Уголовное судопроизводство в дореволюционной России регулировал устав

И.Р. Вальшина*

История развития упрощенного производства в отечественном уголовном процессе**

Аннотация. Развитие и совершенствование современного уголовно-процессуального права в России осуществляется под влиянием общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров РФ. Рекомендации Комитета министров Совета Европы «Об упрощении уголовного судопроизводства» № R (87) 18 от 17.09.1987 г., «Посредничество в уголовных делах» № R (99) 19 от 15.09.1999 г., Основные принципы применения программ реституционного правосудия в вопросах уголовного правосудия, утвержденные Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 2002/12 от 24.07.2002 г. исходят из необходимости реформирования системы судопроизводства в сторону его ускорения и упрощения. Результатом такого влияния для российского уголовного упрощенного судопроизводства стал институт — досудебное соглашение о сотрудничестве. Однако в литературе высказывается мнение, что упрощенное производство — досудебное соглашение о сотрудничестве — является «слепым» заимствованием американской «сделки с правосудием», чуждой отечественному уголовному процессу. Поэтому статья посвящена теме развития упрощенного производства в отечественном уголовном процессе. В рамках проведенного исследования автором выделяется и анализируется три блока такого развития: дореволюционный период (с 1864 г. до 1917 г.), советский период (с 1917 г. по 1991 г.); современный период (с 1991 г. по настоящее время). На основе анализа дореволюционного, советского и современного уголовно-процессуального законодательства делается вывод, что введение новых форм упрощенного производства, в том числе досудебного соглашения о сотрудничестве, осуществляется не только под влиянием общепризнанных принципов и норм международного права, но и отечественного исторического опыта.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, развитие, история, досудебное соглашение, упрощенное производство, сделка, соглашение о сотрудничестве.

В современный век глобальной интеграции происходит постоянное заимствование государствами исторически зарекомендовавших себя эффективными уголовно-процессуальных институтов. Следует согласиться по этому поводу с мнением Н.Г. Стойко, что «все государства, включенные в процесс интеграции, независимо от их желания, вынуждены сотрудничать друг с другом, даже если они не подготовлены к согласованию своих законодательств»1. Однако любое заимствование, направленное на кардинальное изменение внутреннего уголовно-процессуального законодательства, должно быть адаптировано к национальному законодательству и к системе органов, которые его применяют.

В литературе высказывается мнение, что упрощенное производство — досудебное соглашение о сотрудничестве — является «слепым» заимствованием американской «сделки с правосудием», чуждой отечественному уголовному процессу2. Но настолько ли чужд нашей системе этот институт? Дело в том, что на практике сделки, подобные досудебному соглашению о сотрудничестве, заключались и ранее, но негласно3. Поэтому указанное упрощенное производство не является по большому счету новеллой для отечественного уголовного судопроизводства, а дифференциация процессуальных форм имеет свою историю становления и развития. Выделим и проанализируем далее три блока такого развития: дореволюцион-

1 Стойко Н.Г. Уголовный процесс западных государств и России: сравнительное теоретико-правовое исследование англо-американской и романо-германской правовых систем. СПб.: Изд-во юрид ф-та СПбГУ, 2006. С. 7.

2 См. напр.: Петрунин И. Сделки о признании вины чужды российскому менталитету // Российская юстиция. 2001. № 5. С. 35.

3 См.: Баев М.О., Баев О.Я. Досудебное соглашение о сотрудничестве: среди мифов и рифов // СПС «Консультант Плюс».

© Вальшина И.Р., 2015

* Вальшина Ирина Равилевна — юрисконсульт, муниципальное унитарное предприятие водопроводно-канализационного хозяйства муниципального образования г. Краснодар «Водоканал».

350062, Россия, г. Краснодар, ул. Каляева, д. 259/1.

** Материалы международной научно-практической конференции «Уголовное судопроизводство: история и современность», посвященной 150-летию Устава уголовного судопроизводства Российской империи.

ный период (с 1864 до 1917 гг.); советский период (с 1917 по 1991 гг.); современный период (с 1991 г. по настоящее время).

