Залоговый кредитор

Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 58 (которая позволяет сохранить залог и обеспеченное обязательство даже после прекращения статуса ИП в процедуре банкротства). Руководствуясь этим пунктом, конкурсный управляющий ИП продал эту квартиру на торгах с сохранением обременения. Спустя какое-то время, новый залогодатель (уже юридическое лицо) тоже впал в банкротство, в его отношении было введено конкурсное производство. Однако банк снова не стал включаться в реестр кредиторов. Квартира была продана на торгах, при этом оговорки о сохранения обременения условия проведения торгов не содержали. После этого новый собственник (ИП Яровой) обратился в суд с иском о признании ипотеки в пользу банка отсутствующей. 2. Позиции. Итак, на чем же основывал свои требования ИП Яровой? Он ссылался на положения Закона о банкротстве (ст. п. 5 ст.

Залоговый кредитор не включился в реестр

Важно

При таком варианте залогодержатель получает возможность первоочередного возмещения задолженности в размере 75% от суммы средств, вырученных от продажи на торгах предмета залога. Залогодержатель лишается голоса на кредиторских собраниях в случаях, когда сохраняются элементы его привилегированного статуса, даже после реализации залогового имущества. Например, предмет залога уже продан и часть средств была распределена между другим участникам реестра для погашения обязательств должника перед ними.

И теперь бывший залоговый кредитор хочет получить удовлетворение своих требований в той части, что пошла на погашение требований иных кредиторов, из выручки от продажи иного не заложенного имущества должника. Считается, что в голосовании по такому вопросу он участвовать не может.

Залоговый кредитор в процедуре несостоятельности

Логика этой нормы проста: предмет залога продан, залогодержатель свое право реализовал и получил за счет денег от продажи удовлетворение своих требований (хотя бы части). Поэтому и нет оснований для сохранения залога. Но в отношении случаев, когда на заложенное имущество обращают взыскания не залоговые кредиторы, отсутствуют какие-либо указания законодателя. Видимо это и смутило суд кассационной инстанции. Можно ли применять положения п.
5 ст. 18

Внимание

Закона о банкротстве к случаям, когда взыскание производиться не по требованиям залогодержателя? Ведь свое право залоговый кредитор не реализовал и удовлетворения за счет имущества не получил. В связи с этим, появляются сомнения, а должен ли залог быть прекращен. По крайней мере, правовая возможность для такого толкования есть: залог следует вещи, а ее продажа автоматически его не прекращает.

Последствия пропуска срока на включение требований в реестр кредиторов

Всем здравствуйте!У меня возник практически аналогичный вопрос. Ситуация следующая.В настоящий момент в конкурсном производстве проводятся торги по продаже недвижимости должника ООО «NNN». Из выписки из ЕГРП следует, что есть обременение на недвижимости — ипотека.
Залогодержатель в реестр не включался. Имущество продается как незалоговое. В соответствии с п. 12. постановления Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 23.07.2009 №58 продажа заложенного имущества в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве (пунктами 4, 5, 8 — 19 статьи 110, пунктом 3 статьи 111, абзацем третьим пункта 41 статьи 138), приводит к прекращению права залога в силу закона применительно к подпункту 4 пункта 1 статьи 352 ГК РФ, абзацу шестому пункта 5 статьи 18.1 Закона о банкротстве. ст.
По моему мнению, право должно стимулировать активность у участников оборота и стремление защищать свои права максимально эффективно, в данном случае – включаться в реестр требований кредиторов залогодателя. Именно это заставит залогодателя действовать максимально разумно и осмотрительно. Выбор же пассивной модели поведения ни к чему хорошему не приведет, мало того, что заложенное имущество на неопределенный срок «выпадает» из оборота, так еще такой подход потворствует неразумному и неосмотрительному поведению, чего, разумеется, быть не должно.
Поэтому, на мой взгляд, все же следует говорить о том, что если залогодержатель не включится в реестр требований кредиторов залогодателя, то залог в его пользу прекращается и покупатель этого имущества должен получить свободное от любых обременений имущество.

Пресса о вас рф

  • взыскание имущества с должника;
  • отказаться от продажи обеспечения при получении голоса на собрании;
  • если принято решение о продаже обеспечение на торгах, то залогодержатель должен определить порядок и важнейшие условия;
  • при условии, что имущество не смогли продать на торгах, залоговый кредитор может выразить желание принять его и обязан известить об этом конкурсного управляющего.

Продажа залогового имущества Собственность юрлица реализуется через торги, условия и порядок которых в определенно части определяются участниками с обеспеченными денежными требованиями. Сроки для конкретизации условий в законе не прописаны.

Ключевая роль будет принадлежать позиции арбитражного управляющего и если он докажет, что компания не сможет продолжать хозяйственную деятельность без предмета залога и восстановить платежеспособность, залогодержатель получит отказ. Такие ситуации далеко не редкость: в залоге могут находиться основные средства, станки, оборудование и пр. Требования залогового кредитора Для того чтобы получить свои исключительные возможности, требования залогового кредитора как участника процесса банкротства должны быть включены в реестр.

Инфо

Если он пропустит установленный срок для заявки об имеющихся перед ним обязательствах у должника, он также получит возмещение. Но уже в пределах выручки, оставшейся после удовлетворения требований, включенных в реестр. За кредитором закрепляется только преимущество перед другими опоздавшими.

Если залоговый кредитор не включился в реестр что делать с имуществом

Иск к должнику может предъявляться в любой момент конкурсного производства. Предъявленные вовремя иски имеют преимущества перед заявлениями, полученными после закрытия реестра. Это правило работает по отношению ко всем очередям кредиторов в процедуре банкротства.

