Золотая акция это специальное право

Золотая акция – условная акция, сохраняемая в руках государственного органа, ведающего приватизируемым государственным предприятием, преобразуемым в акционерное общество. Такая акция дает наопределенный период времени государственному органу решающий голос на собрании акционеров, чтонеобходимо для сохранения влияния государства на некоторые акционируемые предприятия, деятельностькоторых глубоко затрагивает государственные и общественные интересы. Золотая акция предусматривает специальное право РФ на участие в управлении акционерными обществами. Правительство РФ и органы государственной власти субъектов РФ могут принимать решение об использовании специального права («золотой акции») на управление соответствующим открытым акционерным обществом в целых обороноспособности страны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан РФ.
«Золотая акция» дает РФ или ее субъекту право вето при принятии некоторых решений общим собранием общества, а также внесения предложений в повестку дня годового общего собрания акционеров и требования созыва внеочередного общего собрания. Данное право используется государством с момента отчуждения из государственной собственности 75% акций соответствующего общества.
Таким образом, следует сделать вывод, что «золотая акция» находится в исключительной государственной собственности, т.к. она необходима для осуществления государственного контроля за рядом приватизированных предприятий, имеющих особо важное значение для Российской Федерации в целом или для ее субъектов. Следовательно, физическое лицо не вправе оформить право собственности на «золотую акцию».
Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б… Современный экономический словарь. 2-е изд., испр. М.: ИНФРА-М. 479 с… 1999.
Постановление Правительства РФ от 3 декабря 2004 г. N 738 «Об управлении находящимися в федеральной собственности акциями акционерных обществ и использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении акционерными обществами («золотой акции»)».
П. 1 ст. 38 ФЗ РФ от 21. 12. 2001 г. «О приватизации государственного и муниципального имущества» №178-ФЗ
Е.А.Суханов «Гражданское право в 4 томах: Том 2. Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права», 2008 г., стр. 65

КАК ОГРАНИЧЕНИЕ СУБЪЕКТИВНОГО ПРАВА АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА НА УПРАВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИМИ ДЕЛАМИ

Косякин К.С.

За более чем 15-летний период развития института «золотой акции», ему уделялось внимание в научной литературе. Однако несмотря на это, правовая природа «золотой акции» до сих пор не получила должного обоснования.

Впервые упомянутая в Указе Президента РФ 1992 г., «золотая акция» рассматривалась в качестве ценной бумаги, поскольку допускалось ее вовлечение в гражданский оборот. Так, предусматривалась возможность ее отчуждения путем продажи или иными способами, в результате чего она конвертировалась в обыкновенную акцию. Напротив, ее передача в залог или траст не допускалась (пункт 4 Указа).

Однако при ближайшем рассмотрении видно, что действия, предпринимаемые в отношении «золотой акции», сделками не являлись. Покупателем «золотой акции» выступало или само акционерное общество или его основные акционеры. Их интерес заключался в лишении специального права государственного образования, а не в получении специальных полномочий, поскольку таковые прекращались при отчуждении «золотой акции».

В настоящее время рассматриваемые отношения регулируются ст. 38 ФЗ от 21.12.2001 г. № 178-ФЗ (ред. от 05.02.2007 г.) «О приватизации государственного и муниципального имущества» (далее – Закон о приватизации), согласно которой в целях обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации Правительство РФ и органы государственной власти субъектов РФ могут принимать решения об использовании специального права на участие соответственно Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами (специальное право – «золотая акция»).

Действующее законодательство не предусматривает возможности закрепления «золотой акции» за муниципальными образованиями.

Решение об использовании данного специального права может быть принято при приватизации имущественных комплексов унитарных предприятий или при принятии решения об исключении открытого акционерного общества из перечня стратегических акционерных обществ независимо от количества акций, находящихся в государственной собственности.

Российская Федерация и субъекты Российской Федерации не могут одновременно использовать «золотую акцию» в отношении одного и того же открытого акционерного общества. Субъекты Российской Федерации также не могут использовать данное специальное право в отношении открытого акционерного общества, созданного путем преобразования федерального государственного унитарного предприятия, в период, когда акции этого общества находятся в федеральной собственности.

Специальное право «золотая акция» используется с момента отчуждения из государственной собственности 75 процентов акций соответствующего открытого акционерного общества.

Решение о прекращении действия специального права принимается соответственно Правительством РФ, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, принявшими решение об использовании «золотой акции». Данное специальное право действует до принятия решения о его прекращении.

«Золотая акция» предоставляет значительный объем полномочий: представители государства в совете директоров и ревизионной комиссии имеют право вносить предложения в повестку дня годового общего собрания акционеров, требовать созыва внеочередного общего собрания, знакомиться со всеми документами акционерного общества (п.3 ст.38 Закона о приватизации, п.1 ст.91 Закона об АО).

Представители, назначенные в совет директоров, участвуют в общем собрании акционеров с правом вето при принятии решений об изменении и дополнении устава или принятии устава общества в новой редакции; о реорганизации или ликвидации общества, назначении ликвидационной комиссии, утверждении промежуточного и окончательного ликвидационных балансов; об изменении уставного капитала; о совершении обществом крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Природа «золотой акции» получила в научной литературе неоднозначную оценку.

По замечанию О.Ю. Скворцова, специальное право выступает по отношению к обществу как обременение обязательственно-правового характера, имеющее специального субъекта – государство, в то же самое время это право есть особый способ управления и контроля за деятельностью приватизированного предприятия. С ним соглашается А.Б. Целовальников.

Компромиссную позицию занимает М. Гецьман, указывая, что с публично-правовыми полномочиями государства по контролю за управлением делами акционерного общества, связан ряд частноправовых обязанностей со стороны общества, во многом тех же – какие оно несет по отношению к своим акционерам.

Однако если рассматривать указанные отношения в целом как обязательственно-правовые, или же признавать гражданско-правовые обязанности со стороны акционерного общества, следует ответить на вопрос о возможности применения в отношении общества мер гражданско-правовой ответственности за неисполнение этих обязанностей. Например, обязанности возместить государству убытки, если несоблюдение установленных «золотой акцией» ограничений нарушило его имущественные интересы. Как оценить последствия таких нарушений, если в уставном капитале общества государство не имело доли участия? Можно ли обеспечить исполнение данного обязательства одним из способов, предусмотренных главой 23 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ)?

