Статья 12 ГК РФ

Новая редакция Ст. 12 ГК РФ

Защита гражданских прав осуществляется путем:

признания права;

восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

признания недействительным решения собрания;

признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

самозащиты права;

присуждения к исполнению обязанности в натуре;

возмещения убытков;

взыскания неустойки;

компенсации морального вреда;

прекращения или изменения правоотношения;

неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

иными способами, предусмотренными законом.

Комментарий к Ст. 12 ГК РФ

1. В комментируемой статье приведен незакрытый перечень основных способов защиты гражданских прав. В литературе отмечалось, что данные способы по общему правилу носят универсальный характер и применяются для защиты любого субъективного права (В.В. Витрянский). Иные, не указанные в рассматриваемой норме способы защиты носят специальный характер и применяются для защиты конкретных прав. К таким специальным способам относят, в частности, требование об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство субъекта, виндикационный и негаторный иски и т.д.

Судебная практика.

Выбор способа защиты нарушенного права принадлежит истцу, а не суду (Постановление ВС РФ от 02.12.1998).

2. Основные способы защиты гражданских прав в целях уяснения их характера и эффективности применения могут быть классифицированы. В качестве критерия классификации, в частности, могут быть избраны:

а) сфера применения;

б) методы осуществления;

в) вид управомоченного органа или лица;

г) результаты реализации того или иного способа защиты.

3. Большинство способов защиты, предусмотренных комментируемой статьей, рассматриваются более детально в отдельных нормах ГК. Так, недействительности сделок и применению последствий недействительности посвящен параграф 2 гл. 9, компенсации морального вреда — параграф 4 гл. 59, самозащите гражданских прав — ст. 14 и т.д.

Вместе с тем ряд способов защиты гражданских прав специально не регламентируется отдельными нормами, а, напротив, имеет всеобщий характер, пронизывает все гражданское законодательство. К таким способам относятся:

а) признание права;

б) восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

в) присуждение к исполнению обязанности в натуре;

г) прекращение или изменение правоотношения;

д) неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

Наука.

Способы защиты гражданских прав могут быть под известным углом зрения охарактеризованы в качестве необходимых элементов тех или иных гражданских правоотношений. По своему содержанию и значению они во многих случаях образуют гарантии гражданских прав — мер, обеспечивающих их полную и точную реализацию на практике; в целом же они могут быть охарактеризованы в качестве санкций — мер государственно-правового воздействия на нарушителя, основанных на законе.

Другой комментарий к Ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Приведенный в комментируемой статье перечень способов защиты гражданских прав не является исчерпывающим. Законом могут устанавливаться и иные способы, например опровержение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 152 ГК РФ), что, впрочем, можно рассматривать как разновидность восстановления положения, существовавшего до нарушения права. Принципиально важным является возможность защиты путем запрещения действий, не только уже нарушающих право, но и только создающих угрозу его нарушения.

2. Более подробно некоторые из перечисленных в ст. 12 ГК способов защиты гражданских прав раскрываются в ст. ст. 13 — 16 ГК. Комментируемая статья не исключает одновременного применения нескольких способов защиты.

3. Хотя в ст. 12 ГК отсутствует такой способ защиты, как признание ничтожной сделки недействительной, в п. 32 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 указано, что исковые требования о признании ничтожной сделки недействительной подлежат разрешению судом в общем порядке, поскольку ГК не исключает возможность предъявления таких исков. Кроме того, если предъявляется иск о признании сделки недействительной или применении последствий ее недействительности, возможно предъявление встречного иска о признании данной сделки действительной.

Полный текст ст. 1209 ГК РФ с комментариями. Новая действующая редакция с дополнениями на 2020 год. Консультации юристов по статье 1209 ГК РФ.

1. Форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.При наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 1212 настоящего Кодекса, к форме договора с участием потребителя по его выбору применяется право страны места жительства потребителя.

2. Если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, форма таких договора или сделки подчиняется праву этой страны.

3. Если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в Российской Федерации, форма такой сделки подчиняется российскому праву.

4. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву. (Статья в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ.

Комментарий к статье 1209 ГК РФ

Статья о праве, применимом к форме сделки, включена в Модель ГК для стран СНГ, содержится в Киевском соглашении 1992 г., в Минской конвенции 1993 г., в некоторых двусторонних договорах Российской Федерации о правовой помощи.

2. Коллизионные нормы о праве, применимом к форме сделок (или о формальной действительности сделок), содержатся в законодательстве о международном частном праве Швейцарии, Румынии, Йемена и других стран. Они включены в Римскую конвенцию стран — членов ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г., в Межамериканскую конвенцию о праве, применимом к международным контрактам 1994 г., в текст Гаагской конвенции о праве, применимом к международной купле-продаже товаров 1986 г., которая пока не вступила в силу.

3. Определение права, применимого к форме сделки, в законодательстве СССР и России, действовавшем до принятия ГК, содержалось в общей двусторонней коллизионной норме и двух специальных односторонних изъятиях из общего правила: о праве, применимом к форме внешнеторговых (в ГК 1964 г.), внешнеэкономических (в ОГЗ 1991 г.) сделок, совершаемых с участием советских организаций, и о выборе права к форме сделок в отношении недвижимого имущества, находящегося в СССР. Данная схема регулирования, включающая основную общую норму и специальные нормы — изъятия, сохранена и в ст. 1209.

4. Общая двусторонняя коллизионная норма, содержащаяся в п. 1 ст. 1209, практически повторяет нормы ранее действовавших ГК 1964 г. и ОГЗ 1991 г., предусматривая, что форма сделки подчиняется праву места ее совершения и таким образом следует коллизионному принципу: форма сделки определяется по закону места ее совершения (locus regit actum). Некоторое отличие имеется лишь по сравнению со ст. 565 ГК 1964 г., которая определяла закон, применяемый к форме сделки, совершаемой за границей; вместе с тем объем коллизионной нормы ст. 165 ОГЗ 1991 г. был значительно шире, поскольку определял применимое к форме сделки право без каких-либо ограничений, связанных с местом ее совершения. С учетом расположения этого правила в разделе 7 ОГЗ 1991 г., оно традиционно толковалось как определяющее право, применимое к форме сделки с международным элементом, что вполне очевидно включает и сделки, совершенные за границей. Общая коллизионная норма, содержащаяся в п. 1 ст. 1209, полностью повторяет текст общей коллизионной нормы ст. 165 ОГЗ 1991 г. и также должна толковаться в качестве коллизионной нормы, определяющей право, применимое к форме сделки, осложненной иностранным элементом, как это определено в п. 1 ст. 1186 (см. комментарий к этой статье).

Понятие места совершения сделки, использованное в формуле прикрепления коллизионной нормы, согласно п. 1 ст. 1187 (см. комментарий к этой статье) толкуется в соответствии с российским правом, а именно в соответствии со ст. 444 ГК, предусматривающей, что, если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту.

5. Наряду с основной коллизионной нормой, подчиняющей форму сделки праву места ее совершения, п. 1 ст. 1209, как и ранее ст. 165 ОГЗ 1991 г. и ст. 565 ГК 1964 г., предусматривает альтернативную коллизионную привязку субсидиарного характера, устанавливая, что сделка, заключенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие нарушения формы, если соблюдены требования российского (в ранее действующих актах — советского) права. Таким образом, для сделок, совершенных за границей, положения российского права, предусматривающие требования к форме, становятся субсидиарным статутом, на основе которого сделка может быть признана действительной, даже если при ее заключении не соблюдены требования к форме права места ее совершения.

Наличие в этой области более чем одного, а нередко и нескольких вариантов применимого права (альтернативных коллизионных привязок) характерно и для законодательства зарубежных стран. При этом основной формулой прикрепления может быть не только место совершения сделки, но и право, применимое к договору (lex causae) (например, в законодательстве Румынии), либо их альтернативное применение (например, законодательство Швейцарии, см. также п. 1 ст. 9 Римской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г.). При этом коллизионное регулирование может дифференцироваться и в зависимости от того, находятся ли заключающие договор в одной стране; однако и при этом предусматриваются альтернативные варианты применимого права для определения формальной действительности сделки.