Что делать, если залоговый кредитор не успел включиться в реестр? Закон не предусматривает восстановление срока включения заявлений в реестр. Залоговый кредитор, не успевший вовремя включиться в процедуру, рискует не вернуть долг сполна.

Залоговый кредитор в банкротстве

Истец не получает специальных прав, его иски удовлетворяются за счет денежной массы, оставшейся после погашения долгов участников конкурсного производства.

После закрытия реестра иск можно подавать в 30-дневный срок с момента появления в печати информации о начале этапа наблюдения в процедуре банкротства.
На днях меня попросили прокомментировать одно крайне любопытное дело (А53-13780/2015), которое было рассмотрено на прошлой неделе в Верховном суде (https://legal.report/article/23052016/vs-ispravil-neozhidannuyu-oshibku). На рассмотрение коллегии был поставлен интереснейший вопрос: что произойдет с залогом, если залогодержатель не стал включаться в реестр требований кредиторов залогодателя, не являющегося должником по основному обязательству? Может ли он в таком случае последовать за вещью? Напрашивается ответ, что, нет, залог прекращается, он не должен сохраняться. Но все ли так просто, как кажется? 1. Фабула дела. Фабула дела такова. Банк выдал кредит ИП Руденко на личные нужды под залог принадлежащей тому квартиры. Вскоре ИП обанкротился, однако банк не стал включаться в реестр его кредиторов, воспользовавшись опцией, предусмотренной п.

Очередность при залоге

14 января 2018

Залог считается одним из наиболее надежных способов обеспечения исполнения должником основного обязательства, поскольку наделяет кредитора преимущественным правом, как залогодержателя, перед другими кредиторами получить удовлетворение за счет предмета залога. Некоторые лица полагают, что наличие залога является 100-процентной гарантией защиты интересов кредитора. Однако, с подобным утверждением можно не согласиться, в частности, ввиду закрепления в гражданском законодательстве РФ возможности неоднократного оформления в залог имущества, уже находящегося в залоге (последующий залог). Так, последующий залогодержатель фактически несет риски невозможности удовлетворения своих требований за счет предмета залога, поскольку, в случае обращения на него взыскания предшествующего залогодержателя, требования по более «позднему» залогу погашаются не одновременно или не пропорционально с предыдущим, а по «остаточному принципу» после возмещения убытков в полном объеме предшествующего залогодержателя (п. 1 ст. 342 ГК РФ).

Учитывая, что на практике механизм «перезалога» используется достаточно часто, постараемся разобраться в его тонкостях, которые могут повлиять на последовательность удовлетворения требований залогодержателей.

Первоначально хотелось бы обратить внимание, что до 01 июля 2014 года в Гражданском кодексе РФ содержалась норма, позволяющая участникам предшествующего залога устанавливать запрет на оформление последующего залога (п. 2 ст. 342 ГК РФ в редакции Федерального закона от 05.05.2014 года № 99 – ФЗ). Начиная с указанной даты положения о залоге претерпели существенные изменения (Федеральный закон от 21.12.2013 года № 367 – ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (далее – «ФЗ о внесении изменений»)). Законодатель установил возможность последующего залога с оговоркой «если иное не предусмотрено законом». Нововведение лишило предшествующего залогодержателя и залогодателя права запрещать последующий залог, но предоставило полномочие по определению в предшествующем договоре залога условий заключения последующего залога. Поэтому, имея дело с более «поздним» залогом, следует соотносить дату заключения предыдущего договора залога, его условия, касающиеся всех «вторичных» залогов этого имущества, и применимые нормы к данным отношениям.

По общему правилу, очередность удовлетворения требований залогодержателей напрямую зависит от момента возникновения каждого залога. Его правильное определение имеет ключевое значение. До вступления в силу ФЗ о внесении изменений существовало положение, в силу которого признавалось, что право залога возникало с момента заключения договора о залоге, а в отношении залога имущества, которое надлежит передаче залогодержателю, с момента передачи этого имущества. Иной порядок можно было предусмотреть непосредственно в договоре залога. Однако, при рассмотрении споров по установлению очередности удовлетворения требований кредиторов по договорам залога товаров в обороте, заключенным до 01 июля 2014 года, суды придерживались и до сих пор придерживаются позиции о том, что право залога по договору залога товаров в обороте возникает не в момент заключения договора залога, а с момента исполнения залогодержателем (кредитором) обязанности по передаче залогодателю (должнику) денежных средств, обязательство по возврату которых обеспечивается данным залогом (Постановление Президиума ВАС РФ от 25.12.2012 года № 10292/12; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.10.2016 года № Ф09-9156/16; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.12.2016 года по делу № А40-6347/2015).

Действующие нормы о залоге предусматривают одновременно несколько условий для определения даты возникновения залога и, как следствие, порядка удовлетворения требований кредиторов по залогу одного имущества. Так, «права залогодержателя в отношениях с залогодателем возникают с момента заключения договора залога, если иное не установлено договором, настоящим Кодексом и другими законами» (п. 1 ст. 341 ГК РФ). При этом права по договору залога не могут «зародиться» у залогодержателя ранее возникновения основного обязательства. Соответственно, представляется логичным вывод о том, что, если основным обязательством является реальный договор, например, заём, то моментом появления залога в обеспечение исполнения обязательств по нему является момент исполнения кредитором обязательства по такому договору, то есть момент предоставления денежных средств должнику, независимо от того, когда был подписан такой договор.