В дореволюционный период порядок производства по уголовным делам регулировался Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. (далее — УУС), в котором указывалось на необходимость сокращения судебных инстанций. Например, ст. 266 УУС предусматривала, что судебный следователь должен своевременно принимать меры по сбору доказательств, а предварительное следствие производить с «всевозможной скоростью». Относительно быстроты судебного производства каждому председателю суда предписывалось принимать меры к ускоренному рассмотрению дела.

Д.В. Глухов4 отмечает сходство между порядком, который установлен УСС, применявшимся в окружных судах, и существующим в УПК РФ особым порядком судебного разбирательства. Так, в случае если подсудимый признавал свою вину и его признание не вызывало никакого сомнения у суда, дальнейшее исследование доказательств не производилось, и суд переходил к заключительным прениям (ст. 681 УУС)5. Нормы ст. 682 УУС предусматривали дополнительные условия, исключающие возможность применения такого порядка — возражения судьи, присяжных, прокурора или участвующих в деле лиц.

Т.В. Трубникова к упрощенным производствам Российской империи относит производство у мирового судьи, осуществляемое по делам об уголовно наказуемых деяниях. Основной особенностью данного производства был перенос центра тяжести на судебную процедуру, за счет ликвидации или существенного сокращения досудебного производства6.

Ст. 116 УУС указывает, что разбирательство и решение каждого уголовного дела у мирового судьи должны быть по возможности окончены в одно заседание7. Как справедливо отмечает Д.В. Глухов, «прения сторон по делам, рассматриваемым мировыми судьями, отсутствовали, а приговор постановлялся в более быстрой и упрощенной форме, чем в обычном порядке. Приговор мирового судьи не содержал мотивированной части, излагался в краткой неформализованной форме и оглашался в том же судебном заседании»8.

Как и Т.В. Трубникова, М.М. Головинский выделяет в УУС упрощенное производство — за-

очное производство, суть которого заключалась в необязательности явки обвиняемого или его законного представителя, в случае если им является несовершеннолетний, в судебное заседание (ст. 60, 62 УУС). Заочное рассмотрение дел могло производится как мировыми судьями, так и земскими начальниками и городскими судьями. Устав регламентировал постановку заочных приговоров мировыми судьями (ст. 131—141 УУС). Тяжесть обвинения являлась критерием для рассмотрения дела в заочном производстве9.

С 1889 г. по делам, где возможно только наложение денежного взыскания, закон предоставил право обвиняемому добровольно оплатить высший размер штрафа, устранив тем самым судебное разбирательство дела. Данный порядок активно применялся по делам о нарушении Устава путей сообщений (ст. 1230 УУС).

Институт судебного приказа введен в России законом от 15.06.1912 г. о местном суде. Его сущность состояла в том, что, не производя судебного расследования, судья был вправе постановить карательный приговор по маловажным делам, влекущим наказание, не превышающее денежного взыскания до 50 руб. или ареста до 15 дней. В случае если обвиняемый не требовал проведения судебного следствия в течение 7 дней, то судебный приказ вступал в силу и приравнивался к приговору10. В противном случае рассмотрение дела проводилось так, словно никакого приказа не было. Ученые-процессуалисты того времени не одобряли данный институт из-за слишком серьезного отступления от элементарных правил процесса11.

Обострение военно-политической ситуации в 1912—1913 гг. и последующая революция 1917 г. уничтожили все действующие формы уголовного судопроизводства, и наступил новый этап развития, отражающий непоследовательность и противоречивость советской эпохи, в том числе по вопросу об упрощенных производствах.

М.С. Строгович отмечал, что «процессуальное упрощенчество причинило вред следственной и судебной практике, но оно не было определяющей чертой уголовного процесса того времени»12. Идею упрощения уголовного судопроизводства Н.Н. Полянский охарактеризовал следующим образом: «Куда идти — в сторону ли ослабления процессуальных гарантий и призна-

4 См.: Глухов Д.В. Исторические предпосылки возникновения института особого порядка судебного разбирательства в России // СПС «Консультант Плюс».

5 См.: Чистяков О.И. Российское законодательство Х-ХХ вв.: в 9 т. Т. 8. М.: Юрид. лит., 1991. С. 186.

6 См.: Трубникова Т.В. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России: дис. …канд. юрид. наук. Томск, 1998. С. 123-124.