6. Абзац 2 п. 1 ст. 1209 предусматривает, что нормы о праве, применимом к форме сделки, распространяются и на форму доверенности. Это положение в значительной степени воспроизводит п. 3 ст. 165 ОГЗ 1991 г., где впервые появилась норма о праве, применимом к форме и сроку действия доверенности. Новая коллизионная норма распространяется, однако, только на форму доверенности, без упоминания срока, на который она выдана. Подчинение срока действия доверенности праву страны, где была выдана доверенность, предусмотрено в ст. 1217 (см. комментарий к этой статье).

7. Пункт 2 ст. 1209 содержит специальную коллизионную норму — норму-изъятие из общего правила, предусмотренную для внешнеэкономических сделок, в которых участвуют российские хозяйствующие субъекты.

Существование такой нормы имеет долгую предысторию в отечественном праве. Впервые она была включена в ОГЗ 1961 г. (ст. 125) и соответственно в ГК 1964 г. (ст. 565).

Устанавливалось, что форма внешнеторговых сделок, совершаемых советскими организациями, и порядок их подписания независимо от места совершения этих сделок определяются законодательством Союза ССР.

Внимание к регулированию вопроса о праве, применимом к форме внешнеторговой сделки, обусловлено теми строгими требованиями, которые в годы государственной монополии внешней торговли предъявлялись к формальной действительности таких сделок. Эти требования заключались в обязательной письменной форме сделки и специально установленном порядке ее подписания, что было предусмотрено Постановлением Совмина СССР от 14 февраля 1978 г. N 122 «О порядке подписания внешнеторговых сделок» (Свод законов СССР. Т. 9. С. 92).

Императивная коллизионная норма, предусматривавшая в данном случае выбор советского права, обеспечивала применение нормы ГК о недействительности внешнеторговых сделок, заключенных с нарушением формы и порядка подписания (ст. 14 ОГЗ 1961 г., ст. 45 ГК 1964 г.). В комплексе эти нормы гарантировали строгое соблюдение установленных в упомянутом Постановлении 1978 г. правил. В практике ВТАК (как назывался в тот период МКАС) есть немало примеров, когда сделки и дополнения к сделкам признавались недействительными именно на этом основании. (См. об этом: Зыкин И.С. Внешнеторговые операции: право и практика. М., 1994. С. 78, 79.)
Норма-изъятие, содержавшаяся в ст. 165 ОГЗ 1991 г. (второй вариант такой нормы), отражала изменения периода проведения рыночных реформ, либерализации регулирования внешней торговли. Главное изменение специальной коллизионной нормы заключалось в том, что ее объем включал только форму сделки, но не упоминал порядок ее подписания. То, что внесенные коррективы были реализованы не введением новых правил, а исключением слов «порядок подписания» в объеме коллизионной нормы, на первом этапе вызвало различные подходы к толкованию данного текста нормы-изъятия. Вместе с тем действия законодателя отражали ясно выраженную тенденцию либерализовать регулирование внешней торговли, а выбранное им средство вполне очевидно являлось квалифицированным умолчанием, которое используется в законодательной практике. Второе изменение объема коллизионной нормы касалось субъектного состава внешнеэкономических сделок, в круг которых в ОГЗ 1991 г. включили советских юридических лиц и граждан, что отражало процесс демонополизации внешней торговли, предоставление права выхода на внешний рынок всем хозяйствующим субъектам.