Однако, если залогом является имущество, не относящееся к недвижимому, и его залог учитывается путем регистрации уведомлений о нем, то при возникновении спора с третьими лицами, в том числе в части определения прав предшествующего и последующего залогодержателя в отношении предмета залога, залогодержатель вправе ссылаться на  принадлежащее ему право залога только с момента совершения записи об учете залога (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 31.01.2017 года                                   Ф03- 6427/2016). Исключение из данного правила составляют случаи, когда будет доказано, что на момент заключения договора или на момент возникновения обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение залога, последующий залогодержатель знал или должен был знать о наличии предшествующего залогодержателя. При такой ситуации требования предшествующего залогодержателя удовлетворяются преимущественно, независимо от момента возникновения залога (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07.06.2017 года                                        № Ф09-3044/17).

Следует отметить, что законодатель особым образом установил очередность удовлетворения требований залогодержателей, возникших на основании совершенных до 01 июля 2014 договоров залога имущества, не относящегося к недвижимым вещам, и сведения о которых внесены в соответствующий реестр уведомлений о залоге движимого имущества в период с 1 июля 2014 года по 1 февраля 2015 года включительно. Приоритет залога в таких случаях определяется не по дате осуществления записи об учете залога, а по дате совершения договоров залога (п. 6 ст. 3 ФЗ о внесении изменений).

Помимо перечисленного, судебной практикой фактически сформировано еще одно правило, которое необходимо учитывать при установлении прав предшествующего и последующего залогодержателя. В частности, Верховный Суд РФ разъясняет, что правами и обязанностями залогодержателя в отношении имущества, на которое установлены ограничения на распоряжение (ст. 174.1 ГК РФ), обладает лицо, в пользу которого был вынесен судебный акт, и судом или судебным приставом-исполнителем в целях обеспечения исполнения данного акта наложен арест на имущество должника либо запрет на распоряжение этим имуществом. При этом датой возникновения залога считается дата наложения ареста судом либо судебным приставом исполнителем, а в отношении имущества, права на которое подлежат государственной регистрации, — дата внесения в соответствующий государственный реестр записи об аресте (п. 94 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»; Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2017 года по делу № 37-КГ17-10).

Рассматривая вопрос об очередности удовлетворения требований залогодержателей одного имущества, хотелось бы отдельно отметить, что, на наш взгляд, в отличие от иных случаев удовлетворения требований залогодержателей за счет заложенного имущества интересы последующих залогодержателей наиболее уязвимы при банкротстве залогодателя.

Обязанности залогового кредитора в деле о банкротстве

Обусловлено это тем, что:

1) из средств, вырученных от реализации имущества только лишь 70 % (80 %, если залогом обеспечено исполнение кредитного договора) направляется на погашение требований кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом; остальная часть используется для удовлетворения требований кредиторов первой и второй очереди и для осуществления расчетов по текущим платежам;

2)  изначально погашается только основная сумма задолженности по основному обязательству и проценты за пользование денежными средствами;

3)  средства на погашение требований последующего залогодержателя направляются из оставшейся части средств, обозначенных в п. 1, лишь после полного удовлетворения требований первоначального залогодержателя (ст. 138 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127 – ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; п. 15 и п. 22.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 г. № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя»).

Принимая во внимание вышеизложенное, рекомендуем «не обольщаться» при заключении последующих договоров залога, а, наоборот, стараться максимально оценить возможные риски подобного шага: учитывать условия предыдущих залогов в отношении данного имущества, соотносить размер обязательства, обеспеченного предшествующим залогом, с рыночной стоимостью и состоянием залогового имущества, анализировать информацию о финансово-хозяйственной деятельности будущего залогодателя и т.д. При оценке предмета залога нужно помнить, что в залог не может быть передано имущество, на которое не допускается обращение взыскания, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом. Причем квартира, являющаяся единственным жильем залогодателя, в которой прописаны несовершеннолетние дети, под данный запрет не подпадает. На нее может быть оформлен залог, и может быть обращено взыскание в силу прямого указания закона (п. 1 ст. 78 Федерального закона от 16.07.1998 г. № 102 – ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Однако, случаи обращения взыскания на квартиру ограничены. Такое действие возможно при условии, что квартира была заложена по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство такой квартиры или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры. Обращение взыскания на квартиру является основанием прекращения права пользования ею как залогодателем, так и любых иных лиц, проживающих в ней, включая несовершеннолетних. При отказе указанных лиц освободить квартиру и/или выписаться из нее в добровольном порядке, залогодержателю необходимо обратиться в суд с иском о признании их прекратившими право пользования квартирой, выселении и снятии с регистрационного учета (Определение Верховного Суда РФ от 10.11.2015г. № 4-КГ15-41; Апелляционное определение Санкт – Петербургского городского суда от 14.04.2015 г. № 33-5484/2015).

При установлении очередности удовлетворения требований залогодержателей желательно тщательно изучать условия и основания возникновения предшествующих залогов, поскольку нередко недобросовестные залогодатели используют названный правовой механизм для лишения последующих залогодержателей возможности погашения требований за счет такого имущества. Наличие «пороков» оформления сделки по залогу имущества, а также ее исполнения в отдельных случаях могут являться основаниями для оспаривания правомочий предшествующего залогодержателя, что, в свою очередь, может отразиться на последовательности погашения требований залогодержателей.