7 См.: Устав уголовного судопроизводства. СПб.: Тип. 2-го отд. собств. е.и.в. канцелярии, 1876. С. 7.

8 Глухов Д.В. Указ. соч.

10 См.: Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. М.: Г.А. Леман, 1913. С. 308.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12 Строгович М.С. Курс уголовного процесса: в 2 т. Т. 1. М.: Наука, 1968. С. 116.

ния примата революционной целесообразности над революционной законностью или в сторону усиления процессуальных гарантий и строжайшего проведения революционной законности как начала, органически связанного с революционной целесообразностью»13.

H.В. Крыленко внес предложение о создании двух разнотипных процессов. Эта идея в известной мере была отражена в УПК 1923 г., действовавшем до 1960 г. П.И. Стучка полагал, что «такие начала уголовного процесса, как неприкосновенность личности, право на защиту, являются культурными завоеваниями, которые мы должны принять в числе других культурных завоеваний в классовом государстве пролетариата, то есть в пролетарской демократии, как демократии высшего порядка, конечно, отбросив, что в нем лишнего, вредного и противоречащего интересам трудящихся»14.

В советский период изменения в порядок судопроизводства вносились как на законодательном, так и на ведомственном уровнях.

I. Заочное рассмотрение уголовных дел, предусмотренное ст. 265-266 УПК РСФСР 1923 г. по делам о преступлениях, за которые не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, если доказано, что подсудимый уклонился от вручения повестки в суд или скрывается от суда, а также в случае явно выраженного согласия подсудимого. Подсудимому направлялась копия приговора и уведомление о порядке его обжалования в срок не более 3 суток с момента вынесения. Подсудимый мог заявить ходатайство о новом рассмотрении дела в течение 7 дней при назначении наказания, не связанного с лишением свободы. В противном случае подсудимый мог лишиться права на обжалование приговора, поскольку у суда отсутствовала обязанность направлять копию приговора, а срок на обжалование вынесенного приговора исчислялся с момента его провозглашения (ст. 346 УПК РСФСР). Нераспространение правил о заочных приговорах на данную категорию дел вело к нарушению прав подсудимого. Вместо того чтобы устранить допущенное нарушение, законодатель совершает фатальную ошибку упраздняя разд. 1 «О заочных приговорах», без которого, по мнению Т.В. Трубниковой, «заочное производство теряет все свои положительные черты и превращается в институт, умаляющий процессуальные права подсудимого»15.

2. Производство в порядке судебного приказа (ст. 366-372 УПК РСФСР 1923 г.). После упразд-

нения этой процессуальной формы, действовавшей в Российской империи, она вновь появляется в уголовном процессе с введением в действие УПК РСФСР 1922 г. Однако от своей предшественницы она отличается нарушением процессуальных прав подсудимого, поскольку судья сам определял, есть ли основания для применения порядка судебного приказа. Подсудимый не имел права ходатайствовать о применении такого порядка. Приказ вступал в силу немедленно после его постановления. В 1924 г. ст. 370 УПК РСФСР изложена в новой редакции: «судебный приказ может быть обжалован осужденным в четырнадцатидневный срок со дня вручения ему копии судебного приказа в кассационном порядке в Губернский Суд»16. В результате подсудимого лишили права требовать рассмотрения дела в общем порядке, оставив только право обжалования судебного приказа, и тем самым обрекли данный институт на постепенное отмирание.

3. Производство в дежурных камерах народного суда (ст. 360-365 УПК РСФСР 1923 г.). В данном порядке можно было рассмотреть уголовное дело любой категории, если только, по мнению органов дознания, оно не требовало особого расследования или если обвиняемый признавал себя виновным. Этот институт обладал целым рядом недостатков: участие защитника было не обязательным, а возможность рассмотрения дела в данном порядке определял орган дознания, не был урегулирован срок, в течение которого должно было быть рассмотрено дело, которые привели к постепенному отмиранию данной процессуальной формы.

4. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 07.06.1928 г. изменена ред. ст. 347 УПК РСФСР с тем, чтобы отменить кассационное обжалование по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 113 (дискредитирование власти), 120 (служебный подлог), 121 (разглашение, сообщение, передача или собирание в целях передачи должностным лицом сведений, не подлежащих оглашению) УК РСФСР, в тех случаях, когда подсудимый приговорен к общественному порицанию и принудительным работам с отбытием наказания по месту службы осужденного17. В дальнейшем было предусмотрено, что приговор суда не может быть обжалован в кассационном порядке в тех случаях, когда, независимо от квалификации деяния, назначена мера наказания до 3 месяцев исправительно-трудовых работ, запрещение заниматься той или иной деятельностью или промыслом, общественное порицание, предупреж-

13 Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. М.: Изд-во АН СССР, 1960. С. 58.

14 Стучка П.И. Тезисы о реформе УПК // Революция права. 1928. № 1. С. 122.

15 Трубникова Т.В. Упрощенные судебные производства

в уголовном процессе России: дис. … канд. юрид. наук.

Томск, 1998. С. 133.

16 См.: п. 30 Постановления ВЦИК от 16.10.1924 «О дополнениях и изменениях Уголовно-процессуального кодекса РСФСР» // СПС «Консультант Плюс».

17 Постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 07.06.1928 «Об изменении статьи 347 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР» // СПС «Консультант Плюс».

дение, штраф. Согласно разъяснениям Верховного суда РСФСР, «ни одно правильное по существу решение (приговор) не может быть отменено по формальным причинам, как и наоборот, ни один неправильный по существу приговор или решение точно так же не могут быть оставлены в силе по формальным соображениям»18.

5. В гл. XXXIII УПК РСФСР от 10.12.1934 г. предусматривалось, что по делам о террористических актах расследование должно было заканчиваться не позднее чем через 10 дней, обвинительное заключение вручалось за сутки, дело слушалось без участия сторон, кассационное обжалование и подача ходатайства о помиловании не допускались, приговор к высшей мере наказания подлежал исполнению немедленно по вынесении приговора. В дальнейшем предусмотрено, что по делам о контрреволюционном вредительстве и диверсиях обвинительное заключение вручалось за сутки, кассационное обжалование не допускалось, приговор к высшей мере наказания приводился в исполнение немедленно по отклонении ходатайства о помиловании.

6. Производства по отдельным категориям уголовных дел, введенные Указами Президиума Верховного Совета СССР и Постановлениями СНК. Данные производства имеют схожие черты: существенное сокращение или отсутствие предварительного расследования, краткий срок для рассмотрения дела судом, прокуратура не представляет государственного обвинения. К ним были отнесены дела о прогулах и самовольном уходе с работы19, о мелких кражах на предприятиях и о хулиганстве20.

7. На VI съезде прокурорских, судебных и следственных работников РСФСР, открывшемся 20 февраля 1929 г., нарком юстиции М.Н. Янсон в своем докладе отметил, что в области следственного и судебного процессов правительство предложило изжить длительность и волокиту судебно-след-ственного производства и недостаточную обоснованность возбуждения уголовных дел, упростить и всячески ускорить процесс судопроизводства, организовать для разбора дел об обидах и оскорблениях товарищеские суды на фабрично-заводских предприятиях21. Постановлением НКЮ РСФСР от 09.06.1927 г.22 сокращалось судебное следствие. По мнению А.Д. Дзидзоева, содержащиеся в этой инструкции НКЮ «тенденции к упрощению су-

допроизводства… в конечном счете не могли не привести к нарушению демократических принципов советского уголовного процесса»23. В 1929 г. Уголовно-кассационная коллегия Верховного суда РСФСР издала инструктивное письмо «Об упрощении процесса»24, согласно которому стало необязательным оглашение обвинительного заключения, и с согласия сторон можно было ограничиться зачтением резолютивной части или изложением сущности обвинения. В случае отложения дела, разрешалось допрашивать явившихся свидетелей, чтобы вторично не вызывать их в суд.

В том же году коллегия НКЮ утвердила «Тезисы о реформе УПК», на основе которых составлен проект УПК. Согласно этому проекту, суду разрешалось, если подсудимый признал предъявленное обвинение, не проводить судебное следствие (ст. 115 проекта). По мнению Х.У. Рустамова и Б.М. Магомедова25, в данной статье были заложены основы современных форм упрощенного производства. В директивном письме НКЮ от 05.07.1929 № 93 говорилось: «НКЮ считает самым решительным образом восстановить нормальное соотношение элементов процесса и жестко урезать чисто формальные требования, тем самым расширить возможность для следователя и прокурора заниматься существом расследуемого дела»26.

С принятием УПК РСФСР 1960 г. сформирован единый порядок судебного рассмотрения уголовных дел, вне зависимости от тяжести, публичных или частных начал производства. Упрощенный порядок судебного производства был исключен из уголовного процесса. Однако некоторые авторы27 считали, что упрощенное производство берет свое начало с 1966 г., после того как Указом Президиума Верховного Совета СССР от 01.09.1953 г. были упразднены «особые совещания», «двойки», «тройки». Мы не разделяем их мнение, поскольку эти органы являлись квазисудебными, созданными исходя из политических соображений, вопреки началам и принципам уголовного процесса.

24 января 1985 г. УПК РСФСР дополнен разд. IX «Протокольная форма досудебной подготовки материалов». Досудебная подготовка материалов проводилась в течение 10 дней, если преступление относилось к числу мелких, не представляющих повышенной общественной опасно-

18 Сборник разъяснений Верховного суда РСФСР. 2-е изд. М.: Сов. законодательство, 1932. С. 336.

19 Указ Президиума ВС СССР от 10.08.1940 «О рассмотрении народными судами дел о прогулах и самовольном уходе с предприятий и учреждений без участия народных заседателей» // СПС «Консультант Плюс».

20 Указ Президиума ВС СССР от 10.08.1940 «Об уголовной ответственности за мелкие кражи на производстве и за хулиганство» // СПС «Консультант Плюс».

22 См.: Еженедельник советской юстиции. 1927. № 47. С. 1472.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

23 Дзидзоев А.Д. Судоустройство и судопроизводство в республиках Северного Кавказа в период с 1918 по 1940 гг. // Труды СГА. 2009. № 4. С. 134.

24 См.: Сборник разъяснений Верховного суда РСФСР. М., 1929. С. 337.

26 Цит. по: Там же.

27 См. напр.: Степанова И.А. Протокольная форма досудебной подготовки материалов: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1989. С. 15-16.

сти (ст. 414 УПК РСФСР) и если преступник был известен, не был несовершеннолетним, а также не страдал психическими либо физическими недостатками (ст. 126 УПК РСФСР).

Такие дела подлежали рассмотрению в суде не позднее чем в четырнадцатидневный срок с момента поступления материалов в суд. Судья мог возвратить дело для производства дознания и предварительного следствия с учетом подследственности, если возникала необходимость выяснения существенных дополнительных обстоятельств, которые не могли быть установлены в судебном заседании. Несмотря на законодательное закрепление упрощенного производства, Верховный Суд РСФСР указывал, что какие-либо отступления от общих правил, предусмотренных УПК РСФСР, при разбирательстве таких дел недопустимы28.

УПК РСФСР также содержал положения, предусматривающие прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки, в случае признания судом, прокурором, следователем, органом дознания, что совершенное деяние потеряло характер общественно опасного или само лицо, его совершившее, перестало быть общественно опасным (ст. 6 УПК РСФСР), а также прекращение уголовного преследования в связи с передачей дела в товарищеский суд (ст. 7 УПК РСФСР), в связи с передачей лица на поруки (ст. 9 УПК РСФСР), с передачей дела в комиссию по делам несовершеннолетних (ст. 8 УПК РСФСР)29. Ст. 7, 8, 9 УПК РСФСР применялись в случае совершения малозначительного деяния, впервые, при наличии смягчающих обстоятельств, а с декабря 1996 г. ст. 6 УПК РСФСР была изложена в новой редакции, прямо установившей, что прекращаться могут уголовные дела лишь в отношении лиц, совершивших преступления небольшой или средней тяжести30.

Существенным шагом по пути упрощения судопроизводства явились изменения и дополнения, внесенные 29.05.1992 г. в ст. 35 УПК РСФСР, касательно единоличного рассмотрения уголовных дел. Эти нововведения придали деятельности суда мобильность и эффективность.

