыскателя на руках есть судебное решение, вступившее в законную силу, и (или) исполнительный лист.

При этом Должник:

а) уклоняется от исполнения решения и не платит, при этом активно противодействует службе судебных приставов в принудительном взыскании и продолжает вести хозяйственную деятельность;
б) уклоняется от исполнения решения и не платит, при этом не ведет хозяйственную деятельность, но имеет активы, которые передал в пользование свои аффилированным структурам и продолжает извлекать из них доход (возможно через подставных лиц);

в) является компанией-пустышкой, то есть фактически прекратил хозяйственную деятельность, обороты по счетам отсутствуют, не имеет активов, а служба судебных приставов вернула исполнительный лист в связи с невозможностью найти должника (его имущество) или в связи с отсутствием у должника имущества (подпункты 2 и 3 пункта 1 статьи 46 Закона об исполнительном производстве). А собственник компании-должника, возможно, продолжает вести бизнес, через другие подконтрольные ему структуры.

Этап 2 (срок рассмотрения заявления от 1 до 3 мес)

Взыскатель обращается в арбитражный с заявлением о банкротстве. На этапе проверки заявления суд устанавливает невозможность финансирования расходов на проведение процедуры банкротства и прекращает производство по заявлению.

Этап 3 (от 3 мес. до 1,5 лет)

Взыскатель обращается в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ. Суд рассматривает заявление и выносит решение об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявления. В случае успешного разрешения дела в пользу взыскателя суд выдает исполнительный лист.

Также, надо учитывать, что на любом этапе должник может найти возможность рассчитаться с взыскателем или предложить мировое соглашение, не дожидаясь подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, с целью этой самой ответственности избежать.

Раскрываю повседневную жизнь банкротчика на телеграм-канале «Банкротный волк» — подписывайтесь!

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 307-ЭС20-180 по спору о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя и учредителя исключенного из ЕГРЮЛ юрлица кредитором последнего.

В марте 2017 г. арбитражный суд взыскал с ООО «Гранд Пегас» в пользу общества «Микрокредитная компания ОТС-Кредит» задолженность по договору займа, проценты за пользование заемными средствами, неустойку и судебные расходы на общую сумму свыше 1,4 млн руб. (дело № А40-8649/2017). Во исполнение судебного решения выигравшая спор сторона получила исполнительный лист, однако должник так и не погасил задолженность.

В сентябре 2018 г. «Гранд Пегас» было исключено из ЕГРЮЛ по решению налоговой инспекции как недействующее юрлицо. В связи с этим «ОТС-Кредит» обратилось в суд с иском к Евгению Минаеву, который был генеральным директором и учредителем общества, о привлечении его к субсидиарной ответственности по долгам подконтрольного юрлица. По мнению истца, ответчик допустил ситуацию, при которой общество не вело хозяйственную деятельность, не сдавало налоговую отчетность, не осуществляло операций по банковскому счету, что в итоге привело к прекращению его деятельности в административном порядке. Истец также сослался на то, что факт неисполнения руководителем юрлица обязанности по подаче заявления о признании должника банкротом в силу положений Закона о банкротстве является основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности.

Суд отказал в удовлетворении иска под предлогом недоказанности того, что невозможность погашения задолженности перед истцом явилась следствием недобросовестных или неразумных действий ответчика, уклонявшегося от погашения задолженности и скрывавшего имущество должника. При этом суд указал на отсутствие причинно-следственной связи между неисполнением обществом обязательств и тем, что его руководитель не обратился в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, а также тем, что ответчик не воспрепятствовал исключению общества из ЕГРЮЛ.

В дальнейшем апелляция отменила это решение и отказала в удовлетворении иска, а окружной суд поддержал такое решение. Они сочли, что Евгений Минаев вел себя неразумно и недобросовестно, был осведомлен о задолженности общества перед компанией, однако не обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, в рамках которого могла быть проверена возможность ведения банкротства и изыскания средств для расчетов с кредитором.

Далее Евгений Минаев обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам которого после изучения материалов дела № А21-15124/2018 нашла ее обоснованной.

Высшая судебная инстанция напомнила, что в соответствии с действующим законодательством кредиторы исключенных из ЕГРЮЛ юрлиц могут предъявить иски о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, поименованных в п. 1–3 ст. 53.1 ГК РФ. «Само по себе исключение юридического лица из реестра в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности в соответствии с положениями, закрепленными в п. 3.1 ст. 3 Закона об обществах. Кроме того, из принципов ограниченной ответственности и защиты делового решения (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 г. № 53 <…>) следует, что подобного рода ответственность не может и презюмироваться, даже в случае исключения организации из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании ст. 21.1 Закона о государственной регистрации», – отметил Суд.

Он также указал, что при разрешении такого рода споров истец должен доказать, что невозможность погашения долга перед ним возникла по вине ответчика в результате его неразумных либо недобросовестных действий. «Однако в рассматриваемом случае конкретные обстоятельства, свидетельствующие о наличии или отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика как руководителя и учредителя должника и тем, что долг перед кредитором не был погашен, всеми судами не устанавливались», – указано в определении.

Как пояснил Верховный Суд, вопрос о наличии или отсутствии признаков неразумности или недобросовестности в действиях ответчика судами также не исследовался, хотя в материалах дела имелись сведения об электронном аукционе, в частности на поставку дорогостоящего оборудования. «Вместе с тем судом первой инстанции не исследовались вопросы заключения с обществом (поставщик) контракта по результатам электронного аукциона и исполнения сторонами указанного контракта (поставка товара и его оплата покупателем); не проверялось участие общества в других аукционах, заключение и исполнение им иных контрактов. Кроме того, суд апелляционной инстанции, который установил вину ответчика в том, что им не было подано заявление о банкротстве должника, с указанием на утраченную возможность выявить имущество должника необоснованно применил к спорным правоотношениям положения Закона о банкротстве», – заключил ВС.

В итоге высшая судебная инстанция сочла, что наличие права на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 61.11–61.13 Закона о банкротстве, связано с наличием в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве (в том числе и после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве). Однако в отношении общества какой-либо процедуры банкротства не применялось, оно исключено из ЕГРЮЛ в административном порядке по правилам ст. 21.1 Закона о государственной регистрации. Таким образом, ВС РФ отменил решения нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева заметила, что это уже второе подобное дело, касающееся вопроса об основаниях привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в случае административной ликвидации организации. «В этом же году ВС РФ рассмотрел дело № А65-27181/2018 (Определение ВС РФ от 30 января 2020 г. № 306-ЭС19-18285). Позиция Верховного Суда РФ последовательна и неизменна: самого факта административной ликвидации юридического лица недостаточно для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности (в рассматриваемом деле по п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО)», – полагает она.

По мнению эксперта, исключение из ЕГРЮЛ юрлица в указанном порядке всегда является следствием действий (бездействий) его руководства в форме непредставления отчетности при одновременном отсутствии расчетов в течение 12 месяцев. «Однако для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности необходимо еще установить, что неразумные и/или недобросовестные действия (бездействие) соответствующих лиц привели к тому, что общество стало неспособным исполнять обязательства перед кредиторами, то есть фактически было доведено указанными лицами до банкротства. Верховный Суд указывает, что привлечение таких лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов, которые в процедуре административной ликвидации также обладают правами по представлению своих возражений в регистрирующий орган в трехмесячный срок со дня публикации сведений о предстоящей ликвидации, однако зачастую своим правом не пользуются, поскольку не отслеживают указанные публикации и не обновляют свои сведения о данных ЕГРЮЛ своих контрагентов», – пояснила Наталья Васильева.

Она добавила, что при подаче заявления о привлечении к субсидиарной ответственности при административной ликвидации следует более тщательно собирать доказательства, подтверждающие неразумность и недобросовестность действий руководства должника с целью установления вины именно в непогашении долга перед кредитором (то есть, как указал ВС РФ, в фактическом доведении до банкротства), а не просто в административной ликвидации. Это, добавила эксперт, предполагает более активную позицию как истца по определению круга значимых обстоятельств из хозяйственной деятельности должника, по направлению запросов третьим лицам (например, возможным контрагентам должника, в банковские организации), так и суда по истребованию доказательств. По словам Натальи Васильевой, позиция ВС РФ является последовательной, логичной и всесторонне разработанной, не предполагающей какого-либо двоякого понимания, а нижестоящим судам остается изучить ее и применять при рассмотрении дел, не допуская ошибок.

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко полагает, что определение содержит правильные разъяснения о применении норм корпоративного и банкротного законодательства. «Позиция, занятая Верховным Судом РФ, находится в русле формирующейся судебной практики. Плюсом является то, что в деле ООО «Гранд Пегас» подчеркивается – привлечение к субсидиарной ответственности не является безусловным следствием исключения лица из ЕГРЮЛ как недействующего при наличии непогашенной задолженности перед кредитором. То же самое можно сказать и о субсидиарной ответственности в деле о банкротстве – само по себе признание должника банкротом не свидетельствует о том, что компанию до банкротства довели контролирующие лица, суд в любом случае должен исследовать причины банкротства (Определение Верховного Суда РФ от 30 сентября 2019 г. № 305-ЭС19-10079)», – отметила она.

Она добавила, что ВС указал, что право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности возникает у кредитора в строго ограниченных случаях, предусмотренных Законом о банкротстве: «Все эти случаи так или иначе связаны с возбуждением дела о банкротстве. Поэтому нормы Закона о банкротстве не могут применяться при привлечении к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих компанию, исключенную из ЕГРЮЛ. Формально к истцу в целом претензий быть не может».

28 июня 2017 года вступили в силу изменения в Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО) – ст. 3 дополнена п. 3.1, согласно которой контролирующие лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности за неисполнение обязательств ООО, исключенного из ЕГРЮЛ, если такие лица действовали недобросовестно или неразумно. Привлечение к субсидиарной ответственности в указанном случае осуществляется по заявлению кредитора.

Указанные положения распространяются на контролирующих лиц ООО, указанных в п. 1-3 ст. 53.1 Гражданского кодекса РФ, т. е.:

— руководителя единоличного исполнительного органа (генерального директора);

— членов коллегиальных органов управления (совета директоров, наблюдательного совета);

— иных лиц, имеющих фактическую возможность определять действия юридического лица и возможность давать указания, в т. ч. учредителей (участников) общества.

При этом, указанные положения Закона об ООО не обуславливают привлечение к субсидиарной ответственности необходимостью введения в отношении ООО процедуры банкротства и ее последующего завершения/прекращения. Следовательно, рассматриваемый вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности напрямую не регулируется положениями гл. III.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Условия привлечения к субсидиарной ответственности

Порядок привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО регулируется положениями ст. 399 Гражданского кодекса РФ, согласно п. 1 которой принципом субсидиарной ответственности является ее дополнительный характер. Привлечение к субсидиарной ответственности возможно лишь при отказе основного должника удовлетворить требования кредитора либо при неполучении кредитором удовлетворения в разумный срок.

В силу прямого указания п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО, последствия исключения ООО из ЕГРЮЛ приравнены к последствиям отказа основного должника от исполнения обязательства. Следовательно, сам факт исключения из ЕГРЮЛ влечет возникновение у кредитора права на предъявление требования к лицу, несущему субсидиарную ответственность.

Таким образом, условиями привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО, согласно п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО, являются следующие:

1) наличие у кредитора неисполненных требований к ООО (основному должнику);

2) исключение ООО из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа;

3) неразумность или недобросовестность действий контролирующих лиц ООО;

4) причинно-следственная связь между действиями контролирующих лиц и наступлением неисполнением требований (наступлением убытков) кредитора.

При наличии совокупности указанных условий контролирующие лица ООО могут быть привлечены к субсидиарной ответственности.

Отрицательная судебная практика по вопросам привлечения к субсидиарной ответственности

В настоящее время формируется судебная практика по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лицо ООО, исключенного из ЕГРЮЛ. При этом практика судов даже на уровне кассационной инстанции довольно противоречива. В следующих случаях кредиторам может быть отказано в привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

1. Бездействие кредитора – непринятие мер по принудительному исполнению судебного акта (в т. ч. путем возбуждения дела о банкротстве должника), отсутствие возражений относительно предстоящего исключения из ЕГРЮЛ и последующее необжалование такого исключения могут повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.

Так, Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.04.2019 № Ф03-1437/2019 по делу № А73-14144/2018 отказано в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя и одновременно учредителя общества. Мотивом такого отказа судов по существу являлось бездействие кредитора, который не обращался за принудительным исполнением судебного акта, а также не заявил возражений относительно исключения общества из ЕГРЮЛ (исключение состоялось с третьей попытки, при первых двух кредитор заявил возражения). При этом хозяйственная деятельность общества была фактически прекращена еще до взыскания с него задолженности. Суд посчитал, что причинно-следственная связь между действиями директора/участника и убытками кредитора в указанном случае отсутствует.

В Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.07.2019 № Ф07-8075/2019 по делу № А05-7712/2018, которым отказано в привлечении бывшего директора и участника общества к субсидиарной ответственности, суд указал на отсутствие доказательств невозможности исполнения обязательств, обусловленной недобросовестными или неразумными действиями контролирующего лица. При этом суд указал, что у кредитора имелась как возможность обратиться с заявлением о банкротстве должника, так и возможность заявить возражения относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ, которыми кредитор не воспользовался.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.05.2019 № Ф08-2884/2019 по делу № А53-23387/2018, которым отказано в привлечении бывшего директора и бывшего участника общества к субсидиарной ответственности, суд руководствовался тем, что кредитор не заявил возражения относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ, а впоследствии не обжаловал решение регистрирующего органа.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 02.12.2019 № Ф05-20922/2019 по делу № А40-127041/2019 отказано в привлечении нескольких бывших директоров и одновременно бывших участников общества. Суд указал, что кредитор был вправе заявить возражения относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ, однако своим правом не воспользовался и избрал ненадлежащий способ защиты права. Одновременно суд констатировал неприменимость положений Закона о банкротстве к рассматриваемому спору.

В Постановлении от 08.08.2019 № Ф05-11788/2019 по делу № А40-118477/2018 Арбитражный суд Московского округа отменил решение и апелляционное постановление и отказал в привлечении бывшего директора общества к субсидиарной ответственности. Суд указал, что кредитором не представлен судебный акт о взыскании задолженности с должника, подлежащий принудительному исполнению. На этом основании суд указал на отсутствие у кредитора права на обращение в суд, сославшись на положения ст. 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве. Положения п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО суд посчитал неприменимыми, поскольку обстоятельства, влекущие субсидиарную ответственность, возникли до вступления в силу изменений в Закон об ООО.

2. Недоказанность неразумности и/или недобросовестности действий контролирующих лиц должника (в т. ч. при неопровержении кредитором презумпции добросовестности) может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.12.2019 № Ф07-15059/2019 по делу № А56-156716/2018 отказано в привлечении бывшего директора к субсидиарной ответственности. Суд указал, что неисполнение руководителем юридического лица обязанности представлять отчетность само по себе не находится в причинно-следственной связи с неисполнением гражданско-правового обязательства перед кредитором, а также не является достаточным основанием для квалификации поведения лица, имеющего возможность определять действия юридического лица, как неразумного или недобросовестного.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении от 18.06.2019 № Ф08-4353/2019 по делу № А63-6986/2018 посчитал недоказанным неразумность или недобросовестность действий бывшего директора общества, указав, что решение о ликвидации общества не принималось, ликвидационный баланс не составлялся и общество исключено из ЕГРЮЛ регистрирующим органом.

В Постановлении от 27.05.2019 № Ф07-4324/2019 по делу № А56-77064/2018 Арбитражного суда Северо-Западного округа отклонены доводы кредитора о том, что должник был обязан обратиться с заявлением о собственном банкротстве, что является недобросовестными действиями. Суд указал, что обязательства кредитора возникли ранее даты возникновения у директора обязанности обратиться в суд с заявлением о признании общества несостоятельным (банкротом), в связи с чем привлечение директора к субсидиарной ответственности по указанному основанию невозможно.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении от 11.07.2019 № Ф04-2984/2019 по делу № А75-12492/2018 отказал в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего директора и бывших участников общества. Суд сослался на недоказанность умысла указанных лиц, направленного на исключение общества из ЕГРЮЛ, а также презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений (п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса РФ), которая не была опровергнута. Окружной суд также согласился с выводами апелляционного суда о том, что привлечение к субсидиарной ответственности со ссылкой на положения Закона о банкротстве возможно лишь в отдельных случаях, предусмотренных Законом о банкротстве.

3. Отсутствие причинно-следственной связи между действиями контролирующих лиц и убытками кредитора может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 24.04.2019 № Ф05-5127/2019 по делу № А40-204199/2018 отказано в привлечении бывшего директора общества к субсидиарной ответственности. Суд указал на недоказанность возникновения невозможности погашения задолженности вследствие действий бывшего директора, а также тех обстоятельств, что при наличии достаточных денежных средств (имущества) руководитель общества уклонялся от погашения задолженности перед истцом, скрывал имущество должника и т. д. Выводы суда в указанной части сводятся к отсутствию причинно-следственной связи. Также суд посчитал недоказанными обстоятельства, являющиеся в силу ч. 1 ст. 9 Закона о банкротстве основанием для обязательного обращения руководителя должника с заявлением о признании общества несостоятельным (банкротом). Кроме того, суд указал на отсутствие со стороны кредитора возражений относительно исключения должника из ЕГРЮЛ, а также необжалование кредитором такого исключения.

4. Недоказанность потенциальной возможности погашения задолженности должником может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.

Арбитражный суд Уральского округа Постановлением от 24.09.2019 № Ф09-6179/19 по делу № А60-73772/2018 отказал в привлечении бывшего директора общества к субсидиарной ответственности. Суд обосновал свои выводы тем, что руководителем решение о ликвидации общества не принималось, доказательств того, что при наличии у общества достаточных денежных средств он предпринимал действия по уклонению от погашения задолженности, скрывал имущество, выводил активы, не представлено.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 21.05.2019 № Ф05-6132/2019 по делу № А40-158888/2018 применил презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений (п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса РФ), а также указал, что истцом не доказано, что действия ответчика могли привести к погашению задолженности. Суд также прямо указал, что неисполнение обязанности по подаче заявления о признании банкротом общества не может быть основанием для привлечения к субсидиарной ответственности по его долгам перед третьими лицами, так как такое основание законом не предусмотрено.

5. Недоказанность уклонения от погашения задолженности перед кредитором, сокрытия имущества, вывода активов, и т. д. может повлечь отказ в привлечении к субсидиарной ответственности.

В Постановлении от 17.07.2019 № Ф09-3349/19 по делу № А60-27247/2018 Арбитражной суд Уральского округа, отказывая в привлечении бывших директора и участников общества к субсидиарной ответственности, указал на недоказанность того, что при наличии достаточных денежных средств ответчики уклонялись от погашения задолженности перед истцом, скрывали имущество общества, выводили активы. Суд также сделал вывод, что наличие непогашенной задолженности само по себе не является бесспорным доказательством вины бывших директора и участников должника в неуплате долга, равно как свидетельствовать об их недобросовестном или неразумном поведении, повлекшем неуплату этого долга.

Положительная судебная практика по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности

Судебной практикой, в качестве оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, признаются следующие неразумные и/или недобросовестные действия контролирующих лиц.

1. Принятие обществом на себя обязательств с заведомой целью неисполнения.

Так, Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 06.05.2019 № Ф02-887/2019 по делу № А33-16563/2018 удовлетворены требования о привлечении бывшего генерального директора и бывшего участника общества (доля участия – 55 %) к субсидиарной ответственности. Суд установил, что общество систематически принимало на себя обязательства, которые заведомо не собиралось исполнять. При этом меры по обращению в суд с заявлением о признании общества банкротом не предпринимались.

2. Непринятие мер по погашению задолженности либо целенаправленный уход от ее погашения (в т. ч. вывод активов общества).

Арбитражный суд Уральского округа в Постановлении от 05.12.2019 № Ф09-8539/19 по делу № А50-37422/2018 указал, что должником меры по погашению задолженности перед кредиторами не были приняты, несмотря на то, что бывшие руководители должника знали о наличии задолженности и имели достаточные для ее погашения активы. Суд отметил, что неприменимость положений п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО (которые на момент возникновения обстоятельств, влекущих субсидиарную ответственность, не вступили в силу), не исключает применения общих положений о возмещении убытков (ст. 15, 1064 Гражданского кодекса РФ) исходя из направленности материально-правового интереса истца.

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 23.07.2019 № Ф09-4555/19 по делу № А60-20369/2018 удовлетворены требования о привлечении бывшего директора к субсидиарной ответственности, поскольку имел место вывод активов (дебиторской задолженности) должника путем уступки, а полученные денежные средства не направлены на погашение задолженности перед кредитором. Суд признал, что действия директора должника не могут быть признаны разумными и добросовестными и находятся в причинно-следственной связи с убытками кредитора.

3. В исключительных случаях основанием для субсидиарной ответственности может признаваться фактическое прекращение деятельности с целью принудительного исключения общества из ЕГРЮЛ в обход обычных процедур – ликвидации или банкротства: непредоставление отчетности и отсутствие движения денежных средств по банковским счетам, передача бизнеса «номинальным» лицам (участникам и/или директору) и т. п.).

Данное основание субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц является весьма спорным. Действия (бездействие) контролирующих лиц, повлекшие фактическое прекращение деятельности общества и его исключение из ЕГРЮЛ, необязательно находятся в причинно-следственной связи с наступлением убытков кредитора, даже если они (действия) являются неразумными и/или недобросовестными.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 31.07.2019 № Ф06-49820/2019 по делу № А65-27181/2018 бывший директор и бывший участник общества привлечены к субсидиарной ответственности. Удовлетворяя требования, суд установил, что контролирующие лица намеренно не представляли отчетность и закрыли банковские счета общества. При этом, такие лица не могли не знать о необходимости представления отчетности, в связи с чем их действия относится либо к неразумным, либо к недобросовестным. Суд также указал, что если общество намерено прекратить деятельность, такое прекращение происходило бы через процедуру ликвидации с погашением имеющейся задолженности, а при недостаточности средств – через процедуру банкротства.

В Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 26.11.2019 № Ф06-54270/2019 по делу № А55-32550/2018. Суд указал, что действия контролирующих лиц должника, выразившихся в непредоставлении отчетности и отсутствии движения денежных средств по банковским счетам, противоречат основной цели деятельности коммерческой организации.

Арбитражный суд Северо-Западного округа в Постановлении от 05.11.2019 по делу № А21-15124/2018, удовлетворяя требования о привлечении бывшего руководителя и участника общества к субсидиарной ответственности, указал, что руководитель должника признается действующим неразумно и недобросовестно, если не обращается с заявлением о банкротстве должника, будучи осведомленным, что последний не в состоянии исполнить требования перед кредиторами. Должник вступил в процедуру ликвидации, о чем руководитель должника не мог не быть осведомлен, однако каких-либо действий по прекращению данной процедуры не принял.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.10.2019 № Ф07-8998/2019 по делу № А05-13104/2018 бывший директор и участник общества привлечен к субсидиарной ответственности. Удовлетворяя требования, суд указал, что доведение директором общества до состояния, когда оно не отвечает признакам действующего юридического лица, может свидетельствовать о намерении прекратить деятельность общества в обход установленной законодательством процедуре ликвидации (банкротства). Действующая судебная практика исходит из того, что указанные обстоятельства нельзя признать нормальной деятельностью юридического лица, а действия директора противоречат основной цели деятельности коммерческой организации. Кроме того, неисполнение судебного акта может свидетельствовать о недобросовестном поведении директора.

Некоторые из указанных судебных дел попали в поле зрения Верховного суда РФ — № А65-27181/2018 и № А21-15124/2018.

Определением Верховного суда РФ № 306-ЭС19-18285 от 30.01.2020 по делу № А65-27181/2018 отменены судебные акты судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (по настоящее время не рассмотрено). Верховный суд РФ отметил, что само по себе исключение юридического лица из реестра в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), равно как и неисполнение обязательств, не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности в соответствии с названной нормой. Требуется, чтобы неразумные и/или недобросовестные действия (бездействие) лиц, указанных в п. 1 — 3 ст. 53.1 Гражданского кодекса РФ, привели к тому, что общество стало неспособным исполнять обязательства перед кредиторами, то есть фактически к доведению до банкротства. Однако указанные обстоятельства судами не исследовались.

В рамках второго дела Верховный суд РФ поддержал ранее высказанную позицию о том, что само по себе исключение юридического лица из реестра не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. Поскольку в рамках данного дела вопрос о наличии или отсутствии признаков неразумности или недобросовестности в действиях ответчика судами не исследовался, Верховным судом РФ судебные акты были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Вопрос о привлечении контролирующих лиц общества к субсидиарной ответственности, безусловно, должен решаться в зависимости от квалификации действий таких лиц в качестве неразумных и/или недобросовестных, т. е. на основании критериев, указанных в п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО.

Действия контролирующих лиц, повлекшие фактическое прекращение деятельности и исключение общества из ЕГРЮЛ, могут являться неразумными и/или недобросовестными. Однако такие действия необязательно находятся в причинно-следственной связи с наступлением убытков кредитора и сами по себе не являются достаточным основанием для субсидиарной ответственности.

Представляется верной позиция Верховного суда РФ, согласно которой обязательным условием привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности является совершение таких недобросовестных и/или неразумных действий, которые повлекли доведение общества до банкротства.

Сомнительны также выводы судов об обязательном заявлении кредитором возражений относительно предстоящего исключения должника из ЕГРЮЛ либо последующем обязательном обжаловании такого исключения. Выбор способа защиты права принадлежит кредитору, который вправе либо не допустить (отменить) исключение должника из ЕГРЮЛ и обратиться с заявлением о его банкротстве, либо, в случае исключения из ЕГРЮЛ, – обратиться впоследствии с иском о привлечении к субсидиарной ответственности. В противном случае положения п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам исключенного из ЕГРЮЛ общества были бы лишены всякого смысла.

Действия контролирующих должника лиц по уклонению от банкротства (неподаче заявления должника о его банкротстве) даже при отсутствии оснований для субсидиарной ответственности являются противоправным. При подаче контролирующими лицами заявления о банкротстве должника, на таких лиц были бы возложены расходы на финансирование процедуры банкротства. В случае если с заявлением о банкротстве должника обращается кредитор, указанные расходы возлагаются на него, а не контролирующих лиц, что влечет возникновение убытков кредитора. Следовательно, понесенные кредитором расходы на финансирование процедуры банкротства могут быть взысканы с контролирующих должника лиц в порядке возмещения убытков (ст. 15 Гражданского кодекса РФ).

«Последнее время российские арбитражные суды, следуя прокредиторскому подходу, последовательно расширяют практику привлечения к субсидиарной ответственности контролировавших должника лиц», – говорит руководитель московской судебно-арбитражной практики, партнер Dentons Dentons Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа ТМТ группа Трудовое и миграционное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Международный арбитраж группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Транспортное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Уголовное право 2 место По количеству юристов × Роман Зайцев. При этом, по словам ведущего юриста направления «Налоги и право» ГК SRG Василия Гавриленко, наибольшее количество положительных решений о привлечении к субсидиарной ответственности вынесено на основании заявлений арбитражных управляющих либо налогового органа. «У первых есть доступ практически ко всей информации о деятельности компании-должника, у вторых – сильный административный ресурс», – объяснил Гавриленко.

Когда директор несет ответственность

Руководитель может быть привлечён к субсидиарной ответственности, если он осуществлял возложенные на себя функции недобросовестно и неразумно, в результате чего у компании появились признаки банкротства и сократилось имущество. Такое бывает при заключении сделок на невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательства контрагентом (фирмой-однодневкой), а также при даче указаний на совершение явно убыточной операции (п. 16 постановления Пленума ВС от 21.12.2017 N 53). Также основанием для привлечения директора к субсидиарной ответственности может стать отказ в передаче конкурсному управляющему финансовой документации должника и неисполнение обязанности по своевременному обращению в суд с заявлением о банкротстве. Даже прямое указание владельца компании выполнить те или иные действия не снимает ответственности за них с наемных управленцев.

Несмотря на полученное одобрение акционеров, учредителей или участников общества, директор несет самостоятельную ответственность за свои неразумные и недобросовестные действия (п. 7 постановления Пленума ВАС от 30.07.2013 N 62).

Руководитель Группы российского права юркомпании Amond & Smith Ltd Владимир Данилевский рассказал про незыблемый принцип: интересы одного акционера не равны интересам компании. «При банкротстве стандарт поведения руководителя еще выше, и интересы кредиторов должны учитываться наравне с интересами акционеров. Преимущества одной группы заканчиваются там, где начинается конфликт с интересами другой группы, тем более, если он связан с имущественными потерями. Любой руководитель имеет свободу усмотрения при принятии им деловых решений, но она не может использоваться во вред кредиторам», – объяснил Данилевский.

Кейс 1

Наемный руководитель компании «Оффпрайс» Мария Старикова подписала договор, по которому на протяжении года ее компания перечисляла деньги в пользу «Интерсофт» за разработку и сопровождение онлайн-площадки, где пользователи могли бы заказывать товары с доставкой по всей стране (проект Почты России). Когда «Оффпрайс» оказался на грани банкротства, Агентство по страхованию вкладов от лица «Финпромбанка» – кредитора «Оффпрайс» – обратилось в Арбитражный суд Москвы с иском о привлечении Стариковой к субсидиарной ответственности по долгам компании. Суд пришел к выводу, что цена договора значительно завышена по сравнению с аналогичными услугами, а общий размер перечисленных денег составил около 50% всех активов должника. Суд также принял во внимание, что и «Оффпрайс», и «Интерсофт» были созданы накануне заключения договора, при этом исполнитель не имел опыта в разработке и сопровождении таких программ. Поэтому суд привлек Старикову к субсидиарной ответственности и обязал её выплатить 49,4 млн руб. (№ А40-274264/2018).

Эксперты Право.ru встали на сторону наемного директора. «Руководитель доказывала, что фактически не влияла на деятельность должника и подчинялась решениям конечного бенефициара. Она объясняла судье бизнес-модель деятельности двух юридических лиц, созданных специально для реализации нового проекта. Очень неубедительны выводы суда в части убыточности сделки для должника, не ясно по каким критериям выбирались компании-аналоги, почему не принималась во внимание квалификация сотрудников, а также сложность и объем поставленных перед «Интерсофт» задач. Суд не исследовал вопрос, получил ли должник равноценное предоставление взамен выплаченных денег за оказанные услуги», – отметила советник КА Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международный арбитраж × Ольга Бенедская. Руководитель Практики разрешения споров и банкротства Maxima Legal Maxima Legal Региональный рейтинг группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство 5 место По количеству юристов × Сергей Бакешин тоже считает доводы суда в сочетании с отказом в истребовании у АСВ доказательств не очень убедительными: «Старикова в марте была признана банкротом. К спору о привлечении ее к субсидиарной ответственности не присоединились другие кредиторы «Оффпрайса» и не ясно, было ли им предложено присоединиться, как того требует закон. При этом «Финпромбанк» в конце июня предъявил к ООО «Оффпрайс» новый иск, более чем на 100 млн руб.». «В апелляции нужно указывать на незаконный и необоснованный отказ суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства генерального директора об истребовании доказательств. Этот отказ нарушил процессуальные права директора», – уверен Гавриленко.

Кейс 2

Генеральный директор ООО «Южный Крест Трэвел» Дмитрий Фесик после признания общества несостоятельным и введения процедуры конкурсного производства не передал конкурсному управляющему бухгалтерскую документацию, печати, штампы, материальные и иные ценности должника. Из-за этого стало невозможно собрать конкурсную массу, и конкурсный управляющий подал иск о привлечении Фесика к субсидиарной ответственности. Арбитражный суд Москвы его удовлетворил, обязав Фесика выплатить 1,8 млрд руб. Директор с этим не согласился и подал жалобу в Девятый арбитражный апелляционный суд. Тот указал: в материалах дела находится достаточное количество доказательств, подтверждающих, что вся финансово-хозяйственная документация общества была изъята следственными органами. Генеральный директор объективно не мог передать документы конкурсному управляющему. Поэтому апелляция отменила ранее принятый акт и отказала в привлечении генерального директора туристической компании к субсидиарной ответственности (№ А40-61416/15).

«Этот кейс показывает, что процесс доказывания в делах о привлечении к субсидиарной ответственности не простой. Нужно тщательно готовить позицию и бороться за свои интересы», – заявил Гавриленко. «Когда руководителю предъявлен иск о привлечении к субсидиарной ответственности, важно занимать в суде активную позицию: доказывать добросовестность, разумность и экономическую обоснованность своих действий. В любом случае, суд обязан установить степень вовлеченности руководителя в процесс управления обществом», – считает адвокат КА Delcredere Delcredere Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Природные ресурсы/Энергетика Профайл компании × Алексей Наумов.

Как защититься наемному директору

По словам партнера ЗАО «Сотби» ЗАО «Сотби» Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Управление частным капиталом Профайл компании × Владимира Журавчака, арбитражные суды не акцентируют внимание на том, является привлекаемый к ответственности директор наемным работником или нет. «Для судов существенным является наличие у такого директора статуса контролирующего лица, т.е. фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия (п. 3 ст. 53.1 ГК, п. 1 ст. 61.10 закона о банкротстве). При этом директор по умолчанию является высшим руководителем компании, поэтому наличие у него контролирующего статуса презюмируется», – отметил Журавчак.

Эксперты Право.ru советуют директорам придерживаться следующих правил, чтобы в дальнейшем избежать судебных исков:

  • действовать в интересах компании, а не контролирующих лиц. «Если наемный руководитель был обманут акционерами относительно тех или иных обстоятельств, свои права можно и нужно защищать путем подачи заявления о возбуждении уголовного дела в отношении бенефициаров», – уверена советник, заместитель управляющего партнера Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг группа Уголовное право группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство Профайл компании × Алина Манина;
  • проверять всю документацию компании, а также осуществлять ее хранение и фиксировать факт передачи отдельными актами;
  • осуществлять контроль за публичными сведениями о компании;
  • фиксировать принятие решений по существенным сделкам. «Решение об одобрении сделки должно быть отражено в протоколе участников или решении единственного участника», – отметила адвокат практики «Реструктуризация и банкротство» юрфирмы Art de Lex Art de Lex Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Финансовое/Банковское право × Юлия Шилова. «Также нужно письменно указать, что вся необходимая информация для совершения сделки была представлена участникам юридического лица», – добавил адвокат АБ Юсланд Юсланд Региональный рейтинг группа Уголовное право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × в Санкт-Петербурге Виктор Андреев;
  • хеджировать риски. «В целях снижения рисков для наемных директоров считаю правильным оценивать условия сделки, проверять контрагента, устанавливать наличие экономической цели и прогнозировать последствия совершения действий», – заявил Журавчак.

  • Бизнес