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 23 мая 2017 г. N 13АП-5267/2017

Дело N А26-11206/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 11 мая 2017 года
Постановление изготовлено в полном объеме 23 мая 2017 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Зайцевой Е.К.
судей Бурденкова Д.В., Глазкова Е.Г.
при ведении протокола судебного заседания: Афашаговой В.Ю.
при участии:
от заявителя: представитель не явился (извещен)
от должника: представитель не явился (извещен)
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-5267/2017) ПАО "Сбербанк России" на определение Арбитражного суда Республики Карелия от 06.02.2017 по делу N А26-11206/2015 (судья Дедкова Л.А.), принятое
по заявлению ПАО "Сбербанк России" о признании статуса залогового кредитора по требованию в размере 862 368,75 руб. основного долга, включенному в третью очередь реестра требований кредиторов должника
в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Барыгиной Ирины Николаевны,

установил:

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Барыгиной Ирины Николаевны (далее — должник) ПАО "Сбербанк России" (кредитор) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании статуса залогового кредитора по требованию в размере 862 368,75 руб. основного долга, включенного в реестр требований кредиторов гражданки Барыгиной И.Н. Поскольку требование заявлено после закрытия реестра требований кредиторов должника, заявитель просил восстановить срок для признания статуса залогового кредитора.
Определением суда от 06.02.2017 в удовлетворении заявления ПАО "Сбербанк России" отказано.
На указанное определение ПАО "Сбербанк России" подана апелляционная жалоба, в которой просит определение суда от 30.01.2017 отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявления ПАО "Сбербанк России".
Банк при предъявлении требований о включении в реестр требований кредиторов третьей очереди должника в ходе процедуры реструктуризации долгов гражданина ссылался на наличие обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору в виде ипотеки на объект недвижимости и в свою очередь полагал, что требование Банка в сумме 862 368,75 руб. включены в реестр требований кредиторов как обеспеченные залогом имущества должника. Банк не отказывался от своих прав как залогового кредитора, и данная ситуация возникла исключительно по технической ошибке, а именно отсутствие в просительной части заявления Банка о включении в реестр требований кредиторов третьей очереди должника по денежному обязательству на сумму 862 368,75 руб. как обеспеченные залогом имущества должника.
Банк полагает, что сделанный судом первой инстанции вывод об отсутствии уважительных причин для восстановления пропущенного срока, не соответствует действительности, и полагает возможным восстановить срок и признать за Банком статус залогового кредитора по требованию в размере 862 368,75 руб. по кредитному договору N 8628/86280/12/01427 от 22.05.2012, включенному определением суда от 19.04.2016 по настоящему делу в реестр требований кредиторов третьей очереди Барыгиной И.Н.
При этом податель жалобы указывает, что при обращении с заявлением о признании статуса залогового кредитора после закрытия реестра кредитор, не имея специальных прав, предоставляемых Законом о банкротстве залогодержателям, не утрачивает права на удовлетворение своего требования за счет заложенного имущества, но лишь, как кредитор, заявивший требование после закрытия реестра, то есть за счет имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр, имея, в то же время, преимущество при удовлетворении требования за счет находившегося у него в залоге имущества должника перед другими кредиторами, заявившими требования после закрытия реестра.
Должник Барыгина И.Н. представила отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.
Законность и обоснованность обжалуемого определения проверены в апелляционном порядке.
Как следует из материалов дела, определением Арбитражного суда Республики Карелия от 09.12.2015 принято к производству заявление Барыгиной Ирины Николаевны о признании ее банкротом.
11.01.2016 заявление гражданки Барыгиной И.Н. признано обоснованным, в отношении Барыгиной И.Н. введена процедура реструктуризации долгов гражданина, финансовым управляющим утвержден Костин Павел Вячеславович, член Ассоциации Национальная организация арбитражных управляющих. Соответствующие сведения опубликованы 23.01.2016 в газете "Коммерсантъ" N 10.
Определением суда от 26.04.2016 в реестр требований кредиторов должника в третью очередь удовлетворения включено требование ПАО "Сбербанк России" в размере 1 082 910,48 руб. основного долга и 30 773,40 руб. неустойки.
31.05.2016 (объявлена резолютивная часть решения суда) гражданка Барыгина И.Н.