На эти и подобные им вопросы ответ будет отрицательным, и обязательственно-правовой подход неприменим к отношениям, вытекающим из «золотой акции».

В.П. Камышанский полагает, что при «золотой акции» происходит ограничение правосубъектности общества, когда отдельные правомочия по управлению акционерным обществом обладатель специального права «золотой акции» может осуществлять самостоятельно без учета мнения остальных акционеров.

Н.Н. Пахомова считает, что реализация «золотой акции» есть реализация ограничений в отношениях между акционерами, состоящая в том, что обладатель «золотой акции» принимает решения без учета воль других акционеров.

Точка зрения Н.Н. Пахомовой представляется ошибочной. Государственное образование может не являться акционером, не обладать долей в уставном капитале акционерного общества, но вместе с тем, осуществлять специальное право «золотую акцию». И указанные ограничения проявляются не столько в отношениях с другими акционерами, сколько в отношениях с самим обществом, препятствуют реализации его воли.

Специальное право «золотая акция» является публично-правовым по своей природе, направлено на защиту не частных, а общественных (государственных) интересов, и это лишний раз доказывают основания его применения, которые вытекают из положений ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и рассматриваются в качестве оснований ограничения гражданских прав и свобод.

Согласно указанной норме Конституции права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В соответствии с практикой Конституционного Суда РФ эти положения Конституции распространяются на юридических лиц.

Сравнивая положения ст. 38 Закона о приватизации с частью 3 ст. 55 Конституции, можно увидеть, что в Законе отсутствуют такие основания как защита основ конституционного строя, а также защита прав и законных интересов лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации.

Данный подход объясняется специфической деятельностью открытых акционерных обществ, в которых используется специальное право. Это могут быть оборонные предприятия или предприятия особого федерального (регионального) значения, в том числе исключенные из перечня стратегических акционерных обществ, а «золотая акция» преследует цели защиты внутренних интересов Российской Федерации. Интересы иностранных граждан или лиц без гражданства могут не совпадать или даже противоречить интересам нашей страны.

Вряд ли деятельность акционерных обществ может нанести вред основам конституционного строя, поэтому данное основание применения золотой акции также не нашло отражения в законе.

Особо необходимо отметить последнее основание применения «золотой акции» — защиту нравственности. Ответить на вопрос о том, каким образом участие в управлении делами коммерческой организации может предотвратить нарушение нравственности, оказывается непросто. Полагаем, что данное положение из закона следует исключить.

Более точно установить основания и пределы применения «золотой акции» поможет практика Конституционного Суда РФ по применению ч. 3 ст. 55 Конституции.

В соответствии с разъяснениями Конституционного Суда РФ, возможные ограничения свободы предпринимательской деятельности должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональными, соразмерными, необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей и не должны затрагивать существо конституционных прав, т.е. не ограничивать пределы и применение соответствующих конституционных норм.

Для любой коммерческой организации первоочередное значение имеет конституционная норма о свободе экономической деятельности (ст. 8 Конституции РФ). Считаем, что ограничением пределов и применения данной нормы может выступить полный запрет экономической деятельности для акционерного общества (в том числе, на некоторый период), независимо от того, будет ли он определен самым явным образом или вытекать из содержания отдельных решений государственных образований.

Вряд ли можно признать адекватным, пропорциональным и соразмерным ограничение права акционерного общества увеличить номинальную стоимость акций в пределах нераспределенной прибыли по итогам финансового года, поскольку это неспособно ухудшить его экономическое положение, но, напротив, повысит инвестиционную привлекательность общества.

Можно найти и другие частные случаи, когда применение золотой акции будет выглядеть малообоснованным (например, по сферам деятельности акционерных обществ).

Практику применения «золотой акции» следует развивать, опираясь на сравнительно-правовой анализ, используя опыт других стран в этой области.

C 2002 г. Суд Евросоюза рассмотрел несколько дел по обращениям Еврокомиссии о законности применения «золотых акций» в странах ЕС. В отношении ряда акционерных обществ Союзные Государства предусматривали за собой специальные права на участие в управлении делами обществ, позволявшие заблокировать решения по наиболее важным вопросам их деятельности

«В трех решениях по применению «золотых акций», вынесенных Судом 4 июня 2002 г. он не признал за Союзными Государствами такие права…

В этих решениях Суд основывался на идее свободного перемещения средств производства для проверки обоснованности национальных законоположений, защищавших приватизированные корпорации от открытого выхода на единые финансовые рынки. Суд нашел данные положения, являвшиеся дискриминационными по отношению к иностранным инвесторам, несовместимыми с Соглашением (о Евросоюзе).

Суд также оценил недискриминационные положения (в частности, запреты на свободное перемещение средств производства, применявшиеся безотносительно к внутренним и иностранным инвесторам) в соответствии с принципом пропорциональности: …как несовместимые с Соглашением, если i) цели, преследуемые Союзными Государствами относятся только к общему финансовому интересу и не могут быть поэтому определены как легитимное оправдывающее основание; ii) такие цели находятся в пределах законных публичных интересов но Союзные Государства, преследуя их, вышли за рамки необходимого для этих целей.

Союзные Государства по-разному определяли ограничения, установленные «золотой акцией».

Статья 2 Декрета № 93-1298 от 13 декабря 1993 г. Республики Франция устанавливала следующие ограничения в Societe Nationale Elf-Aquitaine:

а) любое прямое или косвенное участие физического или юридического лица, самостоятельное или совместно с другими лицами, которое превысит 1/10, 1/5 или 1/3 уставного капитала или прав голоса в компании должно быть предварительно разрешено Министром экономики;

b) право отклонить любое решение об отчуждении или залоге активов, перечисленных в приложении к Декрету: большей части имущества четырех дочерних компаний.

