Срок обжалования решений общего собрания акционеров

УДК 347.72

Страницы в журнале: 75-80

Г.Л. Рубеко,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Калмыцкого государственного университета Россия, Элиста Rubeko_lm@kalmsu.ru

Рассматриваются проблемы обжалования решений общего собрания акционеров. Автором исследуется природа обжалования решений общего собрания акционеров как способа защиты гражданских прав, анализируется природа срока для обжалования, а также проводится сравнительный анализ правовой природы решений общего собрания и гражданско-правовых сделок.

Ключевые слова: акционерные общества, решение общего собрания акционеров, обжалование решения общего собрания акционеров.

Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – За-кон об АО) предоставляет возможность для обжалования решений, принятых общим собранием акционеров. При этом анализ законодательства и практики его применения позволяет выделить целый ряд проблем, требующих решения.

В ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года (далее – ГК РФ) закрепляется перечень способов защиты гражданских прав. В первоначальной редакции этой статьи не было такого способа защиты, как обжалование решений органов управления юридического лица.

Однако, учитывая распространение в судебной практике случаев обжалования решений органов управления юридических лиц, Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ

«О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» в ст. 12 ГК РФ были внесены положения, предусматривающие такой способ защиты, как признание недействительным решения общего собрания. Закрепление подобного способа защиты гражданских прав позволит использовать его даже в том случае, если специальный закон, регулирующий деятельность какого-либо вида юридического лица, не предусматривает возможность обжаловать действия коллегиального органа юридического лица.

В пункте 8 постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.06.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» говорится о том, что судами рассматриваются споры по искам о признании недействительными решений собрания акционеров, правления и иных органов акционерного общества, нарушающих права акционеров, предусмотренные законодательством.

Общее собрание акционерного общества в силу своей компетенции принимает решения, которые должны соответствовать требованиям законов, иных правовых актов и уставу акционерного общества. Поскольку решения общего собрания акционерного общества определяют деятельность общества, то они могут как соответствовать правам и интересам акционеров, так и нарушать их.

В ч. 7 ст. 49 Закона об АО установлено, что решение общего собрания акционеров может быть обжаловано. Требовать признания решения общего собрания недействительным может только акционер данного общества. Лицо, которое акционером общества не является, само акционерное общество, а также его органы подавать заявление в суд не могут. С этим согласны многие специалисты по акционерному праву . Ответчиком по таким спорам выступает само акционерное общество. И если Закон об АО однозначно указывает на возможность обжалования решения общего собрания только акционером общества, то некоторые законы, регулирующие деятельность других организационно-правовых форм юридических лиц (например, Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»), подобных положений не содержат. Это вызывает определенные сложности у судов при рассмотрении споров, связанных с обжалованием решений общих собраний.

Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, отменяя постановление апелляционного суда, отметил, что Ассоциация рыбодобывающих и перерабатывающих предприятий Республики Калмыкия заявила встречное требование к предпринимателям – членам ассоциации о признании недействительным решения общего собрания членов ассоциации от 26 марта 2003 года. Однако, как указал суд, исходя из общего смысла законодательства, определяющего правовое положение, порядок создания и деятельности юридических лиц, ответчиком по иску о признании недействительным решения общего собрания организации не может являться ее участник .

Таким образом, сделан вывод о невозможности предъявления иска некоммерческой организацией к ее участникам по поводу признания недействительным своего собственного решения. Справедливости ради надо отметить, что какого-либо правового обоснования данной позиции судом приведено не было. В данном случае, на наш взгляд, суду можно было бы порекомендовать применение по аналогии положений Закона об АО.

Из анализа содержания ч. 8 ст. 49 Закона об АО следует, что для признания судом недействительным решения общего собрания необходимо наличие (выполнение) в совокупности нескольких условий, а именно:

1) решение принято с нарушением Закона об АО, иных правовых актов и устава общества. Нужно подчеркнуть, что в указанной статье предусматривается нарушение именно Закона об АО. Поэтому можно предполагать, что речь идет о нарушении положений закона о подготовке созыва, подготовке и проведении собрания, а также компетенции общего собрания;

2) истец не принимал участия в общем собрании акционеров, решение которого он обжалует, или принимал участие, но голосовал против принятия обжалуемого решения. Со второй частью этого условия можно полностью согласиться, так как акционер в этом случае выражает свое негативное отношение к принятому решению. Что касается первой части условия, то по поводу ее формулировки имеются определенные возражения. Закон оставляет в стороне причину отсутствия акционера на собрании.

В данном случае можно согласиться с мнением А. Савикова о том, что причина отсутствия должна приниматься во внимание. Поэтому необходимо указать открытый перечень уважительных причин отсутствия, предоставив суду право оценивать в качестве таковых и другие причины неучастия акционера в голосовании . Схожие положения имеются, например, в Акционерном законе ФРГ 1937 года, в абз. 2 § 245 которого указывается, что право на оспаривание имеет акционер, не присутствовавший на общем собрании, если он противоправно не был допущен к участию в нем.

Действительно, Закон об АО говорит о праве любого акционера общества оспорить решение органа юридического лица (ч. 7 ст. 49) при наличии определенных условий, таких как:

—акционер не принимал участия в собрании или

— акционер голосовал против принятия решения,

— решением нарушены его права и законные интересы.

Суд с учетом всех обстоятельств дела вправе оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло за собой причинение убытков данному акционеру.

Сам процесс оспаривания решений общего собрания акционеров может осложнить процесс управления акционерным обществом, поскольку судебное дело может затянуться на достаточно долгое время. Поэтому заслуживает одобрения внесение дополнения в ч. 7 ст. 49 Закона об АО, сократившего срок для обжалования решения общего собрания акционеров с 6 до 3 месяцев с момента, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении . О необходимости сокращения срока для обжалования говорилось в научной литературе до принятия соответствующего закона .

Среди специалистов нет единого мнения по поводу правовой природы данного срока. Противоречивую позицию по этому поводу занимал В.В. Залесский: согласно его точке зрения, этот срок должен быть отнесен к числу специальных пресекательных сроков . В другой своей работе он характеризовал этот срок уже как срок исковой давности .

Более верной является позиция тех ученых, которые относят указанный срок к сокращенным срокам исковой давности, не приводя, правда, при этом никаких обоснований.

На наш взгляд, срок для обжалования решения общего собрания относится к сокращенным срокам исковой давности. Во-первых, срок исковой давности – это срок защиты права управомоченного лица, которое возникает с момента его нарушения со стороны третьего лица (в нашем случае – акционерного общества). В отличие от него, пресекательный срок прекращает неосуществление или ненадлежащее осуществление субъективного права самим управомоченным лицом. Во-вторых, в отличие от пресекательного, срок исковой давности начинает исчисляться не с момента нарушения права, а с момента, когда управомоченное лицо узнало или должно было узнать о том, что его право нарушено, о чем указывается в ч. 7 ст. 49 Закона об АО.

Обжалование решений общего собрания акционерного общества привело к тому, что в научной литературе и на практике появилось искусственное деление обжалуемых (оспариваемых) решений на оспоримые и ничтожные. Происходит сопоставление обжалуемых (оспариваемых) решений общего собрания акционерного общества с недействительными сделками, что представляется неправильным.

Прежде всего необходимо ответить на вопрос, является ли решение общего собрания акционерного общества (решение органа управления юридического лица) сделкой?

В литературе и судебной практике нет единого мнения на сей счет. Так, ряд авторов рассматривает корпоративные акты (а решения общего собрания относятся именно к ним) как многосторонние корпоративные сделки . Другие относят их к особым гражданско-правовым юридическим фактам . Кроме этого, акты органов управления рассматриваются как локальные правовые акты .

Аналогично суды, разрешая дела о признании недействительными решений общего собрания акционерного общества, делают совершенно противоположные выводы.

Например, в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.10.2003 № Ф04/5420-945/А75-2003 содержится вывод о том, что решение внеочередного общего собрания акционеров общества о передаче полномочий исполнительного органа общества управляющей организации не соответствует ч. 3 ст. 48 Закона об АО и в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожным, в связи с чем является ничтожным решение внеочередного общего собрания акционеров общества. Таким образом, идет отождествление недействительного решения с ничтожной сделкой, что, на наш взгляд, представляется не совсем обоснованным.

При разрешении другого дела в постановлении Северо-Кавказского округа от 29.08.2007 № Ф08-5379/2007 по делу № А32-2059/2007-17/10 установлено, что такие решения сделками не являются и полностью охватываются понятием – иные действия, из которых возникают гражданские права и обязанности (ст. 8 ГК РФ). Данный вывод является более правильным.

Таким образом, решения общего собрания АО сделками не являются. Думается, что определенным итогом дискуссии о природе решений общего собрания акционеров является дополнение ГК РФ главой 91 «Решения собраний». В настоящее время ГК РФ рассматривает решение общего собрания как особый вид юридических фактов, не тождественный сделкам.

Остается ответить на вопрос относительно классификации обжалуемых решений на оспоримые и ничтожные. Критерием деления является необходимость признания решения недействительным судом или отсутствие такой необходимости. Однако, по нашему мнению, более логичным было бы производить разграничение обжалуемых решений не на оспоримые и ничтожные, а на не имеющие юридической силы и оспоримые.

Мнения относительно того, что все недействительные решения общего собрания акционерного общества делятся на не имеющие юридической силы изначально и на утрачивающие юридическую силу с момента вступления в силу решения суда о признании таких решений недействительными имеются в научной литературе .

Такой вывод можно сделать исходя из толкования п. 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах”», где сказано, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражения по иску на решение общего собрания акционеров, при этом судом установлено, что данное решение принято с нарушением компетенции общего собрания (ч. 3 ст. 48 Закона об АО), в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения (части 2, 4 ст. 49 и 1-3 ст. 58 Закона об АО) либо по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (ч. 6 ст. 49 Закона об АО), суд должен, независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

М. Телюкина считает, что «Пленум ВАС РФ применил к решениям общего собрания акционеров концепцию недействительности сделок, причем к каким-то решениям – модель оспоримых сделок, к каким-то – модель ничтожных сделок» .

Стоит отметить, что решение общего собрания акционеров не может быть признано недействительным, даже если оно противоречит Закону об АО, при отсутствии условий, предусмотренных ч. 7 ст. 49 данного Закона. Оценка действительности принятых общим собранием акционерного общества решений дается судом.

Таким образом, можно говорить о не имеющих юридической силы и оспоримых решениях общего собрания акционеров. Поэтому если решение признано недействительным, то суды исходят из того, что недействительное решение не породило правовых последствий и недействительно с момента его принятия .

Что касается оспоримого решения общего собрания акционерного общества, то такое решение сохраняет юридическую силу (действительно) до вступления в законную силу решения суда о признании его недействительным. Аналогия с оспоримыми сделками очевидна, однако, в отличие от оспоримых сделок, которые недействительны с момента вступления в силу судебного решения, оcпоримые решения общего собрания акционерного общества недействительны с момента их принятия.

Список литературы

1. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав / под ред. Е.А. Суханова, В.С. Ема. — М., 2000.

2. Добровольский В.И. Проблемы корпоративного права в арбитражной практике. — М., 2006.

3. Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. — М., 2006.

4. Комментарий к Федеральному закону «Об ак-ционерных обществах» / под общ ред. М.Ю. Тихо-мирова. — М., 2002.

6. Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица / науч. ред. В.С. Ем. — М., 2005.

7. Лаптев В.В. Акционерное право. — М., 1999.

8. Ломакин Д.В. Очерки теории акционерного права и практики применения акционерного законодательства. — М., 2005.

9. Маковская А.А. Правовые последствия недействительности решений общего собрания акционеров и совета директоров акционерного общества // Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика. — М., 2006.

10. Мозолин В.П., Юденков А.П. Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах». —М., 2002.

11. Поваров Ю.С. Акционерное право России: учеб. для магистров. — М., 2011.

12. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 октября 2003 года № Ф04/5420-945/А75-2003. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

13. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29 августа 2007 года № Ф08-5379/2007 по делу № А32-2059/2007-17/10. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

14. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24 мая 2012 года по делу № А22-436/2011. Доступ из СПС «Консуль-тантПлюс».

15. Рубеко Г.Л. Правовой статус органов управления акционерных обществ. — М., 2007.

16. Рубеко Г.Л. Правовой статус органов управления акционерных обществ: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Ростов-н/Д., 2004.

17. Савиков А. О некоторых проблемах, связанных признанием решения общего собрания акционеров недействительным // Хозяйство и право. 2000. № 9.

18. Степанов Д.И. Ничтожность решений общих собраний акционеров // Корпоративный юрист. 2005. № 1.

Обжалование решений высшего органа управления хозяйственного общества является одной из самых распространенных категорий споров в сфере корпоративных отношений. В первую очередь это объясняется статусом общего собрания как высшего органа управления хозяйственного общества, а также правомочностью принимать решения по любым вопросам деятельности общества, в том числе отнесенным к компетенции исполнительного органа.

Правовые основания обжалования решений общего собрания

Вопросы обжалования решений общего собрания в основном регулируются Гражданским кодексом Украины от 16 января 2003 года (ГК), Законом Украины «Об акционерных обществах» от 17 сентября 2008 года (Закон об АО), письмом Верховного Суда Украины (ВСУ) «Практика рассмотрения судами корпоративных споров» (Письмо о практике рассмотрения корпоративных споров) от 1 августа 2007 года, постановлением Пленума ВСУ «О практике рассмотрения судами корпоративных споров» № 13 от 24 октября 2008 года (Рекомендации ВСУ), а также рекомендациями Высшего хозяйственного суда Украины «О практике применения законодательства при рассмотрении дел, возникающих из корпоративных отношений» от 28 декабря 2007 года (Рекомендации ВХСУ).

Право участников хозяйственных обществ на обжалование решений общего собрания в судебном порядке предусмотрено частью 5 статьи 98 ГК. Вместе с тем действующим законодательством Украины не установлен исчерпывающий перечень оснований, дающих участнику право обратиться в суд с иском об обжаловании решений общего собрания общества.

При обжаловании решений общего собрания следует руководствоваться общей нормой статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Украины от 18 марта 2004 года, предусматривающей право лица на обращение в суд с целью защиты своих нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав, свобод и интересов.

Законом об АО, вступившим в силу 29 апреля 2009 года, предусмотрена возможность обжалования решения общего собрания акционерного общества в случае, если такое решение или порядок его принятия нарушают требования Закона об АО, других актов законодательства, устава или положения общества об общем собрании.

В настоящее время документом, определяющим общий перечень оснований для обжалования решений общего собрания, является Письмо о практике рассмотрения корпоративных споров, предусматривающее следующие основания для обжалования и признания решений общего собрания недействительными:

— нарушение требований Закона и/или учредительных документов во время созыва и проведения общего собрания общества;

— лишение участника общества возможности принять участие в общем собрании;

— нарушение решением общего собрания прав и/или законных интересов участника общества.

Однако сложившаяся судебная практика в отношении признания решений общего собрания недействительными достаточно противоречива. Это объясняется прежде всего различными подходами судов к оценке оснований для признания таких решений недействительными, в частности, отнесения нарушения к категории существенного или несущественного.

ВСУ разъясняет, что не все перечисленные выше нарушения влекут за собой признание решения общего собрания недействительным в судебном порядке. Так, согласно положениям, изложенным в Письме о практике рассмотрения корпоративных споров, существенными нарушениями и соответственно бесспорными основаниями для признания решения общего собрания недействительным являются:

— принятие решения при отсутствии кворума для проведения собрания и принятия решений;

— принятие решений по вопросам, не включенным в повестку дня общего собрания;

— принятие решений об изменении уставного капитала общества при несоблюдении процедуры предоставления акционерам соответствующей информации.

Анализ судебной практики по корпоративным спорам позволяет сделать вывод о том, что к существенным нарушениям, влекущим за собой признание решений общего собрания недействительными, также можно отнести формирование/изменение повестки дня собрания без надлежащего информирования акционеров в установленный срок, непредоставление акционерам возможности ознакомиться с документами, связанными с повесткой дня собрания общества, нарушение процедуры регистрации акционеров и их представителей.

Предмет обжалования

Анализ разъяснений и обобщений судебной практики высших судебных инстанций позволяет сделать вывод о правильном применении судами действующего законодательства, регулирующего корпоративные отношения в части предмета обжалования.

Согласно разъяснениям ВСУ и ВХСУ, надлежащим предметом обжалования является не протокол как технический документ, фиксирующий решения высшего органа управления хозяйственного общества в письменном виде, а сами решения, принятые общим собранием общества и изложенные в нем. Также ненадлежащим предметом обжалования является само общее собрание, в силу того что оно является высшим органом управления, а не актом, нарушающим права и интересы участника (акционера).

Как свидетельствует судебная практика, суды в большинстве случаев руководствуются разъяснениями вышестоящих судебных инстанций и отказывают в удовлетворении исковых требований о признании общего собрания, протоколов недействительными по причине того, что указанный способ защиты не соответствует нарушенному праву, не имеет самостоятельного значения и правоустанавливающего характера.

Сроки обжалования решений общего собрания

Согласно части 1 статьи 50 Закона об АО, специальный срок исковой давности для обжалования решения общего собрания акционеров в судебном порядке составляет три месяца с даты его принятия. Очевидно, что такое сокращение срока исковой давности с трех лет до трех месяцев направлено в первую очередь на воспрепятствование недобросовестному вмешательству акционеров в вопросы управления акционерным обществом.

Стоит отметить, что Закон РФ «Об ак­цио­нерных обществах» от 26 декабря 1995 года (Закон РФ об АО) предусматривает шестимесячный срок на обжалование решения общего собрания с момента, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении.

С учетом требований части 3 статьи 45 Закона об АО, предусматривающей обязательное информирование акционеров об итогах голосования на общем собрании в течение 10 рабочих дней, логика законодателя касательно ограничения срока на обжалование решения общего собрания представляется понятной, поскольку в распоряжении акционера почти 2,5 месяца на его обжалование.

В случае ненадлежащего информирования акционера обществом о результатах голосования (например, нарушение срока информирования, порядка) указанный срок обжалования может быть продлен в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Украины, в случае наличия обоснованных причин пропуска акционером установленного срока на обжалование.

Следует отметить, что для обжалования решений общих собраний иных хозяйственных обществ (общества с ограниченной/дополнительной ответственностью и т.д.) ограничений общего срока исковой давности на законодательном уровне не установлено. То есть следует руководствоваться общими правилами, установленными касательно срока исковой давности.

Стороны спора о признании решений общего собрания недействительными

Согласно выводам, изложенным в информационном письме ВХСУ «О некоторых вопросах практики применения норм процессуального права при разрешении споров (по материалам дел, рассмотренных ВСУ)» № 01-8/471 от 6 августа 2008 года, решение общего собрания является решением самого общества, а не отдельных его участников (акционеров), следовательно, ответчиком в спорах о признании недействительным решения общего собрания является само общество.

Поскольку решение общего собрания общества является обязательным исключительно для участников общества, право на обжалование его решений принадлежит участникам общества, права которых были нарушены при созыве и/или проведении собрания, а также другим лицам, права и охраняемые законом интересы которых нарушаются такими решениями, в частности, государственным органам в рамках их компетенции.

Отсутствие кворума как основание

для признания решения общего собрания недействительным

Согласно статьям 41, 60 Закона Украины «О хозяйственных обществах», общее собрание является правомочным, если в нем принимают участие участники (акционеры), владеющие более 60 % голосов.

Согласно части 2 статьи 41 Закона об АО, общее собрание акционерного общества имеет кворум при условии регистрации для участия в нем акционеров, совокупно владеющих не менее 60 % голосующих акций.

На сегодня существенное количество споров касательно признания решения общего собрания недействительным возникает в случае специального порядка определения кворума общего собрания, в частности, при наличии у общества долей участия (акций), выкупленных обществом и не реализованных другим участникам, сотрудникам или третьим лицам на дату проведения собрания.

Согласно Закону об АО, выкупленные акционерным обществом акции, не учитываются при распределении прибыли, голосовании и определении кворума на общем собрании.

ВХСУ в своих постановлениях отмечает, что общество не является собственником выкупленных акций, вследствие чего лишено права на участие в общем собрании и голосование выкупленными акциями. В течение всего периода, пока акции выкуплены эмитентом, они не учитываются для целей определения кворума общего собрания и принятия решений. Вместе с тем выкупленные акционерным обществом акции не изменяют ни номинальной стоимости акций, ни количества акций, принадлежащих участникам (акционерам) общества.

Нарушение порядка информирования участника (акционера) о проведении общего собрания

До недавнего времени обжалование решений общего собрания миноритарным участником (акционером), не уведомленным надлежащим образом о проведении общего собрания, или принятия решений с нарушением установленного порядка было распространенной практикой признания решений общего собрания недействительными и активно использовалось недобросовестными участниками (акционерами).

Однако Рекомендации ВХСУ существенным образом изменили указанную практику, разъяснив, что нарушение установленных законодательством и учредительными документами общества сроков и порядка информирования участников (акционеров) о созыве общего собрания не всегда можно рассматривать как достаточное основание для признания недействительными решений общего собрания общества.

Так, отсутствие персонального информирования участника (акционера) может быть основанием для признания решения общего собрания недействительным лишь при условии, что результаты голосования по вопросам повестки дня общего собрания были бы другими, если бы указанный участник (акционер) принял участие в голосовании.

Судам первой и второй инстанций при рассмотрении дел о признании решений общих собраний недействительными по причине ненадлежащего информирования участника (акционера) о проведении собрания следует оценивать то, насколько указанные нарушения могли повлиять на принятие соответствующих решений общим собранием. Иными словами, применимым тестом в данном случае является практическая возможность такого участника (акционера), владеющего незначительной долей участия (пакетом акций), повлиять на принятое решение в случае присутствия на собрании.

Также не влечет за собой недействительность решения общего собрания несоблюдение процедуры информирования акционера о проведении общего собрания, если в судебном порядке будет установлен факт присутствия неуведомленного акционера на собрании, участия в голосовании по вопросам повестки дня и т.д.

Указанный подход к оценке нарушений, связанных с информированием участника (акционера) общества о проведении общего собрания, соответствует концепции, изложенной в Законе РФ об АО. Согласно последнему, судебные органы вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований настоящего Закона, иных правовых актов РФ, устава, если голосование акционера, обжалующего указанное решение, не могло повлиять на результаты голосования, нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру.

К сожалению, Закон об АО не содержит аналогичной нормы. На сегодня такой подход изложен исключительно в Письме о практике рассмотрения корпоративных споров и Рекомендациях ВХСУ.

Также на практике не всегда удовлетворяются иски участников (акционеров), владеющих незначительной долей участия (пакетом акций) в уставном капитале общества, по той причине, что суды не устанавливают факт нарушения прав и интересов такого участника (акционера). Указанная позиция представляется справедливой в первую очередь в силу различного материального учас­тия участников в формировании уставного капитала общества и их законного права оказывать решающее влияние на принятие отдельных решений общим собранием, например, при принятии решения о выплате дивидендов.

Меры пресечения в спорах о признании решений общего собрания недействительными

Исковые требования о признании решений общего собрания недействительными зачастую сопровождаются ходатайствами о применении мер пресечения в виде запрета должностным лицам общества совершать действия, направленные на осуществление хозяйственной деятельности, заключение договоров, выплату заработной платы членам правления общества, наложения ареста на имущество и денежные средства общества и др.

При удовлетворении указанных ходатайств существуют случаи, когда суды первой инстанции не принимают во внимание то, что исковое требование о признании решения общего собрания недействительным не является имущественным, соответственно его выполнение не зависит от применения мер пресечения имущественного характера.

Согласно выводам ВСУ, изложенным в Обобщениях судебной практики разрешения споров, связанных с применением Закона Украины «О хозяйственных обществах» в части регулирования деятельности акционерных обществ, запрет на проведение общих собраний является вмешательством в хозяйственную деятельность общества и фактически препятствует работе высшего органа акционерного общества.

Таким образом, суды часто игнорируют требования процессуальных кодексов, преду­сматривающие, что меры пресечения должны иметь место в тех случаях, когда исполнение решения суда может быть усложнено или невозможно без применения такой меры пресечения. В связи с указанным, существует практика ВХСУ по отмене определений судов первой и второй инстанций об обеспечении исковых требований, если такие определения нарушают права других участников общества и/или не связаны с предметом иска.

На сегодня отсутствие закрепленного на законодательном уровне четкого перечня оснований для признания решений общего собрания общества недействительными не способствует формированию единообразной судебной практики по указанным спорам.

Законодательное закрепление в Зако­не об АО, а также в проекте Закона Укра­ины «Об обществах с ограниченной ответственностью» четких правовых оснований для обжалования решений общего собрания способствовало бы выработке унифицированной судебной практики по корпоративным спорам в части признания решений общего собрания недействительными.

БАБИЧ Анна — адвокат АО «ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры», г. Киев,
ЗИЗДА Оксана — адвокат АО «ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры», г. Киев

Может ли акционер или участник общества обжаловать решения общего собрания или совета директоров, если на момент их принятия он участником не являлся. Прямого ответа закон не содержит.

Что касается судебной практики, то она до сих пор отвечает на указанный вопрос отрицательно. Причем такой подход в практике имеет место уже давно.

Так, в определении ВАС РФ от 01.08.2011 № ВАС-9726/11 по делу № А50-8182/2010, с иском об обжаловании решений общего собрания обратились одновременно и прежний участник (являвшийся участником общества на момент принятия решения общего собрания) и новый участник (имеющий такой статус на момент обращения в суд). Однако суд отказал в иске обоим, сославшись на отсутствие защищаемого интереса как у первого, так и у второго и указав, что первый утратил статус участника в связи с уступкой принадлежащей ему доли, а второй истец на момент принятия оспариваемых решений участником общества еще не являлся.

Отказывая в удовлетворении требований о признании оспариваемых решений общего собрания участников недействительными, суды руководствовались п. 1 ст. 43 Закона об ООО. Логика при этом следующая: в соответствии с названной нормой, решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения. Если оспаривающий решение участник не являлся таковым на момент принятия решения общего собрания, то он не может приобрести ни статуса «не принимавшего участия в голосовании», ни «голосовавшего против решения», а следовательно – не может считаться лицом, уполномоченным на предъявление соответствующих требований.

Для акционерных обществ нормативной базой аналогичного подхода является пункт 7 статьи 49 Закона об АО: «акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований настоящего Федерального закона, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, устава общества, в случае, если он не принимал участие в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и таким решением нарушены его права и (или) законные интересы…».

Приведенные выше примеры не исключение, а скорее правило. Те же выводы применительно к решению общего собрания о реорганизации общества имели место, например, в определении ВАС РФ от 05.07.2011 № ВАС-7855/11 по делу № А45-9168/2010.

В постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2012 № 17АП-1453/2012-ГК по делу № А50-18403/2011 суд признал для участника общества, не являвшегося таковым на момент принятия спорного решения, невозможным оспаривать и решение совета директоров, сославшись при этом на п. 3 ст. 43 Закона об ООО: для удовлетворения иска о признании недействительным решения совета директоров (наблюдательного совета) общества необходимо, чтобы истец на момент подачи соответствующего искового заявления был участником соответствующего общества, оспариваемое решение противоречило требованиям нормативных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушало права и законные интересы участника общества. Таким образом, лицо, обращающееся в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным соответствующего решения, должно представить доказательства того, что оно являлось участником общества как на момент проведения собрания совета директоров, решение которого оспаривается, так и на момент предъявления иска.

Есть и совсем недавние решения, подходы в которых вопиющим образом нарушают права и законные интересы акционеров/участников по тем же основаниям. Так, в одном из дел акционеру было отказано в праве оспорить решение о ликвидации общества по тому же мотиву, что истец не доказал, что на момент принятия спорного решения он являлся акционером общества, соответственно – права и законные интересы истца не нарушены (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 22.03.2017 № Ф06-19034/2017 по делу № А57-9102/2016).

В другом деле акционер не смог оспорить решение собрания об изменении устава общества, притом, что внесенные в устав и оспариваемые изменения, по мнению истца, противоречили закону. Суд отказал истцу в связи с тем, что на момент принятия решения о внесении изменений в устав истец не был акционером: «… поскольку согласно выписке из реестра владельцев именных ценных бумаг, К. является акционером с 5 сентября 2016 года, в связи с чем, заявитель не был акционером на момент принятия спорного решения, то у истца нет процессуальной заинтересованности в настоящем иске, так как нет нарушенного субъективного права и законного интереса истца» (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 07.02.2018 № Ф10-6051/2017 по делу № А83-6388/2016).

Такие подходы в судебной практике к возможности участника/акционера обжаловать решения органов управления общества, конечно, не способствуют защите интересов указанных лиц. Ведь независимо от того, что участник/акционер не являлся таковым на момент принятия решения органа управления, соответствующее решение может прямо и непосредственно отразиться на его правах и законных интересах после того, как он стал частью общества. Особенно ярко это можно увидеть применительно, например, к ситуации принятия решения об основных направлениях деятельности общества, которые существенно или негативно изменяют характер деятельности общества, об утверждении (принятии) документов, регулирующих внутреннюю деятельность общества (внутренних документов общества) или устава, которые противоречат, например, закону, принятие решение о реорганизации или ликвидации общества, когда для этого нет экономических или иных оснований и др.

Конечно, можно сказать, что, приобретая доли/акции соответствующее лицо знало (должно было знать) о соответствующих решениях. Однако покупая, например, дом, видя его недостатки и соглашаясь с ними, разве лишен новый собственник возможности затем их исправить?

Странно и необоснованно лишать участника/акционера права обжаловать решения органов управления в указанных выше и других подобных случаях. Тем более, что никакой логики в таком подходе нет. И указанные выше пункт 1 статьи 43 Закона об ООО и пункт 7 статьи 49 Закона об АО в построении такой логики не помогут. Понятно и обосновано, что участник/акционер, голосовавший ЗА принятое решение не может иметь права его оспаривать (принцип корпоративного эстоппеля в действии), также как соответствующий участник/акционер не может оспаривать решение, если последнее не нарушает его прав или охраняемых законом интересов. В принципе, именно это и скрывается за формулировкой законов о том, что решение может быть оспорено лишь по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения. Просто это зеркальное отражение указанного выше принципа корпоративного эстоппеля.

Разъяснениями судов высших судебных инстанций проблема с возможностью участника хозяйственного общества оспаривать решения или действия, имевшие место до того, как участник приобрел соответствующий статус, была решена применительно к правам участников/акционеров (а) оспаривать сделки общества, а также (b) требовать возмещения убытков, причиненных лицами, входящими в состав органов юридического лица. И то и другое возможно, в том числе, для того участника/акционера, который не являлся таковым на момент совершения (одобрения) сделки или на момент возникновения убытков (совершения действий, повлекших наступление убытков).

(а) Так, согласно подпункту 2 пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность», «участник хозяйственного общества и член совета директоров, оспаривающие сделку общества, действуют от имени общества…, в связи с чем: … не является основанием для отказа в удовлетворении иска об оспаривании сделок общества тот факт, что участник, предъявивший иск от имени общества, на момент совершения сделки не был участником общества».

(b) В соответствии с п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» арбитражным судам следует учитывать, что участник юридического лица, обратившийся с иском о возмещении директором убытков, действует в интересах юридического лица(п. 3 ст. 53 ГК РФ и ст. 225.8 Арбитражного процессуального кодекса РФ). В связи с этим не является основанием для отказа в удовлетворении иска тот факт, что лицо, обратившееся с иском, на момент совершения директором действий (бездействия), повлекших для юридического лица убытки, или на момент непосредственного возникновения убытков не было участником юридического лица.

Не трудно заметить, что в обоих случаях суд прямо объясняет сделанное исключение тем, что участник хозяйственного общества действует в описанных ситуациях от имени/в интересах общества. Тем самым признается и косвенный интерес самого участника в указанных исках.

Почему не распространить тот же подход на ситуации оспаривания решений органов управления в тех случаях, когда защищаемый участником хозяйственного общества интерес не ограничивается только его личным интересом, но и распространяется на интересы самого общества. Разве в интересах общества иметь устав, несоответствующий положениям закона, или осуществлять направления деятельности, которые не отвечают, например, текущим экономическим условиям? И разве не вправе участник/акционер подобные решения оспаривать не только в своих интересах, но и в интересах общества, вне зависимости от того, когда он приобрел статус участника хозяйственного общества?

В действительности, целесообразно взглянуть на эту проблему еще шире и дать право на иск любому участнику корпорации, если соответствующее решение нарушает его права и законные интересы. В этом же контексте было бы правильно скорректировать пункт 1 статьи 43 Закона об ООО и пункт 7 статьи 49 Закона об АО, сместив акценты и зафиксировав, что право на оспаривание решения не имеет тот участник, который голосовал за его принятие или уклонился от голосования.