Если залоговый кредитор не включился в реестр что делать с имуществом

признана банкротом, введена процедура реализации имущества гражданина, финансовым управляющим утвержден Костин П.В. Соответствующие сведения опубликованы 11.06.2016 года в газете "Коммерсантъ" N 103.
24.11.2016 ПАО "Сбербанк России" обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании за ним статуса залогового кредитора по требованию в размере 862 368,75 руб. основного долга, включенного в реестр требований кредиторов гражданки Барыгиной И.Н. Поскольку требование заявлено после закрытия реестра требований кредиторов должника, заявитель просил восстановить срок для признания статуса залогового кредитора.
Финансовый управляющий возражал против удовлетворения заявления, пояснял, что заявление о признании статуса залогового кредитора в отношении требований к должнику подлежит направлению в суд в течение 2 месяцев со дня опубликования сведений о признании должника банкротом и введении процедуры реализации его имущества. В соответствии с пунктом 24 Постановления Пленума ВС РФ N 45 от 13.10.2015 в случае пропуска указанного срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом по ходатайству конкурсного кредитора. Однако Банком не представлено уважительных причин пропуска срока более чем на 3 месяца (реестр закрыт 11.08.2016). Определение об установлении требований Банка без учета его залоговых отношений с должником вынесено судом 26.04.2016, по мнению финансового управляющего, у кредитора имелась реальная возможность обратиться с заявлением о статусе залогового кредитора в установленные законом сроки.
Исследовав представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи с соблюдением положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии уважительной причины для восстановления кредитору срока и в удовлетворении заявления Банка отказал.
Суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены судебного акта и удовлетворения апелляционной жалобы и считает, что суд первой инстанции при вынесении определения обоснованно исходил из следующего.
Согласно статье 32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).
В соответствии с пунктом 4 статьи 213.24 Закона о банкротстве в процедуре реализации имущества должника конкурсные кредиторы вправе по общему правилу предъявить свои требования к должнику в течение двух месяцев со дня опубликования сведений о признании должника банкротом и введении процедуры реализации его имущества (абзац третий пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве).
В случае пропуска указанного срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом по ходатайству конкурсного кредитора или уполномоченного органа. Вопрос о восстановлении срока разрешается судом в судебном заседании одновременно с рассмотрением вопроса об обоснованности предъявленного требования.
Требования, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, срок предъявления которых не был восстановлен судом, удовлетворяются по правилам пункта 4 статьи 142 Закона о банкротстве.
В соответствии с пунктом 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 58 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя" (далее — Постановление N 58), если кредитор при установлении требований не ссылался на наличие залоговых отношений, в результате чего суд установил данные требования как не обеспеченные залогом, то впоследствии кредитор вправе обратиться с заявлением о признании за ним статуса залогового кредитора по делу в соответствии со статьей 138 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве). С учетом первоначально вынесенного определения суда о включении требований кредитора в третью очередь такое заявление не является повторным и направлено на установление правового положения кредитора как залогового кредитора. Рассмотрение заявления осуществляется арбитражным судом в порядке, предусмотренном для установления требований кредиторов. Определение суда, устанавливающее наличие права залога, является основанием для внесения изменений в реестр требований кредиторов.
Согласно пункту 4 указанного постановления, если залоговый кредитор предъявил свои требования к должнику или обратился с заявлением о признании за ним статуса залогового кредитора по делу с пропуском срока, установленного пунктом 1 статьи 142 Закона о банкротстве он не имеет специальных прав, предоставляемых залогодержателям Законом о банкротстве (право определять порядок и условия продажи заложенного имущества в конкурсном производстве и др.).
Таким образом, требование о признании статуса залогового кредитора является самостоятельным и должно предъявляться с учетом сроков, установленных Законом о банкротстве, в том числе пунктом 1 статьи 142 названного Закона.
Сообщение о признании должника банкротом опубликовано в газете "Коммерсантъ" N 103 от 11.06.2016, в связи с чем, установленный абзацем третьим пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве срок истекал 11.08.2016.
Заявитель направил требование об установлении статуса залогового кредитора в арбитражный суд 24.11.2016., то есть, после закрытия реестра требований кредиторов должника.
Нарушение заявителем указанного срока является основанием для отказа в признании за ним специальных прав, предоставляемых залогодержателям Законом о банкротстве.
Судом первой инстанции правомерно установлено, что Банк обратился с заявлением о признании за ним статуса залогового кредитора с пропуском срока, установленного пунктом 1 статьи 142 Закона о банкротстве, после закрытия реестра требований кредиторов должника, при этом доказательства, свидетельствующие об отсутствии у Банка объективной возможности обратиться с названным требованием до закрытия реестра требований кредиторов должника, не предоставлены.
При таких обстоятельствах, учитывая отсутствие уважительных причин пропуска срока, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что заявитель утратил право на признание за ним статуса залогового кредитора в деле о банкротстве, в восстановлении срока отказал, а заявление Банка правомерно оставил без удовлетворения.
Суд апелляционной инстанции считает, что при рассмотрении заявления Банка фактические обстоятельства судом первой инстанций установлены правильно, проверены доводы и возражения сторон, полно и всесторонне исследованы представленные доказательства. Оснований для переоценки фактических обстоятельств дела и иного применения норм материального права у суда апелляционной инстанции не имеется.
Доводы Банка о том, что отсутствие в просительной части первоначального заявления Банка указания на признания его требования как обеспеченного залогом имущества должника является технической ошибкой, принимаются судом апелляционной инстанции, как объяснение случившегося, но не могут быть расценены в качестве уважительной причины пропуска срока, установленного пунктом 1 статьи 142 Закона о банкротстве, поскольку с момента получения судебного акта о включении требования кредитора в реестр, последний данную ошибку не замечал в течение семи месяцев. Иных объективных причин пропуска срока Банк не привел.
При изложенных выше обстоятельствах оспариваемое определение является законным и обоснованным, в силу чего отсутствуют основания для его отмены или изменения.
Нарушений при рассмотрении дела судом первой инстанции норм материального и процессуального права, которые в соответствии со статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются основанием к отмене или изменению судебного акта, не установлено.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 269 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда Республики Карелия от 06.02.2017 по делу N А26-11206/2015 оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.

Председательствующий
Е.К.ЗАЙЦЕВА

Судьи
Д.В.БУРДЕНКОВ
Е.Г.ГЛАЗКОВ

Между коммерческими организациями был заключен договор поставки продукции. В качестве обеспечения исполнения обязательств был заключен договор залога товаров в обороте (мясо птицы, яйцо). Покупатель просрочил оплату очередной поставки продукции, в результате чего задолженность была взыскана в судебном порядке (обращения на предмет залога не было).

В настоящее время покупатель признан банкротом. Процедура конкурсного производства была введена в отношении организации-покупателя в 2012 году. Требование организации было заявлено и включено в реестр требований кредиторов в процедуре наблюдения не в качестве требования, обеспеченного залогом имущества должника. На момент предъявления требования (равно как и на текущий момент) сведения о наличии у должника имущества, которое являлось предметом залога, отсутствовали.

Что происходит с договором залога, если залоговые требования в период процедуры банкротства не заявлялись?

Прекратилось ли в данной ситуации обязательство по договору залога товаров в обороте?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:

В приведенной ситуации договор залога формально не прекращен, однако само по себе это не влияет на статус кредитора в деле о банкротстве. В отсутствие у должника имущества (товаров в обороте), являвшегося предметом залога, требования кредитора, являющегося залогодержателем по соответствующему договору залога, не обеспечены залогом имущества должника.