Исключению «порядка подписания» внешнеэкономических сделок в объеме коллизионной нормы ст. 165 ОГЗ 1991 г. сопутствовало исключение слов «порядка подписания» из п. 2 ст. 30 этих Основ (о недействительности внешнеэкономических сделок). Внесенные в ОГЗ 1991 г. новеллы привели к созданию двух режимов формальной действительности внешнеторговых сделок, применение которых зависело от даты их подписания: сделки, подписанные до вступления в силу ОГЗ 1991 г., для признания действительными должны были быть совершены с соблюдением формы и порядка подписания, а сделки, совершенные после этого, признавались действительными при условии их совершения в письменной форме независимо от порядка подписания. Этот подход нашел отражение в практике МКАС.

С введением части первой ГК был создан единый режим для определения формальной действительности всех сделок независимо от даты их подписания, поскольку Вводным законом от 21 октября 1994 г. N 52-ФЗ (СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3302) к этой части ГК было установлено, что нормы Кодекса об основаниях и последствиях недействительности (ст. 162, 165 — 180) применяются к сделкам независимо от времени их совершения. Таким образом, на действительность сделки независимо от даты подписания не влияло нарушение порядка подписания, установленного указанным Постановлением Совмина СССР 1978 г.

8. В п. 2 ст. 1209 также включена коллизионная норма-изъятие из общего правила для формы внешнеэкономических сделок (третий вариант). Сохранение такой коллизионной нормы-изъятия обусловлено сохранением требования обязательной письменной формы внешнеэкономических сделок, положением ГК о том, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность (п. 3 ст. 162).

В современной практике МКАС можно найти немало примеров применения к определению формальной действительности внешнеэкономических сделок (их изменений и дополнений) требования российского права об обязательной письменной форме. Так, в деле N 150/1996 от 17 февраля 1997 г. по иску российской организации к японской фирме МКАС, основываясь на п. 3 ст. 162 ГК, исходил из того, что любая договоренность между сторонами должна быть оформлена в простой письменной форме. Устная договоренность, если даже наличие таковой было надлежащим образом доказано заинтересованной стороной, признавалась бы недействительной в силу п. 3 ст. 162 ГК .

В решении по делу N 385/1998 от 18 октября 1999 г. по спору между российской и индийской фирмами МКАС, ссылаясь на п. 3 ст. 162 ГК, исходил из того, что внешнеторговые сделки с участием российских фирм должны совершаться и изменяться в письменной форме, поэтому действия одного из участников сделки сами по себе не могут изменить условия, выраженные сторонами в письменной форме .

9. Пункт 2 ст. 1209 содержит (по сравнению с п. 1 ст. 165 ОГЗ 1991 г.) лишь некоторые уточняющие дополнения, которые касаются российских субъектов внешнеэкономических сделок. Объем этой коллизионной нормы включает форму внешнеэкономических сделок, хотя бы одной из сторон которых выступает российское юридическое лицо или осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в соответствии со ст. 1195 ГК является российское право. Как видно, эта коллизионная норма предусматривает право, применимое к форме не только двусторонних, но и многосторонних сделок, в которых хотя бы одна из сторон — российский участник.

Важным дополнением является разъяснение о том, сделки каких физических лиц включены в объем этой нормы. Согласно п. 2 таковым является указание на осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в соответствии со ст. 1195 ГК является российское право. Это означает, что в данный круг включены не только граждане Российской Федерации, в том числе и имеющие двойное гражданство, но и имеющие место жительства в России иностранные граждане (включая тех, у кого несколько гражданств), лица без гражданства, имеющие место жительства в Российской Федерации, а также беженцы, которым Российская Федерация предоставила убежище (см. комментарий к ст. 1195).

Разъяснение того, что следует понимать под российскими юридическими лицами, п. 2 ст. 1209 не содержит. Пункт 1 ст. 1202 ГК, предусматривающий, что личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо, устанавливает критерий определения личного закона, который, как известно, может не совпадать с государственной принадлежностью юридического лица. Поскольку п. 2 ст. 1209 говорит о российских юридических лицах — участниках внешнеэкономических сделок, представляется возможным обратиться к специальному правилу — определению российских участников внешнеторговой деятельности — юридических лиц, которое было дано Федеральным законом от 13 октября 1995 г. N 157-ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» — СЗ РФ, 1995, N 42, ст. 3923, а позднее включено в Федеральный закон от 18 июля 1999 г. N 183-ФЗ «Об экспортном контроле» — СЗ РФ, 1999, N 30, ст. 3774 как определение российских участников внешнеэкономической деятельности (ст. 1). Согласно этим Законам под российскими участниками внешнеэкономической (внешнеторговой) деятельности (российскими лицами) понимаются юридические лица, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеющие постоянное местонахождение на ее территории.