В 1990-х гг. развитие уголовного судопроизводства обусловлено Концепцией судебной реформы 1991 г., основной задачей которой являет-

28 См.: п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.1985 № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел с протокольной формой досудебной подготовки материалов» // СПС «Консультант Плюс».

29 См.: Пиюк А.В. Проблемы применения упрощенных форм разрешения уголовных дел в судопроизводстве Российской Федерации в свете типологии современного уголовного процесса. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 2011. С. 126-127.

30 Федеральный закон от 21.12.1996 № 160-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 52. Ст. 5881.

ся модернизация уголовного судопроизводства, путем поиска и внедрения новых форм осуществления правосудия, соответствующих современному этапу развития, в том числе дифференциация форм уголовного судопроизводства в сторону его упрощения.

В действующем УПК РФ 2001 г. содержится четыре вида упрощенных судебных производств:

1) заочное рассмотрение уголовного дела (ст. 247 УПК РФ);

2) производство по делам частного обвинения (ст. 318-323);

3) производство по уголовному делу в особом порядке принятия судебного решения, при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (ст. 314-317);

4) производство по уголовному делу в особом порядке принятия судебного решения, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

На наш взгляд, упрощенная процессуальная форма в современном уголовном процессе России — вид уголовно-процессуальной формы, призванной обеспечить защиту прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, но с некоторыми изъятиями отдельных процедурных элементов, которые приводят к ускорению судебной процедуры и, как следствие, к более оперативному достижению назначения уголовного судопроизводства.

Институт упрощенного производства является одним из ведущих средств повышения эффективности уголовного судопроизводства за счет применения, в зависимости от специфики правоотношений, различных механизмов их регулирования, использующих при этом необходимое количество временных, материальных, трудовых и иных ресурсов. При этом упрощенное производство, применяемое на досудебных и на судебных стадиях уголовного процесса, не является альтернативой или заменой общего порядка осуществления правосудия. Вот почему развитие уголовного процесса России идет по пути упрощения судопроизводства.

Из проведенного исследования можно сделать следующий вывод: исторический анализ дореволюционного, советского и современного периодов развития уголовно-процессуального законодательства подтверждает, что до принятия УПК РФ и введения института досудебного соглашения о сотрудничестве, отечественное законодательство содержало различные формы упрощенного производства. Некоторые из них не только позитивно зарекомендовали себя, но и эффективно применялись на протяжении столетий (например, заочное производство).

Введение новых форм упрощенного производства свидетельствует о постоянном совершенствовании уголовно-процессуального законодательства, осуществляемого не только под влиянием общепризнанных принципов и норм международного права, но и отечественного исторического опыта.

Библиография:

1. Баев MÄ, Баев О.Я. Досудебное соглашение о сотрудничестве: среди мифов и рифов I/ СПС «Консультант Плюс».

2. Глухов Д.В. Исторические предпосылки возникновения института особого порядка судебного разбирательства в России II СПС «Консультант Плюс».

4. Дзидзоев АД. Судоустройство и судопроизводство в республиках Северного Кавказа в период с 1918 по 1940 гг. I/ Труды CTA. 2009. № 4. С. 127-142.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Петрунин И. Сделки о признании вины чужды российскому менталитету I/ Российская юстиция. 2001. № 5. С. 35-37.

8. Пиюк АВ. Проблемы применения упрощенных форм разрешения уголовных дел в судопроизводстве Российской Федерации в свете типологии современного уголовного процесса. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 2011. 208 с.

9. Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. M.: EA. Леман, 1913. 337 с.

10. Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. M.: Изд-во AH СССР, 19б0. 212 с.

14. Степанова ИА. Протокольная форма досудебной подготовки материалов: автореф. дис. … канд. юрид. наук. M., 1989. 20 с.

15. Стойко Н.Г. Уголовный процесс западных государств и России: сравнительное теоретико-правовое исследование англо-американской и романо-германской правовых систем. СПб.: Изд-во юрид. ф-та СПбГУ, 200б. 2б4 с.

16. Строгович M.Q Курс уголовного процесса: в 2 т. Т 1. M.: Наука, 19б8. 4б8 с.

17. Стучка П.И. Тезисы о реформе УПК I/ Революция права. 1928. № 1. С 122-125.

18. Трубникава Т.В. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России: дис. .канд. юрид. наук. Томск, 1998. 2б4 с.

19. Чистяков О.И. Российское законодательство X-XX вв.: в 9 т. Т. 8. M.: Юрид. лит., 1991. 49б с.

References (transliteration):

1. Baev M.O., Baev O.Ya. Dosudebnoe soglashenie o sotrudnichestve: sredi mifov i rifov II SPS «Konsul’tant Plyus».

7. Petrunin I. Sdelki o priznanii viny chuzhdy rossiiskomu mentalitetu II Rossiiskaya yustitsiya. 2001. № 5. S. 35-37.

9. Poznyshev S.V. Elementarnyi uchebnik russkogo ugolovnogo protsessa. M.: G.A. Leman, 1913. 337 s.

10. Polyanskii N.N. Ocherk razvitiya sovetskoi nauki ugolovnogo protsessa. M.: Izd-vo AN SSSR, 19б0. 212 s.

14. Stepanova I.A. Protokol’naya forma dosudebnoi podgotovki materialov: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. M., 1989. 20 s.

16. Strogovich M.S. Kurs ugolovnogo protsessa: v 2 t. Т. 1. M.: Nauka, 19б8. 4б8 s.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Stuchka P.I. Tezisy o reforme UPK I/ Revolyutsiya prava. 1928. № 1. S 122-125.

19. Chistyakov O.I. Rossiiskoe zakonodatel’stvo X-XX vv.: v 9 t. T. 8. M.: Yurid. lit., 1991. 49б s.

Материал поступил в редакцию 3 марта 2014 г.

History of development of the summary proceedings in the Russian criminal process

350062, Russia, Krasnodar, ul. Kalyaeva, 259/1.

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями — сборник уголовных законов о преступных деяниях, подведомственных мировым судьям и равным им по власти судебным установлениям и лицам (земские начальники, городские судьи, полковые и экипажные суды и т. п.). Мысль о выделении из уложения о наказаниях постановлений о маловажных проступках, подлежавших по дореформенному судебному строю судебно-полицейскому разбирательству, возникла первоначально в 1859 г., в комиссии для начертания проектов преобразования губернских и уездных учреждений. Всего предположено было тогда выделить 605 статей, из которых в 1861 г. был составлен проект судебно-полицейского У. Этот проект послужил для II отделения собственной Его Величества канцелярии материалом, когда по утверждении 29 сентября 1862 г. основных положений преобразования судебной части на него было возложено составление проекта У. о взысканиях за проступки, подведомственные мировым судьям. У. под настоящим его наименованием был рассмотрен Государственным советом в июле и сентябре 1864 г. и утвержден 20 ноября того же года вместе с судебными У., как отдельная их часть. Вторично У. был издан в 1883 г., в третий раз — в 1885 г. Всего в У. 13 глав и по нумерации 181 статья; в действительности число статей больше, так как сохранена нумерация первого издания, а новые узаконения включались с особыми обозначениями, напр.: 301, 1041, 1042 и т. д. Как в отношении технической обработки постановлений, так и по разрешению многих вопросов общей части устав стоит значительно выше уложения. Ему неизвестна лестничная система наказаний; обстоятельства, уменьшающие вину, перечислены в нем не исчерпывающе, а примерно; гораздо совершеннее его определения о совокупности, повторении, об участии и т. п. Все эти отступления от уложения создали, однако, двойственность законодательства, вызывающую на практике крайние недоразумения и затруднения — затруднения тем большие, что суды высшей подсудности нередко применяют одновременно к одному и тому же лицу и уложение, и У. (напр. при суждении за убийство и простую кражу), а суды низшей подсудности обязаны бывают иногда судить по уложению (за нарушение уставов казенных управлений, о повинностях, торговле и промышленности; см. примеч. к ст. 1 У.). В проекте уголовного уложения объединены постановления о всякого рода правонарушениях, а потому с получением им силы закона будет подлежать отмене и У. — См. «Судебные У. с объяснениями», изд. госуд. канц. (т. IV); Н. Таганцев, «У. о наказ., налаг. мир. судьями»; Н. Неклюдов, «Руководство для мировых судей»; Железников, «Настольная книга для мировых судей».

К.-К.