Обоснование позиции:

В силу п. 4 ст. 134 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога в порядке, установленном ст. 138 этого Федерального закона.

В целях решения вопроса об установлении и включении требования в реестр требований конкурсных кредиторов, обеспеченных залогом имущества должника, значение имеет, в частности, не прекратилось ли право залогодержателя по основаниям, предусмотренным законодательством, имеется ли у должника заложенное имущество в натуре и сохраняется ли возможность обращения взыскания на него (п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 58 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя").

Общие основания прекращения залога предусмотрены в ст. 352 ГК РФ. Вместе с тем в силу п. 4 ст. 334 ГК РФ к отдельным видам залога (ст.ст. 357-358.17 ГК РФ) общие положения о залоге применяются, если иное не предусмотрено правилами ГК РФ об этих видах залога. Применительно к залогу товаров в обороте п. 2 ст. 357 ГК РФ предусмотрено специальное основание для прекращения прав залогодержателя в отношении предмета залога: согласно этой норме товары в обороте, отчужденные залогодателем, перестают быть предметом залога с момента их перехода в собственность, хозяйственное ведение или оперативное управление приобретателя. Статьей 357 ГК РФ залогодержателю предоставлено право контролировать общую стоимость являющихся предметом залога товаров в обороте и предпринимать меры, направленные на поддержание определенного объема находящегося в залоге товара, вплоть до приостановления операций с заложенными товарами (п. 4 ст. 357 ГК РФ). Залогодержатель, оставляя заложенные товары в обороте и не ограничивая распоряжение ими залогодателем, не может ссылаться на возникновение правоотношения индивидуально-определенного (фиксированного) залога (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 2012 г. N 10292/12).

Таким образом, прекращение прав залогодателя на товары, являющиеся предметом договора о залоге товаров в обороте, означает, что такие товары перестают быть предметом залога. С отчуждением же залогодателем всех таких товаров у него не остается какого-либо имущества, залогом которого обеспечиваются обязательства перед залогодержателем.

СТАТУС ЗАЛОГОВЫХ КРЕДИТОРОВ

И несмотря на то, что договор залога при таких обстоятельствах формально, как нам представляется, не является прекращенным (при возникновении у залогодателя права собственности на указанные в договоре товары эти товары в силу п. 2 ст. 357 ГК РФ поступят в залог), в отсутствие у должника соответствующих товаров нет оснований говорить о том, что требования кредитора обеспечены залогом имущества должника (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20 ноября 2014 г. N Ф09-7651/14, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 10 октября 2014 г. N Ф06-15843/13, постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 4 декабря 2012 г. N Ф07-11698/10, постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29 июня 2012 г. N Ф09-268/12, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 5 февраля 2015 г. N 06АП-7310/14, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 8 декабря 2014 г. N 05АП-13324/14, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2014 г. N 17АП-12104/14).

Иными словами, в приведенной ситуации договор залога продолжает действовать, однако само по себе это никак не влияет на статус кредитора в деле о банкротстве: в отсутствие у должника предмета залога, указанного в договоре о залоге товаров в обороте, требования кредитора не являются обеспеченными залогом имущества должника.

Информационно-правовая поддержка предоставлена компанией "Гарант"

Консультации, Новости профессии, Текстовые новости

Россия

Организация была заявлена в качестве кредитора должника, требования признаны и включены в реестр требований кредиторов на стадии наблюдения.

Возможно ли переуступить заявленный долг иному лицу?

Как в таком случае будет осуществляться исключение из списка кредиторов?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Сама по себе уступка прав к должнику в период ведения в отношении него процедуры наблюдения закону не противоречит. Замена конкурсного кредитора в реестре требований кредиторов производится арбитражным управляющим (реестродержателем) на основании определения арбитражного суда, рассматривающего дело о банкротстве.

Обоснование вывода:

В силу п. 1 ст. 382, ст. 383 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, за исключением прав, неразрывно связанных с личностью такого кредитора, может быть передано им другому лицу по сделке. Закон не запрещает уступку прав к должнику в период ведения в отношении него процедуры наблюдения.

Согласно п. 2 ст. 64 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" в случае введения в отношении должника процедуры наблюдения сделки, связанные с уступкой прав требования, совершаются органами должника исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме.

Однако по своему смыслу данное ограничение распространяется только на сделки по уступке прав требования, совершаемые самим должником, и введено с целью исполнения временным управляющим обязанности по обеспечению сохранности имущества (имущественных прав) должника (п. 1 ст. 67 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). Оно не подразумевает под собой исключение из правила о возможности уступки права требования кредитором без согласия должника или его органов, вытекающего из п. 2 ст. 382 ГК РФ. Напомним, что в силу этой нормы уступка права требования к должнику — это сделка, в которой сам должник не участвует. Следовательно, для совершения такой уступки одобрение временного управляющего не требуется (смотрите, например, постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 7 июня 2005 г. N Ф09-1621/05-С4, постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 марта 2014 г. N Ф07-8000/12 по делу N А21-3243/2012, постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 3 июня 2010 г. N Ф09-4192/10-С5 по делу N А50-36829/2009, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 ноября 2012 г. N 09АП-32381/12).

По правилам АПК РФ, которые применяются при рассмотрении дел о банкротстве (п. 1 ст. 32 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"), в случаях выбытия одной из сторон в материальном правоотношении в результате уступки требования арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником (ч. 1 ст. 48 АПК РФ). При переходе требования конкурсного кредитора к другому лицу после принятия этого требования судом, рассматривающим дело о банкротстве, заявление о процессуальном правопреемстве подается в суд, рассматривающий дело о банкротстве, который выносит определение о процессуальном правопреемстве (п.п. 6, 23 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2012 г.