10. В отношении коллизионных норм-изъятий, предусматривающих применение советского (ныне российского) права при определении формальной действительности внешнеэкономических сделок с участием ранее советских, а теперь российских субъектов внешнеторговой деятельности, всегда возникала необходимость правового обоснования их действия за пределами страны. Согласно аргументации, которая разрабатывалась многие годы известными советскими юристами для обеспечения экстерриториального применения требований отечественного права, форму и особый порядок подписания сделок (которые были тесно связаны, т.к. они в комплексе определяли действительность сделки) предлагалось рассматривать как вопросы, относящиеся к личному статусу советских внешнеторговых объединений, которые могут определяться лишь по советскому закону. (См.: Лунц Л.А. Внешнеторговая купля-продажа. М., 1972. С. 99, 100.)
В настоящее время коллизионная норма о применении российского права к форме внешнеэкономических сделок с участием российских субъектов независимо от места совершения сделки стала рассматриваться многими авторами как императивная норма, применение которой может быть обосновано положениями ст. 1192 (см. комментарий к этой статье).

11. Коллизионные нормы, включенные в п. 3 комментируемой статьи, являются изъятием из общей нормы о праве, применимом к форме сделки, и касаются недвижимого имущества — общая двусторонняя норма и специальная односторонняя.

Ранее действовавшее законодательство не содержало двусторонней коллизионной нормы общего характера о праве, применимом к форме сделок в отношении недвижимого имущества, ограничиваясь односторонней коллизионной нормой о подчинении формы сделки в отношении недвижимости на территории СССР советскому праву. В объем таких норм включалась форма сделок в отношении тех видов недвижимости, которые могли быть объектами гражданско-правового оборота в тот период. Так, в объем коллизионной нормы, содержавшейся в ст. 565 ГК 1964 г., включалась форма сделок по поводу строений, находящихся в РСФСР. Объем коллизионной нормы ст. 165 ОГЗ 1991 г. был значительно шире, включая форму сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося в СССР.

Двусторонняя коллизионная норма, устанавливающая, что форма сделок в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, является новой для российского законодательства. Вместе с тем формула прикрепления этой коллизионной нормы соответствует привязке, использовавшейся в односторонней коллизионной норме ОГЗ 1991 г. (ст. 165). Таким образом, можно говорить о трансформации односторонней коллизионной нормы в двустороннюю. Формула прикрепления нормы п. 3 ст. 1209 широко используется в аналогичных нормах зарубежного законодательства. Традиционное использование ее при решении коллизионных вопросов формы сделок с недвижимостью обусловлено наличием особых требований к форме сделок с недвижимостью, обычно устанавливаемых государством. Например, в России, согласно п. 1 ст. 164 ГК, сделки с недвижимостью подлежат обязательной регистрации. Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предусмотрен перечень таких сделок.

12. Наряду с новой общей двусторонней нормой п. 3 содержит специальную одностороннюю коллизионную норму, которая касается формы сделки в отношении недвижимого имущества, внесенного в государственный реестр Российской Федерации, т.е. вещей, которые по своим свойствам являются движимыми (воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты), но признаются недвижимыми законом и подлежат внесению в государственный реестр Российской Федерации (ст. 130 ГК). Например, порядок регистрации воздушных судов определен в России ст. 33 Воздушного кодекса, морских судов — ст. 33 КТМ, судов внутреннего водного плавания — ст. 19 КВВТ. Решающим является то, что данные виды недвижимости не могут характеризоваться как прочно связанные с землей и их перемещение не только возможно, но составляет цель их использования. Поэтому для определения права, подлежащего применению к форме сделок в отношении такого имущества, не может применяться формула прикрепления двусторонней коллизионной нормы, отсылающая к месту нахождения недвижимости.