Положениями Королевского Декрета Бельгии от 10 июня 1994 года «золотая акция» следующим образом ограничивала права Societe nationale de transport par canalisations:

а) предварительное уведомление о любом отчуждении, передаче в залог или изменениях в установленном использовании системы трубопроводов, выступающих в качестве основной инфраструктуры внутреннего перемещения энергоресурсов, должно быть направлено ответственному Министру, который отклоняет данные операции, если сочтет, что они нанесут ущерб национальным интересам в энергетическом секторе.

b) Министр может назначить двух представителей Федерального правительства в совет директоров компании. Данные представители могут направлять Министру предложения об отмене любого решения совета директоров, которое они сочтут противоречащим основным направлениям энергетической политики страны, включая правительственные задачи в отношении энергетических ресурсов страны.

Право на управление делами Distrigaz было ограничено Положением Королевского Декрета Бельгии от 10 июня 1994 г.:

а) предварительное уведомление о любом отчуждении, передаче в залог или изменении в стратегических активах компании должно быть направлено ответственному Министру, который вправе отклонить подобные операции, если сочтет, что они нанесут ущерб национальным интересам в энергетическом секторе;

b) Министр может назначить двух представителей Федерального Правительства в совет директоров компании. Данные представители могут направлять Министру предложения об отмене любого решения совета директоров или исполнительного комитета, которое они сочтут противоречащим основным направлениям энергетической политики страны.

Одним из последних решений Суда Евросоюза от 28 сентября 2006 года была отменена «золотая акция» (специальная доля), установленная Королевством Нидерланды в отношении Koninkijke KPN NV (телекоммуникационная связь) и TPG NV (почтовая связь). Действие «золотой акции» распространялось на следующие вопросы, в отношении которых Королевство Нидерланды обладало специальным правом предварительного утверждения решений органов компании:

— эмиссия акций компании;

— ограничение или отмена любых преимущественных прав рядовых акционеров;

— приобретение или распоряжение компанией долей в своем капитале, составляющей более 1% от общего количества акций;

— прекращение специальной доли в уставном капитале;

— осуществление прав голоса, предоставленных акциями KPN Telecom BV или PTT Post Holdings BV (или другого юридического лица согласно ст. 4(1) Закона о почтовой связи), касающихся предложений о ликвидации, слиянии или разделении, приобретении долей в собственном капитале компании и внесения изменений в уставы, определяющие полномочия общего собрания этих компаний в данных вопросах;

— передачу специальной доли и ряд других.

Следует отметить и то, что в данном случае «золотая акция» была установлена не специальным законом, а уставами компаний в момент их приватизации.

Ценное значение для отечественной законодательной и правоприменительной практики может иметь толкование юридических понятий Судом Евросоюза.

Так, по мнению суда, об угрозе общественной безопасности можно говорить при наличии подлинной и достаточно серьезной угрозы основополагающим ценностям общества (Commission v Belgium, 2002).

Среди предложенных Судом Евросоюза толкованием принципов соразмерности и пропорциональности (not to go beyond what is necessary for that purpose) ограничений при установлении «золотой акции»:

— уважение к автономии принятия решений компании, когда инициатива контроля возложена на публичный орган и предварительное согласование не требуется (эта задача может быть обеспечена представителями государства в совете директоров без права голоса);

— ограниченные временные рамки для принятия решения публичным органом;

— формальное обоснование решения;

— возможность устранения ошибки правоприменителя в судебном порядке.

Защита прав акционерных обществ от необоснованного применения «золотой акции» может осуществляться путем оспаривания ненормативного акта, на основании которого установлено данное специальное право, или признания незаконными действий государственного образования в лице соответствующего органа, реализующего данное специальное право, а также в форме возмещения причиненных обществу убытков.

В качестве примера можно привести конфликт между ОАО «Уфимский завод эластомерных материалов, изделий и конструкций» и Правительством Башкирии. Компания добилась отмены «золотой акции» в Федеральном арбитражном суде Уральского округа в феврале 2007 года. 4 мая 2007 года Правительство Башкирии издало постановление о прекращении действия «золотой акции», однако 6 июня этого же года премьер-министр республики новым постановлением повторно установил «золотую акцию» в отношении общества.

По-видимому, для того, чтобы защитить акционерное общество от подобных злоупотреблений, необходимо ввести персональную административную ответственность соответствующих должностных лиц.

Решение суда о прекращении действия «золотой акции» означает, что отсутствуют фактические и правовые основания для ограничения прав акционерного общества. Повторное установление данного специального права, однажды отмененного решением суда, является грубым нарушением субъективного права акционерного общества на управление собственными делами.

По факту необоснованного применения «золотой акции» в Арбитражный суд Республики Башкортостан обратилось ОАО «Ишимбайский машиностроительный завод». Истец просил признать незаконными действия ответчика, Государственного комитета Республики Башкортостан по управлению государственной собственностью, по использованию специального права «золотая акция» в отношении акционерного общества и об отмене права «вето», примененного к решению общего внеочередного собрания акционеров от 20.04.2001 г.

В удовлетворении исковых требований было отказано. Отменяя решение арбитражного суда, Президиум ВАС РФ указал на необходимость исследования вопроса о прекращении действия данного специального права, введенного с момента регистрации общества 01.02.1994 г. сроком на три года.

Также был отклонен довод арбитражного суда о неподведомственности арбитражному суду требования о признании недействительными действий по использованию ответчиком права «вето», связанного с требованием о признании неправомерными действий по использованию «золотой акции».

Оценивая предъявленные истцом требования, нельзя не отметить ряд процессуальных нарушений, допущенных при определении предмета иска. Истец просил признать незаконными действия государственного образования и, одновременно, отменить право «вето». Такой способ защиты гражданских прав как отмена «права» гражданскому законодательству не известен.

Хотя данное специальное право представляет собой публично-правовое ограничение деятельности акционерного общества, оно реализуется не в прямом административном (запретительном) порядке, но с учетом особенностей принятия решений в акционерных обществах.

Поэтому в той или иной ситуации может применяться как исковой порядок защиты права, так и порядок производства по делам из публично-правовых отношений.

В рассмотренном деле оспаривались действия по применению права «вето» на общем собрании акционеров, поэтому правильно был выбран общий исковой порядок защиты прав акционерного общества. В качестве предмета иска необходимо было указать на признание недействительными действий ответчика по применению права «вето» на общем собрании акционеров.

Нельзя требовать отмены права «вето», примененного на конкретном общем собрании акционеров. Применение права «вето» — это одно из возможных действий представителей государственного образования при осуществлении «золотой акции». Вместо этого, следует требовать признания незаконными действий представителей государства, в том числе по осуществлению права «вето».

Также акционерное общество, чьи права нарушены, может требовать признания недействительным ненормативного или нормативного акта, которым установлено специальное право «золотая акция».

В качестве примера можно привести заявление ОАО «Чебоксарского завода строительных материалов» о признании недействующими отдельных положений нормативных правовых актов Кабинета Министров Чувашской Республики, которыми в отношении общества было предусмотрено специальное право «золотой акции», которое рассматривалось Верховным Судом Чувашской Республики.

В другом деле Президиум ВАС РФ оставил в силе постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Омской области, которым было признано недействительным распоряжение Главы администрации Омской области и распоряжение Комитета по управлению имуществом Омской области от 23.02.2000 г., установившее специальное право («золотую акцию») на участие Омской области в управлении акционерным обществом «Омский завод металлоконструкций».

Президиум ВАС РФ отметил, что срок действия «золотой акции» в обществе истек 09.03.1997 г., и в этих условиях установление специального порядка управления акционерным обществом, в том числе путем введения специального права («золотой акции») на участие в управлении, не основано на законе.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 14 марта 2003 года признаны недействительными положения ряда постановлений Правительства Москвы, необоснованно продливших срок действия «золотой акции» по истечении предусмотренного законодательством трехлетнего срока в ОАО «Домостроительный комбинат № 2».

Согласно абзацу 2 ст. 13 ГК РФ в случае признания судом акта недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными ст. 12 ГК РФ.

В частности, может быть заявлено требование о возмещении убытков. Убытки, причиненные юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа подлежат возмещению Российской Федерацией или соответствующим субъектом Российской Федерации (ст. 16 ГК РФ).

Факты незаконного и необоснованного применения «золотой акции», в результате которых были нарушены права, законные интересы акционерного общества или его акционеров и были причинены убытки можно рассматривать с общих позиций гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный государственными органами и их должностными лицами (ст. 1069 ГК РФ).

Предъявление требований на основании ст. 16 и ст. 1069 ГК РФ следует отличать от требований, которые можно предъявить на основании п. 6 ст. 71 ФЗ об АО, закрепившим ответственность представителей государства или муниципального образования в совете директоров (наблюдательном совете) наряду с другими членами совета директоров (наблюдательного совета) открытого акционерного общества.

Представители государства, осуществляющие специальное право («золотую акцию») не отвечают требованиям, установленным п. 1 ст. 71 ФЗ об АО. Требования добросовестности и разумности, предъявляемые к членам органов управления акционерного общества, относятся, прежде всего, к предпринимательской деятельности общества. Действовать добросовестно и разумно означает действовать в установленных законом рамках в целях получения обществом максимальной прибыли, избегая необоснованного риска.

В отличие от других членов совета директоров, представители, действующие на основании «золотой акции» защищают, прежде всего, публичные интересы, и часто могут преследовать иные, нежели достижение прибыли, цели.

В ряде случаев действия и решения представителей, осуществляющих право «золотой акции», могут противоречить интересам акционерного общества, ввиду того, что они призваны защищать не частный, а публичный (государственный) интерес.

С учетом того, что действующее законодательство не предусматривает возможности закрепления «золотой акции» за муниципальными образованиями, необходимо решить вопрос о судьбе «золотых акции», которые были установлены до внесения соответствующих изменений в законодательство.

Так, применительно к акционерным обществам, в отношении которых наряду со специальным правом муниципального образования было также установлено специальное право Российской Федерации, после вступления в силу Закона о приватизации продолжает действовать специальное право Российской Федерации (п. 18 ст. 43 Закона о приватизации).

Ряд авторов отмечают, что специальные права муниципальных образований, установленные в отношении акционерных обществ на основании Закона о приватизации 1997 года, продолжают действовать. Данная точка зрения получила легальное подтверждение в Постановлении Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах». Пункт 3 данного Постановления определяет, что действие специального права на участие Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в управлении акционерным обществом («золотой акции») прекращается с момента принятия соответствующего решения Правительством Российской Федерации, органом власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления решения о прекращении действия этого права.

Считаем такой подход очередным следствием заблуждения относительно природы «золотой акции». Будучи механизмом ограничения гражданских прав, данное специальное право подлежит прекращению, если законодатель более не усматривает оснований к его применению в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

На сегодняшний день «золотые акции» муниципальных образований могут быть прекращены в судебном порядке. Возможно, для этого потребуются разъяснения Конституционного Суда РФ.

При защите прав акционерного общества, следует учитывать, что «золотая акция» не освобождает государственное образование от обязанности соблюдать формальные требования, связанные с участием в управлении делами акционерного общества.

Так, ФАС Восточно-Сибирского округа было отказано в иске Министерству имущественных отношений Российской Федерации к ОАО «Братсккомплексхолдинг» о признании недействительными решений годового общего собрания ОАО «Братсккомплексхолдинг» и признании незаконными действий регистратора ОАО «ЦМД», выразившихся в отстранении представители Российской Федерации в Совете директоров ОАО «Братсккомплексхолдинг» от участия в общем собрании.

Суд кассационной инстанции основывался на том, что истец не проявил должной осмотрительности и заботливости при замене представителя государства в Совете директоров ОАО «Братсккомплексхолдинг», что привело к обоснованному недопущению лица, явившегося на общее собрание акционеров, к участию в данном собрании. В частности, у регистратора имелось письмо истца об отзыве доверенности у данного лица. Кроме того, истец был ознакомлен с вопросами повестки дня собрания, ему своевременно был предоставлен бюллетень для голосования, а неучастие его в общем собрании акционеров было вызвано несвоевременной подготовкой документов по замене представителя.

Полагаем, что дальнейшее развитие отечественной практики применения «золотой акции» должно идти по пути закрепления четких и обоснованных пределов ее применения в отношении акционерных обществ, с учетом выработанных Судом Евросоюза принципов ограничения прав юридических лиц на управление делами и в строгом соответствии с практикой Конституционного Суда РФ.

Указ Президента РФ от 16.11.1992 г. № 1392 «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» // САПП РФ. 1992. № 21. Ст. 1731.

СЗ РФ. 2002. № 4. Ст. 251. 2007. № 7. Ст. 834.

Скворцов О.Ю. Приватизационное право: учебное пособие. М., 1999. С. 140.

Целовальников А.Б. Особенности управления в акционерных обществах, созданных в процессе приватизации государственного и муниципального имущества // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 7. С. 13.

Гецьман М. «Акция» без акции // ЭЖ-Юрист. 2005. № 24. С. 6.

Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000. С. 251.

Пахомова Н.Н. Цивилистическая теория корпоративных отношений. Екатеринбург, 2005. С. 135.

См, например: Постановление Конституционного Суда РФ от 30.01.2001 г. № 2-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта «д» пункта 1 и пункта 3 статьи 20 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ»…» // СЗ РФ. 2001. № 7. Ст. 701.

Case C-483/99: Commission of the European Communities v French Republic // http://curia.eu.int.

Case C-503/99: Commission of the European Communities v Kingdom of Belgium // http://curia.eu.int.

Commission v France. 4 June 2002. Case C-483/99. Commission v Belgium. 4 June 2002. Case C-503/99 // http://curia.eu.int.

Коммерсантъ. 23.06.2007. № 108. http://www.kommersant.ru/region/kazan/ .

Постановление Президиума ВАС РФ № 4376/02 от 24.12.2002 г. // Вестник ВАС РФ. 2003. № 4.

Определение Верховного Суда РФ № 31-Г05-12 от 09.11.2005 // СПС «Консультант-Плюс».

Постановление Президиума ВАС РФ от 30.01.2002 г. № 5549/01 по делу № К/У-94 // Вестник ВАС РФ. 2002. № 5.

Постановление ФАС Московского округа от 18.09.2003 г. № КА-А40/6824-03 // СПС «Консультант-Плюс: ФАС всех округов».

Вестник ВАС РФ. 2004. № 1.

Ж. Т. Ламбаев*

«ЗОЛОТАЯ АКЦИЯ» И ПРЕДЕЛЫ ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы о пределах действия специального права государства («золотой акции») при его участии в акционерных обществах. Автор выдвигает мнение о том, что «золотая акция» — это институт, в котором интересы государства конкурируют с интересами акционерного и общества и другими акционерами. Это приводит к выводу о необходимости четкого ограничения сферы применения «золотой акции». На этой основе автор называет пять критериев, по которым определяется сфера действия «золотой акции», среди которых: цели введения «золотой акции», субъект «золотой акции», вид юридического лица, в отношении которого введена «золотая акция», размер доли (количество акций) в уставном капитале акционерного общества и срок действия «золотой акции».

Анализируются литературные источники, положения действующего законодательства и правоприменительной практики, а также опыт зарубежных правопорядков. Автор призывает к необходимости мягкого подхода к институту «золотой акции», который основывается на справедливом балансе и разумном сочетании интересов акционера-государства, остальных акционеров и самого акционерного общества.

Ключевые слова: «золотая акция», специальное право, государство-акционер, государственные компании, хозяйственные общества с государственным участием, корпоративное право, публично-правовые образования, закон о приватизации, акционерные общества, ограничение прав акционеров.

001: 10.17803/1994-1471.2016.70.9.093-100

Участие государства в хозяйственных обществах неизменно накладывает свой отпечаток на характер складывающихся в связи с этим правоотношений. В особенности это заметно при использовании государством специального права («золотой акции»). Вместе с тем содержание предоставляемых государству прав и их влияние на правовое положение других участников корпоративных правоотношений вызывает необходимость установления четких границ применения института «золотой акции» в российском гражданском праве.

В юридической литературе давно обращено внимание на ограничивающий эффект «золотой акции». По мнению одних исследователей, «золотая акция» выступает ограничением правосубъектности акционерного общества1, по мнению других, она ограничивает не само общество, а его акционеров, поскольку «обладатель «золотой акции» принимает решения без учета воль других акционеров»2. Конечно же, такой ограничивающий эффект нежелателен для частноправовых отношений, которые по своей природе являются отношениями юридического равенства и автономии воли.

1 Камышанский В. П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000. С. 251.

2 Пахомова Н. Н. Цивилистическая теория корпоративных отношений. Екатеринбург, 2005. С. 135.

© Ламбаев Ж. Т., 2016

* Ламбаев Жаргал Тумунович, ассистент кафедры гражданского права и процесса Бурятского государственного университета, магистр юриспруденции lambaev2010@yandex.ru

670018, Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Михалева, 25

Сказанным обусловлена необходимость четкого определения сферы применения «золотой акции», с тем чтобы не допустить необоснованного вторжения в частные интересы.

Меры, с помощью которых ограничивается действие «золотой акции», обнаруживаются в законодательстве, в судебных актах, а также в практике применения данного института зарубежными правопорядками. С помощью научной систематизации эти меры могут быть разделены по нескольким критериям:

1) по целям введения «золотой акции»;

2) по субъекту «золотой акции»;

3) по виду юридического лица, в отношении которого введена «золотая акция»;

4) по размеру доли (количеству акций) в уставном капитале акционерного общества;

5) по сроку действия «золотой акции». Иногда в литературе предлагаются и другие

меры, ограничивающие действие «золотой акции», такие как масштабы применения «золотой акции»3 и отрасли экономики, в которых может быть применена «золотая акция». Так, О. И. Грищенко считает целесообразным «на законодательном уровне закрепить перечень стратегических отраслей, в которых разумно вводить» данный институт4. А. Е. Молотников и Д. И. Текутьев считают необходимым ограничить действие «золотой акции» акционерными обществами, имеющими важное стратегическое значение для обороны и безопасности го-сударства5. С нашей точки зрения, предложенные критерии не могут быть положены в основу ограничения сферы применения «золотой акции», поскольку они являются экономическими, а не правовыми. Иначе говоря, они не обладают теми юридически значимыми характеристиками, которые должны лежать в основе построения любой юридической конструкции.

Итак, ограничение по целям введения «золотой акции» обычно является первым критерием, на который указывает законодательство. Зарубежные правопорядки, определяя целевое назначение «золотой акции» обычно ограничиваются отсылкой к необходимости обеспечения «национальных интересов» при ее использовании. Эта формулировка была справедливо оценена в литературе в качестве «широко определяемого термина»6. В части 1 ст. 38 Закона о приватизации7 указывается, что «золотая акция» вводится в «целях обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации». В литературе эта формулировка также вызвала отрицательное отношение. По мнению Д. И. Дедова, она делает сферу применения «золотой акции» чрезвычайно широкой. «Столь широкий перечень публичных целей, включающий помимо конкретных интересов безопасности еще и абстрактные интересы граждан, создает широкие возможности по ограничению корпоративного управления, позволяет государству оказывать серьезное давление на бизнес, рождает предпосылки для коррупции и произвольного вмешательства в экономику»8. С этим мнением солидарны А. Е. Молотников и Д. И. Текутьев, которые предлагают закрепить исчерпывающий перечень оснований вмешательства государства в дела акционерных обществ. По их мнению, наличие такой абстрактной формулировки, как «защита нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан» может порождать злоупотребления и, как следствие, ограничение свободы предпринимательской деятельности акционерных обществ9 .

4 Грищенко О. И. Участие государства в акционерных обществах: правовые проблемы : дис. … канд. юрид. наук. М., 2014. С. 168.

5 Молотников А. Е., Текутьев Д. И. Правовые проблемы участия государства в акционерных обществах // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2012. № 7. С. 34—44.

6 Grundmann S., Moslein F. Op. cit. P. 16.

7 Федеральный закон от 21 декабря 2001 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» // СЗ РФ. 2002. № 4. Ст. 251.

8 Дедов Д. И. «Золотая акция» и публичные интересы // Юрист. 2003. № 9.

9 Молотников А. Е., Текутьев Д. И. Указ. соч.

Действительно, формулировка ч. 1 ст. 38 Закона о приватизации неудачна по нескольким причинам. Во-первых, излишним, с нашей точки зрения, является указание на такое основание введения «золотой акции», как «защита нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан». Очевидно, что для защиты этих объектов могут быть использованы другие средства (и не только гражданско-правовые).

Во-вторых, указанная норма может быть истолкована чрезвычайно широко. Имеющаяся формулировка позволяет подвести под эти цели практически любые резоны, по которым государство решит ввести «золотую акцию». Однако широкие формулировки закона не являются для гражданского права чем-то новым. Еще в начале XX в. известный цивилист И. А. Покровский обращал внимание на опасность так называемых «каучуковых параграфов» и в целом относился к ним отрицательно10. Как мы видим сегодня, гражданское право до сих пор так и не преодолело этой проблемы. Поэтому целевой критерий с научной точки зрения нельзя признать надежным.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Второй критерий, по которому ограничивается сфера применения «золотой акции» — по ее субъекту, подразумевает три момента. Во-первых, ограничивается круг субъектов «золотой акции»: ими могут быть лишь два вида лиц: Российская Федерация и ее субъекты. Как известно, муниципальные образования из числа субъектов «золотой акции» исключены. Во-вторых, ограничивается круг органов, по решению которых вводится «золотая акция». На федеральном уровне такое решение принимается Правительством РФ, на региональном — соответствующим органом власти субъекта Российской Федерации. В-третьих, применять «золотую акцию» может лишь одно публичное образование (не допускается одновременное использование двух «золотых акций» в отношении одного и того же акционерного общества). Как видно, по этому критерию в законе имеются вполне понятные указания.

Третий критерий — по виду юридического лица, в отношении которого применима «золотая акция», — не так однозначен, как

это может показаться со стороны. Закон ограничил действие «золотой акции» акционерными обществами, исключив возможность применения аналогичного института в обществах с ограниченной ответственностью. Но во всяком ли акционерном обществе может быть применена «золотая акция»? Иначе говоря, ограничивается ли применение «золотой акции» акционерными обществами, созданными в порядке приватизации? В статье 38 Закона о приватизации говорится, что решение об использовании «золотой акции» может быть принято: (1) при приватизации имущественных комплексов унитарных предприятий или (2) при принятии решения об исключении открытого акционерного общества из перечня стратегических акционерных обществ. Следовательно, такой способ приватизации, как внесение государственного имущества в уставный капитал акционерного общества, не подпадает под действие «золотой акции». Однако второй из названных случаев (исключение из перечня стратегических обществ) с приватизационными правоотношениями непосредственно не связан. Проверим, следует ли отсюда общий вывод о том, что «золотая акция» может быть применена и за пределами законодательства о приватизации. Положительный ответ на этот вопрос, очевидно, повлек бы отнесение рассматриваемого специального права к институтам корпоративного права вообще, а не к институтам приватизационного законодательства. В этом случае «золотая акция» как наиболее существенное право публично-правового образования должна быть закреплена в общем для всей отрасли акте — ГК РФ, а не в одном из специальных законов, регулирующих лишь одно из оснований приобретения государством корпоративных прав. В нынешнем же виде «золотая акция» является институтом приватизационного законодательства. Об этом свидетельствует ее историческое прошлое («золотая акция» является порождением приватизационного законодательства11) и ее место в современной правовой системе («золотая акция» регулируется Законом о приватизации). Использование же «золотой акции» в акцио-

10 Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 2001. С. 95 и след.

нерных обществах, исключенных из перечня стратегических, лишь подтверждает неопределенность позиции законодателя по вопросу о площади применения «золотой акции».

Суммируя эти рассуждения, можно сделать вывод о том, что действие «золотой акции» должно ограничиваться ее применением к акционерным обществам, созданным в порядке приватизации, и только к ним.

Четвертый критерий — ограничение действия «золотой акции» по количеству акций, находящихся во владении публично-правового образования. Закон о приватизации указывает, что «золотая акция» используется с момента отчуждения из государственной собственности 75 % акций соответствующего акционерного общества. В литературе и в правоприменительной практике эта норма была истолкована так, что применение «золотой акции» не зависит от количества акций акционерного общества, находящихся в собственности публичного образования, но использование специального права возможно лишь при отчуждении 75 % акций общества. Именно так понимают эту норму А. Е. Молотников и Д. И. Текутьев, которые, развивая эту мысль, пишут, что если государство впоследствии увеличит свой пакет в обществе и станет собственником более 25 % акций, оно вновь лишится возможности использовать свое специальное право. То есть «для того чтобы использовать «золотую акцию», у государства должно быть от 0 до 25 % акций общества», — заключают авторы12 .

Мнение о том, что государство может применить «золотую акцию» даже в тех обществах, в которых оно акционером не является, довольно распространено в юридической литературе13. Отчасти эта позиция опирается на зарубежный опыт. В частности, ст. 762 Обязательственного закона Швейцарии, которая предусматривает, что «если корпорация публичного права, такая как конфедерация, кантон, округ или коммуна, имеет обществен-

ный интерес в акционерном обществе, устав общества может предоставить ей право делегировать представителей в административный совет или в ревизионный орган, даже если она не является акционером»14.

Следуя этой точке зрения, можно прийти к выводу о том, что обладание «золотой акцией» может соотноситься с обладанием государством самими акциями в следующих сочетаниях:

1) государство обладает только акциями;

2) государство обладает и акциями, и «золотой акцией»;

3) государство обладает только «золотой акцией».

Ход этих рассуждений приводит к довольно парадоксальному выводу о том, что государство может пользоваться таким «сильным» правом, каковой является «золотая акция» даже тогда, когда корпоративные права у него вовсе отсутствуют. Этот взгляд, вкупе с приписываемыми «золотой акции» бессрочностью и возможностью применения за рамками приватизационного права делает ее некой абсолютной силой, противостоять которой не в силах ни само общество, ни прочие акционеры. Пожалуй, аналогов этой ситуации в корпоративном праве нет.

С приведенной точкой зрения трудно согласиться. Действительно, диспозиция ст. 38 Закона о приватизации не уточняет, в каких именно акционерных обществах (с государственным участием или без такового) «золотая акции» применима. Но на это можно возразить, что сама норма, устанавливающая право «золотой акции», предусматривается именно приватизационным законодательством и только им. Поэтому вполне разумно полагать, что «золотая акция» может быть введена лишь в отношении акционерных компаний, образованных в результате приватизации и в которых государство имеет акции. В противном случае деятельность акционерного общества не подпадает под регулирование законодательства

12 Молотников А. Е., Текутьев Д. И. Указ. соч.

14 Агеев А. Б. Акционерное законодательство Швейцарии. Постатейный комментарий. М., 2005. С. 156.

о приватизации. Помимо этого критического аргумента, нелишне вообразить, в какой произвол со стороны государства может вылиться практика установления «золотой акции» тогда, когда государственному органу или (отдельному должностному лицу) покажется целесообразным установить такое право (и это при наличии у государства иных инструментов для контроля над деятельностью тех или иных компаний)15. Что же касается используемой в п. 1 ст. 38 Закона о приватизации формулировки «независимо от количества акций, находящихся в государственной собственности», то ее, очевидно, следует трактовать именно как предполагающую наличие у государства определенного количества акций.

Конечно, этот вывод с точностью не следует из действующего законодательства, как не следует он и из реальной практики участия государства в акционерных обществах16. Но равным образом нет оснований отказать ему в законодательном закреплении в обозримом будущем. Такое решение, с нашей точки зрения, будет в большей степени соответствовать основным гражданско-правовым принципам и идеям корпоративного права.

Известно, что в некоторых правопорядках «золотая акция» представляет собой субъективное право, ограниченное сроком действия (срочное право). Такой подход принят в европейских государствах, где «золотая акция» может автоматически прекратиться ввиду ис-

течения срока ее действия (Франция), ее выкупа самим обществом (Великобритания)17 Таким образом, пятый критерий, ограничивающий «золотую акцию», связан со сроком ее действия.

Отметим, что в отечественном законодательстве был период, когда «золотая акция» ограничивалась 3-летним сроком действия. Такой срок был закреплен в Указе Президента РФ от 16.11.1992 № 139218, впервые введшим институт «золотой акции» в российском праве. Ныне действующий закон никак не ограничивает срок действия специального права, в результате чего напрашивается вывод о том, что это право может действовать бессрочно. Единственным же основанием прекращения «золотой акции» является решение о ее прекращении тем же органом, который вводил ее (ч. 5 ст. 38 Закона о приватизации). Не может быть она и прекращена судом, поскольку в законе отсутствуют соответствующие правовые механизмы. Обширная судебная практика по искам о прекращении «золотой акции» с наглядностью свидетельствует о том, что в абсолютном большинстве дел суды отказывают в иске, ссылаясь на то, что «доказательств прекращения «золотой акции» (т.е. решения компетентного государственного органа) истцом не представлено»19. Помимо всего прочего, в судебной практике встречается случай, когда признанная по решению суда прекращенной «золотая акция» устанавливается повторно.

15 См.: Федеральный закон от 29 апреля 2008 г. № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» // СЗ РФ. 2008. № 18. Ст. 1940 ; Указ Президента РФ от 4 августа 2004 г. № 1009 «Об утверждении перечня стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ» // СЗ РФ. 2004. № 32. Ст. 3313.

16 По данным, приводимым К. С. Косякиным, на 2003 г. Российская Федерация использовала данное специальное право в отношении 640 акционерных обществ, не являясь при этом акционером в 148 из них (см.: Косякин К. С. Основания применения «золотой акции» и последствия ее необоснованного применения // Право и экономика. 2008. № 9).

17 Grundmann S., Moslein F. Op. cit. P. 17.

18 Указ Президента РФ от 16 ноября 1992 № 139 «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» // Российская газета. 20.11.1992.

19 См.: постановление ФАС Московского округа от 28.02.2014 № Ф05-172/2014 по делу № А40-27076/13 ; постановление ФАС Уральского округа от 11.06.2008 № Ф09-3762/08-С4 по делу № А07-14889/07-Г-ШЭТ ; постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2008 № 18АП-1472/2008 по делу № А07-14889/2007 ; постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2013 № 09АП-37441/2013 по делу № А40-27076/13 ; постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2012 № 09АП-7529/2012 по делу № А40-102851/11-34-920.

Так, ОАО «Уфимский завод эластомерных материалов, изделий и конструкций» по суду добилось у Республики Башкирии прекращения «золотой акции» в связи с истечением срока ее действия. Позже, после того, как дело было рассмотрено Федеральным арбитражным судом Уральского округа (февраль 2007 г.) и было отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ (март 2007 г.), премьер-министр Республики своим постановлением повторно установил «золотую акцию» в отношении общества (июнь 2007 г.). С позиций сегодняшнего законодательства такие действия вполне могут квалифицироваться как злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Предпринятое исследование заставляет нас прийти к некоторым общим выводам. Юридическая конструкция «золотой акции», несомненно, делает ее наиболее важным и сильным из числа тех специальных прав, которыми располагает государство. Но возможности, которые «золотая акция» дает государству, пропорциональны тем ограничениям, которые претерпевают само акционерное общество и его акционеры. Здесь, на стыке двух интересов — государства и акционеров — требуется подход, разумно сочетающий интересы обеих сторон. Он достигается с помощью различных мер, вырабатываемых законом и судебной практикой. В европейском праве, где проблема «золотой акции» во многом обусловлена противоборством интеграционных процессов

и стремлением государств — членов Евросоюза обеспечить национальные интересы, необходимость ограничения «золотой акции» обсуждается давно. В частности, Суд Европейского Союза выработал три критерия легитимности «золотой акции»:

1) недискриминационный характер (не допускается дискриминация по признаку происхождения капитала);

2) объективность («золотая акция» должна устанавливаться на основе постоянных и объективных критериев);

3) соответствие принципу пропорциональности (ограничения, устанавливаемые «золотой акцией», должны быть объективно необходимыми и пропорциональными преследуемой цели)20 .

В свою очередь, на требования справедливости, адекватности, пропорциональности и соразмерности ограничений свободы предпринимательской деятельности указывает Конституционный Суд РФ21 .

Изложенное выше отчетливо показывает, что институт «золотой акции» — это институт, в котором интересы государства конкурируют с интересами акционерного и общества и другими акционерами. И эффективность этого института зависит от справедливого баланса и разумного сочетания этих противоборствующих интересов. Такой мягкий подход к рассматриваемому институту в полной мере соответствовал бы политике гражданского права.

БИБЛИОГРАФИЯ

1 . Агеев А. Б. Акционерное законодательство Швейцарии. Постатейный комментарий. — М. : Статут,

2005. — 237 с.

2 . Белов В. А., Пестерева Е. В. Хозяйственные общества. — М. : Центр ЮрИнфоР, 2002. — 333 с.

3 . Грищенко О. И. Участие государства в акционерных обществах: правовые проблемы : дис. канд.

юрид. наук. — М., 2014. — 203 с.

20 Kuznetsov I. The Legality of Golden Shares under EC Law // Hanse Law Review. Vol. 1. P. 24.

21 Постановление Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2011 № 29-П по делу о проверке конституционности положения подпункта 3 пункта 2 статьи 106 Воздушного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Авиационная компания «Полет»» и открытых акционерных обществ «Авиакомпания «Сибирь»» и «Авиакомпания «ЮТэйр»» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2012. № 1.

4 . Дедов Д. И. «Золотая акция» и публичные интересы // Юрист. — 2003. — № 9.

5 . КамышанскийВ. П. Право собственности: пределы и ограничения. — М. : Закон и право, Юнити-Дана,

2000. — 303 с.

6 . Косякин К. С. «Золотая акция» как ограничение субъективного права акционерного общества на

8 . Молотников А. Е., Текутьев Д. И. Правовые проблемы участия государства в акционерных обще-

ствах // Имущественные отношения в Российской Федерации. — 2012. — № 7. — С. 34 — 44.

9 . Пахомова Н. Н. Цивилистическая теория корпоративных отношений. — Екатеринбург : Налоги и фи-

нансовое право, 2005. — 336 c.

10 . Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. — М. : Статут, 2001. — 354 с.

11 . Скворцов О. Ю. Приватизационное право : учебное пособие. — М. : Интел-синтез, 2000. — 256 с.

12 . Целовальников А. Б. Особенности управления и контроля в акционерных обществах, созданных

в процессе приватизации государственного и муниципального имущества: эволюция современного законодательства : дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2004. — 206.

13 . Grundmann S., Moslein F. Golden Shares — State Control in Privatised Companies: Comparative Law,

European Law and Policy Aspects // European Banking and Financial 14. Law Journal (EUREDIA). — 2004. — № 1. — P. 623—676.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14 . Kuznetsov I. The Legality of Golden Shares under EC Law // Hanse Law Review. — Vol. 1. — P. 22—29.

Материал поступил в редакцию 27 августа 2015 г.

«GOLDEN SHARE» AND THE LIMITS OF ITS APPLICATION

670018, Russia, Republic of Buryatia, Ulan-Ude, ul. Mikhaleva, d. 25.

REFERENCES (TRANSLITERATION)

1 . AgeevA. B. Akcionernoe zakonodatel’stvo Shvejcarii. Postatejnyj kommentarij. — M. : Statut, 2005. — 237 c.

2 . Belov V. A., Pestereva E. V. Hozjajstvennye obshhestva. — M. : Centr JurlnfoR, 2002. — 333 s.

3 . Grishhenko O. I. Uchastie gosudarstva v akcionernyh obshhestvah: pravovye problemy : dis. kand. jurid.

nauk. — M., 2014. — 203 c.

4 . DedovD. I. «Zolotaja akcija» i publichnye interesy // Jurist. — 2003. — № 9.

5 . Kamyshanskij V. P. Pravo sobstvennosti: predely i ogranichenija. — M. : Zakon i pravo, Juniti-Dana, 2000. —

303 c .

6 . Kosjakin K. S. «Zolotaja akcija» kak ogranichenie sub#ektivnogo prava akcionernogo obshhestva na

8 . Molotnikov A. E., Tekut’ev D. I. Pravovye problemy uchastija gosudarstva v akcionernyh obshhestvah //

Imushhestvennye otnoshenija v Rossijskoj Federacii. — 2012. — № 7. — S. 34 — 44.

9 . Pahomova N. N. Civilisticheskaja teorija korporativnyh otnoshenij. — Ekaterinburg : Nalogi i finansovoe

pravo, 2005. — 336 c.

10 . Pokrovskij I. A. Osnovnye problemy grazhdanskogo prava. — M. : Statut, 2001. — 354 s.