Отказ от залоговых прав как увеличение контроля над банкроством

N 35).

Поскольку требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим (реестродержателем) на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер (п. 6 ст. 16 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"), конкурсный кредитор, к которому перешло реестровое требование, вправе требовать производства процессуальной замены с исключением из реестра требований кредиторов требования предыдущего кредитора и включением в реестр требований кредиторов этого требования как принадлежащего новому кредитору (смотрите, например, постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 апреля 2012 г. N 14021/11).

Информационно-правовая поддержка предоставлена компанией "Гарант"

Консультации, Текстовые новости

Россия

Особенности правового статуса конкурсных кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника, позволяют им рассчитывать на максимально полное удовлетворение своих требований и тем самым чувствовать себя по сравнению с иными кредиторами наиболее комфортно в рамках процедур банкротства должника-залогодателя. Но в последнее время просматривается тенденция к еще большему увеличению числа преимуществ обладания статусом залогового кредитора перед иными кредиторами должника.

По общему правилу

В случае возбуждения дела о банкротстве в отношении должника-залогодателя кредиторы, требования которых обеспечены залогом имущества должника (далее — залоговые кредиторы), для целей включения в реестр требований кредиторов должника вправе предъявить свои требования для рассмотрения по общим правилам установления размера требований кредиторов.
При рассмотрении вопроса об установлении и о включении в реестр требований залоговых кредиторов суду следует проверять, возникло ли право залогодержателя в установленном законом порядке (имеется ли надлежащий договор о залоге, наступили ли обстоятельства, влекущие возникновение залога в силу закона), не прекратилось ли оно по основаниям, предусмотренным законодательством, имеется ли у должника заложенное имущество в натуре (сохраняется ли возможность обращения взыскания на него).
При установлении требований кредитор вправе не ссылаться на наличие залоговых отношений, но уже после установления судом данных требований как не обеспеченных залогом кредитор может обратиться с заявлением о признании за ним статуса залогового кредитора по делу.
Считается, что залоговые кредиторы поставлены в более привилегированное положение по сравнению с остальными конкурсными кредиторами. Это обосновывается тем, что залоговый кредитор в любом случае может рассчитывать на удовлетворение значительной части своих требований за счет реализации предмета залога.
Ввиду более выгодного положения залоговых кредиторов по сравнению с другими конкурсными кредиторами в деле о банкротстве Закон предусматривает ряд мер, направленных на достижение определенного баланса интересов между залоговыми и незалоговыми кредиторами. К числу таких мер могут быть отнесены:
— установление процентного соотношения распределения средств, вырученных от продажи заложенного имущества;
— установление ограничения права голоса залоговых кредиторов на собраниях кредиторов.
В ходе наблюдения залоговые кредиторы имеют право голоса на собраниях кредиторов должника, но при этом обращение взыскания на заложенное имущество, в том числе во внесудебном порядке, не допускается.
По общему правилу в ходе финансового оздоровления и внешнего управления залоговые кредиторы не имеют права голоса на собраниях кредиторов должника, но они могут приобрести такое право, отказавшись от права реализации предмета залога. Кроме того, в ходе финансового оздоровления и внешнего управления залоговые кредиторы вправе обратить взыскание на заложенное имущество должника, за исключением случая, когда должнику удастся доказать, что обращение взыскания на заложенное имущество сделает невозможным восстановление его платежеспособности. В целях соблюдения интересов всех лиц вопрос о возможности обращения взыскания на заложенное имущество должника решается судом, рассматривающим дело о банкротстве, по заявлению залогового кредитора.
Согласно разъяснению Пленума ВАС РФ, представленному в п. 5 Постановления от 23.07.2009 N 58 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя", в процедуре конкурсного производства залоговые кредиторы права голоса на собраниях кредиторов не имеют, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом (например, при голосовании по вопросу замещения активов должника (п. 1 ст. 141 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"), при голосовании по вопросу заключения мирового соглашения (п. 2 ст. 150 Закона N 127-ФЗ). Но при этом именно залоговому кредитору предоставлено право определять порядок и условия продажи заложенного имущества в конкурсном производстве, а также право на первоочередное удовлетворение своих требований из денежных средств, вырученных от продажи заложенного имущества.
В любом случае залоговые кредиторы, не наделенные правом голосовать на собраниях кредиторов должника, принимают в них участие без права голоса, а также выступают по вопросам повестки дня.
Кредитор при утрате статуса залогового кредитора, в том числе в результате реализации заложенного имущества, требованиями, включенными в реестр требований кредиторов и не являющимися погашенными, голосует в общем порядке наряду с другими кредиторами.
Следовательно, с учетом предусмотренных Законом особенностей залоговый кредитор в деле о банкротстве обладает особым правовым статусом, выделяющим его среди иных конкурсных кредиторов.