Консультации и комментарии юристов по ст 1209 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 1209 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Обеспечение восстановления нарушенных прав — это положение, один из способов восстановления нарушенных прав.

Гражданский Кодекс включил восстановление положения, существовавшего до нарушения права в число способов защиты гражданских прав. Эта мера защиты является наиболее типичной для данной отрасли законодательства.

Используемые при этом конкретные формы восстановления зависят от характера нарушения. В частности, восстановление нарушенного права на честь, достоинство, а также деловую репутацию осуществляется путем возложения судом на нарушителя обязанности опровергнуть распространяемые им ложные сведения о потерпевшем — гражданине или юридическом лице.

При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации), но и в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации Пленум Верховного Суда РФ Постановление от 24.02.2005 г. № 3. О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц.

Другой пример — по требованию собственника суд выносит решение о возвращении ему вещи, находившейся в чужом незаконном владении.

Обеспечение восстановления нарушенных прав как принцип можно охарактеризовать так: это восстановление положения, существовавшего до нарушения права путем использования одного из способов защиты гражданских прав.

Заключение

Можно сделать общий вывод, рассмотрев и суммировав все основные характеристики принципов гражданского права.

Итак, принципы гражданского права получили в общей форме выражение в ст. 1 ГК РФ. Их всего семь под названием «основные начала гражданского законодательства».

Проявлением первого принципа равенства участников гражданских правоотношений является то, что на них распространяется одно и то же право, одни и те же правила, одни и те же нормы.

Принцип неприкосновенности собственности, как частной, так публичной, означает обеспечение собственника возможности использовать принадлежащее им имущество в своих интересах.

Свобода договора выражает идею диспозитивности нормативно-правового регулирования.

Принцип невмешательства в частные дела характеризуют гражданское право как частное право, и закрепляет равенство, автономию воли и имущественную самостоятельность участников гражданско-правовых отношений.

Принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав характеризует свободу имущественного оборота.

Обеспечение восстановления нарушенных прав как принцип можно охарактеризовать так: это восстановление положения, существовавшего до нарушения права путем использования одного из способов защиты гражданских прав.

А принцип судебной защиты позволяет субъектам гражданского права эффективно охранять любые свои права и законные интересы.

Будучи четко сформулированными (ст. 1 ГК), принципы гражданского права дают возможность в правоприменительной практике решать дела по аналогии права. При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

В итоге, можно выделить три аспекта, присущие принципам гражданского права:

— их общеобязательный характер;

— это основа современной рыночной экономики;

— на них строится система гражданского права.

Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации. — Ростов н/Д: Феникс, 2008.-62 с.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации: В четырех частях. — 9-е изд.- М.: Ось-89, 2008.-560 с.

3. ФЗ РФ № 24-ФЗ от 20.02.2005 г. «Об информации, информатизации и защите информации».

4. Пленум Верховного Суда РФ Постановление от 24.02.2005 г. № 3. О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц.

5. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ первой части (постатейный) под ред. С.П. Гришаева, А.М. Эрделевского.

6. Е.А. Суханов. Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть: учебник для студентов. — М.: Волтерс Клувер, 2006.- 720 с.

7. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. Гражданское право. Часть 1. — 378 с.

8. Гражданское право: Учебник. Том II (под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова). — «Контракт»: «ИНФРА-М», 2007 г. — 261 с.

9. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстой. Гражданское право. Том 1. Учебник.- М.: «ПБОЮЛ Л.Ф. Рожников», 2001. — 632 с.

10. Козлова М.Г. Гражданское право России: Краткий курс. — М.: Изд-во Эксмо, 2006. — 336 с.

11. А.Г. Калпин, А.И. Масляев. Гражданское право. Часть первая: Учебник — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристь, 2003. — 536 с.

1 Е.А. Суханов. Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть: учебник для студентов. — М.: Волтерс Клувер, 2006.- С. 50.

2 Козлова М.Г. Гражданское право России: Краткий курс. — М.: Изд-во Эксмо, 2006. С. 7.

4 Е.А. Суханов. Гражданско право. В 4 т. Т. 1: Общая часть: учеб. для студентов. — М.: Волтерс Клувер, 2006.- С. 52.

5 (п. 1 ст. 422 ГК) Комментарий к Гражданскому кодексу РФ первой части (постатейны) под ред. С.П. Гришаева, А.М. Эрделевского. С. 376.

6 Гражданское право: Учебник. Том II (под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова). — «Контракт»: «ИНФРА-М», 2007 г.

7 А.П. Сергеева, Ю.К. Толстой. Гражданское право. Том 1. Учебник.- М.: «ПБОЮЛ Л.Ф. Рожников», 2001. — С 26.

8 ст. 11. ФЗ РФ № 24-ФЗ от 20.02.2005 г. «Об информации, информатизации и защите информации».

9 Гражданское право: Учебник. Том II (под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова). — «Контракт»: «ИНФРА-М», 2007 г.

10 В.П. Мозолин, А.И. Масляев. Гражданское право. Часть 1. С. 12.

Защита гражданских прав осуществляется путем:

признания права;

восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

признания недействительным решения собрания;

признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

самозащиты права;

присуждения к исполнению обязанности в натуре;

возмещения убытков;

взыскания неустойки;

компенсации морального вреда;

прекращения или изменения правоотношения;

неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

иными способами, предусмотренными законом.

1. Как правило, в нормах гражданского законодательства, посвященных конкретному типу правоотношений, предусматриваются способы защиты прав участников правоотношения. Так, например, в силу ст. 475 ГК РФ покупатель, которому передан товар ненадлежащего качества, вправе по своему выбору потребовать от продавца соразмерного уменьшения покупной цены, безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок, возмещения своих расходов на устранение недостатков товара. В соответствии со ст. 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации может осуществляться, например, таким способом, как публикация решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя.

Между тем законодательно предусмотреть способы защиты субъективных гражданских прав применительно ко всем видам гражданских правоотношений невозможно и вряд ли необходимо. Глава 2 «Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав» ГК РФ содержит ст. 12, в которой перечислены основные способы защиты субъективных гражданских прав: признание права, признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, присуждение к исполнению обязанности в натуре, возмещение убытков, взыскание неустойки и др. Поэтому участники гражданских правоотношений вправе защищать свои права, опираясь на указанную статью. Так, например, в положениях ст. 234 ГК РФ для лица, чье давностное владение чужой вещью превысило сроки, установленные этой статьей, не предусмотрена возможность потребовать признания его собственником. Однако, как отмечается в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 и Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из ст. ст. 11 и 12 ГК РФ, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности. При этом ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности является прежний собственник имущества.

2. В то же время большинство отдельных способов защиты гражданских прав, подлежащих применению в тех или иных правоотношениях, представляют собой частные случаи способов, предусмотренных комментируемой статьей 12 ГК РФ. Так, например, требование участника отношений долевой собственности о переводе на него прав и обязанностей покупателя в случае нарушения преимущественного права покупки (п. 3 ст. 250 ГК) выступает в качестве такого способа защиты гражданских прав, как изменение правоотношения (правоотношения общей долевой собственности).

В случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность, в хозяйственное ведение, в оперативное управление или в возмездное пользование кредитору последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору на предусмотренных обязательством условиях (ст. 398 ГК). Требование о передаче вещи представляет собой требование о присуждении к исполнению обязанности в натуре.

В силу ст. 1065 ГК РФ опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием для иска о запрещении деятельности, создающей такую опасность. Если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика помимо возмещения вреда приостановить или прекратить соответствующую деятельность. Этот способ защиты гражданских прав — предупреждение причинения вреда — не упомянут в ст. 12 ГК РФ, однако по природе своей он является требованием о пресечении действий, создающих угрозу нарушения права.

В соответствии со ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений. По существу, опровержение служит попыткой восстановления положения, существовавшего до нарушения права.

Иногда специальные нормы гражданского законодательства, посвященные защите отдельных субъективных прав, прямо указывают способы защиты, перечисленные в ст. 12 ГК РФ. Так, в соответствии со ст. ст. 1251 и 1252 ГК РФ интеллектуальные права могут защищаться путем признания права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, компенсации морального вреда, возмещения убытков.

3. В допускаемых законом случаях меры защиты гражданских прав могут быть конкретизированы договором. Например, поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, если иное не предусмотрено договором поручительства (статья 363 ГК РФ). Таким образом, размер применяемой к поручителю меры может быть изменен соглашением сторон.

4. В числе способов, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, принято выделять меры гражданско-правовой ответственности, к которым относятся возмещение убытков, взыскание неустойки и компенсация морального вреда . К мерам ответственности могут быть отнесены и иные санкции, например изъятие из оборота и уничтожение без компенсации материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, оборудования и материалов, из которых такие носители изготавливались (ст. 1252 ГК), а также требование об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате (статья 395 ГК России) .

О природе этой меры см.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 8 октября 1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».

Меры гражданско-правовой ответственности возлагаются на лицо, нарушившее право, с целью восстановить имущественное положение потерпевшего или компенсировать причиненный ему моральный вред, а потому имеют неблагоприятные последствия для правонарушителя .

———————————
Об имущественном характере неблагоприятного воздействия на лицо, допустившее нарушение гражданских прав или обязанностей, писал, например, В.П. Грибанов: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав (серия «Классика российской цивилистики»). М.: Статут, 2000. С. 310 — 312.

Иные предусмотренные комментируемой статьей 12 ГК меры гражданско-правового воздействия принято называть мерами защиты гражданских прав в узком смысле.

5. Положения комментируемой статьи имеют важное значение для реализации субъективных гражданских прав, поскольку в них содержится неисчерпывающий перечень способов защиты гражданских прав, допускающий возможность использования иного, не указанного в ст. 12 ГК РФ способа защиты нарушенного права в случае, если такой способ прямо предусмотрен федеральным законом. Поэтому к способам защиты гражданских прав следует отнести также целый ряд мер гражданско-правового воздействия, например требование о государственной регистрации перехода права собственности, заявляемое в соответствии с п. 3 ст. 551 ГК РФ, в случае, когда другая сторона договора продажи недвижимости уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость. Особым способом защиты гражданских прав можно считать также требование, предъявляемое к нарушителю исключительного права о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя (ст. 1252 ГК).

Новым для гражданского права является такой способ защиты, как требование о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ. Возможность предъявления этого требования предусмотрена Федеральным законом от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон о компенсации), введенным в действие с 4 мая 2010 г. Эта мера подлежит применению к публично-правовому образованию, допустившему указанное нарушение, имеет имущественный характер, а последствия ее применения явно неблагоприятны для правонарушителя. Однако взыскиваемая сумма «компенсации» не может быть расценена как убытки, возмещаемые потерпевшему при причинении вреда актами власти, поскольку п. 4 ст. 1 названного Федерального закона эти способы защиты «разводит».

———————————
Российская газета. 04.05.2010. N 94.

6. Правообладатель, исходя из своих интересов, вправе избирать любой способ защиты, разумеется отвечающий существу нарушенного права и характеру правонарушения. Кроме того, он вправе сочетать разные способы защиты. В упомянутом выше случае предъявления требования о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество по договору продажи недвижимости сторона договора, заявляющая такое требование, вправе также требовать взыскания со стороны, необоснованно уклоняющейся от государственной регистрации перехода права собственности, убытков, вызванных задержкой регистрации .

———————————
В таких случаях, как пишет В.С. Ем, происходит «субсидиарное применение наряду с главной мерой защиты дополнительной меры защиты» (см.: Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. С. 423).