Реальный сектор экономики

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

УДК 330.341.42

С. П. Балаганский

РЕАЛЬНЫЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ КАК ОБЪЕКТ ЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

В статье рассматриваются теоретические подходы к понятию «реальный сектор экономики». Сделан вывод о том, что это сектор, в котором создается валовой внутренний продукт. Он включает предприятия и организации сектора нефинансовых корпораций, где воспроизводятся все товары и услуги (кроме услуг финансового посредничества), реализуемые на свободном рынке. Основу реального сектора экономики составляет производство промышленной и сельскохозяйственной продукции, а торговая деятельность является его неотъемлемой частью. И хотя именно в сфере производства создаются новые материальные блага (ядро реального сектора), все же материальное производство не самоцель, а средство для удовлетворения потребностей людей, что, в свою очередь, характеризует современную рыночную экономику.

Ключевые слова: производство, предприятия, организации, домохозяйства.

S.P. Balagansky

REAL SECTOR OF ECONOMY AS AN OBJECT OF ECONOMIC ANALYSIS

Key words: manufacturing, enterprises, organizations, households.

Сегодня понятие «реальный сектор экономики» используется весьма активно как в экономической науке, так и в хозяйственной практике. Однако появилось оно сравнительно недавно. В официальных документах впервые было использовано профессором В.Н. Черковцом в совместном докладе Минэкономики и Госкомстата России «Об итогах социально-экономического развития Российской Федерации в 1996 году и перспективах ее

развития в 1997 — 2000 годах» от 5 февраля 1997 г Между тем в таких обобщающих официальных материалах, как ежегодные справочники Госкомстата России, понятие, о котором идет речь, не фигурирует. Нет его и в системе национальных счетов (СНС). Кроме того, определение понятия «реальный сектор экономики» практически отсутствует в большинстве учебных, справочных и энциклопедических изданий. А в тех относительно немногих

+;’#&+&%+)&$$**&-*);&$&%&-+)’_-%

источниках, где такое определение дается, нет единства критериев для его трактовки. Данное обстоятельство затрудняет определение границ взаимодействия реального и финансового секторов, выявление факторов устойчивости и сбалансированности экономической системы в целом .

Этимологически слово » реальный» восходит к латинскому «res», означающему «вещь», «предмет», «дело». Действительность, подлинность, истинность вещи, предмета или события отражает и английское прилагательное «real» . Естественно предположить, что и российский аналог этого прилагательного должен выражать неподдельность, вещность определяемого предмета с тем, чтобы отличить его от предмета виртуального, мнимого, фиктивного. И, действительно, С.И. Ожегов раскрывает три основных значения прилагательного «реальный»: 1) действительно существующий, не воображаемый; 2) осуществимый, отвечающий действительности; 3) практический, исходящий из понимания и учета подлинных условий действительности .

Таким образом, на основе исключительно лексического значения необходимо признавать существование нереального, невидимого, неощутимого сектора экономики, в котором (в противовес реальному сектору) воспроизводятся исключительно мнимые, виртуальные процессы.

В экономической теории и практике последних лет широко применяются теоретические подходы к определению сущности понятия «реальный сектор экономики», в которых действительные, реальные элементы и категории рассматриваются в диалектическом единстве с их мнимыми, «нереальными» антиподами (таблица).

Кроме этих подходов в учебной и справочной литературе по экономике описана следующая точка зрения на сущность исследуемого понятия. Длительное время в нашей стране в качестве макроэкономической модели применялся баланс народного хозяйства (БНХ), который учитывал не всю экономику, а только ее производственную сферу: отрасли материального производства (промышленность, сельское хозяйство и т.д.) и промышленных услуг (грузовой транспорт, торговля и др.). Считалось, что стоимость создается лишь в производственной сфере, а в непроизводственной (наука, культура, здравоохранение, финансы, пассажирский транспорт, оборона и многое другое) лишь потребляется.

И хотя сегодня вместо БНХ применяется иная макроэкономическая модель (СНС), авторы некоторых популярных учебников по экономике включают в реальный сектор «прежде всего промышленность, сельское хозяйство, строительство и транспорт» , причем они сознательно выводят торговую деятельность за пределы реального сектора, противореча этим самим себе, ведь торговля является одной из разновидностей промышленных услуг и, следовательно, входит в производственную сферу, где создается стоимость.

Еще одно определение дается в «Финансово-кредитном энциклопедическом словаре», согласно которому «реальный сектор включает промышленное производство, состоящее из предприятий добывающей и перерабатывающих отраслей промышленности, сельское хозяйство, сферу оказания промышленных, бытовых и прочих услуг» . В этом определении, как и в подходе В.Н. Черковца, критерием отнесения отраслей экономики к ее реальному сектору является соблюде-

ние принципа участия в производстве ВВП. Нелепыми, правда, остаются следующие моменты:

1) включается ли торговля в сферу оказания промышленных услуг?

2) что подразумевается под «прочими услугами», входят ли в их число услуги, оказываемые институтами денежного, фондового и страхового рынков?

Ответы на эти вопросы дает подход к определению понятия «реальный сектор экономки», основанный на применяющейся в СНС группировке субъектов экономики по типу экономического поведения (рисунок).

Тип экономического поведения определяется теми мотивами и стимулами, которыми руководствуются субъекты экономики в осуществлении своей экономической деятельности . Группировка по типу экономического поведения дает секторную структуру экономики страны. Под сектором национальной экономики подразумевается совокупность институциональных единиц резидентов (центр их экономических интересов находится на экономической территории страны), имеющих сходные экономические цели, функции и поведение .

В соответствии с типами экономического поведения институциональные единицы группируются по пяти секторам:

1) сектор государственных учреждений;

2) сектор некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства;

3) сектор домашних хозяйств;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4) сектор финансовых корпораций;

5) сектор нефинансовых корпораций.

Ю.Б. Зеленский приходит к выводу: «К реальному сектору экономики относятся предприятия и организации сектора нефинансовых корпораций (по методологии СНС), в котором воспроизводятся все товары и услуги (кроме услуг финансового посредничества), реализуемые на свободном рынке» . Исследователь убежден: «Торговая деятельность, обеспечивающая рыночное обращение товаров, их куплю-продажу, а также обслуживание покупателей в процессе транзакций, доставку товаров, их хранение является неотъемлемой частью реальной экономики» .

Своеобразие подхода Ю.Б. Зеленского по сравнению с подходами, описанными ранее, состоит в том, что участие в создании ВВП в конечном счете не определяет принадлежность к реальному сектору экономики. Критерием отнесения того или иного сектора к реальной экономике является производство и потребление общественно востребованных товаров и услуг. Поэтому сектор нефинансовых корпораций можно смело назвать реальным. Остается дискуссионным вопрос, связанный с развитием информационной экономики и новыми типами организаций, которые формируются и развиваются в ее недрах .

При этом не совсем понятно, почему услуги сектора финансовых корпораций не включаются в сферу реальной экономики? Конечно, потребности, удовлетворению которых могут способствовать услуги финансового посредничества, весьма многообразны. Это могут быть как производственные потребности (например, расширение производства на основе банковского кредита), так и личные. Однако эти потребности не могут быть удовлетворены непосредственно услугами сектора финансовых

Теоретические подходы к определению понятия «реальный сектор экономики»

Название подхода и основные его представители Характеристика подхода Основные недостатки подхода

Маржиналист-ско-монетарист-ский подход (К. Гедди, Б. Айскес, А. Илларионов) В этом подходе «реальной» экономике противопоставляется «виртуальная», или «фиктивная», продукция, которая реализуется не посредством денежного обмена, а бартерным путем. Данная составляющая учитывается в «официальном» валовом внутреннем продукте (ВВП), но не является рыночной, а потому и вообще реальной. Следовательно, даже материальное производство с этой точки зрения является нерешенным, виртуальным, не создающим стоимости, если его продукция не продается за деньги. Другими словами, критерием отнесения производства материальной продукции к сфере либо реального, либо виртуального секторов экономики выбрана форма меновой стоимости (денежная или неденежная), а наличие стоимости выводится из оплачиваемой цены 1. Данный подход утрачивает субстанциональное представление о стоимости товара. Еще А. Маршалл специально рассматривал две формы торговли: бартерную и такую, в которой употребляются деньги. Разницу между ними он видел в том, что в бартерной торговле больше «неопределенности в рыночном торге», поскольку при ней, чтобы достичь равновесия, надо изменять предельную полезность обмениваемых товаров. Но если бартерная сделка состоялась, то произошел и реальный рыночный обмен, хотя и без денег. 2. Материальное производство не может быть нереальным, виртуальным, не создающим стоимости лишь из-за того, что его продукция продается не за деньги. Конечно, при бартерной сделке нет всеобщего эквивалента, но есть особенный эквивалент и он является ценой товара. Другое дело, что официальный учет таких цен в совокупном измерении затруднителен. 3. Так как представители данного направления трактовку самого реального сектора экономики связывают с деньгами, естественно, что они снимают акцент с различия между реальным и финансовыми секторами и уходят, по сути, от анализа острейшего противоречия, возникшего сегодня в российской экономике

Марксистский подход (К. Маркс, В.Н. Черковец) Капитал — не вещь, а производственное отношение, которое представлено в вещи. Воспроизводство капитала (в простом и расширенном масштабах) происходит в форме его непрерывного кругооборота и оборота. Совершая это движение, капитал проходит три стадии и пребывает в трех функциональных формах: денежной, производительной и товарной. Только на второй стадии происходит реальное увеличение капитала — на основе создания прибавочной стоимости. Однако действительный капитал — весь промышленный капитал в составе денежного, производительного и товарного капиталов, потому что только в рамках единства этих частей может иметь место сохранение и возрастание первоначального капитала. Понятие действительного капитала расширяется за счет торгового и ссудного капиталов как обособившихся форм промышленного капитала. Действительному капиталу противостоит капитал, функционирующий на фондовом рынке и называемый фиктивным. Под фиктивным капиталом понимается капитал, который воплощен в ценных бумагах (акциях, облигациях, векселях и т.д.). Кроме этого, денежный капитал не всегда есть действительный. Не будучи включенным в собственное движение промышленного капитала или в его обслуживание, он является лишь потенциальным, т.е. капиталом в возможности, а не действительности. Таким образом, реальный сектор экономики должен включать в себя прежде всего материальное производство. Но не только. В реальный сектор включаются также торговля и часть финансового сектора, представленная посреднической деятельностью банков и страховых учреждений (банковская и страховая прибыль), которая вносит свой вклад в ВВП. Но операции, связанные с приобретением финансовых обязательств и финансовых активов как перераспределенческие, в создании ВВП не участвуют и образуют нереальный финансовый сектор экономки (его иногда называют «финансовым сектором в узком смысле») 1. Противопоставление реальному сектору лишь спекулятивного сектора фондового рынка приводит к тому, что понятие «реальный сектор экономики» поглощает всю экономическую деятельность. 2. Процессы концентрации и централизации (реального) капитала могут быть опосредованы с помощью инструментов фондового рынка. К сожалению, в России роль фондового рынка в привлечении инвестиций еще недостаточно высока, поскольку свободные капиталы «прячутся» в одежду «портфельных» инвестиций и не желают подвергаться риску прямых (особенно долгосрочных) инвестиций в реальный сектор, тем более в его ядро -материальное производство

Группировка субъектов экономической деятельности по типу экономического поведения

корпораций. Они удовлетворяют не первичные производственные и личные потребности, а производные от них финансовые потребности. В результате услуги финансового посредничества проигрывают в привлекательности материальным благам и услугам, непосредственно удовлетворяющим нужды потребителей .

Итак, наиболее общее и полное определение понятия «реальный сектор экономики» может выглядеть следующим образом: реальный сектор — сектор, в котором создается валовой внутренний продукт. Он включает предприятия и организации сектора нефинансовых корпораций, где воспроизводятся все товары и услуги (кроме услуг финансового посредничества), реализуемые на свободном рынке. Основу реального сектора экономики составляет производство промышленной и сельскохозяйственной продукции, а торговая деятельность является его неотъемлемой частью. И хотя именно в сфере производства создаются новые материальные блага (ядро реального сектора), все же материальное производство не

самоцель, а средство для удовлетворения потребностей людей, что, в свою очередь, характеризует современную рыночную экономику.

1. Банковское дело: учебник / под ред. д-ра экон. наук, проф. Г.Г. Коробовой. М., 2002.

2. Зеленский Ю.Б. Банковская система России и реальный сектор экономики. Саратов, 2002.

3. Иванов Г.М. Основы национального счетоводства: учеб. пособие. Саратов, 2003.

4. Каткова М.А. Устойчивость институциональной системы // Вестник СГСЭУ 2010. 1 (30).

5. Мюллер В.К. Англо-русский словарь. 20-е изд. М., 1985.

6. Ожегов С.И. Словарь русского языка. 18-е изд. М., 1986.

7. Устинова Н.Г Новые типы организаций в информационной экономике // Вестник СГСЭУ. 2006. № 3.

8. Финансово-кредитный энциклопедический словарь / под ред. А.Г. Грязновой. М., 2002.

9. Экономика. 2-е изд. / под ред. А.С.Булатова. М., 1999.

10. Экономическая энциклопедия / гл. ред. Л.И. Абалкин… М., 1999.

18 августа, Минск /Корр. БЕЛТА/. Все предприятия реального сектора экономики работают в штатном режиме, на некоторых из них есть группы протестующих, сообщил сегодня журналистам премьер-министр Роман Головченко, передает корреспондент БЕЛТА.

«Сегодня все предприятия реального сектора экономики работают в штатном режиме. Конвейеры нигде не остановлены, люди работают — это абсолютно реальная ситуация. Действительно, на некоторых предприятиях есть группы протестно настроенных сотрудников, которые, может быть, недовольны, и они таким образом выражают свою позицию по отношению к происходящему. Но что особенно печально, пытаются втянуть других», — сказал Роман Головченко.

Руководитель правительства считает, что «большинство представителей трудовых коллективов хотят работать и понимают, что это пагубный путь — проведение таких незаконных акций».

«Действительно, Конституцией предусмотрено право на забастовку (ст.41). Но это забастовка для решения коллективного трудового спора при нарушении прав трудящихся, нарушении трудового договора. Если не сработали какие-то примирительные механизмы, тогда коллектив имеет право объявить ее в полном соответствии с Конституцией», — отметил премьер-министр.

При этом он заявил, что если процедура забастовки, предусмотренная законодательством, нарушена, то ни о какой забастовке речи идти не может. «Поэтому 20, 30 человек, может, 50, 100, даже 200 человек не имеют права выступать от имени всего предприятия и, более того, втягивать остальных работников в забастовку или какие-то другие протестные акции. Это, между прочим, является наказуемым деянием, прямым причинением вреда. Это препятствие работе предприятия, нарушение его ритма функционирования, то есть предприятие несет убытки, — сказал Роман Головченко. — Если такие факты будут, соответственно, люди, причинившие убытки, тоже будут отвечать по закону. Этот ущерб может быть оцифрован и будет оцифрован».

Роман Головченко

Премьер-министр полагает, что «небольшие группы людей пытаются выдать свои протестные настроения за массовое движение». По его мнению, ситуация совсем не такая. «Люди хотят работать, они хотят зарабатывать. В общении с трудовыми коллективами четко прослеживается мысль: даже если кто-то проявил другую гражданскую позицию, сделал другой выбор, это не должно смешиваться с работой экономики. Потому что мы открытая экономика, должны работать на полных оборотах, иначе нас просто выкинут на обочину», — заявил он.

Роман Головченко заметил, что любой простой — по техническим причинам либо по забастовочным — принесет прямые убытки не только в конкретный момент из-за того, что не будет произведена продукция. «Таким образом мы своими руками можем расчистить путь нашим конкурентам, которые только и ждут, чтобы мы сбавили обороты. Сейчас конкуренция — это жестокая борьба за рынок. Поэтому такие подарки делать нашим конкурентам — это очень щедро с нашей стороны», — уверен глава правительства.

Он также высказался о ситуации на ОАО «Беларуськалий». «Из-за того, что часть людей никак не могла определиться, выходят ли они на рабочие места или идут на площадь, произошло определенное снижение объемов. Этим тут же воспользовались наши конкуренты, тот же «Уралкалий», который с удовольствием нарастил объемы поставок, — рассказал премьер-министр. — Потому что мировой рынок калия ограничен. Если кто-то начинает производить меньше, тут же кто-то начинает производить больше. А попробуй отвоюй эту долю обратно. Такая же ситуация по всем остальным товарным позициям».

«Поэтому некоторые люди, может, на эмоциях что-то воспринимают. Но когда доходчивыми, простыми словами объясняется, какие потери несет предприятие, как это отражается в конечном итоге на положении конкретного работника, заработной плате, премировании, тогда уже немножко приходит осознание, что надо снизить немножко градус и забыть о громких словах», — добавил Роман Головченко.

По его словам, никаких последствий для экономики от протестов на предприятиях сейчас нет. «На данный момент никаких негативных последствий нет, потому что ни одно предприятие не остановлено, они все работают в штатном режиме», — проинформировал руководитель правительства.

«Беларуськалий, «Гродно Азот»… Но это опять-таки отдельные участки, и пока мы не можем говорить, что нанесен какой-то ущерб. Если какое-то предприятие остановится полностью, конечно, этот ущерб может быть оцифрован в количестве невыпущенной продукции. Пока об этом речи не идет. Нет оснований говорить, что национальная экономика понесла какие-то потери или убытки», — считает Роман Головченко.

В то же время в правительстве посчитали убытки для каждого крупного предприятия в случае остановки работы. «Эти цифры доведены до трудовых коллективов, чтобы они понимали: естественно, это не может не сказаться на материальном положении самих работников. Потому что зарплаты у нас: сколько заработал — столько получил», — сказал премьер-министр.

«Уверен, такое время (озвучивать убытки предприятий. — Прим. БЕЛТА) никогда не придет. Потому что на какой-то первой послевыборной волне эмоции перехлестывали через край. Сейчас собираем актуальную информацию, страсти улеглись, все входит в нормальный ритм — это абсолютно реальная картина, как бы кому-то ни хотелось преподнести ситуацию по-иному», — добавил он.

Роман Головченко считает, что небольшие группы людей на предприятиях «пытаются взбаламутить ситуацию». «Но подчеркну, никому не угрожая, никого не запугивая: есть порядок. Все выступают за то, чтобы соблюдался закон, мы тоже за это. Есть правила внутреннего трудового распорядка, есть Трудовой кодекс, там все прописано. В том числе ведется разъяснительная работа. Как принято говорить, жертвой режима никто не станет, — сказал руководитель правительства. — Руководство предприятий будет вынуждено поступать по закону, по Трудовому кодексу. Тот, кто не хочет приступать к работе, должен будет освободить место».-0-

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен, Telegram и Viber! Теги Головченко предприятие

16 (106) — 2012

Аналитический обзор

ФИНАНСЫ ПРЕДПРИЯТИЙ РЕАЛЬНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ*

За январь — ноябрь 2011 г. сальдированный финансовый результат деятельности организаций превысил значения показателя двух предыдущих лет и составил 6 947,6 млрд руб., что на 23,1 % выше, чем за аналогичный период предыдущего года. Однако по итогам III квартала 2011 г. сальдированный финансовый результат сократился на 16,8 % и составил 1 388,5 млрд руб. Ухудшение показателей началось с июля 2011 г., когда сальдированный финансовый результат увеличился всего на 3,8 % по сравнению с соответствующим месяцем предыдущего года. В сентябре было зафиксировано более значимое падение сальдированного финансового результата, который сократился на 63,4 % и составил 214,3 млрд руб. Этому способствовало замедление роста российской экономики на фоне ослабления динамики в экспортно ориентированных секторах, что негативно отразилось на темпах роста их выпуска. Однако в последующие периоды рост возобновился, и сальдированный финансовый результат увеличился в октябре на 37,6 %, в ноябре — на 28,9 %.

Показатель рентабельности продаж за период январь — сентябрь 2011 г. сократился по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 0,4 п.п. и составил 10 %, однако докризисное значение еще не достигнуто (в январе — сентябре 2008 г. -13,6 %). В промышленности рентабельность продаж за период январь — сентябрь 2011 г. сократилась по сравнению с докризисным значением (за январь -сентябрь 2008 г.) на 3,1 п.п. и составила 14,2 % (2010 г. — 14,3 %, 2009 г. — 12,7 %). Доля убыточных предприятий в целом по экономике за период январь — ноябрь 2011 г. сократилась на 0,6 п.п. по сравнению с аналогичным периодом 2010 г. (доля

* Публикуется по данным Минэкономразвития России о текущей ситуации в экономике Российской Федерации по итогам января 2012 г. URL: http://www. economy. gov. ru/minec/activity/ sections/macro/momtoring/doc20120224_03.

Постепенное восстановление и улучшение деятельности предприятий реального сектора отразилось и в динамике рентабельности активов. По итогам января — сентября 2011 г., показатель вырос по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 0,4 п.п. и составил 5,5 % (за январь — сентябрь 2009 г. — 3,8 %). Так как данный показатель более точно отражает эффективность производства (в отличие от рентабельности продаж, отражающей величину торговой наценки и во многом зависимой от ценовой конъюнктуры), можно отметить тенденцию к росту эффективности работы предприятий.

Ускоренный рост активов с темпами 30 % в год, наблюдавшийся в период кризиса (в 2007-2008 гг.), замедлился с конца 2008 г. По итогам 2010 г. рост внеоборотных активов составил 12,4 % по сравнению с 2009 г., оборотных активов — 24,3 %, в III квартале 2011 г. по сравнению с аналогичным периодом предыдущего — 12,4 и 23,8 % соответственно.

В составе внеоборотных активов после сокращения доли основных средств (с 58,7 % в I квартале 2007 г. до 51,1 % в I квартале 2010 г.) произошла стабилизация показателя, и по итогам III квартала 2011 г. она составила 49,6 %.

Доля производственных запасов в составе оборотных активов перестала последовательно сокращаться с середины 2008 г. и в общем количестве оборотных активов в III квартале 2011 г. составила 6,6 % (в 2009 г. — 6,7 %, в 2008 г. — 7,7 %).

Доля дебиторской задолженности в составе оборотных средств стабилизировалась с марта 2008 г., и по данным за январь — сентябрь 2011 г., ее значение составило 43,8 %. За период январь — ноябрь 2011 г.

Рост в

4,3 раза рост в

Прирост прибыли —д— Прирост физического объема —•— Доля убыточных предприятий Рис. 1. Прирост прибыли предприятий реального сектора экономики в 2007-2011 гг., %

дебиторская задолженность составила 21,8 трлн руб., что на 21,2 % выше уровня за аналогичный период предыдущего года. Просроченная дебиторская задолженность составила в январе — ноябре 1,3 трлн руб., что на 11,4 % выше показателя за аналогичный период предыдущего года. Дебиторская задолженность на протяжении 2009-2010 гг. незначительно превышает кредиторскую, что свидетельствует об отвлечении средств из хозяйственного оборота. В дальнейшем это может привести к необходимости привлечения заемных средств для обеспечения текущей финансово-хозяйственной деятельности предприятий.

По итогам января-ноября 2011 г., суммарная задолженность организаций составила 43,2 трлн руб., что на 16,9 % выше уровня соответствующего периода предыдущего года (рис. 2). Суммарная просроченная задолженность в январе — ноябре 2011 г. составила 1,4 трлн руб., что на 18,7 % выше уровня за аналогичный период 2010 г.

Кредиторская задолженность, увеличившись за период январь — ноябрь 2011 г. на 16,3 % по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года, составила 20,4 трлн руб., что говорит о восстановлении хозяйственной активности деятельности предприятий. В январе — ноябре 2011 г. просроченная кредиторская задолженность увеличилась на 20,9 % и составила 1 198,7 млрд руб.

В 2011 г. продолжилась тенденция сокращения просроченной задолженности по заработной плате.

По состоянию на 01.02.2012, она составила 1,95 млрд руб., что на 29,7 % ниже показателя за аналогичный период предыдущего года.

Анализ структуры пассивов предприятий показывает, что прирост активов происходил во многом за счет наращивания кредитного портфеля. Однако с наступлением кризиса предприятия уже не в таком объеме использовали заемные средства. Так, если в 2008 г. прирост задолженности по кредитам и займам составил 38 %, то с 2010 г. ее прирост сократился и составил 10,3 %, с января по сентябрь 2011 г. — 16,7 %. Также следует отметить тенденцию роста просроченной задолженности по кредитам и займам в 2009 г. на 82 % (в 2010 г. — 14,9 %).

С апреля 2010 г. наблюдался устойчивый рост объемов кредитования в связи со снижением процентных ставок с 13,8 %, зафиксированных в январе 2010 г., до 8,9 % в октябре, что соответствует докризисному уровню (максимум был зафиксирован в январе 2009 г.). Ужесточение денежно-кредитной политики в начале 2011 г. сказалось на динамике процентных ставок по кредитам. В июне последние выросли до 8,6 %, однако уже в июле они снизились до рекордно низкого уровня — 7,9 % и в августе оставались на этом уровне. Несмотря на продолжение тенденции к ослаблению инфляционного давления, возможно увеличение процентных ставок вследствие резко возросшей неопределенности на мировых финансовых рынках и как следствие сокращения банковской ликвидности,

7х»

50 45 40 35 30 25 20

одДЯ

/»>-У

т 1,6

Г- 1,4

— 1,2

■- 1

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— 0,8

0,6

IV V VI VII VII IX X XI XII I

IV V VI VII VII IX X XI XII I

IV V VI VII VII IX X XI XII I

IV V VI VII VII IX X XI

2008 2009 2010 2011

I-1 Суммарная задолженность нарастающим итогом (левая шкала)

Просроченная задолженность ( правая шкала)

Рис. 2. Суммарная задолженность предприятий на конец периода, трлн руб.

а также ограничение доступа к международным рынкам капитала.

Высокий уровень заимствований отразился на показателях финансовой устойчивости предприятий. Коэффициент автономии (доля собственных средств в суммарной стоимости активов) за III квартал 2011 г. составил 44,7 % (за аналогичный период 2010 г. — 46 %). Для справки: в 2005-2006 гг. всего по экономике он составлял 49-51,1 %. Лучше всего дела обстоят у предприятий, занятых в электроэнергетике (57,4 % за III квартал 2011 г.), и в отраслях, занятых добычей топливно-энергетических полезных ископаемых (56,2 %). По сектору обрабатывающих производств этот показатель составляет 38,9 %. Наиболее зависимыми от внешних источников финансирования оказались строительство (11,7 %), обработка древесины и производство изделий из дерева (15,1 %), производство транспортных средств и оборудования (21,2 %).

Коэффициент покрытия (текущей ликвидности), характеризующий возможность погасить текущую задолженность за счет ликвидных активов, соответствует норме (200 %) у предприятий, занятых добычей полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических (226 % за III квартал 2011 г.), добычей сырой нефти и нефтяного газа (221,9 %), производством нефтепродуктов (234,2 %), производством цветных металлов (289,7 %), добычей металлических руд (252,1 %), в транспорте и связи (399 %, увеличение на 27,3 п.п. по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года). При этом в

производстве цветных металлов данный показатель немного ухудшился — снижение на 30,5 п.п. по сравнению с аналогичным периодом 2010 г. Наихудшие показатели в III квартале 2011 г. остаются в следующих отраслях: обработка древесины и производство изделий из дерева (140 %), текстильное и швейное производство (144,9 %), производство кожи, изделий из кожи и производство обуви (146,1 %), строительство (131,6 %), производство машин и оборудования (133,2 %), добыча каменного угля, бурого угля и торфа (134,4 %), производство пищевых продуктов включая напитки и табак (147,7 %), производство резиновых и пластмассовых изделий (136,1 %), производство прочих неметаллических минеральных продуктов (141,2 %), производство транспортных средств и оборудования (141 %). Минимальный показатель коэффициента покрытия наблюдался по итогам III квартала 2011 г. в производстве, передаче и распределении пара и горячей воды (тепловой энергии) — 108,4 %.

Спад производства и другие проявления кризиса в разных видах деятельности оказались неравнозначными, и в разных сферах деятельности восстановительные процессы имеют свою специфику (рис. 3).

Ухудшение макроэкономической конъюнктуры в развитых странах в середине 2011 г. оказало негативное влияние на экономику России, в которой формируются тенденции, аналогичные имевшим место в период кризиса в 2008-2009 гг., что может привести к замедлению восстановительных процес-

-О- — Добыча полезных ископаемых (С) — Обрабатывающие производства ф)

-О— Производство и распределение электроэнергии, газа и воды (Е)

Рис. 3. Финансовые результаты основных видов деятельности в 2008-2011 гг (за период с начала года), млрд руб.

сов, особенно в экспортно ориентированных видах деятельности.

Стабилизация конъюнктуры мирового рынка энергоносителей, сохранение высоких экспортных цен на газ позволили быстро восстановиться предприятиям, занятым добычей полезных ископаемых. Уверенный рост прибыли, продолжавшийся на протяжении всего 2010 г. (+51,7 %), сохранился, и за период январь-ноябрь 2011 г., по оперативным данным, финансовый результат составил 1 833,3 млрд руб. (+54,5 % к аналогичному периоду предыдущего года). Увеличению финансового результата способствовал рост цен на нефть, при незначительном росте объемов производства (рост на 1,3 % за 2011 г. по сравнению с предыдущим годом, в январе 2012 г. -рост на 2 %). Для информации: в 2011 г. средняя цена нефти «Юралс» составила 109,4 долл. /барр., что на 39,9 % выше показателя за 2010 г., в январе 2012 г. -109,3 долл. /барр., что на 16,5 % выше показателя за аналогичный период предыдущего года. Средняя цена на нефть сорта Brent в 2011 г. составила 113,1 долл. /баррель, в январе 2012 г. — 111 долл. /барр., что всего на 13,6 % выше уровня за аналогичный период предыдущего года.

У предприятий, занятых добычей каменного угля, бурого угля и торфа, в начале 2011 г. наблюдался резкий рост финансового результата, который, по итогам первого полугодия 2011 г., составил 82,9 млрд руб., увеличившись в 2,2 раза по сравнению с аналогичным периодом 2010 г. Однако уже с июля

столь резкий рост стал замедляться. За период январь — ноябрь 2011 г. сальдированный финансовый результат составил 144,2 млрд руб., увеличившись на 77,2 % по отношению к соответствующему периоду предыдущего года. При этом в сентябре 2011 г. сальдированный финансовый результат сократился на 48,9 %, составив всего 3,9 млрд руб. Замедлению роста полученной прибыли способствовало сокращение роста объемов производства. Так, за 2011 г. производство увеличилось всего на 4,3 % против 7 % в 2010 г., в январе 2012 г. — на 7,7 % при росте цен производителей на 23,6 % за 2011 г., в январе 2012 г. цены по отношению к декабрю прошлого года не изменились. Предприятия данной сферы деятельности при росте заработной платы на 19,1 % за период январь — декабрь 2011 г. незначительно увеличили численность работников (за период январь — декабрь 2011 г. прирост численности составил 1 %, в 2010 г. — снижение на 4,2 %, в 2009 г. -снижение на 9,5 %).

Улучшение условий хозяйствования привело к росту рентабельности продаж (к выручке от продаж) с 2009 г., которая по итогам III квартала 2011 г., составила 27,5 %, увеличившись на 6,8 п.п. по сравнению с аналогичным периодом 2010 г. Однако предкризисный уровень рентабельности пока не достигнут (в III квартале 2008 г. — 33 %).

Сальдированный финансовый результат предприятий, занятых добычей прочих полезных ископаемых, после резкого роста во II квартале 2011 г. (в

8,6 раз) немного сократился, за период с января по ноябрь показатель увеличился в 2,5 раза и составил 56 млрд руб. В сентябре 2011 г. сальдированный финансовый результат оказался отрицательным и составил — 2,4 млрд руб. Рентабельность продаж (к выручке от продаж) в этой сфере деятельности, по итогам III квартала 2011 г., превысила докризисный уровень и составила 29,1 %, что на 7,7 п.п. выше уровня за аналогичный период предыдущего года (в III квартале 2008 г. — 23,9 %).

Финансовый результат обрабатывающих производств в январе — ноябре 2011 г. составил 1 822,2 млрд руб., что на 22,7 % больше, чем за аналогичный период 2010 г. При этом вследствие неустойчивого внешнеэкономического положения уже с августа наблюдается ухудшение финансовых показателей. Так, в августе сальдированный финансовый результат сократился на 8,6 %, в сентябре -снизился еще на 60 %.

Снижение темпов роста обрабатывающих производств во II — III кварталах 2011 г. (в III квартале 2011 г. — рост на 5,7 %, во II квартале 2011 г. — рост на 5,8 %, в I квартале — 10,6 % по отношению к соответствующему кварталу предыдущего года) было обусловлено в большей степени ослаблением динамики в экспортно ориентированных отраслях. Долговые проблемы Еврозоны вызвали падение производства в большинстве обрабатывающих производств. Однако в целом за 2011 г. объем производства увеличился на 6,5 %, в январе 2012 г. рост продолжился (на 4,8 % по отношению к соответствующему периоду предыдущего года).

В настоящее время практически достигнуты предкризисные уровни загрузки производственных мощностей в обрабатывающей сфере деятельности.

2 200л 2 0001 8001 6001 4001 2001 000800 600 -400 -200 —

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

лЛ.

аИ

Достижение предела интенсивного роста за счет повышения загрузки мощностей сопровождается быстрым импортом зарубежных товаров. Сочетание этих факторов приводит к весьма волатильной динамике выпуска в обрабатывающих производствах.

У предприятий, торгующих товарами на внешних рынках, за период январь — ноябрь 2011 г. финансовый результат увеличился на 39,6 %. Этому способствовало повышение биржевых цен на нефть, цветные и черные металлы, химическую продукцию (рис. 4).

В посткризисный период в производстве нефтепродуктов постепенно стали улучшаться финансовые показатели. По итогам января — ноября 2011 г., финансовый результат составил 709,8 млрд руб., что на 30,5 % выше показателя за аналогичный период предыдущего года. Как и во многих других видах деятельности, с июля 2011 г. наблюдалось сокращение роста сальдированного финансового результата (рост в июле 2011 г. на 6,2 %, в августе -на 7,5 %). В сентябре 2011 г. снижение достигло максимума с начала 2010 г. (сокращение — на 79,7 %). Это связано с изменчивостью мировой конъюнктуры. За 2011 г. производство нефтепродуктов увеличилось на 3,3 п.п. по отношению к предыдущему году, за январь 2012 г. — на 4,7 %.

На предприятиях химического производства после кризиса наблюдается активное улучшение финансовых показателей. Так, по итогам 2010 г. финансовый результат составил 162,8 млрд руб., что на 68,1 % больше, чем в предыдущем году. За период с января по ноябрь 2011 г. сальдированный финансовый результат предприятий данного вида деятельности составил 255,3 млрд руб., увеличившись на 85,5 % по сравнению с аналогичным

Ю-

-200 J

III V VII IX XI | I III V VII IX XI | I III V VII IX XI | I III V VII IX XI

2008 2009 2010 2011

I I Торгуемые товары на внешних рынках ^^ Неторгуемые товары (с исключением электроэнергетики)

Рис. 4. Финансовые результаты торгуемых и неторгуемых товаров в 2008-2011 гг. (за период с начала года), млрд руб.

периодом предыдущего года. Однако в сентябре наблюдалось сокращение финансового результата на 17,9 % при последующем росте в октябре в три раза по отношению к октябрю прошлого года. Этому способствовали рост цен производителей (на 10,3 % за 2011 г., в январе 2012 г. — на 0,9 %), а также увеличение объемов производства на 5,2 % за январь — декабрь 2011 г. к соответствующему периоду предыдущего года, в январе 2012 г. — снижение на 3,2 % по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

Предприятия данного вида деятельности в период кризиса вынуждены были сокращать издержки, в частности за счет сокращения численности работников. Данная тенденция продолжилась и в 2010 г. Сокращение численности работников за период январь — декабрь 2011 г. в данном виде деятельности составило 1,9 % при росте заработной платы на 15,3 %. Однако более серьезные проблемы связаны с высокой степенью износа машин и оборудования коммерческих организаций (на конец 2010 г. износ машин и оборудования коммерческих организаций без субъектов малого предпринимательства составил 53,1 %); узким ассортиментом и низким качеством производимой отраслью продукции (товарная номенклатура импортируемой химической и нефтехимической продукции значительно шире поставляемой отечественными производителями по экспорту и представлена, главным образом, продукцией с высокой добавленной стоимостью).

У предприятий, занятых металлургическим производством и производством готовых металлических изделий, сальдированный финансовый результат за период январь — ноябрь 2011 г. составил 390,8 млрд руб., что на 8,1 % ниже уровня, чем за аналогичный период предыдущего года. С июля в данном виде деятельности наблюдается падение финансового результата, который в сентябре сократился на 82,6 % (в июле 2011 г. — на 10,7 %, в августе -на 13,8 %). Ожидается, что в связи с сокращением спроса на экспортно ориентированную продукцию финансовые показатели деятельности предприятий данного вида деятельности будут ухудшаться. Так, по итогам 2011 г., уровень выпуска в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий увеличился всего на 2,9 % против роста на 12,4 % за аналогичный период предыдущего года, в январе 2012 г. — рост на 5,7 %.

У предприятий, занятых производством цветных металлов, ситуация аналогичная. Финансовый

результат за период январь — ноябрь 2011 г. демонстрирует рост на 1,3 % по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года и составляет 245,8 млрд руб. Как и в целом в металлургическом производстве, в июле сальдированный финансовый результат сократился на 1,4 %, в сентябре — снизился на 23,4 %, в октябре — на 28,9 %. Рост объемов производства за период январь — декабрь 2011 г. составил 8,7 % к соответствующему периоду предыдущего года (прирост — на 6,2 % за аналогичный период предыдущего года), в январе 2012 г. — рост на 2 %. Снижение внутренних цен производителей за 2011 г составило 6,4 %, в январе 2012 г. к соответствующему периоду прошлого года — на 5,7 %.

Деятельность организаций, производящих неторгуемые на внешних рынках товары (с исключением электроэнергетики), в большинстве является низкоэффективной. Следует отметить, что, несмотря на достаточно выраженный по сравнению с прошлыми годами рост финансового результата в сферах деятельности, ориентированных на удовлетворение внутреннего инвестиционного спроса, положение этих видов деятельности по-прежнему остается неблагополучным. При этом следует иметь в виду, что часть видов деятельности была низкоэффективной и до кризиса. Финансовый результат, по итогам января — ноября 2011 г., увеличился на 18,7 % по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Отдельно следует выделить такие сферы деятельности, как:

— производство стройматериалов (прочих неметаллических минеральных продуктов). Финансовый результат предприятий данной сферы деятельности составил за период январь -ноябрь 2011 г. 61,4 млрд руб., увеличившись в 2,2 раза по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, при этом в марте 2011 г. были получены убытки в размере 1,6 млрд руб. (за январь — март 2010 г. финансовый результат оказался отрицательным и составил 1 млрд руб.). Однако с мая 2011 г. наблюдался рост сальдированного финансового результата, связанный с увеличением объемов производства в летний сезон (в мае 2011 г. — рост в 2,6 раза, в июне — в 4,2 раза, в июле в 2,7 раза). В 2011 г. индекс производства прочих неметаллических продуктов составил 109,3 %, за январь 2012 г. -118,2 %. Показатель рентабельности продаж (к выручке от продаж) в III квартале 2011 г. составил 10,7 %, увеличившись по сравнению

с аналогичным периодом предыдущего года на 3,2 п.п., однако он до сих пор остается гораздо ниже предкризисного уровня (в III квартале

2008 г. — 20,3 %). Одна из причин неэффективности этой сферы деятельности — слабая инвестиционная активность, которая является следствием неопределенности перспектив развития экономики и высоких рисков долгосрочных инвестиций;

— производство транспортных средств и оборудования. В 2010 г. по сравнению с предыдущим годом в данном виде деятельности наблюдался резкий рост объемов производства (на 32,2 %), в 2011г. увеличение составило 24,6 %, в январе 2012 г. — рост на 15,6 %. Это связано с ростом выпуска легковых автомобилей, в том числе за счет роста спроса в рамках расширения программ льготного автокредитования и программы утилизации старых автомобилей. В частности, индекс производства автомобилей, прицепов и полуприцепов за 2011 г. составил 151,8 %. По итогам периода с января по ноябрь

2011 г., сальдированный финансовый результат составил 69,9 млрд руб., что в 9,5 раза выше, чем за аналогичный период прошлого года. Рентабельность продаж почти вернулась на докризисный уровень и составила, по итогам января — сентября 2011 г., 5,7 %, увеличившись на 1,7 п.п. против показателя за аналогичный период предыдущего года (за январь — сентябрь

2009 г. рентабельность продаж составила 0,9 %, за аналогичный период 2008 г. — 4,9 %);

— текстильное и швейное производство (сальдированный финансовый результат в январе -ноябре 2011 г. составил 4,7 млрд руб., увеличившись в 3,5 раза по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года), при росте объемов производства за 2011 г. по отношению к соответствующему периоду предыдущего года на 2,6 % (в январе 2012 г. — падение на 5 %), росте цен производителей на 12,6 % (в январе

2012 г. — снижение на 1,4 %). При этом уровень рентабельности продаж за период с января по сентябрь 2011 г. составил 6,7 %, превысив предкризисный уровень (за период январь — сентябрь 2008 г. — 4,9 %). Следует отметить, что в январе — декабре 2011 г. в данном производстве наблюдалась минимальная среднемесячная заработная плата по сравнению с другими сферами деятельности, и она составила 10 991 руб.

при ее росте на 8,1 % по отношению к соответствующему периоду предыдущего года; — обработка древесины и производство изделий из дерева (уровень рентабельности продаж (к выручке от продаж) за период с января по сентябрь 2011 г. составил 5,7 %, увеличившись на 4,7 п.п. по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года). В январе — ноябре 2011 г. сальдированный финансовый результат предприятий данного вида деятельности составил 0,1 млрд руб., что на 97 % меньше, чем за аналогичный период предыдущего года. При этом в сентябре наблюдалось существенное падение финансового результата, который оказался также в отрицательной области и составил — 5,9 млрд руб. Однако в октябре финансовый результат вышел из отрицательной области и составил 3 млрд руб. Объем производства в обработке древесины и производстве изделий из дерева за 2011 г. увеличился на 4 % по отношению к предыдущему году (однако его рост был ниже на 7,4 п.п., чем в соответствующем периоде предыдущего года), в январе 2012 г. — сократился на 3,7 % по отношению к аналогичному периоду предыдущего года. Следует отметить, что предприятия данной сферы деятельности демонстрировали устойчивое восстановление с начала 2010 г. Численность работников за период январь — декабрь 2011 г. сократилась на 0,6 % при росте заработной платы на 15,6 %. Существенным фактором риска остается, так же, как и в 2009 г., сильная зависимость отрасли от банковского кредитования (доля собственных средств в пассивах за период январь — сентябрь 2011 г. составила 15,1 % при нормальном ограничении > 50 %). В период кризиса в лучшем положении среди предприятий, занятых выпуском потребительских товаров, находилось производство пищевых продуктов, включая производство напитков и табака. С марта 2011 г. наблюдается неуклонное сокращение финансового результата. Финансовый результат в январе — ноябре 2011 г. составил 132 млрд руб., что на 19,9 % ниже уровня за аналогичный период 2010 г. при минимальном росте объема производства (за 2011 г. — рост на 1 %, в январе 2012 г. -рост на 5,6 %) и незначительном росте цен производителей (за 2011 г. — на 1,8 %, в январе 2012 г. -снижение на 0,4 %).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В производстве и распределении электроэнергии, газа и воды сальдированный финансовый результат, по оперативным данным, за период январь

— ноябрь 2011 г. продемонстрировал рост всего на 0,9 % и составил 325,2 млрд руб. Этому способствовало начавшееся с августа 2011 г. сокращение финансового результата (в августе — снижение на 33,6 % по сравнению с предыдущим месяцем 2011 г.). В сентябре финансовый результат оказался отрицательным и составил 22,8 млрд руб. При минимальном росте численности работников (на 0,2 %) за январь — декабрь 2011 г. прирост заработной платы составил 11,8 %, что ниже, чем в целом по промышленности (13,9 %). Производство выросло в 2011 г. на 0,1 % после небольшого сокращения с начала года, в январе 2012 г. — снижение на 0,2 %. Это может отражать продолжающееся восстановление спроса со стороны предприятий на продукцию данного сектора. При этом рентабельность продаж составила, по итогам января — сентября 2011 г., 6,2 %, сократившись по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 0,2 п.п. Однако ее показатель превышает предкризисное значение (за период январь — сентябрь 2008 г. — 3,5 %). В данной сфере деятельности наблюдается обратная динамика — в кризисный 2009 г. показатель рентабельности продаж был выше — 6,8 % за январь -сентябрь 2009 г.

Оборот розничной торговли в 2011 г. увеличился по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 7,2 %, в январе 2012 г. — на 6,8 %. По итогам января — ноября 2011 г., финансовый результат составил 80,6 млрд руб., что на 23,7 % выше уровня за аналогичный период предыдущего года. В июне 2011 г. сальдированный финансовый результат оказался отрицательным и составил — 5,5 млрд руб.

В строительстве в 2011 г. объем работ по сравнению с предыдущим годом увеличился на 5,1 %, в январе 2012 г. по сравнению с январем 2011 г. — на 11,7 %. В 2011 г. отмечен рост ввода в действие жилых домов на 6,6 % по сравнению с предыдущим годом. Это связано с благоприятными условиями в ипотечном жилищном кредитовании. Так, в сентябре 2011 г. средневзвешенная ставка по ипотечным жилищным кредитам, выданным в рублях с начала года, снизилась до уровня 11,7 %, что является самым низким значением с 2006 г. В 2011 г. в январе —

ноябре, по оперативным данным, финансовый результат составил 84 млрд руб., сократившись на 9,1 %. При этом показатель рентабельности продаж также сократился (на 0,6 п.п.) и за январь — сентябрь

2011 г. составил 3,3 %.

На предприятиях транспорта и связи в связи с увеличением промышленного производства, произошел рост объема работ и финансовых результатов. По итогам января — ноября 2011 г., сальдированный финансовый результат составил 773,3 млрд руб., увеличившись на 11,2 %.

В сентябре и ноябре 2011 г., а также в январе

2012 г. по сравнению с предыдущим месяцем наблюдалось снижение коммерческого грузооборота транспорта (на 4, 2,5 и 1,8 % соответственно), в том числе грузооборота железнодорожного транспорта — на 4,6 и 1 %, и увеличение на 1,5 %. Этому соответствуют данные о сокращении сырьевых производств, ориентированных как на экспорт, так и на промежуточный внутренний спрос. В целом за 2011 г. грузооборот транспорта увеличился на 5 %, в январе 2012 г. — на 8,8 %.

Рост объемов погрузки на железнодорожном транспорте, по итогам 2011 г., составил 3 %, в январе 2012 г. — на 4,7 %. Финансовый результат при этом в январе — ноябре 2011 г. составил 123,1 млрд руб., что на 26,7 % меньше, чем за аналогичный период 2010 г. Это было обусловлено падением прибыли в ноябре 2011 г. на 89,3 %.

В целом на основе анализа динамики производственных и финансовых процессов можно говорить о замедлении восстановительных процессов в экономике, особенно в экспортно ориентированных отраслях. Практически все сферы деятельности постепенно наращивают объемы производства, тем самым, улучшая свои финансовые результаты по сравнению с предыдущим годом, чему также способствует и рост цен. В большинстве видов деятельности объем производства вышел на предкризисный уровень. В выгодном положении по сравнению с другими секторами находятся виды деятельности, ориентированные на экспорт своей продукции, и виды деятельности, нацеленные на удовлетворение внутреннего спроса и имеющие постоянный спрос на производимую продукцию.

ФИНАНСОВАЯ АНАЛИТИКА

проблемы и решения ‘ 51

Список литературы диссертационного исследования кандидат экономических наук Мешков, Вадим Алексеевич, 2007 год

1. Нормативно-правовые документы

2. Конституция РФ (с изм. от 25.03.2004 г.) / СПС «Консультант плкрс».

3. Гражданский кодекс РФ (ред. от 9.05.2005 г.) / СПС «Консультант плюс».

4. Налоговый кодекс РФ (ред. от 18.05.2005 г.) / СПС «Консультант плюс».4. Трудовой кодекс РФ.

5. Об Основных положениях региональной политики в Российской Федерации: Указ Президента РФ от 3 июня 1996 г. № 803 // Собрание законодательства РФ. 1996. № 23.

6. Методологические положения по статистике М.: Госкомстат России, 1996-2000. Вып. 1,2,3.

7. Методологическое положение по статистике М.: Госкомстат России, 1996. Вып. ,1.

8. Методологическое положение по статистике М.: Госкомстат России, 1998. Вып. 1,2.

9. Книги, учебные пособия, научные издания

10. Авдеенко В.Н., Котлов В.А. Производственный потенциал промышленного предприятия М.: Экономика, 1989. — 240с.

11. Агапова Т.Н. Методы статистического изучения структуры сложных, систем и ее измерения М.: Финансы и статистика, 1996. — 198с.

12. Аллен Р. Математическая экономия М.: Изд-во иностр. лит., 1963 (1960).

14. Арженовский И.В. Региональный рынок: воспроизводственный аспект1. Нижний Новгород, 1997.

15. Ашманов С.А. Математические модели в экономике М.: МГУ, 1980;

16. Бабурин B.JL, Мазуров Ю.Л. Географические основы управления М.: Дело, 2000.

17. Баланс народного хозяйства Союза ССР, 1923—1924 гг. // Труды ЦСУ СССР: Т. XXIX М., 1926.I

18. Блажко Н.И., Архипов Ю.Р. Методология подхода к исследованию цикла строительной индустрии // Математико-географические методы изучения строительной индустрии Татарской АССР. Сборник статей -Казань: Изд-во КГУ, 1975.

19. Большой толковый словарь СПб.: «Норинт», 1998.

20. Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М.: «Большая Российская энциклопедия», СПб.: «Норинт», 1997.

21. Будущее мировой экономики: Доклад группы экспертов ООН во главе с В. Леонтьевым М.: Междунар. отношения, 1979.1

22. Видяпин В.И., Степанов М.В. Региональная экономика: М.: ИНФРА-М, 2007.- 666с. — (100 лет РЭА им. Г.В. Плеханова)

23. Власов В.В. Япония: производственная инфраструктура М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1991. — 182 с.

24. Гаврилов А.И. Региональная экономика и управление: Учеб. пособие -М.: ЮНИТИ, 2002.

26. Градов А.П: Региональная экономика М.: ИНФРА-М, 2007. — 666с.1.,

27. Градов ‘ А.П., Кузин Б.И., Медников A.M., Соколицын А.С. Региональная экономика: учеб. пособие СПб.: Питер, 2003. — 220с.

28. Гранберг А.Г. Основы региональной экономики М.: ГУ ВШЭ, 2001. -493с.

29. Джаббаров Р.Т. Моделирование развития производственнойинфраструктуры региона // Проблемы функционирования и развития, инфраструктуры народного хозяйства М.: ВНИИСИ, 1983. — 124с.

30. Джонстон Дж. Эконометрические методы М.: Статистика, 1980.

31. Доугерти К. Введение в эконометрику М.: ИНФРА-М, 1977.

32. Заварина Е.С., Чобану К.Г. Основы региональной статистики М.: Финансы и статистика, 2006. — 415с.

33. Зайцева Ю.С. Межотраслевые балансы России: переход от БНХ к СНС СПб.: ИСЭП РАН, 1999.

35. Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег М: Гелиос АРВ, 1999.

36. Колосовский Н.Н. Теория экономического районирования М.: Мысль,, 1969.

37. Коробейников A.M. Методические основы мониторинга региональной социальной ситуации: препринт Пермь: Пермский филиал Института экономики УрО РАН, 2003- 53с.

38. Коссов В.В. Межотраслевые модели М.: Экономика, 1973.

39. Кругман П.Р., Обстфельд М. Международная экономика. Теория и политика М.: Экономический факультет МГУ, ЮНИТИ, 1997. — 799с.

40. Ларина Н.И., Кисельников А.А. Региональная политика в странах рыночной экономики М.: Экономика, 1998. > .

41. Леонтьев В. Экономические эссе М.: Изд-во полит, лит.,1990.

42. Леонтьев В.В. Исследование структуры американской экономики М.:

43. Госстатиздат, 1958 (1941).

44. Лисин B.C. Экономические реформы в России М.: Высш.шк., 1998.

46. Лях П.А. Социально-рыночная модель управления межсубъектной интеграцией, экономики регионов: монография Пермь: ПГУ,*2007 170с.

47. Макконнелл Кэмпбэлл Р., Брю Стэнли Л. Экономика: принципы, проблемы и политика М.: Республика, 1992.

48. Маленво Э. Статистические методы эконометрии М.: Статистика, 1976.

49. Маршалл А. Принципы экономической науки, т.1.,т.2. / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1993 -357с., 310с.

50. Методы программирования в Пятом плане развития экономики Франции, 1966.-c.195.

51. Национальные счета в России (в 1992—1999 гг.) / Стат. сборник М.,, 2000.

52. Некрасов Н.Н. Региональная экономика. Изд. 2-е. М.: Экономика, 1978.

53. Новоселов А.С. Теория региональных рынков: учебник Ростов-на-Дону: Феникс; Новосибирск: Сибирское соглашение, 2002.

55. Носова С.С. Инфраструктура в системе общественного производства -М.: Наука, 1982.-81с. . ,

56. Общий и специальный менеджмент: учебник / общ.ред. А.Л.Гапоненко, А.П.Панкруин М.: Изд-во РАГС, 2001 — 568с.

57. Основания регионалистики. Формирование и эволюция историко-культурных зон / под ред А.С. Герда, Г.С.Лебедева СПб., 1999.

59. Портер Мч Конкуренция Санкт-Петербург — Москва — Киев: Издательский дом «Вильяме», 2000.

60. Портер М. Международная конкуренция. Конкурентные преимущества стран М.: Международные отношения, 1993.

62. Ратнер Н.М. Основы региональной экономики Екатеринбург, Изд-во:, УрГЭУ, 1998.

63. Регион как субъект политик и общественных отношений / под ред. Н.В.Зубаревич М.: МОНФ, 2000.

64. Региональная стратегия устойчивого развития социально-экономического роста / под ред. А.И.Татаркина Екатеринбург: УрО РАН, 1998.-638с.

66. Регионы России: Информ.-стат. сб. В 2 т. Т.1 / Госкомстат России М., 2005. — 666с.

67. Российский статистический ежегодник: 2004 М.: Росстат, 2004.

68. Российский статистический ежегодник: 2000 М.: Госкомстат России, 2000. — 650с.

69. Россия в цифрах: 2003. Краткий статистический сборник М.: Госкомстат России, 2003. — 230с.

71. Самуэльсон П. Экономика. Т.2 М.: МПО «Алгон», 1992. — 415с.

72. Селезнев А.З. Конкурентные позиции и инфраструктура рынка России М.: Юристъ, 1999.

73. Семененко И. Региональное развитие: опыт России и Европейского’ Союза М.: Экономика, 2000.

74. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов М., 1962.

77. Струмилин С.Г. Избранные произведения М.: Изд-во АН СССР. 1963.-476с. »

80. Тертышник М.И. Экономики предприятия: учебно-методический комплекс-М.: ИНФРА-М, 2005.-301с.

81. Узяков М.Н. Трансформация российской экономики и возможностиэкономического роста М.: ИСЭПН, 2000. — 22,5 п.л.

83. Хорев Б.С. Региональная политика в СССР М.: Мысль, 1989. ,

84. Шапкин И.Н., Блинов А.О., Кестер Я.М. Управление региональным хозяйством; учебное пособие М.: КНОРУС, 2005. — 400с.

85. Шеннон Р. Имитационное моделирование систем искусство и наука -М.: Мир, 1978.

86. Шинковский М.Ю. Российский регион: становление политического режима в условиях глобализации Владивосток, 2000.

87. Штульберг Б.М., Введенский В.Г. Региональная политика России. Теоретические основы, задачи и методы реализации М., 2000.

88. Экономика России: рост возможен. Исследование производительности ключевых отраслей. McKinsey Global Institute М., 1999. Окт.

89. Юдин Д.Б» Юдин А.Д. Экстремальные модели в экономике М.: Экономика, 1979.

90. Статьи и публикации в периодических изданиях

91. Авдашева С.Б. Конкуренция и развитие структуры российских рынков: 1992-2005 // Экономика региона, 2005. №3. — с. 112-127.

92. Амосов А. Промышленная политика и перелив капитала // Экономист, 2004.-№ 10.-С.12-16 . .

93. Анимица Е.Г. Региональная политика в центре проблем реформирования России // Региональная политика и местное самоуправление. Материалы VIII российско-американского научно-практического семинара. 4.1. — Екатеринбург, 1998.

94. Анимица Е.Г. Региональная политика: сущность, основные цели, проблемы // Экономика региона, 2005. -№1. с.11-16.

95. Анимица Е.Г., Шарыгин М.Д. Становление новой региональной политики в России // Экономико-географический вестник Ростовского государственного университета, 2004. № 1.

100. Гизатуллин Х.Н. Анализ развития территориальных систем // Общество и экономика, 2000. № 1. — с.121-137.

102. Глобализация и «экономическое единство» мира: мифы и реальности. Доклад на международной конференции «ЭКСПО-2010. Россия. Москва. Ресурсы технологии, идеи путь к единому миру». Ноябрь. 2001.

103. Гранберг А.Г. Региональная экономика и региональная наука в России: десять лет спустя // Регион: экономика и социология, 2004. № 1.

105. Гранберг А.Г. Экономическое пространство России: трансформации нарубеже веков и альтернативы будущего // Общество и экономика, 1999. -№3-4.

106. Гребенников В.Г., Суворов А.В. Измерение сдвигов в структуре, российской экономики (технологический, отраслевой, институциональный аспекты и их взаимосвязь) // Экономика и математические методы, 1998. №2.

107. Губанов С.С. Промышленная политика и государство // Экономист, 2004^ № 7. — с.3-14.

108. Ермакова Ж.А.Промышленная политика как ключевой фактор перевода экономики региона на высший технологический уклад // Экономика региона, 2005.-№3.-с.131-132. •

109. Ершов М. Важнейшие механизмы экономической политики // МЭиМО,, 2004. № 6. — с.3-12.

110. Ковалева vr.A. Оценка потенциала конкурентоспособности как инструмент управления социально-экономическим развитием муниципальных образований // Экономика региона, 2006. № 4(8). -с.158-159.

112. Ш.Котилко В.В. Современное состояние и проблемы комплексного, территориального планирования производственной инфраструктуры // Проблемы развития производственной инфраструктуры: Тез.докл. первого Всесоюзного семинара М.: 1981. — с.214-217.

113. Лаженцев В. Новые подходы к организации территориального развития // Федерализм, 2004. № 1. — с. 15-30.

114. Лившиц А.Я., Новиков А.В., Смирнягин Л.В. Региональная стратегия России // Регион: экономика и социология, 1994. № 3.

115. Лившиц В.Н., Тараканова И.А. Системный анализ эффективности капитальных вложений в развитие и функционирование,производственной инфраструктуры // Сб.: Эффективность развития инфраструктуры народного хозяйства М, 1990.

116. Малышев В., Ларин А., Россия и мир: тренды экономического роста // Вопросы экономики, 1997. №4. — с.84.

117. Нечаев В. Региональные политические системы в постсоветской России // Pro et contra. 2000. Т.5. № 1.

118. Норт Д. Институциональные изменения: рамки анализа // Вопросы экономики,, 1997. №3. — с.6-17.

119. Пилясов А.Н. Экономические и политические факторы развития российских регионов // Интеллектуальные и информационные ресурсы и структуры для регионального развитии М.: ИГ РАН, 2002. — с. 18-38.

121. Путин В.В. Экономико-политическая ситуация в России: точки роста и, тенденции развития (Выступление на IX Петербургском международном экономическом форуме) // Экономика и управление, 2005. № 3.

122. Российский экономический журнал, 1997. № 1.

126. Сидорович А.В. О содержании и месте производственной инфраструктуры в общественном воспроизводстве // Проблемы развития производственной инфраструктуры: Тез.докл. первого Всесоюзногосеминара М.: 1981.-с.6-8.

127. Сухова Л1Ф. Совершенствование управления и хозяйственного механизма в отраслях производственной инфраструктуры // Проблемы развития производственной инфраструктуры: Тез.докл. первого Всесоюзного семинара М.: 1981. — с.50-53.

129. Фишер ,С., Сахаи Р., Вег. К.А. Стабилизация и рост в переходных’ экономиках: первые уроки // Вопросы экономики, 1997. №5. — с.19.

130. Цухро С.В: Конкуренция в российской промышленности (1995-2002). Институт экономики проблем переходного периода. Серия «Научные труды». Доклад №57 М.: ИЭПП, 2003.1. Зарубежные источники

131. Almon С. A Perhaps Adequate Demand System. University of Maryland -USA, 1996.’

132. Almon C. Qwest for Macroeconomics. University of Maryland USA, 1996.

133. Almon C. The Craft of Economic Modeling- Part 1. University of Maryland -USA, 1994.’

134. Barger H. Distribution Place in the American // Economy Since, 1869 1955.

135. Birkn M., Foulger F. Sales Performance and Sales

136. Clark F., Clark C. Principles of Marketing 1942.

137. Economic Reforms in Russia: in Search of a New Strategy M. Vysshaya Shkola, 1999.

138. Heskett J., Ivier R., Glaskomsky // Business Logistics, 1964.i |

139. Schafflc A. Des Gesellschaftliche System der Menschlichert Wirtschafl -1873.

140. Show A. Bote Problems in Market Distribution // Quarterly Journal of Economics, XXVI, 1912.

143. В поисках выхода. Исследование инфраструктуры в странах с переходной экономикой // webmaster@abc.com.uz