Право голоса

Федеральным законом от 29.12.2014 N 482-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях", вступившим в силу с 31 января 2015 года, расширен круг вопросов, по которым залоговые кредиторы имеют право голоса на собраниях кредиторов. Так, к числу вопросов, по которым залоговые кредиторы вправе голосовать в ходе любой из процедур банкротства, были отнесены:
— выбор арбитражного управляющего или саморегулируемой организации, из числа членов которой арбитражным судом утверждается арбитражный управляющий;
— обращение в арбитражный суд с ходатайством об отстранении арбитражного управляющего;
— обращение в арбитражный суд с ходатайством о прекращении конкурсного производства и переходе к внешнему управлению.
С учетом того что на практике, как правило, размер требований залоговых кредиторов по сравнению с иными кредиторскими требованиями составляет значительную часть требований, фактически без участия залоговых кредиторов в собрании кредиторов должника и их голосования ни один из указанных вопросов не может быть решен по существу.
Предоставлением залоговым кредиторам права голосовать по вопросу выбора арбитражного управляющего положен конец дискуссии, связанной с порядком утверждения саморегулируемой организации, из числа членов которой должен быть утвержден административный, внешний или конкурсный управляющий в рамках процедуры наблюдения. Дело в том, что в ходе наблюдения, по сути, предусмотрена возможность проведения только одного собрания кредиторов должника. А значит, залоговые кредиторы имеют право голоса на нем при принятии решений по всем вопросам, отнесенным к компетенции первого собрания кредиторов, включая вопрос об определении кандидатуры арбитражного управляющего или саморегулируемой организации, из числа членов которой арбитражным судом должен быть утвержден арбитражный управляющий. В то же время Закон предусматривает возможность введения следующей после наблюдения процедуры без одновременного утверждения соответствующего арбитражного управляющего с возложением арбитражным судом на временного управляющего обязанности провести собрание кредиторов для рассмотрения вопросов о выборе саморегулируемой организации, из числа членов которой должен быть утвержден административный, внешний или конкурсный управляющий, и о требованиях к кандидатуре такого управляющего.
Существование такой ситуации порождало вопрос о том, имеет ли залоговый кредитор право голоса на подобном собрании кредиторов, проводимом уже не в процессе наблюдения, а в ходе иной процедуры, применяемой в деле о банкротстве.

Залоговый кредитор не включился в реестр

При этом ответы исследователей на данный вопрос были диаметрально противоположными: кто-то настаивал на необходимости предоставления залоговым кредиторам права на голосование в такой ситуации <1>, а кто-то категорически отрицал подобную необходимость, одновременно отмечая при этом наличие проблемы нарушения прав залоговых кредиторов в рассматриваемом случае <2>.
———————————
<1> Губин П.Е., Смирных А.Г. Правовые проблемы утверждения арбитражных управляющих после завершения процедуры наблюдения в делах о банкротстве // Предпринимательское право. Приложение "Бизнес и право в России и за рубежом". 2011. N 3.
<2> Солодилов А.В. Статус залоговых кредиторов в деле о банкротстве: материально-правовой и процессуальный аспекты // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2010. N 7.

При всем при этом следует отметить, что если предоставление законодателем права голоса залоговым кредиторам по вопросу о выборе арбитражного управляющего еще можно отчасти объяснить попыткой разрешить указанную существовавшую на практике спорную ситуацию, то в отношении предоставления залоговым кредиторам права голоса по вопросам отстранения арбитражного управляющего, прекращения конкурсного производства и перехода к внешнему управлению найти сколько-нибудь разумное объяснение представляется весьма затруднительным.

Исполнение обязательств

В соответствии с п. 1 ст. 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.
В пункте 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" разъясняется, что к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том числе если поручитель произвел исполнение обязательства за должника лишь в части. При этом подчеркивается, что в силу обеспечительного характера обязательств поручителя последний не вправе осуществлять перешедшее к нему право во вред кредитору, получившему лишь частичное исполнение (например, препятствовать обращению взыскания на предмет залога).
Залоговый кредитор и поручитель, в части исполнивший за должника обеспечиваемое залогом основное обязательство, могут соглашением между собой определить порядок и очередность удовлетворения требований к должнику. Но в любом случае их надо рассматривать как созалогодержателей, имеющих права на удовлетворение своих требований из стоимости заложенного имущества пропорционально принадлежащим им требованиям.
Следовательно, исполнение поручителем обеспеченного залога основного обязательства в части, являясь особым случаем возникновения обязательств созалогодержательства, давало ему право участвовать в распределении полученного от продажи заложенного имущества пропорционально принадлежащему им требованию.
Вместе с тем Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" предусмотрено изменение с 1 июня 2015 года положений ст. 313 и ст. 364 ГК РФ, устанавливающее запрет поручителю, который приобрел права созалогодержателя, осуществлять приобретенные права во вред кредитору. Тем самым нормативно закреплен выработанный в практике подход, изначально сформулированный в указанном п. 30 Постановления N 42. Конкретные примеры подобных действий во вред кредитору еще предстоит выработать при применении на практике данного положения. Пока же в качестве соответствующего примера законодательно закреплен лишь запрет на удовлетворение требования поручителя, который приобрел права созалогодержателя, к должнику из стоимости заложенного имущества до полного удовлетворения требований кредитора по основному обязательству. Применительно к рассматриваемым отношениям банкротства данное положение изменяет порядок удовлетворения требований созалогодержателей, в связи с чем при недостаточности вырученных от реализации заложенного имущества средств для погашения требований первоначального кредитора поручитель, исполнивший за залогодателя его требование перед кредитором в части, может претендовать на погашение своего требования лишь в общем порядке наряду со всеми иными конкурсными кредиторами должника. Очевидно, что подобное положение вещей наиболее выгодно первоначальному залогодержателю, которому не придется делиться с поручителем полученными от реализации заложенного имущества денежными средствами.
Таким образом, статус залогового кредитора меняется в сторону предоставления ему, и без того обладающему серьезным преимуществом перед иными кредиторами, еще больших возможностей, повышающих его значимость и исключительность. Представляется, что с учетом внесенных изменений баланс интересов между залоговыми кредиторами и иными конкурсными кредиторами должника серьезно изменен в сторону защиты интересов первых, в результате чего их шансы на максимально полное удовлетворение собственных требований в рамках процедуры банкротства должника возрастают многократно, а также в значительной степени повышены возможности залоговых кредиторов влиять на проведение процедур банкротства должника.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту: